Новейшая Доктрина

Новейшая доктрина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новейшая доктрина » Николай Александрович Морозов » «Христос» книга IX «Миражи исторических пустынь».


«Христос» книга IX «Миражи исторических пустынь».

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

http://s58.radikal.ru/i160/1210/0b/0a356ccf7be7.gif

2

Н.А. Морозов
«Христос» книга IX
«Миражи исторических пустынь».

ПРОЛОГ
О погружении старинных построек и их развалин в землю, о их хронической деформации как средстве удостоверения их возраста.
.
Однажды, когда мне было еще лет десять или около того, я, пробуя свою силу или просто из любопытства выдвинул из его места большой камень – валун, лежавший на плотном дерне, недалеко от нашей конюшни. Под ним в твердой суглинистой почве оказалось углубление почти в четвертую часть его величины.
Я спросил свою мать, откуда этот камень и она сказала мне, что его еще до моего рождения привезли с берега Волги вместе с другими такими же камнями для закладки фундамента этой самой конюшни, но он оказался лишним и лежал все время на том же самом месте.
И вот, у меня тогда же явилась мысль:
- Значит, камни врастают в землю, и если бы прошло со времени привоза сюда этого камня не десять лет, а сто, то он должен бы был совсем уже погрузиться в почву. А почему же не вдавливаются в землю наши дома?
Я задавал всем окружающим этот вопрос, и никто не мог мне на него ответить, так как общее мнение окружающих было то, что со зданиями этого не происходит, хотя они и стоят на той же наносной земле.
.
[…] (разрыв текста в рукописи Н. А. Морозова)
.
Но задать такой вопрос значит и разрешить его. Именно потому-то и приходится раскапывать эти развалины, что они от времени уже потонули в рыхлой земле. Для того, чтобы признать, что они занесены, как это думают, землею, надо прежде всего указать то место, откуда снесена эта земля. Да и почему ветер снес бы землю не с самих построек в окрестности, обнажив еще более их фундаменты, а наоборот, с окрестностей сюда, как бы специально с целью сохранить остатки древних городов для будущих археологов? Лишь для египетских сооружений на границе с Сахарой приемлема теория занесения, но тут мы находим уже исключительный случай.
Читатель сам видит, что существующее теперь объяснение “археологических раскопок”, за исключением некоторых египетских, не выдерживает ни малейшей критики с геологической точки зрения. Ведь никто же не засыпает теперь землею ни Саратов, ни Берлин, ни Париж? Медленно засыпать землею целые поселки или их развалины, или отдельные здания могли бы только наводнения, но в таком случае кто же, кроме египтян, стал бы строить себе поселки в ежегодно наводняемых местностях? А быстро их засыпать могла бы только катастрофа, при которой огромный хлынувший поток воды принес бы сюда чудовищное количество грязи. Конечно, такие случаи и были в вулканических местностях – Помпеи и Геркуланум живые примеры этого, – но ведь в большинстве других раскопок мы не видим никаких признаков чудовищной катастрофы. Развалины старинных ископаемых поселков – особенно в Месопотамии – имеют скорее всего вид брошенных своими жителями вследствие чумы, или тому подобной страшной повальной болезни, истребившей большинство обитателей и заставившей уцелевших в ужасе бежать куда глаза глядят от поселившихся тут страшных невидимых демонов. Объяснить это “нашествием иноплеменных” много труднее, так как тогда пришлось бы объяснять, почему сами иноплеменные не пожелали жить в захваченных зданиях, обратив в рабство прежних обитателей их?
Отсюда мы видим, что даже и в долине Нила, кроме покрытия развалин ежегодными наносами нильского ила, мы должны принять во внимание и их собственное постепенное погружение в почву, а потому и вычислять время их постройки по одной средней толщине ежегодных отложений реки, значит получить преувеличенные результаты относительно их древности, тем более, что разжижение почвы при разливах Нила должно очень сильно ускорять погружение в нее всего, что тяжелее ее по удельному весу, или сильно поднимается вверх.
Panta xeiz  – все течет, – сказал один из греческих классиков, и мы должны наконец принять это к сведению в наших археологических исследованиях. Современные физики давно это знают.
Как типический пример текучести твердых тел уже давно приводится вар. По консистенции своей его куски даже хрупки. Ударьте по ним молотком и они моментально растреснутся как стекло на более мелкие осколки с раковистым изломом и заостренными ребрами. Но оставьте такой кусок лежать несколько недель и вы увидите, что он незаметно расплылся по своей подставке в виде тонкой округлой лепешки, хотя и теперь сохранил свою хрупкость.
Как уживаются в нем оба эти свойства по внешности своей совершенно противоположные друг другу?
Объяснение заключается в том, что предметов абсолютно сохраняющих раз данную им форму в природе не существует.
Можно, например, с уверенностью сказать следующее.
Если вы в продолжение 100 лет будете снимать каменную колонну какого-нибудь высокого здания два раза в год с того же места и тем же объективом на кинематографическую ленту и, получив таким образом 200 снимков, пустите их все в одну минуту (Причем будет около 3 снимков в секунду.), то без малейшего сомнения вы увидите очень отчетливо, как она деформируется перед вашими глазами, потому что этим способом вы ускорите для нее течение времени с лишков в 26 миллионов раз . (  В году около 262,980 минут.)
Точно также увидели бы вы этим способом, как здания, построенные на наносной почве, постепенно погружаются в нее. В этом отношении очень интересна книга проф. Б. Н. Николаева “Физические Начала Архитектурных форм, опыт исследования хронологических деформаций зданий” (1905 года). В ней мы находим кроме математического анализа этого явления, также и массу примеров, подтверждающих такой деформационный процесс, на изучение которого археологи, к сожалению, еще не обращали должного внимания.
Не вполне разделяя его математическую аргументировку, я здесь приведу взамен ее свою, воспользовавшись лишь его примерами и опытом.
.
I.
Хронический переход первоначально цилиндрических колонн в бочкообразные и кувшинообразные формы.
Представим себе цилиндр их тугопластического вещества, вроде вара, являющегося последним остатком от сухой перегонки смолы. Он обладает всеми свойствами твердого тела и даже хрупок как стекло при ударе по нему, но при очень медленном давлении он деформируется без трещин.
Как будет изменяться этот цилиндр, когда мы поставим его как колонну для поддержания груза? Ответ на это ясен сам по себе. Если плоское основание S1, на котором он стоит, и давящая на него плоская плита S2, на которой лежит груз, абсолютно скользки, и если его собственный вес уничтожен тем, что он стоит в не растворяющей его жидкости того же удельного веса, то выйдет следующее.
На основании того, что действие какой-либо силы на не ускоряющееся от нее тело равно противодействию с противоположной стороны, мы можем сказать, что давление F1 подставки S1 снизу на нашу колонну, лишенную собственного веса, равно, но противоположно давлению на нее груза S2 сверху, и что это же давление повторяется в давлении каждого воображаемого поперечного слоя самой колонны на оба соседние с нем слоя. Значит, при абсолютной скользкости плоской его подставки и плоской его прикрышки, каждый такой слой будет расширяться одинаково насчет своей толщины, и колонна постепенно будет понижаться, утолщаясь равномерно во всех своих слоях и сохраняя свой цилиндрический вид (рис. 1, 2, 3).
.
Рис 1 2 3
.
Но это будет только в том случае, как я уже сказал, поверхности основания S1, и прикрышки S2 будут ничем не связаны с колонной и абсолютно скользки для ее вещества. Если же вещество колонны прилипло к своему основанию и к прикрышке и не может ни скользнуть по ним, ни расширить их вследствие, например, большой их естественной ширины, то оба концевые слоя колонны, прилипшие к ним, не будут в состоянии свободно расширяться, и толщина колонны тут не будет увеличиваться. А эти два крайние слоя будут задерживать, хотя уже дифференциально медленнее, расширение соседних с ними слоев, и так далее вплоть до середины, где хроническое расширение будет всего более, и потому наша колонна, укорачиваясь, будет принимать все более и более бочковидную форму (рис. 4, 5 и 6).
.
Рис. 4 5 6
.
Отсюда ясно, что такая симметричная с обоих концов деформация колонны пропорционально течению времени будет лишь при отсутствии у колонны собственного веса. А для того, чтобы видеть, какое осложнение произведет ее собственный вес, допустим, что она ничего не поддерживает. Тогда расширение ее верхней части будет совершенно отсутствовать, и при абсолютно скользком основании она будет укорачиваться в высоту, принимая вид усеченного конуса (рис. 7, 8, 9). Это потому, что каждый более нижний ее слой будет подвергаться суммарному давлению всех верхних, возрастающему пропорционально понижению этого слоя, так же как бывает в сосудах с водою. Но и здесь конусообразная форма будет сохраняться лишь при абсолютной скользкости основания, а если колонна прилипла к нему, то она будет принимать форму срезанной сверху луковицы.
.
Рис. 10, 11, 12.
.
Соединяя этот вывод с предшествовавшим, мы можем определить деформационную фигуру колонны, имеющей в одно и то же время и собственный вес, и одновременно с этим подвергающуюся давлению находящегося над нею карниза. Очевидно, что пояс ее наибольшего утолщения будет тем ниже, чем меньше отношение давления ее карниза к ее собственному весу, и что в случае не скользкого основания наибольшая толщина колонны тут никогда не опустится до степени усеченного конуса.
И опыт вполне подтвердил такой вывод.
Вот, например, посмотрите, как изменилась через несколько недель цилиндрическая колонна (рис. 69 со стр. 92), которую проф. Николаев приготовил из смеси канифоли и мела, с небольшой прибавкой вареного масла, причем мел увеличивал вязкость, а масло увеличивало текучесть канифоли. Форма получилась как срединная между бочкой и луковицей. И как раз такую же форму мы наблюдаем и на древних колоннах.
«Ствол колонны, – говорит проф. Николаев , – чем древнее, тем представляет более приниженные пропорции. Обыкновенно он имеет утолщение приблизительно в нижней трети, но встречаются примеры и почти конических форм. Иногда срединное утолщение чрезвычайно велико и неприятно для глаз».
И он приводит по Шипису (Chipies) колонну храма на острове Ассосе (рис. 18 со стр. 35), а потом дает рисунки и колонн Карнакского храма в Египте по Масперо (Maspero) (рис. 19 на стр. 36).
Мы видим, что здесь обнаружена в точности та самая форма, которую проф. Николаев получил на своих моделях из канифоли. Является лишь вопрос: были ли эти колонны первоначально сделаны цилиндрическими и изменились потом в эти веретенообразные формы, или их сделали не так уж давно, придавши им такой вздутый по средине вид в подражание другим, более древним колоннам, уже деформированным ко времени постройки Ассосского и Карнакского храмов?
«Подобная форма, – размышляет он, – была уже известна Витрувию. Он говорит, что следует утонять ствол колонны по мере высоты; но чем выше ствол, тем менее его следует утонять, рассчитывая на перспективу».
Рисунок, который Витрувий обещает дать в конце своей книги, для показания утолщения по середине, к сожалению утерян. Но даже если бы этот рисунок и не был «утерян» (уж не автором ли?), то дело шло бы конечно лишь о том, что к времени Витрувия, который, как я показывал в IV книге «Христос», писал уже после Коперника (потому что знает времена обращения планет точнее последнего), старинные колонны уже деформировались и он, считая это за первичную форму, хотел показать, как ее сделать.
И мы действительно видим, что большинство колонн современных зданий делается слегка веретенообразными, в подражание деформированным от времени.
Перейдем теперь и к деформации подставок, на которых стоят колонны и к деформации лежащих на них карнизов от давления на них колонн по закону: «действие равно противодействию», характеризующему все тела, находящиеся в статическом состоянии по отношению друг к другу.
Ясно, что колонна должна хронически вдавливаться и в свой пьедестал, и в карниз, под ним, причем вдавливанье в пьедестал будет больше, чем в карниз на весь вес колонны.
А вдавливанье постороннего тела в какой-либо предмет без образования в нем трещин тоже должно производить его деформацию, и потому между колонной и карнизом устраивается обыкновенно рюмкообразная  капитель (такова, например, капитель, описанная Manch’ом в Альбано близ Рима) (рис. 2, стр. 23). И интересно, что в древних колоннах в той части их капители, где она сходится с самой колонною, постоянно находят 3 – 4 обручеобразные выемки, которые объясняются тем, что это «шейка» опоясывалась бронзовыми обручами, вероятно для предотвращения ее растрескивания. В настоящее время все такие обручи давно разворованы, но в одном или двух случаях они остались. Пользы в них было конечно мало, так как расширение колонны произвело бы растяжение и металлического кольца и едва ли предупредило бы растрескивание. Как наглядный пример деформации капителей проф. Николаев приводит здание Ленинградской Биржи, построенной в 1810 году и переданной теперь под Музей Академии Наук.
От 1810 до 1905 г., когда вышла его книга «Физические начала архитектурных форм», прошло почти столетие, и автор не без основания указывает, что капители колонн этого здания (рис. 40, стр. 57) слишком плоски для того, чтобы допустить, что они были такими и первоначально. Точно также признаки развороченья капителей нашел он и в двух зданиях около Московской заставы, в одном из которых помещалась в 1905 году «Школа Десятников» (рис. 41, стр. 58). А как пример разворачиванья базисов у колонн автор приводит гранитную базу портика Академии Наук (рис. 48, стр. 61), где случайно, благодаря неравномерной осадке находящихся под нею камней плита базы у колонны оказалась явно вдавленной.
II.
Хроническое искривление других построек и их частей от собственного их давления.
Как хороший пример такого рода искривлений автор приводит три арки Кремля в Нижнем Новгороде, построенных на косогоре и сильно искривившиеся без нарушения связности кирпичей, благодаря сползанию под ним почвы (рис. 54, стр. 64). Не менее интересен и Прачечный Мост, как он был в Петербурге 1905 года, где первоначальная дугообразная кривизна благодаря оседанию средины моста перешла на оба конца, сделав средину почти плоской, а края (благодаря расширению хорды, происшедшему от выпрямления дуги) более крутыми, чем были (рис. 42, стр. 58). Такие же явления проф. Николаев заметил и в других старинных каменных мостах. В большинстве их нет никаких разрывов между отдельными камнями, но бывают случаи и противного, и как пример их он приводит трещину в Арке Церкви Иоанна Предтечи в Ярославле (рис. 56 стр. 66, где пунктиром показано состояние ее до деформации, а сплошными линиями современное состояние).
Особенно же интересен его опыт с переходом конических крыш в луковицеобразные, из подражания которым и строились так называемые «главы» русских церквей.
Из своего медленно текучего сплава он сделал модель, представленную на рис. 82 (стр. 117) и через несколько недель она обратилась у него в фигуру, изображенную на рис. 83 (стр. 118). А сделав модель, представленную на рис. 88 (стр. 123), он через некоторое время получил для нее очень типическое искривление (рис. 89), и в конце концов она и все изображения спустились на подставку.
Мы видим здесь тот же путь искривления, который приводит и первичный конус к луковицеобразной форме. И совершенно такие же типы мы имеем во множестве русских церквей. Вот например хотя бы храм Богородицы в Елецком монастыре, каким он был в 1905 году (рис. 84, стр. 118). Ведь это совершенно тот же тип, как и деформировавшаяся модель проф. Николаева. Само собой, понятно, что Елецкий храм и был первоначально построен приблизительно таким же, каким он существовал в 1905 году. Но, почему? Ответ совершенно ясен. Архитектор уже видел деформировавшиеся конические крыши, но, ничего не подозревая о деформациях, думал, что они и были построены такими. А благодаря тому, что эта форма оказалась красивее первоначальных усеченных конусов, он и воспроизвел ее, хотя и с несравненно большим трудом на своем сооружении.
Рассмотрим теперь хроническое изгибание горизонтально лежащих каменных прикрышек уже приведенных мною не раз зданий бывшей биржи, а теперь Музея Академии Наук, как это сфотографировал проф. Николаев в 1905 году (рис. 37 и 39, стр. 56). Никакой архитектор, конечно, не воспроизводил этого при своих постройках вследствие уродливости такой деформации. Значит, и в приведенном проф. Николаевым примере она сама возникла за 95 лет существования теперешнего Музея Академии Наук.  Но для нас она особенно поучительна. Из фотографии видно, что изгиб произошел без образования расхождений между отдельными гранитными камнями, – значит, путем хронической деформации самих камней от их давления друг на друга. Отсюда ясно, что деформироваться как одно целое могут не одни монолитные сооружения, вроде цельных мраморных или гранитных колонн, а и сцементированные из отдельных камней, хотя бы например из кирпичей, путем той же хронической деформации последних. Как пример этого проф. Николаев приводит один из минаретов Бухары, обнаруживающий признаки такого же бочкообразного расширения по средине, как и колонны старинных зданий (рис. 100, стр. 136). Он думает, что она сначала имела форму усеченного конуса.
Во всех этих случаях  не только не образуется промежуточных щелей между отдельными камнями, но наоборот уничтожаются все первичные щели, оказавшиеся между ними благодаря неточности первоначального прилаживания. При общей деформации постройки камни ее соответственно самоскашиваются, переходя, например, из прямоугольников в косоугольники. Из правильных усеченных треугольников в арках они переходят в косые усеченные треугольники, а в колоннах отдельные камни должны сплющиваться (рис. 30 стр. 45). Если их утолщение по средине колонны произошло от деформации, то оно должно сопровождаться соответственным уменьшением вертикального размера ее кирпичей сравнительно с не расширившимися частями, а если этого нет, то, значит, утолщение сделано искусственно из подражания деформировавшимся таким образом старинным колоннам.
С этой точки зрения чрезвычайно интересно, что деформационная луковицеобразная прикрышка храмов (вместо правильных куполов, естественно изображавших небесный свод) существует в самых отдаленных друг от друга странах совершенно разной культуры. Так проф. Николаев приводит Успенский собор в Москве (рис. 31 стр. 46), Мечеть в Дэли в Индии (рис. 32), мечеть Азреил в Туркестане (рис. 36), Собор Св. Марка в Венеции (рис. 38) и входную Башню кладбища в Галле (рис. 34).
Произошли ли они от одного древнего образца или возникли независимо, от одинаковых деформаций первоначально более легких для постройки конических крыш?
Почти с уверенностью можно сказать, что в данном случае возможно и независимое происхождение этого типа в самых отдаленных местах, вызванное одним и тем же явлением и имеющим место повсюду.
А вот и причина луковицеобразных деформаций. Существуют записи, что на Черниговском соборе, – говорит проф. Николаев, – в «Московское Правление» была сделана деревянная крыша вместо прежней свинцовой, и что Елецкая церковь при Батые была, наоборот, прикрыта ОЛОВЯННЫМИ (вероятно, тоже свинцовыми) таблицами. Но несомненно, что кровли, сделанные из такого текучего материала, как свинец (или даже олово) не могли сохранить долго своей первоначальной формы и скоро превратились сами в луковицеобразные. Упомянутый тут способ покрышки свинцом и оловом не был тут, конечно, изобретен. Очень возможно, что он пришел к нам также из Византии, где тоже из первоначального свинцового конуса самообразовалась быстро луковица, которой и стали подражать.
Для подтверждения этого проф. Николаев сделал небольшой конус из своего тугоплавкого состава, и, припаяв его основанием к доске, предоставил действию собственного веса. Постепенно он начал правильно деформироваться и пройдя через форму восточных церковных куполов (рис. 79, стр. 115) опустился, наконец, совсем на доску.
Само собой понятно, что при медленности этой деформации купол обновлялся задолго до своего окончательного опускания, и память населения запечатлевала долго длившуюся луковицеобразную форму старинных церквей, которую, не зная причины, и воспроизводили архитекторы на новых церквах повсеместно. Но это обстоятельство не только не опровергает луковицеобразной деформации старинных первоначально конических крыш, а лишь, наоборот, значит, что эта деформация была замечена уже давно и даже послужила к возникновению нового типа сводов, появившихся независимо друг от друга в отдаленных и различных по культуре странах.
***
Соединив все эти деформационные явления с уже упомянутым мною врастанием зданий, построенных на наносной почве, в землю, получим надежный метод определения времени их постройки, проверки существующих теперь представлений о их возрасте.
.
[1] Причем будет около 3 снимков в секунду.
.
[2] В году около 262,980 минут.
.
[3] Стр. 29.

3

С.И. Валянский.

История и астрономия

Введение к 8 (9) тому Н.А. Морозова
.

В статье о Н.А. Морозове в Большой советской энциклопедии вот как характеризуются его работы по истории: «Теории Морозова, выведенные главным образом из астрономических явлений, которым он придавал чрезмерное значение, находятся в противоречии с историческими фактами».[1]
Но достаточно было прочитать всего лишь предисловие к 7 тому, чтобы разобраться, на чем на самом деле основывается исследование в области истории Н.А. Морозова:
«Основная же цель моей работы, как я уже сказал, была согласовать исторические науки с естественными, установив, прежде всего научную хронологию взамен существующей до сих пор скалигеровской. При этом для критического разбора излагаемых в наших первоисточниках сообщений употреблены были мною шесть методов».[2]
Какие же это методы?
1. Астрономический метод – для определения времени памятников древности, содержащих достаточные астрономические указания в виде планетных сочетаний, солнечных и лунных затмений и появлений комет. Результат исследования этим методом, захватывающий у меня более 200 документов, получился поразительный: все записи греческих и латинских авторов, отмечающих вычислимые астрономические явления после 402 года нашей эры, подтвердились, и, наоборот, все записи о затмениях, планетных сочетаниях и о кометах (последние я сравнивал с записями китайских летописей Ше-Ке и Ма-Туань-Линь, а сочетания вычислял сам) не подтвердились и привели к датам тем более поздним, чем ранее они считались. То же самое случилось с клинописными астрономическими записями в Месопотамии и с идеографическими в Китае. От древности за началом нашей эры не осталось ничего.
2. Геофизический метод, – состоящий в рассмотрении того, возможны ли те или иные крупные историко-культурные факты, о которых нам сообщают древние авторы, при данных географических, геологических и климатических условиях указываемой ими местности. И этот метод дал тоже отрицательные результаты за началом нашей эры. Так, например, геологические условия окрестностей полуострова Цур (где помещают город Цур, т. е. Царь, по-гречески — Тир) показывают физическую невозможность образования тут, да и на всем Сирийском берегу, от Яффы до Анатолии какой-либо закрытой от ветров или вообще удобной для крупного мореплавания гавани. Значит, и центра мореходства здесь не могло быть, а только в Царьграде. Точно так же и гора Синай, никогда не бывшая вулканом, не подходит для места законодательства Моисея на огнедышащей горе.
3. Материально-культурный метод, – показывающий несообразность многих сообщений древней истории при сопоставлении их с историей эволюции орудий производства и состояния тогдашней техники, как, например, постройка Соломонова храма в глубине Палестины до начала нашей эры и т. д. и т. д.
4. Этико-психологический метод, – состоящий в исследовании того, возможно ли допустить, чтоб те или другие крупные литературные или научные произведения, приписываемые древности, могли возникнуть на той стадии моральной и мыслительной эволюции, на которой находился тогда данный народ.
5. Статистический метод, – состоящий в сопоставлении друг с другом многократно повторяющихся явлений и в обработке их деталей с точки зрения теории вероятностей. Образчиком этого метода служит излагаемое здесь сопоставление родословной Ра-Мессу II с родословной евангельского Христа, а также диаграмматические сравнения времен продолжительности царствования царей «израильских» и «иудейских» с царями Латино-Эллино-Сирийско-Египетской империи после Константина I и т. д.
6) Лингвистический метод, особенно выявление смысла собственных имен, — который часто с поразительной ясностью вырисовывает мифичность всего рассказа. Возьмем хотя бы начало библейской книги Бытие: “Супруга Адама Ева родила ему Каина и Авеля, и Каин убил Авеля”. По внешности это вполне исторично, а переведите здесь собственные имена по их смыслу, и выйдет «Жизнь, супруга Человека, родила ему Труд и Отдых, и Труд убил Отдых”. Вместо историчности обнаружилась аллегоричность. И такими курьезами полна вся древняя история.
Повторим, эти методы зафиксированы Н.А. Морозовым в первом и седьмом томе его «Христа»; в первом случае указаны только пять первых методов, а в последнем все шесть. В девятом томе дан еще один – метод, основанный на изучении физических свойств строительных материалов.
Конечно же, астрономия как таковая играет достаточно большую роль в развитии истории. Даже не столько астрономия, сколько астрология. Последняя отнюдь не всегда считалась «научным заблуждением»! Во времена заката Александрийской школы греческие слова «астрономия» и «астрология» были почти синонимами, а то, что мы ныне понимаем под астрологией, в трудах, приписываемых Птолемею, называлось «прогностикой», то есть составлением предсказаний с помощью астрономии. Занятия астрологией не наносили ни малейшего ущерба репутации тогдашних ученых вплоть до начала науки нового времени. Тихо Браге, Коперник, Кеплер, Региомонтан, Галилей и Лейбниц (список легко можно было бы продолжить) либо сами занимались составлением гороскопов, либо пытались подвести под астрологию более прочное научное обоснование.
Для многих принципиальная возможность астрологических предсказаний не вызывала сомнений, в нее верили, а случавшиеся ошибки относили на счет либо неумения составителя предсказания, либо несовершенства измерений и вычислений.
Во многом развитие таких наук, как медицина, химия, этнография, минералогия и ботаника шло под сенью астрологии.
Более того, она объективно стимулировала развитие наблюдательной астрономии. Как и астрономия, астрология изучала положение небесных светил, но прежде всего ее интересовали такие «устрашающие» с точки зрения средневекового человека явления, как солнечные и лунные затмения, появление ярких комет, вспышки новых звезд, необычайное сочетание планет. Астрологи видели свою задачу в том, чтобы предугадать, предвестием каких событий эти явления окажутся в жизни государств и отдельных лиц. По мнению астрологов, страны и народы ойкумены находятся под разнообразными влияниями, исходящими из космоса от созвездий. Полагали, что от того или иного расположения звезд зависят земные события, человеческие судьбы, исход предпринимаемых дел.
Основным способом предсказания будущего было составление так называемых гороскопов — таблиц взаимного расположения планет и звезд на определенный момент времени, что становится главной и, по сути дела, единственной задачей астрологии. Это можно было сделать только после того, как были развиты методы наблюдения, и расчет места небесных светил на небосклоне. Для этого астрологу необходимо было вести непрерывные наблюдения и производить довольно сложные вычисления, т. е. он должен был обладать запасом знаний по астрономии и геометрии и уметь пользоваться астролябией.
Постоянно изучая расположение планет и звезд, астрологи тем самым объективно увеличивали объем знаний человечества по астрономии, уточняли периоды движения светил, и этим содействовали ее дальнейшему развитию. Высокий авторитет и непререкаемое влияние астрологии в течение всего средневековья объясняются тем, что в своем лице она объединяла одновременно науку и мистику. Именно последняя гарантировала астрологии успех и широкое распространение во всех слоях средневекового общества.
В силу недостаточной точности измерений и расчетов астрологи пришли к заключению, что с одной стороны, звезды и планеты дают однозначное влияние на земную жизнь, а с другой, – «небесные движения» периодичны. То есть существует такой период времени, через который все положения на звездном небе будут повторятся, а значит будет повторятся и события на земле.
В трудах Михаила Пселла изложена теория «великого года», т. е. мирового периода, по истечении которого все планеты возвращаются в исходное положение в 30° созвездия Рака или в 1° созвездия Льва, и происходит всемирный потоп. Число лет данного «великого года» у Михаила Пселла равно 1753200 годам. Михаил Пселл обсуждал и смену времен года. Он указывал, что «великая зима» наступает, когда солнце и планеты оказываются в «зимних созвездиях (Рыбы, Водолей)», а «великое лето» — когда они появляются в «летних созвездиях (Льва)».
Естественно, подобный взгляд противоречил представлению о мире Христианской церкви. Ведь если принять такой взгляд, то, значит, будет новое творение мира, грехопадение, потоп, приход в мир Христа и его распятие. А как же Бог? Он что, тоже живет по этим циклам и не может из них вырваться? Значит, он не всесилен? И т.д.
Поэтому Церковь проповедовала, что астрология ложное учение и ставить человеческие действия в зависимость от положения и движения светил – это противоречие основным догматам христианства. Наиболее грозными врагами и гонителями астрологии были «отцы церкви». Они осуждали ее, так как она неизбежно приводила к фатализму, не совпадающему с учением церкви о свободе воли, как ее понимали и трактовали христианские идеологи. Василий Великий называл астрологию тщетой и суетой, требующей усиленных занятий. Но, даже преследуя астрологов, отдельные деятели церкви верили во влияние звезд на судьбу человека.
Вера в астрологию накладывала отпечаток на понимание того, как должна протекать история. Так, например, Эратосфену приписывают желание проверить историю с помощью математики. Он знал, что от эпохи Пифагора и Фалеса его отделяют примерно 300 лет. Но какой срок отделяет Пифагора от Гомера, или от героев Троянской войны? Что творилось в те далекие времена в Египте? Сколько веков простояли до той поры великие пирамиды? Эратосфен был уверен, что все природные факты можно упорядочить с помощью здравого смысла и строгой математики.
Мы не утверждаем, что эти идеи высказывал некий конкретный человек по имени Эратосфен. Но подобные идеи содержатся в средневековых трактатах и прикрываются именем Эратосфена. Ведь мы помним, что Церковь не одобряла подобных размышлений. Вот и прикрылись неким именем человека уже давно умершего.
Но эта идея, что в наличие количества независимых царств в разные эпохи и периоды их существования есть определенный порядок, была воплощена в работах Ж. Бодена, И. Скалигера, Д. Петавиуса и т.д.
И как раз, борясь с астрологией и привлекая астрономию, И. Ньютон попытался исправить существующую хронологию.
Старался привлечь астрономию для независимой датировки и Н.А. Морозов. Но он вовсе не абсолютизировал ее возможности, поскольку не собирался ими ограничиваться, а считал их лишь методами разведки, после которой наступает время других методов для подтверждения или не подтверждения полученных результатов.
И все же именно то обстоятельство, что Н.А. Морозов еще в детстве увлекся астрономией, позволило ему достичь успехов в истории. Чтобы понять это, обратимся к классификации наук.
Знания, которыми обладает человек, могут быть различными. Например, житейскими и научными, эмпирическими и теоретическими и т. д. Каждый человек в ходе своей жизни приобретает множество эмпирических сведений о внешнем мире и о самом себе. Житейские, эмпирические знания, как правило, сводятся к констатации фактов и их описанию. В отличие от них научные знания предполагают не только это, но еще и объяснение фактов, осмысление их во всей системе понятий данной науки. Иначе говоря, они отвечают на вопросы не только как, но и почему что-то протекает именно таким образом. Научные знания за случайным находят необходимое, закономерное, за единичным – общее, и на этой основе осуществляется предвидение различных явлений, объектов событий.
Знания превращаются в научные, когда целенаправленное собирание фактов и их описание доводится до уровня их включения в систему понятий, в состав теории. В основе научных знаний лежат определенные исходные положения, закономерности, позволяющие объединять их в единую систему – науку.
Суммируя все вышесказанное, науку можно определить как систему понятий о явлениях и законах внешнего мира или духовной деятельности людей, дающую возможность предвидения и преобразования действительности в интересах людей. Она является важнейшим элементом духовной культуры. Это исторически сложившаяся форма человеческой деятельности, имеющая своим содержанием и результатом целенаправленное собирание фактов, вырабатывание гипотез и теорий с лежащими в их основе законами, приемами и методами исследования. Вместе с тем, это система развивающихся знаний, которые достигаются посредством соответствующих методов познания, выражаются в точных понятиях, истинность которых проверяется и доказывается общественной практикой.
Иначе говоря, под понятием «наука» понимают как деятельность по получению нового знания, так и результат этой деятельности – сумму полученных к данному моменту с ее помощью знаний, образующих в совокупности научную картину мира.
Специфика познания явлений разной природы вовсе не означает специфику знаний о них в логическом и методологическом плане.
Особенности применяемых методов определяются особенностями предметов научного исследования. В методе выражено содержание изучаемого предмета. Метод настолько тесно связан с научным познанием мира, что каждый существенный шаг в развитии науки обычно вызывает к жизни новые методы исследования. Поэтому об уровне развития той или иной науки можно судить и по характеру развития применяемых ею методов.
Логическая связь в системе научного знания воспринимается как необходимая, вытекающая или из фактов, или из ранее установленных истин. Это именно та причина, по которой аргументированный результат научного познания выступает, как нечто всеобщее и приобретает убедительную силу для людей, обладающих необходимой культурой мышления.
Научные дисциплины, образующие в своей совокупности систему наук в целом, распадаются на три большие группы — естественные, гуманитарные и технические науки, различающиеся по своим предметам и методам. Резкой грани между ними нет, так как ряд научных дисциплин занимает промежуточное положение. Каждая из указанных групп, в свою очередь, образует систему разнообразным способом взаимосвязанных предметными и методическими связями отдельных наук, что делает проблему их детальной классификации крайне сложной и полностью еще не решенной.
В системе классификаций наук особое место занимает математика. Ее предметом является не какая-либо особая форма движения материи, а абстрактно выделенные (количественные и пространственные) стороны движения и взаимоотношения тел природы. Метод ее построения – аксиоматический. В своем генезисе (зарождении) она была экспериментальной наукой, но сейчас она не нуждается в экспериментальном подтверждении.
Современная математика — наука, отличающаяся большой абстрактностью своих понятий и выводов. Установить непосредственную связь той или иной математической теории с конкретными проявлениями реальной жизни часто не представляется возможным. Поэтому не приходится удивляться тому, что о математике иногда говорят как об особой науке, которая зависит в своем развитии только от разума человека, от чисто логических построений и умозаключений.
Не будучи сама частью естествознания, математика тесно связана с ним и по отношению к нему выступает в качестве аппарата – особого приема исследования и обобщения опытного материала.
Наиболее восприимчивы к математике естественные науки, особенно физика, в силу простоты изучаемых ею объектов. Благодаря этому, именно физика, является как бы полигоном для формирования и «обкатки» новых методологических принципов. Поэтому, стиль мышления, сформированный в этих науках, накладывает след на построение научных теорий во всех науках.
Среди естественных наук есть тоже особенная. Это астрономия. В отличие от других она является наукой наблюдательной, а не экспериментальной. И происходит это по той простой причине, что у нас просто нет (к счастью) никаких возможностей проводить эксперименты с космическими объектами. Но вместе с тем, моделировать некоторые процессы мы все же можем. И занимается этим – астрофизика.
Но такой же статус среди гуманитарных наук имеет и история. И та науку, которую развивал Н.А. Морозов – история человеческой культуры в естественнонаучном освещения – и призвана играть ту же роль при истории, что и астрофизики при астрономии.
«Всякая наука пользуется отдельными фактами лишь как материалом для вывода из них общих законов объясняющих эти факты. Значит, и история в ее обычном чисто описательном состоянии не есть еще наука, а лишь материал для науки».[3]
Общество является более сложным объектом изучения по сравнению с объектом естественных наук. Специфическая особенность его познания обусловлена тем, что люди сами творят свою историю. Изменяющийся характер общества влияет на его познание, так как анализируемые процессы весьма скоро становятся историей, а изучение истории находится под влиянием настоящего. Теории прошлого с необходимостью переосмысливаются в свете настоящего.
Методы наук, изучающих более простые формы движения, распространяются на исследование более сложных объектов, составляющих предмет других наук. Объясняется это тем, что более сложные формы движения материи содержат в себе в качестве «побочных», превзойденных в ходе развития действительности, более простые формы, поскольку первые исторически возникли и развивались из вторых. Поэтому изучение более простых форм движения позволяет раскрыть не только структуру, но и генезис этих более сложных форм, а тем самым их сущность, следовательно, познать их полнее и глубже.
Непонимание взаимосвязанности и взаимопроникновения научных методов обусловливает различные проявления односторонности во взглядах на предмет исследования. Типичными являются отрицание применимости методов одних наук при изучении объектов в других науках, или, напротив, отрицание специфики и даже самого существования предмета одной науки на том основании, что он, может быть, подвергнут изучению методами других.
Предметное и методологическое единство познания природы и общества, определяется предметным единством мира. Из этого же следует принципиальное единство логической структуры естественных и общественных наук.
Но Природа достаточно сложна для того, чтобы ее можно было бы изучать всю сразу. Поэтому ее познание осуществляется системой наук, каждая из которых занимается лишь одной стороной единого целого. Но изучается-то единая Природа. А это значит, что наряду с тенденциями дифференциации наук (анализа знания) должен идти процесс и их интеграции (синтез).
В соответствие с этим можно выделить три этапа развития изучения Природы. Первый, синкретический (нерасчлененный). Второй, начавшийся в эпоху Возрождения и длившийся до конца 18 века, этап дифференциации наук. И, наконец, третий, идущий и сейчас, их интеграция.
Теоретическое мышление каждой эпохи несет свои специфические черты, так как логические принципы ее построения являются отражением характера материального бытия и процесса познания своего времени. На каждом историческом этапе научное познание использует определенную совокупность познавательных форм – фундаментальных категорий и понятий, методов, принципов и схем объяснения, т. е. всего того, что объединяют понятием стиля мышления. Каждая конкретная структура научного мышления после своего утверждения открывает путь к экстенсивному развитию познания, к его распространению на новые сферы реальности.
Дифференциация научного знания проявляется в выделении отдельных разделов науки в относительно самостоятельные дисциплины со своими специфическими задачами и методами исследования. Чем глубже наука проникает в детали, тем она лучше вскрывает связи между различными областями действительности, а отсюда интеграция научного знания – формирование наук, которые изучают свойства и отношения, общие для большого числа разнокачественных объектов. Чем больше наука вскрывает общие связи вещей, тем лучше она уясняет суть деталей. Такова реальная диалектика познания по пути дифференциации и интеграции.
Именно владение методами астрономии и понимание роли астрофизики для развития астрономии позволили Н.А. Морозову достичь успеха в создании науки применяющей естественнонаучные методы к истории.
Мы уже говорили, что астрономией Н.А. Морозов увлекся еще в детстве. И чтобы показать, что это было серьезное увлечение, отметим, что в 1908 году в результате чтения им лекций по астрономии в Париж он был избран постоянным членом Французского астрономического общества, а через небольшое время и постоянным членом Британского астрономического общества. А действительным членом Русского астрономического общества он был избран еще за год до этого.
13 января 1909 года в Петербурге было основано Русское общество любителей мироведения (РОЛМ). Одним из активных его организаторов был Н.А. Морозова.
РОЛМ ставило своей целью помощь молодым ученым, сбор присылаемых наблюдений и их публикацию, организацию и руководство научными исследованиями, и вообще, объединить любителей естественных и физико-математических наук и организовать разработку актуальных научных проблем. Оно планировало открыть обсерватории, лаборатории, метеорологические и биологические станции. Способствовать открытию мастерских для изготовления научных приборов и пособий. Созданию библиотеки для работы, как членов общества, так и для широкой публики. Организовывать лекции и экскурсии, участвовать в снаряжении научных экспедиций.
И надо сказать, что за 20 лет своего существования оно полностью реализовало свою программу. И в течение всего этого времени Председателем Совета РОЛМ был Н.А. Морозов.
РОЛМ имел отношение к экспедиции Л.А. Кулика к месту падения Тунгусского метеорита. В 20-х годах приняла в свои члены К.Э. Циолковского, что спасло его от голодной смерти, так как ему как члену научного общества была назначена пенсия.
Заседания Совета общества, которые созывались председателем или по его поручению, проходили большей частью в Петроградской биологической лаборатории, Тенишевском училище, либо на квартире у Н.А. Морозова, реже — дома у других членов Совета. Общие собрания РОЛМ проходили обычно в конференц-зале Петербургской консерватории. Доклады и сообщения почти всегда сопровождались показом диапозитивов, демонстрацией опытов, приборов.
В 1910 году Петербургский университет передал РОЛМ 175-миллиметровый рефрактор Мерца. Но надо было решить, где и на какие средства построить обсерваторию. После долгих исканий было решено построить ее в здании Лаборатории имени П.Ф. Лесгафта. Но война, а потом революция, тяжелые условия голода и разрухи, привело к тому, что строительство затянулось до 1920 года. За это время на базе Лаборатории Лесгафта возник Институт Лесгафта директором-организатором которого стал Н.А. Морозов. И это позволило довести дело до конца.
В конце марта 1921 года обсерватория начала действовать и многие члены общества, а также учащаяся молодежь города получила возможность проводить астрономические наблюдения и приобщаться к астрономии.
Работали в ней и такие ставшие в будущем известными астрономами В.А. Амбарцумян и Н.А. Козырев, тогда еще студенты-первокурсники.
В июне 1920 года был образован Кружок молодых мироведов, объединивших любителей в возрасте от 12 до 19 лет, в основном — студентов университета и учащихся школ. Для них проводились специальные циклы лекций по различным вопросам. Члены кружка принимали участие в работе Вычислительного бюро и других отделов, помогали заведующим отделами при обработке поступавших наблюдений.
В конце 1911 года было организовано специальное Центральное бюро астрономических наблюдений для оказания помощи всем любителям и чтобы дать им возможность работать по единому плану. В этом случае производимые наблюдения можно было сравнить. Таким образом, большая армия любителей астрономии приобщалась к серьезным наблюдениям небесных объектов.
С января 1912 года стал издаваться журнал «Известия Русского общества любителей мироведения». Первый номер журнала открыла статья Н. А. Морозова «Звездные рои». Издание журнала способствовало образованию ряда провинциальных отделений и привлекло в Общество новых членов.
В том же году была создана астрономическая секция, куда вошли Центральное бюро астрономических наблюдений с четырьмя отделами: Солнца и планет; Луны; комет; переменных и падающих звезд. Был образован также отдел метеоритов. Секретарь астрономической секции С.В. Муратов в сотрудничестве с механиком О.К. Лукасевичем основали небольшую мастерскую для изготовления дешевых телескопов и установок к ним. Председателем астрономической секции был известный Пулковский астроном Г.А. Тихов.
Из-за начавшейся первой мировой войны сорвалась тщательно готовившаяся экспедиция для наблюдения солнечного затмения 8 августа 1914 года. Сократилась переписка с провинциальными любителями, уменьшилось количество докладов на собраниях и заседаниях Общества, сократился объем печатных изданий. Но благодаря инициативе отдельных членов общества наблюдение затмения состоялось и в «Известия» №11 и 12 за 1914 года было дано полное представление о том, что было сделано русскими любителями астрономии по наблюдению солнечного затмения 8 августа 1914 года.
В 1916 году была организована обширная вычислительная работа по продолжению «Канона затмений» Т. Оппольцера. Эта работа проводилась под руководством М.А. Вильева. В составе астрономической секции была учреждена постоянная комиссия солнечных затмений.
В первые годы после революции, несмотря на все затруднения, по-прежнему продолжал выходить журнал «Мироведение» благодаря финансовой поддержке Наркомпроса, которую добился Н.А. Морозов, пользуясь своими связями в новом правительстве. В созданном им Научного института им. П.Ф. Лесгафта, Н.А. Морозов организовал Астрономическое и Астрофизическое отделения. В помещение Астрономического отделения были переведены: библиотека РОЛМ, бюро астрономических наблюдений, редакция журнала «Мироведение». Личный состав Астрономического отделения института комплектовался по представлению заведующего отделением и директора института, т. е. самого Н. А. Морозова, исключительно членами РОЛМ. Ассистентами Николая Александровича были избраны С.В. Муратов и Д.О. Святский, научными сотрудниками-вычислителями — М.А. Вильев, Н.М. Штауде и Н.И. Идельсон, хранителем обсерватории — С.М. Селиванов. В.А. Казицын, по приглашению Н.А. Морозова, принимал участие в проверке и корректуре таблиц классификации солнечных и лунных затмений. Таким образом, между Институтом и Обществом установился тесный контакт, содействующий продуктивности и научной постановке астрономических работ и вообще развитию и успешной деятельности Общества.
Совместно с Н.А. Морозовым Н.М. Штауде опубликовала работы: «Классификация солнечных и лунных затмений, которые были видимы в Европе, Северной Африке и Западной Азии» (1922), «Отклонение орбитных осей комет от оси эклиптики» (1925). Проводила вычисления для продолжения «Канона затмений» Т. Оппольцера, составлявшегося Астрономическим отделением Института им. П.Ф. Лесгафта под руководством Н.А. Морозова.
Н.А. Морозов, председательствуя на собраниях РОЛМ, принимал деятельное участие в обсуждении научных и деловых вопросов:
«Николай Александрович имеет обыкновение часто делиться с нами своими, всегда интересными и ценными соображениями, проникнутыми иной раз замечательной интуицией. Так, например, на собрании астрономической секции 17 июня в прениях по докладу Г.А. Тихова о спектральных наблюдениях новой звезды Орла, после того как докладчик развил тогда общепринятый взгляд на новые звезды как результат проникновения их в туманность, Николай Александрович выступил с изложением своей теории взрыва темного светила вследствие диссоциации атомов его веществ, которые сделались радиоактивными. Тогда эта теория всем казалась очень смелой и маловероятной. Но вот прошло 10 лет, как те же самые взгляды начал развивать Гартман, и в настоящее время теория появления новых звезд от внутреннего взрыва стала очень распространенной, и на последнем Астрономическом съезде в Ленинграде ее развил и обосновал с точки зрения астрофизики харьковский астроном Н.П. Барабашов».[4]
С 1 по 11 сентября 1921 года, несмотря на все трудности, РОЛМ провело в Петрограде 1-ый Всероссийский Съезд любителей мироведения для установления единой программы работ, ознакомления с деятельностью провинциальных членов и организаций и т. д. Благодаря стараниям Н.А. Морозова был решен и самый трудный в то время вопрос: организовано питание, жилье, своевременное снабжение делегатов Съезда всем необходимым.
С начала 1930 года РОЛМ прекратило свое существование, а вместо него было создано единое астрономическое общество – Всесоюзное астрономо-геодезическое общество (ВАГО) при АН СССР. С 1938 года прекратился и выпуск журнала «Мироведения». Так закончилось история этого замечательного общества, создание и успехи которого связаны с именем Н.А. Морозова. Сам страстный любитель астрономии, он сумел передать свой энтузиазм молодежи, подготовив не одно поколение советских астрономов.
Еще в Шлиссельбургской крепости для развлечения своих друзей Н.А. Морозов написал серию рассказов, которые он потом, уже на свободе, издал в виде сборника «На границе неведомого» в 1910 году.[5]
И хотя сборник имел подзаголовок «научные полуфантазии», он содержал обсуждение ряда интересных проблем строения и эволюции Вселенной. В дальнейшем Морозов постоянно возвращался к этим проблемам и развивал их в своих трудах.
Его интересовал вопрос последовательности этапов эволюции звезд, планет и различных форм органической жизни, которые могли бы возникнуть в разных физических условиях, характерных для всех этапов эволюции. Этому вопросу был посвящен его основной труд, выполненный в Шлиссельбурге и изданный одним из первых – «Периодические системы строения вещества».[6]
Этому же был посвящен читаемый им курс «Мировой химии». Некоторое представление о нем можно получить по тексту его выступления на XII Съезде естествоиспытателей и врачей 3 января 1910 года «Эволюция вещества на небесных светилах по данным спектрального анализа».[7]
Он считал, что в ходе своего развития все небесные тела обязательно проходят стадию взрыва и что нестационарные процессы вообще должны преобладать во Вселенной. Общепринятым этот взгляд стал лишь в последние сорок лет. А тогда, такой взгляд был очень новым и необычным.
Н.А. Морозова интересовал вопрос о свойствах пространства и времени и их взаимосвязи. Согласно его взглядам, временная координата отлична от пространственных, так как по ней мы можем двигаться лишь в одну сторону, – от прошлого к будущему. Именно это свойство позволяет использовать время для измерения скоростей перемещения в трехмерном пространстве. Морозов полагал, что вообще для полного описания физических явлений необходимо выбирать такие координаты, из которых хотя бы одна обладала такими же свойствами, как время.
Касаясь вопроса о том, сколько измерений имеет реальный физический мир, Н.А. Морозов обсудил, какие факты могли бы доказать существование четвертого или более высоких пространственных измерений. Он убедительно показал, что такие факты должны были бы казаться необъяснимыми с помощью известных физических законов, и воспринимались бы, как чудеса, вроде проникновения предметов сквозь неповрежденную стену. Установив, что современное ему естествознание такими фактами не располагает, Морозов обратился к математике, с ее геометрией n-мерных пространств и неевклидовыми геометриями, а также с ее алгеброй, включавшей теорию мнимых и иррациональных величин.
Из этого рассмотрения он пришел к выводу, что геометрия Евклида описывает лишь идеализированный и неподвижный мир, тогда как неевклидовы геометрии, хотя и не дают фактов о существовании пространства четырех и более измерений, описывают реальное пространство–время в движении.
Этому же вопросу посвятил ряд страниц в работах написанных еще в Шлиссельбургской крепости «Основы качественного физико-математического анализа»[8] и «Начала векториальной алгебры»[9].
После освобождения, получив свободный доступ к научной литературе, он написал две работы посвященные теории относительности: «Принцип относительности и абсолютное»[10] и «Принцип относительности в природе и в математике»[11].
Н.А. Морозову были не чужды мечты и о космическом путешествии. Он достаточно точно описал состояние невесомости внутри космического корабля и физические условия, с которыми люди должны были встретиться на Луне.
Он высказал гипотезу о метеоритном происхождении лунных кратеров и о происходящих постоянно на ее поверхности изменений. Когда он возглавил в 1918 году Астрономический отдел Естественнонаучного института им. П.Ф. Лесгафта, то включил в план работы отдела работу по поиску возможных изменений на поверхности Луны и изучению физической природы этого небесного тела. Этим вопросом занимались его сотрудники А.В. Марков, В.В. Шаронов, Н.И. Кучеров и Н.Н. Сытинская. Сотрудником Отделения А.В. Марковым производились систематические наблюдения дна лунного цирка Платона, и была проведена их обработка за период времени с 1913 по 1918 годы с точки зрения реальности видимых на Луне изменений.
Но подтверждение идей Н.А. Морозова о реальности этих изменений было получено лишь в 1958 году Н.А. Козыревым, снявшим спектрограмму истечения газа из одного из лунных кратеров.
И лишь после полета на Луну космических аппаратов наличие разнообразных изменений на ее поверхности стало общепризнанным научным фактом. Была доказана и реальность образования лунных кратеров при падении метеоритов на поверхность этой планеты. Да и физические условия на Луне, как, впрочем, и свойства ее поверхности, оказались весьма близкими к тем, как он их себе представлял.
Н.А. Морозов был автором раздела «Вселенная» в книге «Итоги науки в теории и практике» вышедшей двумя изданиями в 1911 и 1916 годах.
Ученый много думал о возможности жизни на Марсе, считавшейся в то время весьма вероятной. В 1911 году он писал: «...приходится предполагать, ... что и сам желтый цвет континента Марса происходит от растительности. Это очень вероятно потому, что хлорофилл и у наших растений содержит в себе существенную желтую составную часть — ксантофилл, который и придает охваченным осенними морозами листьям их характерные красные и желтые цвета».[12]
Для того, чтобы сравнить спектр земных растений со спектрами поверхностей Марса и других планет и сделать на основании такого сравнения выводы, необходим был соответствующий материал. 4 апреля 1912 году Н.А. Морозов совершил полет на аэростате, во время которого получил первые спектрограммы земной поверхности, снятые через толстый слой атмосферы. При проведении этой работы он консультировался с К.А. Тимирязевым. Отчет об этом полете можно прочитать в его книге «Среди облаков» изданной в 1924 году.
Конечно, эти спектрограммы не могли решить весьма сложный вопрос, который требовал более глубоких и систематических исследований. Это была одна из причин создания при Институте Лесгафта астрофизического отделения и приглашения для его руководства специалиста по спектроскопическим исследованиям звезд, пулковского астронома Г.А. Тихова. Сегодня мы его знаем как родоначальника науки астроботаники. При этом то, что родоначальником этого направления был Н.А. Морозов, даже не упоминается.
В своих исследованиях Г.А. Тихов опирался на работы другого сотрудника Института им. П.Ф. Лесгафта, В.Н. Любименко, заведующего ботаническим отделом Института. Последний занимался вопросом о том, какими свойствами должны обладать животные и растительные организмы, приспосабливающиеся к жизни в различных условиях. Изучалась зависимость между количеством хлорофилла в растениях и условиями географической среды, в которой они произрастают. Исследования морских водорослей привели Любименко к заключению, что водоросли, с их малым содержанием хлорофилла, можно было бы рассматривать как особый биологический тип растений, более совершенно использующих световую энергию, чем высшие растения. Несомненно, именно этот вывод Любименко привел впоследствии Г.А. Тихова к заключению, что растительность на Марсе, если она есть, по своим оптическим свойствам должна быть близка к земным низшим растениям типа мхов, лишайников и водорослей.
Результаты экспериментов, выполненных группой сотрудников Астрофизического отдела Института им. П.Ф. Лесгафта под руководством Г.А. Тихова, опубликованы в Известиях Института за 1934 год.[13]
Влияние Космоса на различные геофизические и метеорологические, явления на Земле была посвящена работа Н.А. Морозова «Основы теоретической метеорологии и геофизики», над которой он работал в последние годы своей жизни и до сих пор не изданной.
Многие сотрудники Морозова, работавшие под его руководством над решением комплексных проблем изучения космоса, успешно участвовали и в последующих исследованиях космического пространства.
Предметом особого внимания Н.А. Морозова стала организация Астрономического отделения. В августе 1918 года он представил в Совет Научного института обширную программу работ нового отделения, а в октябре того же года обратился к Наркому просвещения А.В. Луначарскому с просьбой поддержать его ходатайство об организации Астрономического отделения при Петроградском научном институте и о выделении «на него возможно значительные с другими отделениями нашего института ассигнованиями».
Далее в письме к А.В. Луначарскому Морозов раскрыл цель создания нового направления, которое он собирался возглавить. «Главной специальностью моего Отделения, — писал Николай Александрович, — будет то, чего еще нет на земном шаре: исследование древних документов, содержащих астрономические указания, и определение их времени астрономическими способами, выработанными мною еще в Шлиссельбургской крепости». Затем он подробно изложил свой метод вычисления: «по нескольким планетам путем просеивания сроков одного светила через сроки другого, а потом третьего дает часто не более одного решения на целое тысячелетие взад и вперед, т. е. решает дело. Применяя этот метод, Н.А. Морозов надеялся с помощью молодых астрономов и математиков «начать всеобщую обработку египетских, ассиро-вавилонских, еврейских, латинских, китайских и японских древних документов с астрологическими и астрономическими указаниями, чтобы дать их строго научную хронологию.
Идею Н.А. Морозова о создании Астрономического отделения и план его научных исследований поддержали ученые. Главной астрономической обсерватории в Пулкове. Директор Обсерватории академик А.А. Белопольский от имени Совета астрономов сообщил в Научный отдел Наркомпроса 11 ноября 1918 года, что Совет Пулковской обсерватории вполне поддерживает идею учреждения Астрономического отделения при Научном институте имени Лесгафта и просит Научный отдел Комиссариата по просвещению оказать всемерное содействие по проведению в жизнь указанного Астрономического отделения. В конце ноября ходатайство Н.А. Морозова о создании нового научного отделения было санкционировано государственными органами, руководящими наукой, и выделены средства на приобретение инструментов и необходимого оборудования.
Совмещая руководство Институтом с руководством Астрономическим отделением, Н.А. Морозов наметил обширную тематику исследований в области астрономии и астрофизики. Это — разработка вопросов исторической астрономии, обработка пулковских фотографических снимков звезд, обработка богатого материала любительских наблюдений, проведение наблюдения целого ряда переменных звезд и изменений на лунной поверхности, вычисление орбит потоков падающих звезд. В программу работ входили и визуальные наблюдения, а также исследования зависимости телескопических изображений от различных метеорологических факторов. Ввиду недостатка оптических инструментов и приборов Морозов счел необходимым «в Астрономическом отделении Института поставить научно и эту прикладную отрасль астрономии путем учреждения показательного шлифовального отделения в астрономическом кабинете Института, имея в виду использовать знания специалистов и пионеров этого дела в России — членов РОЛМ. Он выдвинул идею объединить усилия вновь создаваемого отделения со знаниями, опытом и трудами астрономической секции РОЛМ. Это объединение позволяло широко использовать уже накопленный научный материал, ценную библиотеку по астрономии, необходимые инструменты, карты, атласы — все, чем располагала астрономическая секция Русского общества любителей мироведения.
Большое внимание Н.А. Морозов, обратил на завершение строительства астрономической обсерватории, сооружение которой началось еще в годы первой мировой войны. Несмотря на чрезвычайно трудные условия жизни в Петрограде (в течение трех месяцев от голода скончались два механика, работавших в Астрономическом отделении Института), Морозову удалось к середине 1919 года в основном завершить строительство купола обсерватории. Купол вращался на восьми чугунных роликах, изготовленных на Балтийском судостроительном заводе, при помощи электрической установки.
Протоколы первых заседаний Астрономического отделения свидетельствуют о широком масштабе научных исследований и о большой организационной деятельности Н.А. Морозова. (Эти протоколы приводятся в Приложении.) Ему удалось создать работоспособный коллектив сотрудников, которые начали такие исследования, как наблюдения протуберанцев со спектрометром, изучение яркости фона неба и его зависимости от различных условий, систематическое фотографирование путей метеоров, изучение переменных звезд и т.д. Николай Александрович вместе с сотрудниками Отделения приступил к разработке вопросов исторической астрономии для установления времени различных исторических памятников древности, содержащих в себе астрономические указания; в частности, было вычислено время постройки египетской гробницы, обнаруженной в 1857 году в Фивахы, было предпринято вычисление системы своеобразных таблиц, посредством которых можно определить все времена, соответствующие данному расположению Солнца, Луны и других планет.
30 ноября 1919 года скончался от воспаления легких ученый, сотрудник Петроградского Научного Института вмени П.Ф. Лесгафта астроном-математик Михаил Анатольевич Вильев. Это был один из самых деятельнейших и талантливых сотрудников Астрономического Отделения Института.
Тяжелые условия, существовавшие в стране, подкосили этот выдающийся талант, несмотря на молодые годы уже стяжавший себе известность своими трудами среди ученых Европы. Сотрудники Астрономического Отделения приняли решение продолжить задуманные им работы.
Это была не единственная потеря Института. Среди наиболее тяжелых была и смерть от голода академика Е.С. Федорова, заведующего Физическим отделением. Это был старый друг Морозова еще со времен их общей революционной молодости.
17 сентября 1919 года по предложению Н.А. Морозова было учреждено Астрофизическое отделение. На должность заведующего этим отделением был избран астрофизик Пулковской обсерватории Г.А. Тихов. Задачей этого нового отделения было:
1) производство таких физических исследований, которые имеют применение в астрофизике;
2) проектирование астрофизических приборов и осуществление их как в механической мастерской Института, так и на стороне;
3) производство астрофизических наблюдений как с площадки на крыше Института, так и в других местах, вне Института;
4) организация экспедиций для производства астрофизических наблюдений специального характера и, в частности, для наблюдений, требующих особых условий прозрачности воздуха;
5) измерительная и вычислительная обработка наблюдение, произведенных как в самом Институте, так и в других местах.
Каждую неделю под председательством Морозова проводились совместные заседания Астрономического и Астрофизического отделений, на которых заслушивались и обсуждались научные доклады сотрудников, рассматривались проекты новых приборов, утверждались планы предстоящих исследований и наблюдений. Эти два отделения Института работали в тесном контакте с другими родственными учреждениями Петрограда — с Главной астрономической обсерваторией, с Главной физической обсерваторией, с Оптическим институтом и другими организациями.
В заключение несколько слов о томах «Христа», так и не увидевших свет при жизни автора.
Первоначально план всей работы был заложен в Алексеевском равелине и в первые годы заточения в Шлиссельбургской крепости, когда Н.А. Морозову стали давать для чтения книги исключительно религиозного содержания. Сначала она представлялось в виде одной книги. После того как он был посажен в Двинскую крепость, появилась вторая книга. И лишь после революции он приступил к более планомерному труду над этой работой и предполагал, что вполне обойдется семью томами. Причем те материалы, которые вошли в 8 том были начаты в начале 20-х годов. Т.е. еще до начала печатания работы и поэтому предполагалось, что этот материал войдет в семитомник.
Понятно, что работа в разгар общественной бури, когда все кругом как бы рушилось, словно при землетрясении, далеко не самое лучшее время для столь фундаментальной работы. Приходилось обдумывать вразброд то ту, те другую деталь и записывать урывками, то здесь, то там, часто в холоде и голоде, с постоянными перерывами и переездами из одного места в другое для совершенно посторонних дел. Ведь в это время на его плечах лежала еще забота об организации и нормального функционирования Научного института им. П.Ф. Лесгафта.
Затем добавились хлопоты по пробиванию издания этой работы. Но вот издание началось, но очень медленно. В год выходило по одному тому и поэтому при издании пришлось не столько руководствоваться первоначальным планом, но и изменять его, прислушиваясь к мнениям читателей и нередко к их советам.
А это увеличивало объем выходящих томов, включение в них того, что по первоначальному плану не предполагалось, а то, что планировалось, приходилось переносить в другие тома.
Вот простая статистика. Первый том был объемом в 548 страниц, второй — уже 693 страницы, третий — 735 страниц, четвертый — 816, пятый — 896, шестой — 1211 страниц. И когда стало понятным, что все равно придется издавать дополнительные тома, седьмой том имел объем 915 страниц.
Предполагалось, что восьмой том будет «Об Ассиро-Вавилонских клинописях», девятый — «Сенсационные находки европейцев в первой половине XIX века в Азии, Индии и Египте с точки зрения точных наук» и десятый по «Новым основам Русской средневековой истории». Пока он добивался разрешения на продолжение издания и приводил в порядок подготовленные рукописи, он понял, что в Русской истории есть много интересного, требующего специального описания. В итоге то, что планировалось сначала как часть восьмого тома, а потом как десятый том, вылилось в два самостоятельных тома.[14]
Их нумерация должна быть 11 и 12 тома. Выделить их в самостоятельную работу заставило то, что против продолжения «Христа» составилась очень большая оппозиция. Тогда он решил предложить «Русскую историю» как самостоятельное произведение, а оставшиеся тома издать попозже, когда страсти улягутся. Так разделилась исходно единая работа на две: три тома продолжения «Христа» и два тома «Русской истории».
Поэтому работу по Русской истории иногда неверно называют 8 томом.
Оставшийся материал был собран в три тома, причем то, что было названо девятым томом, появилось самым последним, позже, чем тот, что стал десятым томом.
В результате такого деления материала, то, что осталось от 8 тома, явно имеет незаконченный вид. В то время как 9 и 10 имеют более или менее законченный вид. Кстати, не исключено, что часть восьмого тома была кем-то взята и не возвращена назад. Возможно, если это так, то удастся найти недостающие материалы, когда будет открыт допуск к архиву Н.А. Морозова. Когда этот фонд откроется, то будет возможность издать более полную и выверенную версию.
Сейчас же нам представляется полезным дать возможность читателю ознакомиться с работой Н.А. Морозова, пусть и в «конспективном» виде, так, как он ее планировал. И вот почему.
В «Истории физики» Ф. Розенбергерга приводится такое высказывание о методе Архимеда, приписываемое Плутарху: «На взгляд, кажется, невозможно придумать объяснения ни для одной из теорем Архимеда, но когда прочтешь данное им решение, кажется, будто найти его ничего не стоило, до того оно легко и просто».
Поэтому нам показалось полезным дать представление о способах решения поставленных задач Н.А. Морозовым.
Пусть в этой работе нет окончательной шлифовки, и вся она похожа на статую, вырубленную топором из мягкого мрамора, но все же она в общих чертах — передает то, что собирались сделать. И будет понятным, куда следует направить свои дальнейшие усилия.
.
Чтобы показать, сколь напряженной была работа директора вновь образованного института, мы приводим несколько документов, относящиеся к организации и деятельности Астрономического Отделения Петроградского Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
I. Заявление в Совет Института Директора Института и Председателя Русского Общества Любителей Мироведения.
.
Новыми штатами Петроградского Научного Института имени П.Ф. Лесгафта предусмотрена должность заведующего Астрономической Обсерваторией, постройка же самой Обсерватории еще не закончена и в наступающем 1918—19 учебном году использовать ее вряд ли придется.
Между тем и до окончания постройки обсерватории в настоящее время можно было бы уже приступить к организации Астрономического Отделения Института. В этом отношении можно бы было использовать знания, опыт и труды Астрономической Секции Русского Общества Любителей Мироведения, библиотека и редакция «Известий» которого с осени будут помещайся в здании Института. При Астрономической Секции Русского Общества Любителей Мироведения имеются отделы, в которых уже производятся самостоятельная разработка научных проблем членами Секции Общества. Но отделы эти, не имея собственных помещений и общего руководства, до сего времени не могли быть прочно поставлены на ноги и если бы Совет Института решил организовать в своих стенах с осени Астрономическое Отделение, то в нем могли бы найти приют себе работники Астрономической Секции названного Общества. Переходя к более конкретному указанию тех работ, которые частью намечены, а частью уже ведутся в Астрономической Секции, можно указать на следующее:
1) Обработка пулковских фотографических снимков звезд на стеллокомпараторе сконструированном и построенном членами РОЛМ. Эта обработка давно уже была предлагаема членам Секции ее председателем Пулковским астрономом Г.А. Тиховым, но не могла быть приведена в исполнение по чисто внешним причинам, за отсутствием помещения и соответствующей обстановки для данной работы и самый стеллокомпаратор был временно взят в Пулково.
2) Обработка обширного материала любительских наблюдений, собранных Бюро Астрономических наблюдений при Секции в течение последних 7 лет, в частности — Отделы переменных, падающих звезд, наблюдения планет.
3) Возникшее в 1916 г. при РОЛМ Бюро астрономических вычислителей, занявшееся в первую очередь вычислением солнечных и лунных затмений, не вошедших в известный Канон Оппольцера, до 2500—3000 лет до нашей эры. Эта работа в настоящее время наполовину уже выполненная, не может продолжаться успешно в значительной степени вследствие, опять-таки, внешних причин — отсутствия объединяющего центра и удобного для вычислений помещения. В последнее время в задачи Бюро намечаются еще две работы — вычисление орбит потоков падающих звезд каталога Денцинга и вычисления для составления таблиц для решения спорных вопросов в области истории астрономии.
4) В виду сильно развитого в последнее время, особенно в виду отсутствия на рынке оптических средств, стремления русских любителей астрономии к самостоятельной шлифовке зеркал для рефлекторов, было бы целесообразно в Астрономическом отделении Института поставить научно и эту прикладную отрасль астрономии, путем учреждения показательного шлифовального отделения в Астрономическом кабинете Института, имея в виду использовать знания специалистов и пионеров этого дела в России — членов РОЛМ.
В заключение можно указав, что накопленный научный материал, обширная и цепная библиотека по астрономии, необходимые инструменты, карты, атласы имеются в распоряжении РОЛМ и могли бы быть предоставлены Астрономическому кабинету Научного Института имени П.Ф. Лесгафта на условиях научно-совместной работы и оставления руководства означенным Отделом за РОЛМ, для каковой цели следовало бы возбудить ходатайство о переименовании должности заведующего Астрономической Обсерваторией в заведующего Астрономическим Отделением Института.
Николай Морозов.
Август 1918 г.
II. Отношение Главной Астрономической Обсерватории в Пулкове, от 11 Ноября 1918 г. № 825 в Научный Отдел Народного Комиссариата по Просвещению.
.
В ответ на отношение Ваше от 31 окт. с. г. за № 306, Главная Астрономическая Обсерватория в Пулкове имеет честь сообщить Вам следующее.
Заслушав выписку из докладной записки Н.А. Морозова относительно учреждения Астрономического Отделения при Научном институте имени П.Ф. Лесгафта, Совет астрономов Пулковской Обсерватории был несколько удивлен тем обстоятельством, что этому отделению составителем проекта предполагается дать главной специальностью довольно далекую, от собственно астрономии, задачу.
Между тем Обсерватории хорошо известно, что в программу деятельности этого Отделения входят между прочим следующие задачи:
1. Обработка фотографических снимков звезд на стеллокомпараторе, спроектированном и построенном членами Русского О-ва Любителей Мироведения.
2. Обработка обширного материала любительских наблюдений, собранных Астрономической Секцией указанного О-ва в течение последних семи лет, в частности отделы переменных, падающих звезд, планет и т. п.
3. Решение обширных задач вычислительных, как например, вычисление солнечных и лунных затмении, не вошедших в известный Канон Оппольцера, до 2500-3000 дет до нашей эры, вычисление орбит потоков падающих звезд и т. п.
4. Теоретическое и практическое обучение шлифовки оптических зеркал и стекол для астрономических приборов.
Усматривая в этой программе целый ряд важных задач, содействующих развитию в широких кругах населения любви к астрономическим наблюдениям и, что особенно важно, к извлечению из них, путем тщательной обработки, ценных для науки результатов, Совет астрономов Пулковской Обсерватории вполне поддерживает идею учреждения Астрономического Отделения при Научном Институте имени Лесгафта и просит Научный Отдел Комиссариата по Просвещению оказать всемерное содействие по проведению в жизнь указанного Астрономического Отделения.
Что касается упрощенных планетных таблиц, о которых говорит Н.А. Морозов, то они могут оказаться полезными для историков, археологов, языковедов в деле исследования древних памятников культуры.
Директор А. Белопольский.
Ученый Секретарь Л. Окулич.

4

III. Отношение Директора Института в Научный Отдел Народного Комиссариата по Просвещению, от 15 Ноября 1918 г. за № 298.
.
В дополнение к моему ходатайству об открытии Астрономического Отделения при Петроградском Научном Институте вмени П.Ф. Лесгафта и к отзыву о нем Николаевской Главной Физической Обсерватории в Пулкове от 11 Ноября 1918г. за № 825, прибавлю следующее:
Высказанное Пулковской Обсерваторией замечание, что я в своей докладной записке Научному Отделу Комиссариата недостаточно полно изложил все задача предполагаемого Отделения, о необходимости которого я не раз предварительно совещался с пулковскими астрономами, объясняется исключительно тем, что я хотел отметить прежде всего оригинальную особенность проектируемого Отделения и потому невольно оставил в тени те задачи, которые указаны Пулковской Обсерваторией в п.п. 1, 2 и 3 ее отзыва. Эти задачи действительно будут осуществляться, и исследование астрономических памятников древности и определение их времени не может считаться специальностью далекой от астрономии уже по тому одному, что никто на свете не в силах ее осуществить кроме коллектива астрономов-математиков. В этом смысле указанная мною оригинальность нашего Отделения действительно является как бы мостом, проводимым от современной чисто наблюдательной и математической астрономии к области наук исторических, к которым относится и история самой астрономии.
Директор Института Николай Морозов.
IV. Протоколы заседаний Астрономического Отделения за второе полугодие 1918 г. и первое полугодие 1919 года.
.
Протокол 1-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П. Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 16 ноября 1918 г. в 8 ч. веч.

Присутствовали: Н.А. Морозов, М.А. Вильев, Д.О. Святский, С.В. Муратов, С.М. Селиванов и Нина Михайловна Штауде.
Н.А. Морозов предложил Н.М. Штауде взять на себя обязанности секретаря.
Было сообщено об избрании Советом Института в число сотрудников Астрономического Отделения следующих лиц:
С.В. Муратова — заведующим обсерваторией.
М.А. Вильева, Н.М. Штауде — старшими вычислителями и С.М. Селиванова — хранителем обсерватории.
Относительно остающееся вакантной должности младшего вычислителя постановлено просить М.А. Вильева переговорить с Н.И. Идельсоном и узнать, согласен ли oн выставить свою кандидатуру на эту должность.
Д.О. Святским вносится пожелание возбудить в подходящий момент ходатайство об учреждении постоянной должности второго ассистента и о приравнении хранителя обсерватории к научным сотрудникам. Пожелание это собранием принимается.
Н.А. Морозов ставит на обсуждение вопрос, какие работы Астрономического Отделения могли бы быть закончены в ближайшее время и помещены в следующем № Известий Петроградского Института имени II.Ф. Лесгафта. Выясняется, что будут закончены следующие работы М.А. Вильева:
1. Вычисление времени постройки египетской гробницы, найденной Бругшем в 1857 г. в Фивах.
2. Обработка покрытий звезд Луною, упоминаемых в Альмагесте Птоломея.
3. Обработка наблюдений Солнца, произведенных в XV—XVI веках Б. Вальтером. Далее обсуждался вопрос о распределении новых работ между вычислителями.
Н.М. Штауде поручено вычисление нормальных петель Марса. Н.А. Морозов взял на себя составить к следующему заседанию схему вычисления времени некоторого исторического памятника, по астрономическим данным, сообщенным М.А. Вильевым, с целью проверки употребляемого им метода, т. к. в данном случае время памятника известно. Для Н.И. Идельсона решено оставить вычисления эфемерид Марса для трех его оппозиций.
Следующее заседание назначено в субботу 23 ноября в 8 ч. веч.
Председатель Николай Морозов.
Секретарь Н. Штауде.
Члены: Д. Святский, М. Вильев, С. Муратов, С. Селиванов.
Протокол 2-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 23 ноября 1918 г. в 8 час. веч.

Присутствовали: Д.О. Святский, М.А. Вильев, Н.И. Идельсон, Н.М. Штауде. Д.О. Святскнй доложил, что по ходатайству Н. А. Морозова Совет Института утвердил Н.И. Идельсона в должности вычислителя с 15 ноября.
Было доложено о выполненных вычислениях за истекшую неделю:
1. Н.И. Идельсон представил вычисленные им 4 оппозиции Марса.
2. Н.М. Штауде вычислила координаты земли для оппозиций Марса в долготах:
0, 30, 60, 90, 120, 150, 180, 210, 240, 270, 300 и 330.
3. М.А. Вильев получил 15 дат для положения планет, соотв. времени постройки гробницы Brougsch'a. Осталось исключить некоторые из них по более точным положениям планет.
Затем были распределены работы на следующую неделю:
1. Н.И. Идельсон взял на себя вычисление аналитических формул для петель Марса.
2. Работа Н.М. Штауде состоит в дальнейшем вычислении нормальных петель Марса и вычерчивании соответствующих кривых.
3. М.А. Вильев займется вычислением точного времени гробницы Бругша, а также определением года события по положению планет: Юпитера, Сатурна и Марса и Луны близ Змееносца, зная, что событие имело место 5 июня по Юлианск. календ.
При подобных исследованиях важно установить число возможных решений.
Н.И. Идельсон предлагает к напечатанпю в Известиях свою таблицу лунных сизигий, с точностью до 0mx1.
Д.О. Святскнй доложил, что кроме 10.000 ассигнованных на оборудование отделения в 1918 г., имеется еще 30.000 не связанных необходимостью использовать их непременно до 1 января.
Решено затратить из кредита в 10.000 р. в первую очередь па покупку арифмометра (лучше №№ 3000—4000), вычислительной бумаги (до 5 стоп) и счетной линейки. Если случайно можно будет достать логарифмы и нужные таблицы, то необходимо приобретать и их.
Затем была доложена копия отзыва Пулковской Обсерватории № 825 об Отделении и копия донесения директора И-та в Научный Огдел Нар. Комис. по Просвещению по поводу этого отзыва. Оба документа приложены к протоколу.
Следующее заседание назначено в 8 ч. веч. 30 ноября.
За Председателя Д. Святский.
Секретарь Н. Штауде.
Члены: М. Вильев, В. II. Идельсон.
Протокол 3-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 30 ноября 1918 г. в 8 час. веч.
Присутствовали: Д.О. Святский, С.В. Муратов, С.М. Селиванов, М. А. Вильев Н.И. Ндельсон, Н.М. Штауде.

I. По вопросу о приобретении инвентаря докладчиком является С.В. Муратов который мотивирует предполагаемые по смете расходы следующими соображениями:
1. Телескопические наблюдения вообще мало доступны в Петрограде, но напр., изучение протуберанцев со спектроскопом могли бы быть с успехом производимы по утрам, особенно имея в виду, что в России этим никто не занимается.
2. Совершенно пренебрегаемое в России фотографирование путей метеоров и попытки фотографии их спектров с успехом могли бы быть систематически поставлены на обсерватории Института. Необходимо сконструировать соответствующий прибор.
3. Важно было бы изучать изменение яркости ночного неба и ее зависимость от уличного освещения. Небольшой прибор нужен для этой цели.
4. Для лабораторных работ необходим стеллокампаратор и другие приборы. В частности С.В. Муратов предлагает собранию решить вопрос о покупке спектроскопа за 400 р. Собрание постановляет приобрести его.
В дополнение к докладу С.В. Муратова, С.М. Селиванов напоминает, что важно было бы:
5. Наладить камеру с окулярным увеличением для фотографии солнечных пятен с целью изучения движения в них вещества, а также, что надо
6. Определить широту и долготу Обсерватории, для чего и для проверки часов добыть хотя бы небольшой универсальный инструмент.
Затем собрание постановляет поручить Н.М. Штауде поторопить в Совнархозе с выдачей разрешения на покупку вычислительной бумаги и арифмометра и достать разрешение на покупку чертежных и канцелярских принадлежностей.
Затем собрание, заслушав проект сметы на первое полугодие 1919 г., единогласно принимает ее.
Следующее заседание назначается в субботу 7 дек. в 7 час. веч.
За председателя: Д. Святскии.
Секретарь: Н. Штауде.
Члены: В. Идельсон, С. Селиванов, М. Вильев.
Протокол 4-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 7 декабря 1918 г. в 7 час. веч.
Присутствовали: Д.О. Святский, М.А. Вильев, С.М. Селиванов, Н.И. Идельсон, Н.М. Штауде.

Д.О. Святский оглашает письмо Г.А. Тихова, в котором он предлагает назначить собрание для выработки плана работ на стеллокампараторе в субботу накануне собрания Астрономической Секции РОЛМ, в виду того, что это заседание назначено на 21 декабря в 8 час. веч. после собрания Астрономического Отделения и пригласить на него Тартакова, Шаронова, Шубникова и всех желающих членов О-ва.
Затем демонстрируется арифмометр, который продается за 3.000 рублей. Признав его достаточно хорошим, собрание постановляет приобрести его за 2.000—2 500 р.
С.М. Селиванов предлагает возбудить ходатайство перед Главным Гидрографическим Управлением о предоставлении во временное пользование трех хронометров для обсерватории. Желательно было бы иметь один средний, одни звездный и еще какой-нибудь контрольный хронометр.
Затем собрание постановляет приобрести за 1.000 р. трубу Рейнфельдера принадлежащую В.В. Ястребцеву.
Д.О. Святский заявляет о получении запроса из канцелярии, в котором просят дать адрес, curriculum vitae (ценз и ученый стаж) и семейное положение сотрудников Отделения.
Н,И. Идельсон соглашается взять на себя покупку вычислительной бумаги и канцелярских принадлежностей по разрешению, выданному С. Н. X.
Далее вычислители сообщают о результатах их работы за истекшую неделю. Работа подвигается вперед, но еще не закопчена.
За Председателя: Д. Святский.
Секретарь: Н. Штауде.
Члены: М. Вилъев, Н. Ндельсон.
Протокол 5-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 14 декабря в 7 час. веч.

Присутствовали: Н.А. Морозов, Д.О. Святский, С.В. Муратов, М.Я. Мошонкии, М.А. Вильев, С.М. Селивавов, Н.И. Идельсон и Н.М. Штауде.
С.В. Муратов докладывает, что постройка обсерватории подвигается вперед и может быть готова к февралю. Так как покупать приборы теперь негде, то нанят за 1.000 р. в мес. механика, которому и заказывается все необходимое: теперь он изготовляет особый фотографич. спектрометр. Плата механику идет из кредита на оборудование новых лабораторий. Выясняется, что необходимо иметь для постройки новых приборов два объектива, принадлежащих Астрономическому кружку В. Ж. Курсов. Собрание поручает Н.М. Штауде просить их во временное пользование Института. Затем возбуждается вопрос об объективе принадлежащем РОЛМ и хранящемся в сейфе В.А. Казицына. Надо выхлопотать разрешение вынуть его из сейфа.
Переходя к работе вычислителей, собрание выясняет следующее положение вещей:
Схема вычислений для опред. времени исторических событий, предложенная М.А. Вильевым на I заседании, составлена Н.И. Идельсоиом.
М.А. Вильев предлагает еще подобную задачу: имеется гороскоп, время оставления которого известно. Требуется определить это время по методу Н.А. Морозова. Петли Марса для 4 его оппозиций вычислены Н.И. Идельсоном. Петли для 0°, 30°, 60°, 90°, 120° ист. долг. Н.М. Штауде. М.А. Вильев почти закончил определение времени гробницы Brougsch'a, получилось до 16 подходящих дат.
Затем докладывается собранию, что, согласно постановлению, арифмометр приобретен зa 2.500 руб., а телескоп Рейнфельдера и Гертеля от В. В. Ястребцева за 1.000 р. Почти все канцелярские принадлежности по ордеру С. Н. У. удалось достать, кроме вычислительной бумаги. Постановлено отдать обыкновенную бумагу в типографию, чтобы ее напечатать в виде вычислительной.
Председатель: Николаи Морозов.
Секретарь: Н. Штиуде.
Члены: В. Ндельсон, М. Вильев, Д. Святский, М. Мошонкнн.
Протокол 6-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 21 декабря в 7 час. веч.

Присутствовали: Н.А. Морозов. Д. О.Святский, М.А. Вильев, С.В. Муратов, Н.И. Идельсон, С.М. Селиванов, Н.М. Штауде и члены РОЛМ: Г.А. Тихов, Н.Т. Турчинович, М.Я. Мошонкин, В.В. Шаронов, Г.И. Тартаков и Шубников.
М.А. Вильев докладывает результаты вычислений времени гробницы Brougsch'a.
Повидимому лучше других удовлетворяют даты 93 г. и 1682 г. по Р. X., причем они исключают друг друга, надо только точно разобрать относящиеся сюда на гробнице надписи. Н.И. Идельсон проконтролировал и сдает пять групп геоцентрических положений Марса. Н.М. Штауде довела вычисления до долготы 270°.
С.В. Муратов докладывает о постройке обсерватории и о программе работ на ней. Программа: наблюдение протуберанцев со спектроскопом, изучение яркости фона неба и его зависимости от различных условий, систематическое фотографирование путей метеоров для определения их радиантов, попытки получить их спектр и т. д. В будущем предполагается наладить астрофотометрию, для чего предназначается труба. купленная у В.Р. Ястребцева. Г.А. Тихов указывает, что выбор работ таков, что по независящим обстоятельствам может долгое время не дать результатов. Вполне доступная и очень благодарная задача — исследование переменных звезд. Г.А. Тихов советует выбрать несколько и систематически их фотографировать. Другая, очень важная задача — следить за яркостью новых звезд. Было бы еще очень интересно расклассифицировать туманности и звезды W. Rayet по относительной яркости спектральных линий. С.М. Селиванов предлагает вести одновременно и фотографическое и визуальное наблюдение переменных, а также включить в программу работ фотографии Солнца со светофильтрами. Г.А. Тихов советует заменить визуальные наблюдения фотографиями сквозь желтый светофильтр, а на основании таких фотографий Солнца определить температуру пятен и ее изменение в течение периода жизни пятна.
После этих прений собрание постановляет включить вес предлагаемые работы в программу, в соответствии с чем поручает М. Я. Мошоикину приобрести 100 дюжин фотографических пластинок.
Председатель: Н. Морозов.
Секретарь: Н. Штауде.
Члены: М. Вальев, Д. Святскии, С. Селиванов, М. Мошонкин, Н. Идельсон.
Протокол 7-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 28 декабря в 8 час. вечера.

Присутствовали: Н.А. Морозовъ, Д.О. Свягский, М.Я. Мошонкин, М.А. Вильев, С.М. Селиванов, Н.И. Идельсон и Н.М. Штауде.
Было сообщено, что М.А. Вильевым представлены для напечатания в Известиях следующие работы:
1. Теория определения времени заданной планетной констелляции. Ч. I. Эмпирические методы решения задачи.
2. Исследование по вопросу об устойчивости солнечной системы.
3. Разложение пертубационной функции.
4. К теории определения орбиты из трех полных геоцентрических положений.
Затем было постановлено в виду того, что существующая на крыше площадка предназначается для игр детей Трудовой Шкоды и не может потому вполне быть использована для метеорологических наблюдений, возбудить вопрос о постройке второй площадки.
Решено представлять для помещения в Известиях, кроме оригинальных работ Отделения, и рефераты выдающихся трудов.
Было сообщено, что заказано две стоны вычислительной бумага за 225 р. и фотографических пластинок на 1200 р.
От Астрономического кружка при В. Ж. Курсах получены во временное пользование объектив Буша и конденсор.
Затем собрание постановляет приобрести за 500 рублей 4-дм. Короткофокусный объектив (F : 4).
Председатель Д. Святский.
Секретарь Н. Штауде.
члены: С. Муратов, С. Селиванов.
Протокол 8-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 18 января 1919 г. в 8 час. веч.
Присутствовали: Д.О. Святский, С.В. Муратов, С.М. Селиванов и Н.М. Штауде.

Согласно желания Заведующего Отделением Астрономическое Отделение постановляет предложить Совету на утверждение следующий состав сотрудников.
На должности штатных ассистентов: М.Я. Мошонкина и временного ассистента С.В. Муратова; на должность хранителя Обсерватории С.М. Селиванова; на должность третьего вычисдителя Н.И. Идельсона. В виду того, что означенные лица фактически выполняют свои обязанности с 1-го января 1919 г., Отделение просит Совет утвердить их с этого срока.
Далее С.В. Муратов сообщает, что продается по случаю хороший бинокль Zeiss'a зa 250 р. Собрание постановляет приобрести его. Постановлено еще купить мебель для лаборатории: письменный стол и 6 стульев за 500 р.
Докладывая о постройке Обсерватории, С.В. Муратов сообщает, что купол уже собран, но не может быть доставлен в здание Обсерватории из-за недостатка перевозочных средств. Затем собрание постановляет просить Хозяйств. Комитет о выделении части чердака, прилегающего к фотографической лаборатории и настлать там пол чтобы в образовавшейся таким образом неотапливаемой комнате хранить переносные инструменты.
Председатель Д. Святский.
Секретарь Н. Штауде.
Участники заседания: С. Селиванов, С. Муратов.
Протокол 9-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 25 января 1919 г. в 8 час. вечера.
Присутствовали: Н.А. Морозов, С.В. Муратов, Д.О. Святскии, С.М. Селиванов и Н.М. Штауде.

Постановлено просить Директора Гл. Физической Обсерватории отпустить для наблюдений в Отделении некоторые метеорологические приборы.
С.В. Муратов сообщает, что произошла задержка в постройке купола для Обсерватории из-за отсутствия электрического тока и недостатка средств у технической артели «Звено». Постановлено просить в Совете Народного Хозяйства перевозочных средств для доставки купола и готовых частей в Институт, а также просить выдать артели в счет будущей получки 10.000 руб., с условием, чтобы оставшиеся работы по постройке купола были закончены ею в кратчайший срок.
Затем было сообщено, что вслед за первым второй механик, работавший для Обсерватории, скончался из-за недоедания, и его работа поручена третьему.
Председатель: Н. Морозов.
Секретарь: Н. Штауде.
Участники заседания: Д. Святский, С. Селиванов, С. Муратов, Н. Идельсон.
Протокол 10-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 12 февраля 1919 г. в 5 час. дня.

Присутствовали: Н.А. Морозов, Д.О. Святский, С.В. Муратов, М.А. Вильев, С.М. Селиванов, Н.И. Идельсон, А.В. Марков и Н.М. Штауде.
Н.А. Морозов докладывает о положении дел в артели «Звено». Удалось выхлопотать для нее сурик и масло, а также автомобиль для доставки купола и готовых частей в здание Института. Доставка эта ожидается на днях. В виду задержки в сверлении дыр и окончательной сборке купола, Астрономическое Отделение единогласно постановляет воспользоваться пока для наблюдений 4" трубой, принадлежащей С.М. Селиванову, а такжс имеющимися биноклями. Программа ближайших работ — наблюдения переменных и изучение зависимости телескопических изображений от метеорологических условий. Для последней цели необходимо иметь некоторые метеорологические приборы; между тем выяснилось, что Гл. Физическая Обсерватория не может предоставить таковых во временное пользование Институту. Поэтому Астрономическое Отделение постановляет купить на 3.000 р. метеорологических приборов, как только будут получены деньги.
Затем Астрономическое Отделение постановляет предложить утвердить А.В. Маркова в должности служителя Отделения, а С.М. Селиванова — в должности хранителя Обсерватории, когда будут утверждены штаты на 1819 г.
Затем Отделение распределяет вычислительную работу: М.А. Вильев взял на себя вычисление двойного египетского гороскопа, указанного проф. Тураевым.
Н.И. Идельсон занимается вычислением затмения, имеющего быть в мае месяце 1919 г. Это затмение интересно по своей исключительной продолжительности (около 7 м. полной фазы). Было бы очень важно указать границу этого затмения и дать карту его в Известиях Института в виду того. что с других Астрономических журналах она дана неверно, как указал на эго М.А. Вильев.
С.М. Селиванов занят обработкой переменных звезд: работа эта будет напечатана в Известиях РОЛМ.
Н. М. Штауде обрабатывает наблюдения падающих звезд и по просьбе Д.О. Святского вычислит положение Венеры и условия ее видимости днем в марте—апреле 192—193 по Р. X.
Председатель: Николай Морозов.
Секретарь: Н. Штауде.
Члены: Д. Свлтстий, С. Муратов, С. Селиванов.
Протокол 11-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 19 февраля 1919 г. в 6 час. вечера.
Присутствовали: Н.А. Морозов, С.В. Муратов, С.М. Селиванов, Д.О. Святсквй, М.Я. Мошонкин, Н.М. Штауде.

Н.А. Морозов докладывает о постройке Обсерватории. Предполагается перевезти 20 февраля купол в здание Института. Затем С.В. Муратов сообщает, что заказав стеллокомпаратор за 1.000 р. многое для него уже сделано, можно рассчитывать, что будет готов к середине марта. Приобретена за 350 р. аллюминневая зрительная труба 2" диаметром. Постановлено, по докладу М.А. Мошонкина, приобрести за 5.500 р. мотор для вращения купола. Сообщается, что от Главного Гидрографического Управления получена бумага, в которой выражается согласие на временное предоставление Отделению двух хронометров. Бумага приложена к протоколу.
Затем обсуждается вопрос о желательности организации при И—те механической мастерской. Единогласно принято, что такая мастерская является необходимым пособием при практических работах И—та. Отделение поручав С.В. Муратову составить об этом докладную записку в Совет.
Затем постановлено предложить Совету утвердить М.Я. Мошонкина в должности третьего ассистента, как несущего уже фактическую работу, с 1-го февраля текущего года.
Заслушано письмо Шесминцева, который просит сообщить некоторые подробности в движении Луны, и письмо Н.К. Вислоуха с просьбой вычислить эксцентриситет земной орбиты за 10 миллионов лет. Постановлено сперва выслушать доклад И.К. Вислоуха, и если будет выясена важность этой работы, то сделать ее механическим способом, построив для подобных целей машину.
Затем распределяется работа между сотрудниками: Д.О. Святский поверяет дату старинного рисунка 192 г, Н. И.Идельсон занят вычислением затмения 1919 г., Штауде — обработкой падающих звезд, С.В. Муратов — постройкой стеллокомпаратора, М.А. Мошонкин — розыском и установкой мотора, С.М. Селиванов – наблюдениями с 4" трубой. Н.А. Морозов проверит найденный гороскоп Иисуса Христа, составленный средневековым монахом.
Председатель: Николаи, Морозов.
Секретарь: Н. Штауде.
Члены: Д. Святский, М. Мошонкин.
Протокол 12-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 26-го февраля в 6 час. веч.
Присутствовали: Н.А. Морозов, Д.О. Святский, М.А. Мошонкни, Н.М. Штауде.

Докладывается, что главные части купола перевезены и подняты на обсерваторию, но собрать их не могли из-за морозов. Мотор еще присматривается и пока не приобретен.
М.А. Мошонкин занят разработкой проекта приведения купола во вращение от окулярной части. Собрание постановляет привести этот проект в исполнение, если это не слишком усложнит и удорожит установку. Далее, Н.А. Морозов докладывает, что он и С.В. Муратов пойдут на днях на Балтийский и др. заводы, узнать, где могли бы быть отлиты ролики и чугунные части для купола.
Затем, собрание поручает произвести М.А. Мошонкину необходимые закупки для фотографической лаборатории. При этом сообщается, что Совет Института предоставляет для нее помещение кв. № 43. Освобождение ее от жильцов отложено до того момента, когда по ходу оборудования в этом окажется необходимость.
Затем докладывается, что Н.И. Идельсон представил работу: «Вычисление полосы солнечн. затмения 28—29 мая 1919 года». Она принята к напечатанию в Известиях усдовно: если выйдет № до затмения. Д.О. Святский представил работу: «Небесное явление, наблюдавшееся в Риме перед смертью Коммода в 192 году нашей эры». Принята к напечатанию.
Н.И. Идельсон предложил вычислить время Дендерского Зодиака, так как работы других исследователей не привели еще к удовлетворительным результатам. В связи с этой работой Отделение поручает Д.О. Святскому привести из Пулкова литературу о Дендерском и Фивском Зодиаках.
Сообщается, что Совет Института утвердил личный состав, предложенный отд. а проект конструкторской мастерской, доложенный в Совете С.В. Муратовым, встретил сочувствие, и перед Комиссариатом Нар. Просв, будет возбуждено соответств. ходатайство.
Следующее заседание назначается в сроду 5-го марта в 5 час. дня.
Председатель М. Морозов.
Секретарь Н. Штауде.
Участники заседания: Д. Свлтскии, С. Селиванов, М. Мошонкин.
Протокол 13-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 5 марта в 51/2 час. дня.
Присутствовали: Н.А. Морозов, Д.О. Святский, С.М. Селиванов, Н.И. Идельсон, Н.М. Штауде.

Н.А. Морозов сообщает, что Балтийский завод взялся изготовить ролики и др. части для обсерватории в 3—4 недели. Сборка купола подвигается успешно.
Н.И. Идельсон сообщает, что подбирает литературу по Дендерскому Зодиаку. Исторические исследования относят его в эпохе 1-го века нашей эры. Н.И. Идельсон предполагает на следующем заседании Астрономического Отделения сделать доклад об определении эпохи Дендерского Зодиака астрономами начала XIX века.
М.А. Вильев по телефону сообщает, что работа о Зодиаке в Атрибие даст очень интересные результаты, будет готова в 8 марта. С.М. Селиванов продолжает наблюдения с трубой, М.А. Мошонкин занят закупкой фотографических принадлежностей Собранию показываются его последние закупки — посуда для фотографической лаборатории на сумму 180 рубл. Н.М. Штауде продолжает обработку падающих звезд.
Председатель: Н. Морозов.
Секретарь Н. Штауде.
Участники зеседания: Д. Святский, Н. Идельсон, С. Селиванов, М. Мошонкин
Протокол 14 го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 26-го марта в 5 час. вечера.
Присутствовали: Д.О. Святскнй, С.В. Муратов, М.А. Мошонкпн, С.М. Селиванов, Н.И. Идельсон и Н.М. Штауде.

С.В. Муратов докладывает о постройке обсерватории: дверца люка собрана в мастерской, предполагают скоро доставить ее; что же касается роликов и других частей, которые делаются на Балтийском заводе, то работа там идет очень медленно. Поэтому нельзя ожидать быстрого окончания обсерватории и установки телескопа в ближайшее время.
Затем С.В. Муратов предлагает отделению просить М.А. Мошонкина составить проект и смету громоотвода для обсерватории. Предложение это единогласно принимается. Затем обсуждается вопрос о желательности приобрести астрономические часы для обсерватории. Достать их можно у Эриксона.
Затем С.В. Муратов сообщает, что нашел мотор за 6750 рублей. Постановлено купить его после испытания. Предлагается купить станок к мотору за 1500 р.
Собрание постановляет приобрести и его.
Относительно вычислений Н.И. Идельсон сообщает, что М.А. Видьевым предпринято составление таблиц для 5 планет в пределах -200 и +200 лет нашей эры. Эти таблицы должны войти во 2-ю часть его работы: «Определение времени заданной планетной констелляции». Обширные вычисления для Меркурия начаты Н.И. Идельсоном.
Следующее заседание Отделения назначается в субботу 5-го апреля в 5 час. веч.
Председатель Д. Святский.
Секретарь Н. Штауде.
Участники заседания: С. Муратов, М. Вильев, С. Селиванов, М. Мошонкин, Н. Идельсон.
Протокол 15-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 5-го апреля в 51/2 час. дня.
Присутствовали: Д.О. Святский, С.В. Муратов, М.А. Вильев, Н.И. Идельcoн, С.М. Селиванов и Н.М. Штауде.

С.В. Муратов сообщает, что приобретение мотора для вращения купола Обсерватории принято на счет Строительно-Технического Отдела Имуществ Республики. Люк поставлен на место. Выяснилась необходимость снять кусок дымовой трубы и отвести дым флюгерками. Найден кровельщик, который скоро приступит в работам. На Балтийском заводе все заказанные части отлиты, остается их обработать. Сборка штатива телескопа задерживается из-за отсутствия токарного станка. Станок, упоминавшийся в прошлом протоколе, оказался неподходящим, а потому приобретен не был. Н.М. Штауде сообщает, что в магазине Рихтера имеются подержанные универсальные инструменты, а также продается призматическая труба Zeiss'a. Решено эти инструменты осмотреть, получить ордер на их приобретение и взять из магазина на испытание.
Затем М.А. Вильев сообщает, что гороскоп из Атриба закончен. Получены даты: 186 и 179 гг. до Р. X. В данных Кнобеля обнаружены значительные ошибки в вычислениях. Профес. Тураев согласился с выводами и признал важность полученных результатов. Собрание постановляет представить эту работу к напечатанию в Известиях. Н.И. Идельсон продолжает вычисления таблицы для Меркурия и предполагает закончить ее к следующему заседанию. Н.М. Штауде сообщает, что в связи с обработкой падающих звезд ею разрабатывается метод изучения зависимости высоты падающих звезд от различных условий по наблюдениям, произведенным в одном пункте Этот способ состоит в вычислении к/а (к – длина пути в атмос., а длина пути того же метеора, если бы он достиг пов. земли) по видимой длине пути и положению точки загорания относительно радианта. Наблюдения члена РОЛМ Рябчикова, обработанные по этому способу обнаружили как зависимость этой величины от расстояния от радианта и высоты самого радианта, так и зависимость ее от цвета и яркости метеора. Обработка других наблюдений продолжается, Д.О. Святский предлагает поместить эту работу, по ее окончании, в Известиях РОЛМ, где можно посвятить целый выпуск обработке падающих звезд, подобно тому, как это будет сделано для статьи о переменных.
Далее собрание переходит к обсуждению вопроса о помещение для астрофизической лаборатории. Решено кв. № 57 разделить перегородкой на две части: кабинет хранителя Обсерватории и лабораторию.
Следующее заседание назначается 12 апреля п 41/2. час. дня.
Председатель Д. Святский.
Секретарь Н. Штауде.
Участники заседания: М. Вильев, С. Селиванов. С. Муратов, М. Мошонкин.
Протокол 16-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 12 апреля в 5 ч. Дня.
Присутствовали: Д.О. Святский, С.В. Муратов, М.А. Вильев, С.М. Селиванов и Н.М. Штауде, М. Я. Мошонкин.

С.В. Мурятов сообщает, что мотор для вращения купола, упоминавшийся в прошлом протоколе, уже приобретен другим учреждением.
Обсудив снова всесторонне вопрос о помещении для астрофизической лаборатории, собрание, в отмену одного из своих предыдущих постановлений, решает просить о предоставлении для этой цели Отделению квартиры № 55, чтобы в распоряжении Отделения оказался таким образом весь этаж.
Затем С.В. Муратов сообщает что продается астрономическая библиотека и 4" труба Рейнфельдера и Гертеля. Вопрос о покупке библиотеки решено оставить открытым впредь до выяснения ее цены и содержания, трубу же решено купить.
Следующее заседание назначается на 12 апреля в 4 ч. дня.
Председатель: Д. Святский.
Секретарь: Н. Штауде.
Участники заседания: С. Селиванов. М. Вильев
Протокол 17-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени Ф.П. Лесгафта.
.
Заседание открылось 20 апреля в 5 ч. дня.
Присутствовали: Д.О. Святский, М.А. Мошонкин. М.А. Вильев, С.М. Селиванов, Н.И. Пдельсон и Н.М. Штауде.

Д.О. Святский докладывает, что канцелярия Института просит доставить предположения к смете на 2-ую половину 1919 г. От Н.А. Морозова получено письмо, извещающее о его скором приезде в Петроград. Получено письмо от неизвестного лица с предложением купить астрономические часы. С.М. Селиванов ездил их осматривать, они настоящие астрономические, но, повидимому, не вполне надежные. Цена 15.000 р. Собрание постановляет продолжать по этому поводу переговоры; желательно взять их месяца на два для исследования, не предрешая вопроса о покупке.
Докладывается о вторичном письме И.К. Вислоуха, в котором он просит дать ответ, согласно ли Отделение вычислить для его работы изменение эксцентриситета земной орбиты за 10 милл. лет. Предложено М.А. Вильеву выяснить автору письма современное состояние вопроса.
С. В. Муратов докладывает, что накладная на ролики с Балтийского завода, по которой уплачено из аванса 708 руб., передана в Отдел Имуществ Республики Ком. Нар. Проев.
Следующее заседание назначается в субботу 3 мая в 41/2 ч. дня.
Председатель: Д. Святский.
Секретарь: Н. Штауде.
Участники заседания: М. Мошонкмн, С.Селиванов, Н. Идельсон. М. Вильев.
Протокол 18-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание было открыто 3 мая 1919 г. в 5 ч. дня.

Присутствовали: Н.А. Морозов, Д.O. Святский, М.А. Вильев, М.Я. Мошонкин, С.М. Селиванов, Н.И. Идельсон и Н.М. Штауде.
Было сообщено, что Н.И. Идельсон вычислил эфемериды комет Finlay и Ноlmes. Работа о появлении этих комет, по постановлению собрания, будет напечатана в Известиях Института или в Изв. РОЛМ. Далее Н.И. Идельсон подбирает литературу по Дендерскому Зодиаку. Оказывается, что существует несколько чтений положения планет, и даже положение Солнца является спорным. На одном из следующих заседаний предполагается подробный доклад по этому вопросу. С.М. Селиванов делает предварительный отчет о своих наблюдениях переменных звезд. Между прочим, было произведено 88 набл. переменной Соловьева; предварительная обработка дала, что эта система состоит из двух светлых тел. Н. Штауде сообщает о своих работах по изучению высоты падающих звезд. Оказываются очень большие личные ошибки, причем замечательна их правильная зависимость от расстояния, от радианта, от видимой длины пути и от степени утомления глаза, Н.А. Морозов указал, что гиперболические скорости метеоритов всегда казались ему сомнительными, их можно объяснить личной ошибкой, которая всегда вообще направлена в сторону увеличения видимой длины пути. Затем Н.А. Морозов делает доклад о своей работе, касающейся принципа относительности. Вся теория, по его мнению, построена на отрицательном результате опыта Майкельсона. Но этот результат становится понятным, если допустить, что скорость распространения волн не есть постоянная величина, а зависит от скорости движения источника. Под междуволновым влиянием давления скорость распространения волн может быть анормально велика. Этим объясняется то обстоятельство, что снаряды, летящие скорее звука, все же производят впереди себя звук, а также, что бывали случаи, когда звук выстрела слышен раньше команды «пли». Н.А. предполагает произвести некоторые опыты, которые должны служить подтверждением его взгляда и освободить физику от громоздкого и искусственно построенного здания теории относительности Эйнштейна. М.Я. Мошонкин взялся подготовить техническую сторону этих опытов.
Председатель: Н. Морозов,
Секретарь: Н. Штауде.
Участник заседания: М. Мошонкин.
Протокол 19-го заседания Астрономического Отделения Научного Института имени П.Ф. Лесгафта.
.
Заседание открылось 10 мая 1919 г. в 5 ч. дня.

Присутствовали: Н.А. Морозов, Д.О. Святскпй, М.Я. Мошонкин, С.В. Муратов, С.М. Селвианов, Н.И. Идедьсон и Н.М. Штауде.
Н.А. Морозов сообщает результаты своих опытов, произведенных на артиллерийском полигоне с целью обнаружить давление источника звука на посылаемые им волны. Выстрелы производились одновременно из 2 орудий 3" калибра, направленных в противоположные стороны. При этом не было обнаружено никакой разницы в скорости распространения звука для наблюдателей, находившихся на расстоянии двух верст. Были произведены также контрольные выстрелы из одного орудия, направленного сперва к наблюдателю, потом от него, которые также дали отрицательные результаты. Объясняется это тем, что в обоих случаях давление источника на производимые им волны было слишком кратковременно, можно ожидать успеха лишь в том случае, когда источник однотонного звука сам находится в движении. Эти опыты все же имеют значение, так как подтверждают лишний раз, что звук распространяется лучем: одиночные выстрелы направленные к наблюдателю, давали резкий звук без эхо, будучи же направлены в противоположную сторону давали эхо от зданий полигона, находящихся сзади на расстоянии нескольких десятков саженей, такое же интенсивное, как сам звук: бум-бум.
В связи с постановкой этих и других опытов, собрание постановило просить Совет временно прикомандировать к Отделению Н.Т. Турчиновича.
Затем собрание выносит пожелание устроить собрание всех сотрудников Научного Института, для их ознакомления между собою, в целях объединения научной работы различных Отделеиий.
Н.И. Идельсон сообщает, что вычислил зодиакальные таблицы Марса. С.М. Селиванов сообщает об открытии новой переменной в Орионе любителем Соловьевым. Селиванов поедет в Пулково, чтобы разыскать там ее снимки и по ним изучить изменение яркости. Затем собрание поручает Н.А. Морозову и Н.И. Идельсону осмотреть продающуюся библиотеку книг по астрономии и оккультным наукам. Докладывается, что арифмометр находится в настоящее время у М.А. Вильева, и, что наблюдатель. Обсерватории Марков нуждается в комнате. Постановлено обратиться в Хозяйственный Комитет с просьбою предоставить ему пока комнату в квартире № 32.
Председатель: Николай Морозов.
Секретарь: Н. Штауде.
Участники заседания: Н. Идельсон, С. Селиванов, А. Марков, С. Муратов и М. Мошонкин.
Приложение к I тому Известия Петроградского научного института имени П.Ф. Лесгафта. 1919 г.
.
[1] БСЭ, III издание. М.: Советская энциклопедия, 1974, т.16. стр. 580
[2] Н.А. Морозов. Великая Ромея. М. КРАФТ+ЛЕАН 1998. Стр. IV
[3] Н.А. Морозов. Великая Ромея. М. КРАФТ+ЛЕАН 1998. Стр. V.
[4] «Мироведение», 1918, т. 7, № 4, с. 218.

[5] Морозов Н. На границе неведомого: Астрономические и физические полуфантазии. М.: Изд. «Звено», 1910. 189 с.
[6] Морозов Н. А. Периодические системы строения вещества: Теория образования химических элементов. М.: Т-во И. Д. Сытина, 1907. XV, 437 с.
[7] Морозов Н. А. Эволюция вещества на небесных светилах по данным спектрального анализа: Речь, произнесенная на соединенном заседании XII съезда естествоиспытателей и врачей в Московском обществе испытателей природы 3 янв. 1910 г. М.: Тип. Моск. ун-та, 1910. 28 с.
[8] Морозов Н. А. Основы качественного физико-математического анализа и новые физические факторы, обнаруживаемые им в различных явлениях природы. М.: Тип. Т-ва И. Д. Сытина, 1908. XII, 402 с.
[9] Морозов Н. А. Начала векториальной алгебры в их генезис» из чистой математики. СПб.: Т-во «Обществ, польза», 1909. VI, 178 с.
[10] Морозов Н. Принцип относительности и абсолютное: Этюд из области проявлений волнообразного движения. Пг.: ГИЗ, 1920. 88с.
[11] Морозов Н. А. Принцип относительности в природе и в математике: Речь председателя Русского общества любителей мироведения на 1-м Всероссийском съезде любителей мироведения.— В кн.: Труды 1-го Всероссийского съезда любителей мироведения. Пг.: ГИЗ, 1921, с. 228—243.
[12] Морозов Н. А. Вселенная.— В кн.: Итоги науки в теории и практике. М.: Т-во «Мир», 1911, т. 2, с. 776.
[13] Тихов Г. А. Некоторые спектральные свойства нескольких ботанических и зоологических объектов.— Изв. Естественнонауч. ин-та им. П. Ф. Лесгафта, 1934, т. 17/18, с. 475—482.
[14] Впервые эта работа была издана в 2000 году издательством КРАФТ+ЛЕАН Н.А. Морозов Новый взгляд на историю Русского государства.

5

Н.А.Морозов
"Миражи исторических пустынь".
("Христос"). Том 9

.
Предисловие к первому изданию
.
ПРОЛОГ. О погружении старинных построек и их развалин в землю, о их хронической деформации как средстве удостоверения их возраста.
ЧАСТЬ I.
.
Глава I.  Основные законы умственной эволюции человечества.
Глава II. Несколько слов о семитических языках и о их письменности.
Глава III. Первые впечатления от открытия клинописной азбуки.

Глава IV. Еще несколько слов о солнечном — юлианском, о лунном — агарянском, и о солнечно-лунном — мессианском календарях.
Пятой  (V) главы нет, да кажется и не было.  (Н.А.Морозов)
Глава VI. Два месопотамские гороскопические камня, изображенные в книге Иеремиаса.
Глава VII. Солнечные и лунные затмения в месопотамских клинописях.
Глава VIII. Массивные памятники «старинного» времени.  О любви и влюбленности в современной исторической науке.  Первые впечатления от находки «Кодекса Амона» — учителя (Аму-Раби) современника Авраамова в Месопотамии.
Глава IX. Общая и частная характеристика свода законов Аму-Раби, современника Авраамова, и поразительно высокий государственный и гражданский строй, существовавший в то время на земном шаре.
Глава Х. АММОН-РАВИН списан с библейского АРОНА (или Моисея),  библейские АРОН и МОИСЕЙ с Ромейских АРИЯ и ДИОКЛЕТИАНА,  и все старо-Вавилонское царство Амму-Раби (Сумеро-Агадийская династия) с ромейских императоров от Диоклетиана до Гонория.
Глава XI. Арамейские (т.е. древне-сирийские) документы одной арианской колонии, найденные на острове Гезирет Ассуан, считающиеся за древнюю Элефантину.

6

ЧАСТЬ 1.
Глава 1.
Основные законы умственной эволюции человечества.

.

Наблюдая историческую жизнь человечества от самых ранних стадий развития его общественности и вплоть до настоящего времени, мы не можем не отметить того факта, – первостепенной идеологической важности, – что  всякое открытие и всякое усовершенствование, назревшее в любом человеческом коллективе, осуществлялось не иначе, как через какого-нибудь из самых одаренных его индивидуумов. Само общество, как коллектив, помимо своих выдающихся индивидуумов не может ни открыть, ни выдумать ничего нового ни путного, ни беспутного, оно может только коллективно применять в своих практических делах выдуманное или открытое лично кем-нибудь из его выдающихся членов инициаторов.
Как пример этого я уже приводил где-то закон тяготения Ньютона. Нам рассказывают, что Ньютон, одиноко сидя под яблоней, пришел к этому великому выводу, легшему в основу всей современной небесной механики, при простом виде падающего яблока. И этот процесс одинокого мышления нам вполне понятен, хотя сам рассказ может быть и простым анекдотом.
Но что ответили бы вы мне, если б я вместо такого анекдота придумал вам другой о коллективном открытии того же самого закона:
Семь человек, – сказал бы я вам, – лежали под яблоней и увидели падающее яблоко, все в унисон пришли к одной и той же идее и сказали бы разом так, что слова их слились в одну общую коллективную хоровую фразу:
- «Сила тяготения физических тел прямо пропорциональна массам физических тел и обратно пропорциональна квадратам их расстояния».
Вы ответили бы мне, что так могли отвечать разве что школьники в классе, после того, как их заставил заучить это выражение тоже индивидуум – их учитель.
Да и в чисто материальной области не может быть никогда коллективного изобретения. Возьмем, например, изготовление иголки при первоначальном разделении труда, когда еще не была изобретена (тоже каким-то индивидуумом) иглоделательная машина, и иголка приготовлялась коллективно: один нарезал стальную проволоку, другой ее заострял, третий пробивал ушко...
Что ответили бы вы, если бы я вам сказал, что игла и была изобретена тремя человеками: один увидал проволоку и ему пришло в голову ее нарезать на разные кусочки, другому, сидевшему напротив, пришла в голову мысль заострить все эти кусочки, третьему – пробить в них по ушку, а сидевшей напротив женщине – вставить в нее нитку и зашить таким способом прореху на своем платье.
Вы, конечно, ответили бы, что такой рассказ об изобретении втроем иглы годен только для малолетних детей, что игла могла быть изобретена только вся индивидуально, да и ее коллективное производство могло быть придумано тоже лишь каким-нибудь отдельным мыслителем.
Мы видим отсюда, что всякое подавление или затруднение личной инициативы и изобретательности, произведенное каким-либо прямым или косвенным путем, является бессознательной попыткой приостановить движение человечества к лучшему будущему, а потому губительно и для самого общества.
Во всякой уже давно практикующейся области человеческой деятельности количество работающих над тем же самым предметом всегда само стремится быть пропорциональным общественной потребности в данном роде труда и потому регулируется само собою, подобно тому, как воды в море приходят к тому же самому уровню, несмотря на неровности дна и на действие приливов и отливов. Излишество работающих в одной области само собою сопровождается отливом из нее людей в другую область, где чувствуется недочет, а общее излишество, приводящее к накоплению безработных, устраняется только общим сокращением годичного времени труда, которое может совершенствоваться двумя способами: 1) сокращением часов рабочего дня и 2) сокращением рабочей недели.
Первый способ применялся уже давно в рабочем законодательстве промышленных стран, а второй был разработан впервые мною еще в 1874 году перед моей первой эмиграцией  и сообщен в 1928 г. Н. И. Бухарину, а потом и М. А. Лурье (Ларину), который и провел его в наше законодательство со своими дополнениями. Сначала я думал, что западноевропейские государства сейчас же подхватят нашу «шестидневку», выбросив из числа дней недели понедельник (как я предлагал М. А. Лурье), но теократическая косность оказалась в западной Европе так велика, что этот способ облегчения жизни и до сих пор практикуется лишь у нас.
Выработанная мною общая формула этого сокращения, которую я показал М. А. Лурье, такова:
http://s9.uploads.ru/GHolX.gif
http://s8.uploads.ru/F1iNU.gif

Где х есть понижение общего годичного производства в государстве от перехода к более сокращенной неделе; а — годичное число очередных свободных дней (в данном случае «воскресений») при прежней неделе; в — годичное число их при новой неделе; П’ —  число одиночных праздников при употреблении прежней недели, и П” — число их после перехода к новой неделе.
В данном случае число «воскресений» было 52 в году; при переходе к шестидневке 365 : 6 = 61, т.е. на 9 дней больше. Исключим и … из счета, как числа произвольные (и при незначительном числе мало влияющие на общий результат) и разделив избыточные 9 дней на 365 – 52 дня, т.е. на 313 дней, мы получаем по нашей формуле х = 0,029, т.е. при переходе от семидневной недели к шестидневке общая годичная продукция государства уменьшается лишь на 3%, что соответствует сокращению 8 часового рабочего дня только на 14½ минут и может быть уравновешено их прибавкою (а при 7-часовом рабочем дне уравновешивающая ежедневная прибавка = 12½ минут).
А если от семидневной недели перейти к пятидневке, то число очередных свободных дней в году будет 365 : 5 = 73, т.е. уже на 21 день больше, и разделив это число как и в предшествовавшем случае на 313, получим х = 0,066, т.е. недочет годичного общего производства почти на 7%, что соответствует сокращению 8-часового рабочего дня уже на 33 минуты. Каникулярное время я в обоих случаях не брал в расчет, так как и новая и старая неделя пропорционально налегают на него.
В беседе с М. А. Лурье я доказывал непрактичность непосредственного перехода от семидневной недели к пятидневке и стоял за шестидневку, а Лурье думал пополнить недочеты пятидневки непрерывкою, что мне казалось неубедительным и социально неудобным.
Но если в области регулярного физического или преподавательского труда время занятий может быть заранее расчислено и государственно планировано, то в исследовательской деятельности, где, как я только что сказал, человеческое общество может идти вперед только через посредство индивидуумов, и притом стоящих перед неизвестным, параллелизм многих в той же моей работе является выгодным, потому что чем больше достаточно подготовленных умов направлено на поиски еще неведомых сил природы и технических средств, тем скорее эти силы и средства будут открыты, подобно тому, как всякая потерянная в лесу вещь тем скорее будет найдена, чем больше народу пойдут ее искать.
Параллелизм работы отдельных личностей и материально обеспеченная свобода их действий являются в умственной творческой области не только обузой, а великим благом для всякого человеческого общества, рассматриваемого не в одном его моментальном, однодневном состоянии, а в общеисторической перспективе. И в этой перспективе мы даже видим, как почти все первостепенные открытия и изобретения человеческого гения не только не схватывались сразу обычными умами толпы и не пускались ею в дело, а, наоборот, встречали противодействие уже укрепившейся рутины и лишь после того, как она была сломлена, дальнейшее развитие новых идей шло плавно на новом фундаменте.
Переходы от быстрой и резкой революции к длительной и плавной эволюции и от длительной и плавной эволюции к новой быстрой и резкой революции – являются основною чертою роста и умственной и материальной культуры всех народов и государств. Периоды революции характеризуются борьбою обособившихся под различными знаменами и лозунгами общественных групп и профессий, а периоды эволюции – объединением всех людей для дальнейшей деятельности на новых началах.
И мы можем отметить, что всякая серьезная революция начиналась сверху и первыми ее глашатаями и вожаками являлись лица из образованных классов, а не из безграмотной части населения. В последнем случае выходил только бунт, как это было, например, в России при Пугачеве. И лишь тогда, когда среди самых образованных классов начинается непримиримая вражда новаторов и рутинеров, революция принимает осмысленный характер и инициатива затем стихийно переходит от отдельных лиц и групп к массам, характеризуясь диалектической триадой: от тезиса к антитезису и от антитезиса к синтезу, как к новому тезису. Примерами революций, происшедших сверху с быстрой победой новаторов над реакционерами мы можем привести церковную революцию Григория Гильдебранда в католицизме, или английскую революцию при Кромвеле. Типическим примером революции, тоже начавшейся сверху, но принявшей стихийный характер вследствие непримиримой борьбы новаторов не только с рутинерами, но и между собою, мы видим в великой французской революции, где диктатура клерикалов и феодалов сменилась диктатурой санкюлотов и закончилась, как своим синтезом, гегемонией буржуазии XIX века, как новым тезисом.
Смена длительных тезисов быстрыми революционными антитезисами объясняется тем, что консерватизм и рутинерство есть, по-видимому, отличительные черты средне-человеческого характера. Вот, например, случай, прямо относящийся к предмету нашей главы – развитие человеческих алфавитов. Взгляните только на французское и английское правописание. Недаром говорится, что по-английски пишется лошадь, а читается корова. Нет почти ни одного слова, которое произносилось бы так, как оно написано, и это составляет предмет огромного, совсем не нужного труда для миллионов ежегодно учащихся детей, а сравнительную филологию прямо парализует недостаточность латинской азбуки. Раз в мое второе пребывание за границей в 1881 г. мне пришлось быть в редакции бланкистского журнала <…> в то время, когда туда прибежали репортеры с какими-то спешными известиями, которых они не успели записать, а потому диктовали редактору. При произнесении ими почти всякой новой французской же фамилии следовал вопрос: coment vous l’ecrivez?  (как вы ее пишите).
Да и у других западноевропейских народов не многим лучше. Латинская однобокая азбука совершенно негодна для научной филологической литературы, неизбежно принявшей теперь всенародный характер. В ней нет даже мягкого знака для согласных звуков и одни и те же буквы вроде С читаются там совершенно различно перед различными гласными, не говоря уже о множестве других прелестей. Да и у нас рутина еще торжествует, благодаря отсутствию <…> и обозначений для итальянских звуков <…> и твердого Се, присутствующих и во множестве других языков, и полного отсутствия значков для мягкого произношения гласных, характерного для французского и немецкого языков, и жесткого для восточного Э, и ни в одной из европейских азбук нет значка для придувного обозначения всех согласных звуков, типичного для языков восточных.
Для всякого филологически образованного человека ясна фактическая невозможность научной филологии при существовании таких однобоких азбук и их непригодности даже для родной литературы, в которую ежегодно входят иностранные слова, как не пригоден для музыки рояль, у которого не достает половины клавишей и кажется, что хоть в этом случае не трудно было бы сделать революцию сверху и выработать на общем съезде филологов новый легко читаемый и изучающийся быстро международный алфавит. Но ничего подобного не происходит, и этот факт упорной косности всех народов в деле, не требующем даже больших материальных затрат, но необходимом для науки и до чрезвычайности облегчающем обучение подрастающей молодежи, является наилучшим подтверждением уже высказанной мною истины, что всякое усовершенствование жизни производится никак не коллективом, а только выделившимися из него отдельными личностями, и это можно видеть даже на митингах, обязательно избирающих себе лишь одного председателя, чтобы давал говорить только отдельным участникам, потому что когда все заговорят коллективно, то ничего не выйдет кроме шума.
Однако для того, чтобы индивидуальные изобретатели и открыватели технических средств или новых идей, создающих эпоху в какой-либо отрасли общественной жизни и деятельности могли заставить массы выйти из их первобытной инертности, всегда было необходимо одно условие. Было нужно, чтобы инициаторы их так или иначе получили силу принудить инертное человеческое общество принять назревшую и формулированную ими общую перемену, или чтобы они случайно могли действовать через личность, имеющую власть над массою или по привилегии рождения, или почти всегда, благодаря каким-нибудь исключительным обстоятельствам выдвинувшей их общественной жизни, например, победы над врагами внутри расслоившегося на враждебные части государства, поставившими их в положение исключительных вождей своей страны.
Без этой помощи всякое идейное и техническое изобретение, требующее преобразования старой рутины, охватившей целые массы, будет похоже на зерно, брошенное в сухой песок. Оно замрет вместе с изобретателем, и мы заранее можем сказать, что проекты так важного для дальнейшего умственного развития человечества фонетического рационализирования и общего объединения существующих теперь однобоких и уродливых алфавитов (вроде проекта, разработанного мною в III томе «Христа») будут (и неизбежно будут) введены не прямо коллективно по одновременному общему согласию всех народов, а лишь революционным путем, через какую-либо культурную личность, понявшего пользу такого преобразования и получившую так или иначе силу это сделать, и скорее всего в отдельном крупном государстве, с которого возьмут через некоторое время пример и другие народы.
Все эти свои размышления общего характера я привел здесь главным образом для того, чтобы выяснить читателю не будущую, а прошлую историю человеческих алфавитов на простом рассмотрении их типических особенностей.
Вот, например, (табл. <…>) сравнение латинских алфавитов (итальянского, французского, английского и готического немецкого). При первом взгляде мы можем видеть, что это один и тот же алфавит, слегка изменившийся эволюционным путем соответственно удобству транскрипции букв и благодаря дополнительным вариантам их произношения.
Мы можем видеть, что и коптская и греческая и славянская азбуки идут из того же самого корня. Они были просто приспособлены к различным языкам тоже по единоличной инициативе, например по инициативе Кирилла с привлечением Мефодия, или по инициативе Мефодия с привлечением Кирилла, а никак не обоими сразу!
Но даже и при переносе старых алфавитов на другие, совершенно чуждые им языки, мы не видим перехода к совершенно новым графическим обозначениям тех же самых звуков речи. Да и зачем было это делать в тех случаях, когда звуки были совершенно те же или разнились незначительно? Мы видим, что изобретатели славянских азбук сохранили в своем фундаменте почти целиком коптскую азбуку, которая по-видимому была и старогреческой,  так как иначе при отсутствии аэронавтики в средние века трудно понять, как она перелетела с берегов Нила на берега Дуная, не приостановившись в Ромее – Византии?
Изобретатели славянской азбуки (в отличие от латинян) догадались даже, что отсутствовавшие в коптской мягкие вариации согласных звуков можно представить и не особо изобретенными для каждого отдельного случая фигурками, а прямо приставлением к отдельно стоящим коптским буквам одного и того же мягкого знака. Но и они были настолько туги на ухо, что для выражения мягкости согласной в данном слоге отмечали не ее саму, а придумали вариант для следующей за ним гласной, чего избег польский алфавит, где мягкость произношения отмечена кавычкой над каждой согласной, кроме звука <…> , в котором, наоборот, отмечено чертою жесткое произношение.
Итак мы видим, что даже при переходе с одного языка на совершенно чуждые ему другие, и несмотря на вековые изменения транскрипции с целью удобств для скорописи, развившейся от частого чтения и литературной практики, мы видим в большинстве букв общее начало, а случайные их резкие замены, вроде, например, того, что изобретение Р для соответствующего греко-русского звука стали писать в западноевропейских алфавитах через R, а само Р оставили для изображения звука П, мы можем объяснить случайными ляпсусами тоже какого-то индивидуума, имевшего влияние в окружавшей его и немногочисленной тогда среде грамотеев. Они покорно приняли его ошибочную транскрипцию, вроде того, как старинные придворные старались принять внешние особенности своих властелинов: делали себе бороды и усы по их образцу, или надевали парики, хотя и не были плешивыми, и пудрились, чтобы придать себе вид седых, как те.
Но такою мимикрией ляпсусам отдельных влиятельных грамотеев никак нельзя объяснить себе тех случаев, когда первичный алфавит изменялся до неузнаваемости целиком, хотя и носил явные следы одного и того же происхождения с только что упомянутыми алфавитами, и даже употреблялся лишь на разных жаргонах того же языка.
Таковы три алфавита, принадлежащие трем наречиям одного и того же семитического языка, отличающимся друг от друга не более, чем русский от украинского. Взгляните только на прилагаемую таблицу (табл.    ). Их общее происхождение с греческим и коптским сразу обнаруживается одинаковостью названий всех общих букв: альфа, бета и т.д. Но зачем же какие-то три властные индивидуума (потому что такие штуки не придумать коллективно, как не открыть коммунально и закон тяготения) переделали до полной неузнаваемости прежние изображения букв и начали писать так сами, заставили и других оставить прежний, уже вошедший во всеобщее употребление, алфавит и следовать за ним?
Ответ на это один: они хотели замкнуть свою собственную письменность исключительно в среде посвященных ими в нее. Это были не общераспространенные азбуки, а шифры, придуманные их изобретателями или последующими властными вожаками трех различных культов, так как и само слово культ первоначально значило таинство, свидетельством чего является итальянское слово <…> французское <…> и английское <…> (все одного и того же значения: нечто сокрытое). От того же корня и русское слово колдовство, употребляющееся в смысле тайнодействия.
Значит и раввинское квадратное и предквадратное письмо, и мусульманские завитушки и изображения букв своеобразными сочетаниями клинников в Месопотамии никак не древние азбуки, а оккультные шифры, сравнительно позднего происхождения, когда знакомство с греко-коптской азбукой вышло уже из пределов узкого круга служителей культа, и чтение по ней перестало считаться колдовством, возбуждающим суеверный страх у остальной, понемногу   культивировавшейся  публики.
Когда же произошло все это? Когда и кто перевел раввинов от их прежней, не иначе как коптской азбуки к современной квадратной? Когда и кто изобрел и навязал своим однокультникам клинопись?

7

ГЛАВА II.
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СЕМИТИЧЕСКИХ ЯЗЫКАХ И О ИХ ПИСЬМЕННОСТИ.

.

В шестом томе «Христа» мне пришлось разъяснять возникновение важнейших из исторических книг в агарянской литературе – Коране, – и указывать на сравнительную недавность ее происхождения, но я еще ничего не говорил о происхождении и свойствах языка, на котором написана эта книга и вся современная агарянская литература, а также и клинописи, которые мне приходится здесь специально разбирать.
Язык Корана филологи считают «умершим прародителем существующих теперь семитских (т.е. в переводе словесных) языков», так как ни один народ на нем не говорит. Но точно ли он действительно умерший древний народный язык, а не международный жаргон средних веков вроде латыни, возникший по необходимости, когда незначительность числа читающих и пишущих людей не позволяла еще развиться национальным литературам? Тогда невольно возникали своеобразные «эсперанто» и «воляпюки», из иностранных упрощений звукового и грамматического состава тех из живущих может быть и до сих пор языков, на которых появились первичные письменности.
Нам не было ни времени, ни места задаваться в предшествовавших томах такими вопросами, но теперь, переходя к разработке клинописей, язык которых принадлежит к тому же типу, как и язык Корана, нам приходится невольно уделить некоторое внимание и этому предмету.
Вот передо мною книга Н. В. Юшманова «Грамматика литературного арабского языка», под редакцией и с предисловием И. Ю. Крачковского (1928 г.). Арабский язык, говорит он, – принадлежит к числу семитских, строение которых отличается от строения других языков преимущественно тем, что корень их слов состоит только из согласных, чаще всего из трех. Гласные же, без которых подобный корень не произносим, выражают лишь грамматические отношения данного слова. Так:
к т л  имеет общее значение «убиения»,
к а т а л а   значит «он убил»,
к у т и л а  - «он был убит»,
к а т и л  - «убивающий»,
к а т и л  - «убитый»,
к а т л  - «убийство» и т.д.
Мы видим, что здесь введено в правило то, что в европейских языках случается как исключение. Так, в английском man значит человек, а перемените здесь а на е, и выйдет men – люди; в немецком Bruder значит брат, а перемените u на ü, и выйдет Brüder, братья. А у нас флексия слова получается даже и простым ударением: так, из города выходят города и проч. В семитических же языках и совсем нет другого рода флексий, кроме таких внутренних. К ним принадлежат восемь языков:
.
А. Северные семитские 1. Клинописный (Ассиро-вавилонский)
2. Еврейско-финикийский
.
3. Арамейские Западный (библейский)
Восточный (сирийский)
Б. Южные семитские 4. Арабские Северный
Южный
5. Абиссинский Эфиопский
Амхарский
.
Каждый из них делится еще на наречия и говоры, в словообразовании их всех наблюдается очень много сходства. Вот, например, на таблице 1 несколько примеров, откуда видно, что корни слов у них в большинстве те же и что северо-семитскому звуку Ш соответствует южно-семитское С.
.
ТАБЛИЦА 1.
Вариации тех же слов на разных семитских языках.

Регион

По-русски:

«мир»

«имя»

«язык»

«пять»

«душа»

А. Северо-семитские

Клинописный

Шаламу

Шуму

Лишану

Хамшу

Напиш-ту

А. Северо-семитские

Евр.-финик.

Шалом

Шем

Лашон

Хамеш

Нефеш

А. Северо-семитские

Арамейский

Шелам

Шем

Лишан

Хамеш

Нафша

Б. Южно-семитские

Арабский

Селам

Ис(э)м

Лисан

Хамс

Нефс

Б. Южно-семитские

Эфиопский

Салам

См

Л сан

Хам с

Неф с

Письмо же у семитов крайне различно, хотя все виды его, кроме клинописи, происходят от так называемого «финикийского» алфавита, который, как и в Библии, обходится без обозначения гласных. Эта же черта присуща в значительной степени и остальным семитским письменностям, кроме клинописной и абиссинской, пользующихся слоговыми письменами. Кроме того, семиты избегают писать дважды подряд одну и ту же букву.
Очень близки к семитским языкам хамитские: египетский с коптским и все берберские и кушитские наречия в Африке. Поэтому нередко употребляется в науке название «семито-хамитские языки», объединяющее оба эти семейства.
Нам интересны здесь особенно так называемые «арабские» языки, как ключи к клинописному. Из них южно-арабские представлены только старинными «минейскими» и «савейскими» надписями, и современными бесписьменными наречиями мехри, сокотри и эхкили, на которых говорят лишь немногочисленные племена Южной Аравии.
А северо-арабские языки, называемые обычно просто «арабскими», представлены:
1. Старинными надписями – лихйанскими, семудскими, сафскими, ан-немарскою, неубедительно относимою к 328 году нашей эры; зебедскою, неубедительно относимою к 512 году, и хауранскою, неубедительно относимою к 568 году.
2. Агарянскою письменностью, продолжающейся от средневековой поэзии до газет наших дней почти на одном и том же международном литературном языке.
3. Почти бесписьменными народными наречиями, обслуживающими до 50 миллионов арабов и арабизированных иноплеменников.
Откуда же произошел литературно-арабский язык?
«В древней Аравии, – говорит Н. В. Юшманов, – была распространена поэзия, слагавшаяся на едином языке, несмотря на то, что арабы уже давно говорили по-разному».
Все это так, но первый значительный памятник арабской письменности все же был Коран, закрепивший свой язык в качестве обще-арабского литературного. И сила этого закрепления оказалась такова, что современные образованные магометане хотя и пользующиеся в домашнем быту своими родными наречиями, но объясняются в общественной жизни на языке Корана, лишь с упрощением его грамматики и с обновлением словаря, совершенно как в средние века итальянцы, французы, испанцы и немцы писали свои книги и сносились друг с другом по-латыни, хотя и говорили дома на своих языках. Наряду с Кораном образцами хорошего, классического языка служит также доисламская поэзия, а современная, близкая к Корану речь бедуинов, вероятно, сложилась под влиянием миллионов проходивших по стране пилигримов, объяснявшихся с ними из года в год на языке Корана.
Народный арабский язык распадается, по Н. В. Юшманову, на пять наречий:
Азиатские 1. Аравийские
2. Месопотамские
3. Сиро-палестинские
Африканские 4. Египетское
5. Магрибское
.
И все они довольно близки друг другу.
Иноязычные влияния на литературно-арабский язык не идут дальше словаря, а его звуковой состав и грамматический строй речи настолько же беднее наполняющих область его распространения народных языков, как и латинский беднее окружавших его итальянского, испанского, французского и немецкого.
В словаре современного нам литературно-арабского языка встречаются заимствования из персидского, индийского, греческого, латинского, турецкого, из берберских наречий и новых европейских языков, употребляемых в данной местности наряду с арабским.
Распространяясь вслед за исламом, литературно-арабский язык сильно повлиял на многие другие языки. Персы, турки и принявшие магометанство индусы, негры, малайцы, всего до 250 миллионов человек, пишут на своих языках арабскими буквами и употребляют громадное количество арабских слов, передавая их своим немусульманским соседям. Так кораническое слово джейб – карман – попало почти во все языки мусульманских областей, а через испанских агарян и мессианцев внедрилось множество еврейско-арабских слов не только в испанский, но даже во всемирный обиход, например, алгебра, алкали, алкоголь.
Наименьшими и может быть единственными исследователями литературно-арабского языка, являющегося лишь одним из наречий библейского, были в эпоху крестовых походов и вслед за нею лишь испанские евреи. Они разделили исламитскую грамматику на С а р ф «учение о формах» (морфологию) и Н а х в – «учение о связи речи» (синтаксис). Благодаря вариантности всех гласных звуков в арабских словах они располагались в словарях «по корням» (например: ислам и селам соединяли под корнем с л м), причем иногда порядок был даже не по началам, а по окончаниям корней. Все это сохранилось и теперь.
Позднее происхождение коранической транскрипции (а других не существует) сказывается в том, что она уже скорописная, связная и 28 ее букв получили уже по четыре начертания: 1) отдельное, не связанное с другими буквами; 2) конечное, связанное с предшествовавшей буквой; 3) срединное, связанное по обе стороны, и 4) начальное, связанное с последующей буквой. Только шесть букв из 28 имеют теперь по два начертания, не связываясь с последующей буквой. А всех начертаний вышло 104.
Уже простой взгляд на названия в нашей таблице (табл. 1), показывает что 28 арабских букв переделаны из 28 еврейских и не эволюционно, а единолично, так как при тех же названиях не узнаваемы начертания.
.
(Таблица)
.
Самый распространенный почерк этой литературы, который и дан на нашей таблице, называется несх. Другие почерки (куфи, магриби, дивани, та’лик, рока или рыка и сулси) очень близки к нему и между печатным и рукописным почерком никакой существенной разницы нет. Пишут сначала основные части букв, не требующие отрыва пера от бумаги, а потом добавляют те части, которые требуют отрыва от пера. Переход от одной буквы к другой значительно ускоряется с помощью вязей, главные виды которых – подъем и подписывание последующей буквы под предшествовавшей. В изящных же почерках нередко встречаются самые затейливые сплетения и пересечения букв друг с другом.
Это безусловно указывает на очень позднее время выработки такой искусственной системы письма.
Насколько точно произносятся теперь арабские звуки речи, представляемые 28 буквами их азбуки?
Призрачно старинная звуковая передача их дана нам евреями, и она применяется в странах арабского языка. Сирийская передача применяется христианами в Сирии, Месопотамии, Индии и т.д. Латинская передача имеет много разновидностей, так например: слово «личность» пишется западноевропейцами на их однобокой азбуке то sahs или saks, то shakhs или chakhş и т.д. Русская и более точная из современного турецкого произношения применена только академиком И. Ю. Крачковским.
Буквы этой азбуки, как и у евреев, имеют также и числовые значения, основанные на северо-семитском порядке алфавита. Но эти «истинно-арабские» цифры не имеют – увы! – ничего общего с нашими псевдо-арабскими. Вот они на рис.
.
Только в последние столетия появились у исламитов настоящие десятичные цифры, которые они называют «индийскими», но и они мало похожи на наши (рис.)
.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 0
.
хотя и применяются как у нас, например
<…> = 1927; <…>  = ½
.
В кораническом письме  имеются особенные значки только для трех основных гласных: фетха ( - ) для а, кесра ( – ) для ы и дамма ( ‘– ) для о, но они переходят соответственно в ä, в i и в русское у (или ю) между шопотными согласными. В торжественном чтении стараются всюду удержать чистые а, и, у, но для Корана и поэзии допускают их обращение в э, о, и, если это нужно для рифмы, смыслового выделения и т.д.
Знаки препинания в старой письменности не употреблялись, кроме знака раздела (вроде *) в Коране и в поэзии, да знака, помещаемого в конце отдела книги <…>. В рукописях применялись как выделительное средство цветные чернила (так называемая «красная строка»), а современная письменность усваивает уже европейские знаки, хотя иногда и своеобразно, например скобки вместо кавычек.
Ударение в словах бывает на предпоследнем слоге и на третьем от конца, например, Осм’ану, Мох’аммедун, Фат’ымету.
Арабский корень слова, как и еврейский, бывает чаще всего трехбуквенный, много реже двухбуквенный или четырехбуквенный и всего реже пятибуквенным, но уже для четырехбуквенного корня выставляется требование, чтобы он содержал хоть один из плавных согласных звуков. А обычный трехбуквенный корень обычно состоит из двубуквенной ячейки, поддерживающей основное, общее значение корня, и однобуквенного придатка, сообщающего корню какое-либо частное значение.
Особенной же оригинальностью всего этого отдела языков является то, что семитский глагол не имеет никаких времен в европейском смысле слова. То, что в начале нашей речи бывает изредка, там постоянно. Вот, например, встречают вас на дороге и спрашивают: куда вы едете? – «Еду домой»! – отвечаете вы. Тут настоящее время. Вот, вы рассказываете случай с вами: «Еду я, и вижу, лежит человек на дороге». Тут время прошлое. Вот, вас спрашивают: когда вы едете в Москву? – Еду в пятницу, – отвечаете вы. Здесь то же слово «еду» обозначает будущее. В литературно-арабском, в библейском и других симитических языках это употребление того же самого глагола для всех времен является нормальным случаем.
Вместо деления действия или состояния на прошедшее, настоящее и будущее семит довольствуется простым делением на совершенное и несовершенное. Если рассматривать совершенную форму глагола, как обозначающую прошедшее по преимуществу, а несовершенную как обозначающую «будущее», то на долю «настоящего» времени выпадает разве что причастие действительного залога. Все это делает семитические языки особенно удобными для пророческой литературы. В них часто не разберешь: рассказывает ли автор об уже совершившемся событии, или пророчествует о будущем.
Отправной глагольной формой считается третье лицо мужского рода единственного числа совершенного времени действительного залога, причем одно и то же сочетание звуков обозначает, например, и «он сделал» и «он делает» и «он сделает». Это в европейских словарях обычно переводится неправильно неопределенным наклонением – «делать».
Арабский стих делится на два совсем или приблизительно равных полустишия. Последний слог его всегда долог, и поэты допускают немало вольностей, чтобы подогнать свои слова к принятому ими размеру.
Рифма у них одна и та же на целое стихотворение, причем достаточно, чтобы совпадал один последний слог. Кроме того, вследствие переднего (ю-образного) оттенка семитского У, допускается свободная рифмовка гласных У и И, вроде немецкого <…>.
Наряду с поэзией существует и рифмованная проза, т.е. вид речи, где соблюдается рифма, но нет определенного размера. Такою рифмованною прозою пользуются преимущественно для предисловий и заглавий в сочинениях, ею же написан Коран и ряд произведений изящной литературы.
Мусульманские месяцы – лунные, и только египетские арабы употребляют для них европейские названия: йианаир, фебраир, марс, абрил, майо, йунийо, йулийо, агостос, себтембер, октобер, новембер, десембер.
Мусульманское летоисчисление начинается с хиджры – 15 июля 622 г., их лунный год содержит 354 дня, распределяемые на 12 месяцев, из которых попеременно один по 29 дней, другие по 30, а последний месяц 2, 5, 6, 10, 13, 15, 18, 21, 24, 26, и 29-го года из тридцатилетнего цикла добавляется високосным днем. Таким образом на 32 солнечных года приходится у них 33 лунных, и весна, лето, осень и зима кочуют у них по всем их месяцам. Благодаря такому неудобству, современные агаряне всех толков постепенно переходят на европейский солнечный календарь (григорианский), но начало года местами еще византийское (с 1 сентября 509 г. до начала нашей эры) или иудейское (с сентября 3761 до нашей эры) или армянское (с 551 года).
И вот мы здесь сразу же впадаем в недоумение. В клинописях события датируются всегда по употребляющемуся в настоящее время европейскому солнечному календарю, основанному на 19-летнем лунном цикле (с его Нисанами, Ийярами, Сиванами, Таммузами и так далее), т.е. по много более сложному и лучшему, чем блуждающий по всем временам года агарянский календарь магометан. Мы видели уже (в Прологе), что этот календарь употребляют знаменитые в Ассириологии клинописные эфемериды Эппинга Штрассмайера, а далее мы увидим, что по нему же считают свое время и другие клинописи.
Перейти от такого лунно-солнечного еврейского календаря к блуждающему по всем временам года лунному едва ли кто-либо захотел бы. Ведь это все равно, как если бы вместо 12 месяцев в году стали считать только 11, выбросив, например, февраль, и тогда весна стала бы у нас приходиться в этом году в марте, в следующем в апреле и наконец, через девять лет в декабре, а через десять в январе. Кто этого захотел бы? Значит, агарянский календарь, ведущий свое летоисчисление с 622 года после начала нашей эры и характеризующийся таким передвижением месяцев, древнее современного нам еврейского, употребляемого также в клинописях.
И этот наш вывод вполне сходится с выводом известного гебраиста-астронома XIX века Хаима Слонимского , что творцом лунно-солнечного циклического еврейского календаря был Хассан га-Даян из Кордовы, введший его первоначально в мавританской Испании в 953 году, откуда он и распространился на восток.
Но из этого следует, что и клинописи, употребляющие такой календарь, возникли не ранее кануна крестовых походов.
А как же считают их окончившими свое существование более чем за тысячу лет до Хассана Ха-Даяна, впервые выдумавшего солнечно-лунный календарь как соединение и усовершенствование лунного – агарянского и солнечного ромейского? Ведь для этого нужно было предварительное хорошее знание и того и другого календаря.
Тут есть над чем призадуматься, а потому пусть не посетует читатель, что прежде чем перейти к дальнейшему исследованию клинописей, я посвящу этому предмету еще несколько страниц.

8

Часть I
Глава III
Первые впечатления от открытия клинописной азбуки

.

Нет ничего выше и чище того восторга, какое доставляет человеку научное открытие. На нашей собственной памяти были первые дни авиации, когда население целых городов в энтузиазме спешило на аэродром смотреть на летающих смельчаков. А в более узком кругу ученых не меньший энтузиазм вызывали многие и чисто специальные открытия, значение которых мало известно обычной публике.
В моей погоне за различными документами, относящимися к истории наук, мне удалось найти одну интересную статью энциклопедиста первой половины XIX века Осипа Сенковского в издаваемом им и давно забытом журнале. Она находится в 86-м томе «Библиотеки для чтения» за 1847 год, и я почти на половину воспроизвожу здесь, чтобы читатель ясно видел в каком преувеличенно волшебном свете рисовался почти недоступный для наших дедов и бабушек мир даже и в первой половине XIX века.
Тогда, может быть, читатель поймет, почему вслед за энтузиастами науки туда хлынули, под ее флагом и простые авантюристы, которые не найдя там прославляемых и в статье Сенковского и во всех западно-европейских журналах якобы бесчисленных надписей «на множестве памятников и утесов» и не желая возвратиться ни с чем, заменяли их собственными подделками.
Вот часть этой статейки, в которой я сохраняю и самый тогдашний язык.
.
МАНИФЕСТ ДАРИЯ,
Сына Истаспова и прочие каменописные памятники древних царей Персии.
.
Статья первая

«Важное и неожиданное открытие прогремело в ученом мире филологов, археологов и ориенталистов. Шум, удивление, восторг, недоверчивость еще не прекратились от него. Майор английской службы Генри Раулинсон разобрал, прочел и перевел многочисленные и длинные надписи древней Персии времен Киров, Дариев и Ксерксов, сочиненные на неизвестном до него языке и начертанные на памятниках и утесах неизвестной грамотой».
«С тех пор, как путешествия европейцев начали мало-помалу раскрывать «ТАЙНЫ ВОЛШЕБНОГО ВОСТОКА», странные эти фигуры, которыми покрыты древние уцелевшие стены, входы в гробницы, высеченные в скалах, и даже кирпичи, находимые в развалинах, возбуждали любопытство и упражняли догадливость западных ученых. Одни видели в них таинственные письмена, другие принимали их просто за архитектурные украшения, за арабески и вавилоны в особенном роде и вкусе. Первые образцы этих загадочных рисунков, привезенные в Европу, находились на кирпичах древней Ассирии, взятых преимущественно из груд щебня, которые почитались развалинами Вавилона. Кирпичи эти представляют в середине квадратный оттиск, явственно род штемпеля, наполненный фигурами».
«Многие путешественники старались копировать целые надписи этого рода, сохранившиеся на стенах зданий и кладбищных гор в разных местах Востока, особенно в Пасаргадах, нынешнем Мургабе, где предполагалась гробница Кира, или на городище древнего Персеполя, и поблизости его, в окрестностях Гилле, где такие надписи слывут нынче под названием накши Рустем, «изваяний Рустема», баснословного героя персидской старины, или на городищах Экбатаны (ныне Гамадана) и Сузы (нынешнем Хузистане), или на берегах озера Вана, где был Семирамидград и где целые утесы покрыты ими, или даже в некоторых местах Египта и Сирии. Нибур, Кер-Портер и Рич доставили нам много этих копий».
«Те, которые были уверены, что это не арабески, а настоящие письма, часто пытались найти к ним ключ, соображая между собою формы и расположения фигур, но первые усилия ученого любопытства давали результаты совершенно отчаянные. Найдено было сперва более тысячи, потом более пятисот различных фигур. Это значило бы нечто в роде китайской грамоты, в которой каждая фигура — отдельное слово. Таких письмен, без руководства опытного учителя, нет возможности разгадать. Но между тем, при ближайшем сравнении их между собою, некоторые получили убеждение, что большею частью они изображены на трех языках, подобно тому, как надпись знаменитого Розетского камня, где одно и то же всенародное объявление вырезано на священном языке жрецов Изиды, иероглифами, на языке египетского общества, простонародною грамотою и на языке тогдашнего правительства, языке Птоломея, то есть греческом. Этот-то греческий перевод,  который можно было читать и понимать без затруднения и послужил основанием ко всем открытиям в области иероглифической мудрости. Но здесь такого пособия не было ни греческого, ни другого какого-нибудь понятного европейцам перевода не оказывалось, лишь присутствие трех различных языков в одной и той же надписи, выводилось само собою. Надписи древнего Востока нередко представляют вид трех столбцов, в которых иные фигуры повторяются в соответсвенных местах в одном и том же порядке, а остальные следуют другим системам расположения. Значит группы фигур, совершенно схожие между собою, не изменяющиеся нисколько во всех трех столбцах, должны быть имена собственные, а прочее — текст, состоящий из слов трех разнородных языков. Это заключение подтверждалось отчасти и формою самих письмен, которая являла как бы три почерка одной и той же грамоты. Два, по крайней мере, почерка, были явственны. В одном острые палочки, из различной укладки которых состояли фигуры, в тупом конце представляют как бы головки гвоздей; в другом конец этот раздвоен как в стреле. Отсюда первый почерк назван грамотою гвоздеобразною, cuńeiformis, а другой стрельчатою, sagittiformis, arrow-headed у английских ориенталистов. В надписях вавилонских почерк гвоздеобразный господствует исключительно, тогда как стрельчатый, более изящный и чище отделанный, принадлежит памятникам других областей, особенно южной Персии, Парфии и Армении. В стрельчатом почерке есть еще два различия, происходящие от некоторых оттенков в укладке стрелок и разница эта по-видимому происходит от разницы в языках, на которых изложено содержание. В образце, здесь напечатанном, три левые строчки могут дать понятие о форме палочек и гвоздеобразных, а три правые о форме стрельчатых.
.
Три языка в надписях азиатской старины, по числу трех почерков, легко могли быть допущены с достаточным правдоподобием. Один из этих языков по-видимому должен быть тот, на котором говорили в Ниневии, язык халдейский или ассирийский. Другой язык жителей Персеполя, столицы Персии: следовательно — древне-персидский. Третьему языку оставалось быть только языком народа Мидов (правильнее Мадов или Мазов) , которых слава и образованность считается старее персидской, или древне-армянским или языками парсов».
«Язык древней столицы Персии, Персеполиса, был единственный из трех каменописных языков азиатской древности, на столбцы которого можно было устремить усилия дешифрерского искусства с надеждою на какой-нибудь результат. Но этот язык совершенно неизвестен. Мы знаем несколько персидских языков, — новоперсидский, по-местному арийский, повсеместный в современной Персии, — язык курдский, — язык афганский, — исчезнувший теперь язык зендский, как исключительно наречие священных книг парсов, огнепоклонников, — язык пеглеви, т.е. «Богатырский», и язык санскритский, тоже одно из исчезнувших наречий, занесенное в Индию извне. Заметим, что и ново-персидский язык занесен в северную Индию в позднейшее время завоевателями, пришедшими из стран нынешней Персии, так что туда, среди коренных индостанских языков, попали с северо-запада два наречия, одно старинное, известное под именем языка санскритского и оставшееся только в книгах, и одно новое, пользующееся доныне употреблением у образованного класса. Все эти пять или шесть наречий до того различны формами, что, понимая одно из них, вы еще не понимаете другого. Они состоят между собою в тех же отношениях, какие замечаются и между славянскими, разделяющимися на русский, польский, богемский, словацкий, галицкий, болгарский, иллирийский; и между новолатинскими, разделяющимися  на итальянский, французский, испанский, португальский, романский (в южной Франции, Пиемонте и части Швейцарии) и романясский (в Молдавии и Валахии); и между германскими, разделяющимися на немецкий, шведский, голландский, английский, англо-саксонский, готский и старо-исландский. Которое из шести известных персидский наречий могло быть языком Киров и Дариев? По всей вероятности, ни одно, а особенно, того же корня, но нынче совсем потерянное наречие».
«Положим, — рассуждает далее Сенковский, — что при помощи шести известных персидских языков можно было бы понять более или менее верно каменописный рассказ на этом потерянном языке одного корня с ними. Но прежде всего надо было увидеть этот язык, приподнять занавес его неведомой грамоты, разоблачить ее таинственные звуки. Повторение одних и тех же фигур в одном и том же порядке в соответственных местах столбцов, писанных на трех языках, указывая прямо на собственные имена и значительное число этих фигур в собственных именах, заставили предположить, что они изображены настоящими буквами, что каждая фигура — буква стрельчатого алфавита, что грамота эта — звуковая, а не силлабическая, как еврейская или словорисующая, подобно китайской. Гипотеза эта подкреплялась еще и тем, что после каждой группы таких букв повторяется постоянно один знак, — стрельчатая черточка, — как бы род препинания, предназначенный разделять слова одно от другого. Более точное сличение формы фигур в столбцах, писанных предположительно, на древне-персидском языке, представляло в последнем результате только около сорока положительных различий — значит, около сорока букв в алфавите, но с которой стороны читать эти буквы, от правой ли руки к левой, как у Евреев, Аравитян и нынешних Персиян, или от левой к правой, как у Греков, Этрусков, Римлян, Финикийцев и как теперь у нас? Мнения были разногласны: некоторые утверждали даже, что читать надо перпендикулярно сверху вниз, как читают Китайцы, Манджуры, Монголы, и как однажды писали Сирийцы, которые впрочем, и теперь пишут, повернув перед собой листок перпендикулярно, хотя и читают от правой руки к левой. Каждый следовал своему убеждению, но все единодушно искали в группах стрельчатых букв, изображающих собственные имена, что-нибудь похожее на Дариуш Гуштасп (Дарий Гистасп), на Ксаркса (Ксеркс), на Кореш (Кир), на Кабуш (Камбиз). На Артахсаста (Артаксеркс), считая, что слова эти написаны тут по их библейскому, пеглевийскому и ново-персидскому произношению».
«Основания для дешифровки в таком случае казались ясными и до Раулинсона. Возьмем, — говорили, — хоть имя ДАРИУШ ГУШТАСПА (Дарий Гистасп). Здесь слово Дариуш может находиться только там, где в отдельной группе оказывается шесть стрельчатых букв, т.е. шесть фигурок совершенно разных. Если вслед за нею имеется группа из семи различных букв, из которых три сходны с буквами первой группы и при том третья с шестою (ш), пятая со второю (а), и вторая с пятою (у), так это — Гуштаспа (Гистасп), отец Дария. Открыв такие две группы, можно уже знать девять стрельчатых букв, четверть всего алфавита, — а, г, д, и, р, с, т, у, в.
Группы Кабуш и Кореш должны также следовать одна за другой, как отчество за именем, и обе, имея по пяти фигур, начинаться одинаковою фигурою (к). Из них можно извлечь четыре новые буквы к, б, о, е. Остальные найдутся сами собою.
И вот мало помалу составился довольно полный алфавит букв, казавшихся более или менее достоверными. Одна пеглевийская надпись, объясненная удачно покойным Сильвестром де Саси, а потом зендское и санскритское правописание, казалось, закончили дело. Полные слова родились от этих мучительных исследований, но слова такие, которые, будучи написаны латинскою азбукою, ужаснули самих их родителей. Вместо ожидаемого Дариуш вышел Дарайауахауш, вместо Ксеркса — Кхасшайрасшаоуа, вместо слова шах — Кхасшайсауашийа и так далее. Вот они все три латинскими буквами, как в подлиннике:
Дарий — Darayauhauoush
Ксеркс — Khaschayaraschaoua
шах — Khaschaeayachiya
Покойный де Саси извинял этот неблагозвучный состав новооткрытых, древнеперсидских языков тем, что русский язык также предоставляет саженные слова и нередко ужаснейшие скопления гласных, например, в самых обыкновенных русских словах svoyoieia и moieia (т.е. по нашей азбуке: своея и моея), которые, однако, — говорил он, — русские произносят без большого повреждения своих ртов. Как прибавлю я и русское слово лиоу-блиоу (liou bliou), написанное однобокой латинской азбукой, в котором лишь привычный узнает наше слово люблю. Но и мы не должны гордиться нашей азбукой, пока не исправим в ней недочетов, приводящим к таким курьезам и не усвоим общей научной фонематики человеческой речи, о которой я говорил в IV  томе «ХРИСТА».
«Усилия новейших исследователей, особенно Бернуфа, Боппа, Вестергаарда, Лассена, — продолжает далее Сенковский, — несколько смягчили в последнее время эти невозможные формы более удачным определением звучания некоторых стрельчатых букв, но все же отдавая должную справедливость усердию и проницательности этих знаменитых ученых, нельзя не согласиться, что язык, добытый ими не только коренным образом не сходен ни с зендским, ни с санскритским, но даже не человеческий. Такие слова невозможны, не говоря уже о том, что в их звуковых составах, основанных на зендских аналогиях и на санскритском корнесловии, вместо толковых надписей рассудительному читателю предлагаются одни только противоречия и бессмыслицы».
«Но вот счастливый случай дал ориенталистам, прикосновенным к «Делу Стрелкочтения», средство загладить прошедшие грехи против здравого смысла довольно достоверным чтением того, что прежде составляло предмет слишком самонадеянного гадания. Часть счастливого вдохновения, которым решалась задача, принадлежит — увы! — постороннему человеку, не ориенталисту, а остиндскому майору, которого скука бросила в Персии в гвоздесловие и который одержал над ним блистательную, хоть еще далеко не полную победу.
Майор Ролинсон (Rawlinson), будучи причислен к великобританскому посольству в Тегеране, посещал по делам службы и по собственному любопытству разные места, ознаменованные гвоздеобразно-стрельчатыми надписями, и почувствовал к этим таинственным письменам страстное влечение. Лишенный, положением своим в глуши в южной Персии, всех пособий европейской учености и зная почти по одному слуху об усилиях разных ориенталистов открыть ключ к стрельчатой грамоте, он постарался познакомиться с зендским, санскритским и пеглевийским наречиями в добавок к своим практическим сведениям в нынешнем персидском языке, и приступил к делу на точном основании правил дешифраторского искусства.  Но если победа его и не безусловно полна, если он получил язык, которого смысл ясен для всякого, знакомого с языками персидского корня, то за это он хочет смело упрекнуть своих ученых соперников, приведших его в заблуждение неясностью своих понятий о коренных свойствах всех алфавитов. Странно, что ориенталисты думали читать древне-персидские слова так точно, как будто они были написаны немецкими или итальянскими буквами! Ролинсон, увлеченный их примером, читал, как все они, буквенно, и произвел по необходимости дикие слова и невероятные формы. Он не приметил, потому что никто из ориенталистов гвоздесловов не объяснял этого ни себе, ни ему, — что языка с тремя только гласными (а, и, у) быть не может, что такой язык противен человеческой природе и законам человеческого голоса, что как скоро в письменах встречаются только три знака, уподобляющиеся нам буквенным гласным а, и, у, так это не гласные, а простые мелодические, или диатонические знаки равновесия, понижения и повышения голоса, соответствующие в точности арабским знакам наеб, хафд и раф. У Аравитян такие знаки пишутся вне строчек, над буквами и под буквами; в стрельчатой и гвоздеобразной грамоте они писались между буквами: но положение не переменяет нимало их сущности. Следовало, поэтому, прежде всего устранить из состава слов все подобные знаки, и тогда Ролинсон, с удивлением и радостью увидал бы перед собой обыкновенные, знакомые слова, язык простой и гладкий, очень похожий на нынешний персидский, и имена собственные во всей своей точности такие же, какие нам дают Геродот, Ктесиас и Библия. Язык, рождающийся из этой филологически столь естественной транскрипции в высшей степени знаменателен и для русского читателя: кроме разительного сходства своего с нынешним персидским, мы видим в нем множество слов и форм славянских, греческих и немецких».
«Звук ш, например, в древне-персидском языке, как и в греческом, заменяют звуком кс (латинским х), как и в некоторых новейших, где ш заменяется начертанием sch. Голландцы, например, произносят это sch как сх, шведы и датчане  как ск, греки, римляне и древние персы навыворот, как кс. Заметим еще, что кс в тех языках, которые звука этого не имеют у себя, превращается обыкновенно в кн. Греческое же жесткое придыхание в древне-персидском произносится как ж. Слово шах (Шехи = <…>) придется поэтому произнести ксежи. Но ведь это просто старинное <xieřе> великополян, польское <xiąže> (ксендз), славянское кнезь, русское князь, германское Knig и König. Отсюда ясно, что клинописное Дариус ксежи вюзерк значит — Дариус, князь великий. Интересно, что в древне-персидском не найдено начертания и для Л. Слова Бабилус, Арбела писали на нем Бабирус, Арбера: следовательно, картавили звук R  подобно китайцам. Примеры такого картавого выговора R  не редки и в Европе, особенно между детьми; на восточной половине Азии и на островах Тихого океана это почти повсеместно».
«Из числа народов, которых коренной выговор известен мне практически, — говорит далее Сенковский, — Аравитяне и Турки произносят букву Θ чище всех — как t’hh, отчего она и названа эмфатическою «напыщенною».  В звуке Θ иногда образуется tss, иногда тсь, что равно ць. Таким образом и у нас в русинских наречиях слово дают переходит в даюць. Греки букву Θ произносили почти как тф совершенно несходно с греческим ф, которое у них собственно есть пф, как Латины и передавали его через ph, отличая его от своего f. Звука hh   нет ни у нас, ни в интонациях других европейских народов, исключая одних Тосканцев. Чистый звук hh  нынче известен одним только Аравитянам и Евреям. В персидских языках также его нет. Народы, не умеющие интонировать чистое hh, разлагают его, превращая в другие сродные звуки. У народов, которые картавят в звуке hh  прежде всего слышится Rh. В Европе, кроме Евреев, одни только Испанцы так произносят свое гортанное j (хота). Придыхание h при различных интонациях легко переходит то в к, то в g, то в s, z, ж или в звук hr (картавленное hh), сам собою становится то гр, то кр, то ср, то зр, то жр. А звук Rh (картавленное R у поляков Rz), добровольно делается то Рз, то Рж. Племена персидского и арамитического происхождения, которые чисто интонируют кь, не могут выговорить греческого х: вместо х им слышится русское Сх и они всегда превращают его в тонкое шипящее Ш , очень близкое к Сь и к португальскому Z, например в слове Warvaëz. Народы, у которых нет чистого h естественно превращают его в К и тогда Sh становится SK, а в выворотном выговоре Кс (т.е. в ИКС)».
«Ясное понятие обо всех этих тонкостях и подробностях необходимо при разборе стрельчатого правописания».
Я нарочно привел буквально эти лингвистические потуги из Сенковского, чтобы читатель наглядно видел, как трудно выразить на письме звуки, для которых нет самостоятельных начертаний. Все приведенные им попытки похожи на то, как если бы вместо «зачем и почему» писали «затшем и потшему», «кричите и защищайтесь» отождествили бы с «критшитие и застшистшайтиеси». Это было бы не многим  лучше того, как писал своей французской азбукой знаменитый французский филолог де-Саси, сам удивляясь, каким образом русские не попортив рта, выговаривают такие слова как Sovoieia и moieia (т.е. своея и моея).
И я опять повторяю, что у нас не будет научной фонематики, пока мы не выработаем рациональной, систематической, международной азбуки вроде той, какую я показал в 3 томе «Христа». А пока я приведу дальнейшие соображения Сенковского, довольствуясь тем грубым приближением, какое дает наша русская транскрипция.
«Мы можем тотчас же, — говорит он, — испытать достоинство этой теории на деле, посредством приложения. Возьмем самое затруднительное место в стрельчатом письме, — говорит он, — и приводит:
Вот знаменитая надпись Дария, буквы которой Сенковский изображает вместо клинописных фигурок лишь русскими буквами, а пониже дает подстрочный перевод смысла по-русски. И что же выходит? Выходит, что она составлена коверканным старо-славянским языком.
Вот прочтите сами, смешанным с французским и латинским.
.
Надпись Дария.
Взять из Сенковского
.
Но здесь в оригинале клинописи ведь  более половины слов славянские.
При переходе звука Г в Ж, созвучно с галдел (говорил) или гадал (соображал); ксежи — польское ксенз, славянское князь; ачуном — учиняем; уостаем — возставляем; ижа — иже; нитеарим — натворил; меньем — именья; итъяина — отъял; эние — иные; ожа — тоже; педьи — понятно; еда — егда; э-мойем — моем и моей; ни перабере — не прибирал; и только одно слово греческое: этакси — устраивал, да одно латинское — прома-ти — primo-te – т.е. прежде же.
«Бесспорно, — говорит Сенковский, — что с помощью славянских языков можно лучше почувствовать дух этого языка (клинописей), чем посредством английского или немецкого. Какое здесь множество слов греческих, латинских, но преимущественно славянских. Сходные слова, конечно, существуют в ново-персидском, но там они изменены, что уже не представляют славянской наружности. Ижа, например, не что иное, как славяно-русское «иже», а в ново-персидском инче: но кто бы мог догадаться, что инче новоперсидское и иже славянское — одно и то же слово? Адем слово сложное, составленное из Adh (Аз), и ем — мой. В ново-персидском Adh исчезло; осталось только Ем и Мен (меня), которое есть и в древне-персидском. И не любопытно ли узнать в «прома» стрельчатой грамоты латинское primo? Конечно, — продолжает автор, — нет ничего опаснее как переводить с неизвестного наречия, опираясь на одни только наружные сходства слов его со словами других наречий.
Но в данном случае совпадение оказывается не по одному звуку, но и по смыслу. Вот в более связном виде сущность приведенного манифеста:
«Сказал Дарий царь:  царство, которое у дома моего похищено было, я обратно приобрел. Я его восстановил, как оно было прежде. То, что Гомад Маг награбил, я щедро роздал обратно. Милуя войско, я возвратил богатства и почести покорным (по родам), тем у кого Гомад Маг отнял Персию, Мидию и прочие области, по-прежнему я, после похищений обратно возвратил. Чрез Ормудау я это сделал. Я распоряжался, пока вотчины моей вполне не восстановил, как прежде было, я во всем распорядился через Ормудау так, как будто он Гомад Маг вотчины нашей и не похищал».
«Эта форма царского объявления может показаться нынче странною, но она совершенно подлинная. В начале книг Езры мы имеем еврейский перевод одного указа или объявления царя Кира, Дарьева предместника. Там автор говорит о милосердии к евреям, которое сердцу Кира, в самый первый год его царствования внушил бог. Кир тотчас повелел обнародовать через глашатаев, — по всему царству своему, а также и письменами следующие слова: «Сказал Кореш Кир, царь Персии: все царство земли этой дала мне Самосущая Сила (Jhwa Alohay, Йевис-Элоим)». Почему Евреи так переводили эти слова? Ответ очень прост: Ормузда, собственно Uer-Mözd, значит буквально то же самое. Uer есть причастие настоящего времени от глагола Ué — был, и значит — сущий, Mözd, выворотное mödz есть во всех славянских языках и во всех германских. Это — mögen, наше — можешь».
«Мы должны, следовательно, так переводить эту грамоту с еврейского на клинописную терминологию: «Сказал Кореш, царь Персии: «Все царство земли этой дал мне Ормузд. Он потребовал от меня сооружения храма ему в Иерусалиме, что в иудее. Кто между вами — из его народа, с теми да будет ваш бог, пусть идут в Иерусалим и строят храм Богу Израиля».
Первая фраза этого указа, от слова до слова, повторяется и в надписях Дария: все царство этой земли дал мне Ормузда. Мы встретим ее не однажды и в тексте главной ее надписи.
«Труды и исследования Ролинсона в Персии продолжались около восьми лет. Он начал заниматься стрельчатыми надписями еще в 1836 году. Плодом этих усилий было его небольшое сочинение под заглавием: The Persian cuneiforms inscription at Behistan, deciphered and translated by major H.C. Rawlinson.
Оно было представлено «Лондонскому Азиатскому обществу» и напечатано в его журнале, с приложением восьми таблиц снимка надписи. Сочинение это заключает в себе общее обозрение стрельчатых и гвоздеобразных надписей, но главный предмет его — огромная надпись Дария сына Гистаспа, находящаяся в Багистане, нынешнем Бисутуне, городище, соседнем с Кирманшахом. Надпись эта, состоящая с лишком из тысячи строк, вырезана на скале тремя почерками, на трех языках — персидском, ассирийском и, полагают, мидийском. Но это не совсем вероятно. Едва ли этот третий язык не армянский.  Как бы то ни было, надпись, кроме удовольствия проникнуть в таинственное, представляет особенный интерес исследователям. Она чрезвычайно важна для истории. Во-первых, это подлинная страница истории древних Персов, а во-вторых одна уже она решает многие спорные вопросы. Среди басней Геродота, противоречий Ктесиаса и Ксенофонта, и нелепостей Фирдуси, критика была не в состоянии сличить не только факты, но даже собственные имена, так, что можно было сомневаться во всех деяниях Дариев и Ксерксов. Но вот теперь перед нами один из официальных документов их правительства, манифест Камбизова преемника, Дария Истаспова, об очищении империи от самозванцев и восстановлении прежнего порядка. Сказание Геродота согласуется с этим памятником в некоторых подробностях, но не подтверждается в главном: по его рассказу Дарий был родоначальником новой династии, между тем как в манифесте, представляя свою родословную и исчисляя предков, Дарий говорит, что он — девятый царь Персии из роду Ахеменидов и что Персия его — корень, вотчина. Между тем одно место манифеста, к сожалению, весьма истертое, заставляет думать, что отец Дария, Истасп не был царем, что он еще командовал войском Дария после его воцарения.
«Вся история об избрании Дария на престол, об его лошади и его конюшем, оказывается баснею. Дарий положительно говорит, что он царь Персии по праву наследства, одному Ормузду обязан престолом. Ормузд сделал его царем, и он никого не благодарит за свое избрание. Он не показывает в своей родословной ни Кира, ни Камбиза, называя их просто царями из нашего дому. Все это ужасно темно. Самозванца, воцарившегося по смерти Камбиза, зовет он в манифесте постоянно Гомадом. Самозванец был маг: это согласно с Геродотом. Он принял имя убитого брата Камбизова и назвался Берди. У Геродота он — Смердис. Это различие в именах приводит в большие хлопоты тех, которые долго верили Геродоту, желали бы теперь спасти честь отца истории и как-нибудь согласить его народные сказки с положительными фактами. Но испуг их напрасен. В этот раз Геродот прав. Берди, Мерзи и Смердис одно и то же имя, три различные интонации одного и того же начального звука б: Старая Смирна (собственно Смирна) или то место, где были ее дачи, и доныне у местных жителей называется Вюрна, Вюрн-абад. Вот положительное доказательство превращения б в см в той же стороне, из которой Геродот вышел. Превращение Берди в Смерди доказывает лишь то, что он сведения свои об истории Персов почерпнул не из их показаний, а из простонародных рассказов, бывших в ходу в Малой Азии, где так выговаривали это имя. Впрочем и в самом манифесте Дария, один из самозванцев, которых было девять, кроме Гомада Мага, чуть-чуть не назван Смерди: его уже зовут Мерди вместо Берди. Вспомним еще что у Юстина Smerdis называется Merdis. Вот уже начальное S и исчезло, в третьем выговоре. Слог gis совершенно равносилен слогу dis, как в венгерском: M’adyar и Magyar.
Бисутун или Бистун есть название места, где некогда находился Багистан, пышная столица Дария, любимый его город в Южной Индии. Так как «Бог» и по древне-персидски Бог (bogh, begh, beh), то Бенфей под словом Багистан разумеет «божие место», Богоград.
Но оно также легко может означать и «виноградный сад». Такой и доныне, в ново-персидском языке, смысл слова Багистан, а предание заимствованное Диодором Сицилийским из Ктесиана гласило, что Семирамида, пришедши в Южную Индию с сильным войском, остановилась здесь, в долине, у подножия горы, из которой вытекал прекрасный источник, и так была восхищена местоположением, что развела тут огромный рай, парадиса по древне-персидски, фердоус по-нынешнему, что значит именно — сад, виноградник, то же, что багистан. Диодорово описание места вполне согласуется с окрестностями Бисутуна. По словам Ктесиаса, который сам был в Багистане, у Артаксеркса Мнемона, и поэтому сам принят Диодором в руководители, Семирамида на одном утесе этой горы велела изваять свое изображение, окруженное фигурами ста ее телохранителей, и возле этой картины вырезать надпись сирийскою грамотою. Картина в описанном месте (по Раулинсону. Н. М.) сохранилась. Вот она:
.
Рисунок???
.
На ней десять самозванцев перед Дарием. Вверху их созерцает бог. Дарий в венце давит богов ногою опрокинутого на спину пленника и читает нравоучение девяти стоячим пленникам. Ктесиас принял ее за Семирамиду. Но промах Ктесиаса понятен. Картина так высоко на скале, что снизу с земли едва заметна. Этим и объясняли мне путешественники по Персии из нашей Академии наук, проезжавшие мимо, говоря, что не могли ее рассмотреть с дороги под нею. Но в таком случае для кого же эта надпись сделана так высоко? Ктесиас поверил толкам жителей столицы о содержании недоступной глазу картины, и этим ясно доказывается, что Персы не писали своей истории, когда уже при Артаксерксе Мнемоне произведение Дария приписывали они баснословной Семирамиде. В середине картины, над пленниками, виден в воздухе бог Ормузда. Вокруг Ормузды расположены доски или столбцы, покрытые гвоздеобразными и стрельчатыми письменами. Они-то и есть манифест царя Дария, разобранный Ролинсом. Письмена эти Ктесиас называл сирийскою грамотою. Главная фигура картины — сам царь Дарий лично. И положение тела, избранное им для своего портрета, и содержание всех его надписей доказывают, что у него была страсть говорить речи.
А надпись над его головой (рис.  ) такова.
В связном виде это выйдет.
«Я, Дариус кнезь великий, кнезь кнезей, кнезь Персии (хотя Персы себя так никогда не зовут, а называются в Азии Ирани, как их страна), кнезь областей Гистаспа, сын Ахамениса (откуда Ахамениды), — сказал Дариус кнезь.
«Мне батько Гистасп, Гистаспу батько Арсам, Арсаму батько Арьерамп, Арьерампу батько Циспис, Циспису батько Ахоменис, — сказал Дариус кнезь.
«Того ради мы Ахаменидами рекомы, из первых явились мы, из первого моего дома (рода) кнезья были, — сказал Дариус кнезь.
«Восемь из моего дома, т.е. прежде кнезья были, я девятый, и более долго мы кнезья есм (будем)».
Я оставляю здесь без внимания, что Дарий здесь называет себя девятым Ахеменидом, когда по его собственной родословной, приведенной тут же, он выходит только шестым, но опять спрашиваю читателя: на каком же языке эта надпись? Выходит, как будто она на церковно-славянском жаргоне, какого-то малограмотного перса. А вот и ее характеристика Сенковским:
Чрезвычайно замечательно, — говорит он, — что здесь употреблены определительные члены, столь сходные с греческими; родительный падеж множественного числа (ам, произнести ом) здесь совершенно греческий (ώυ), с превращением только носового звука н в менее глубоконосый м, по свойству древне-персидского языка, который все носовые звуки отвергает; присутствуют здесь и греческие формы глагола быть. Кстати о мягком дь, которое часто переходит в ть, например в слове мадьяр (Madyar), перешедшем
.
Нет страницы!!!
.
Частии с окончанием емые уже было сказано. Несколько слов являют также и формы латинские. Но самое любопытное здесь слово довьдятернем или довьгятернем, где первая половина есть славянское слово долго, иначе довго; середина его тер есть частица, означающая сравнительную степень и в персидском и в греческом языках, но потерянная в латинском, а окончание нем, признак наречия в латинском языке, так что все слово довьдятернем становится латинским — <…>.
Надписи под или над фигурами десяти самозванцев несравненно короче, но не менее занимательны.
Вот они:
.
Рис. ???
.
Здесь обращает на себя внимание особенно слово государева дома (уоссадареи домои совсем как позднее русское слово).
Я не приведу подлинного начертания над другими связанными пленниками, так как в них различны только имена, а приведу прямо перевод:
Над пятою фигурою написано:
«Это — Мерди. Одурачивал так: говорил: Я Уменис, Уозьи (Сузии) кнезь».
Над шестою:
«Это — Цитвадаки, одурачивал так: Говорил: «Я кнезь Асгарди есмь, Уоссадарева (государева) дому».
Над седьмою:
«Это Юсдад, одурачивал так: говорил: «Я Берди (Смердис) есмь, Кюроса сын, я кнезь есмь».
Над восьмою:
«Это — Арака, одурачивал так: говорил: Я Небукоднецарь, Набонтея сын, я кнезь в Вавилоне».
Над девятою:
«Это — Фрад, одурачивал так: говорил: «Аз есмь кнезь в Марге (Мургабе)».
Над десятою фигурою (в остроконечном калмыцком колпаке) написано: «Это — Марук, Сак».
Вот как толкует это Сенковский:
Сак или сек по-персидски — нохай или ногай, Ногаец, Монгол, а по-монгольски значит и собака. Имя Собачьего народа, или Ногайцев создало сказку о среднеазийском народе с собачьими головами (Kynokephali). Соответственно этому Saki или Sagi (Малые Ногайцы) и Mahasagi или Масагеты (то есть Великие Саки, Великие Ногайцы) являются в другой надписи Дария под соединенным названием Саки — маки. Это Гог и Магог библейских преданий (Maka Gog, Masa Gog, Великие Гоги, Масагеты), Джюджь и Маджюджь арабских писателей, Малые и Великие Жоуженцы китайских летописей, соплеменники Бабера и его предтечи, завоевавшие Бактриану, Кабуль и Индию за полторы тысячи лет до него. При Дарии Истасповым они уже владели частью нынешней Бухарии и Хорасана.
«Эти простые надписи, в которых запутаться невозможно, да и самые фигуры барельефа служат уже хорошею указкою содержанию длинного манифеста, вырезанного над ними. Смысл надписей нередко может быть угадан и решен с одной помощью картины. И если чтение неизвестных слов представляет язык правдоподобный с соблюдением всех грамматических условий и филологических данных, если перевод этих слов согласен с сюжетом барельефа и простыми подписями под фигурами, так это уже весьма достаточное основание к доверию просвещенных любителей истории».
Так оканчивает О. Сенковский свою статью «Манифест Дария сына Гистаспова», помещенную в «Библиотеке для чтения» в 1847 году. И я привел здесь почти половину ее содержания лишь с немногими пояснительными перерывами от себя, чтоб показать, какое впечатление произвело
.
Текст обрывается!!!

9

Если история народов или государств хочет быть действительной, а не только по имени наукой, то предметом ее изучения должны быть документы, как единственные исторические факты, считая содержимое этих документов лишь представителями тех людей, которые нам их оставили. А представления могут считаться историческими фактами лишь в связи с данным документом, как образчиком представлений, существовавших во время составления данного документа. И в этом смысле ценность документа почти одинакова, являются ли его сообщения правдоподобными или представляют чистую фантазию, так как и фантазия мыслящего человечества эволюционирует с течение поколений, и тоже имеет свою историю.
А что касается до правдоподобных сообщений, то их правдоподобность не есть еще доказательство их правдивости, так как чем менее умственно развит человек, и следовательно чем слабее его фантазия, тем субъективнее, уже и одностороннее его представления об окружающей жизни, и тем менее причин доверять ему. В юриспруденции уже давно принято за правило принимать во внимание лишь показания очевидцев, а неизвестно откуда пошедшие слухи, если даже они и правдоподобны, не считать за доказательство, а лишь за характеристику существующих мнений.
Так должно быть и при изучении исторических сообщений: необходимо строго различать рассказы участников данного события в их собственной ручной передаче, от рассказов в копиях, которые могут быть простыми подделками. Да и в собственноручных описаниях участников надо строго отличать такие, которые происходили в обычной обстановке, подлежащей проверке окружающих, от описания путешествий в далекие страны, проверить которые окружающие не могли. Один уже факт такого путешествия показывает склонность автора к необыкновенным приключениям, а это вызывает у него по возвращении непреодолимую потребность сочинительства, и даже прямо стыд возвратиться ни с чем после преодоления больших трудностей или даже опасностей. В результате неизбежен привоз на родину всяких подделок под существующие на родине представления о том, что должен был найти там посетитель.
В результате и вышло то, что все западноевропейские музеи завалены сенсационными произведениями бывших дальних стран, и никто не возвращался из них без диковинок, а теперь, когда, благодаря распространению общечеловеческой культуры и особенно пароходства, железных дорог и воздушных путей сообщения пополнение такими редкостями европейских музеев вместо того, чтобы утысячекратиться, четь ли не прекратилось, а на их родине они оказались даже совсем отсутствующими.
Вот, например, посмотрим на глиняные плитки ассиро-вавилонской культуры не в европейских музеях, а в самом Иране или Ираке. Я справлялся у наших востоковедов в Академии Наук, живших в Иране, видели ли они там что-нибудь подобное этаким плиткам в музеях Моссула, Багдада, Тегерана, Испагани, - этих центрах древней культуры, которым удивлялась и восхищалась вся культурная Европа в то время, когда они были фактически недоступны по причине трудностей и опасности путешествия.
Поговорим с этой точки зрения и о вывезенной в Европу из Месопотамии в XIX веке «старинной литературе». Они исключительно клинописная на глиняных пластинках.
Отмечу прежде всего в ней несколько очень странных особенностей. Вот первая из них.
В то время, как о иероглифах в Египте мы имеем многочисленные упоминания у классиков и у средневековых писателей, мы не находим ни у первых, ни у последних ни слова о существовании клинописных надписей на скалах и целой клинописной литературы на глиняных пластинках. Я нарочно посвятил здесь целую главу о первых впечатлениях открытия клинописей в <…> году Раулинсоном. А между тем о «Вавилоне» и его культуре многочисленны рассказы и в Библии и во времена средневековья. Как могло это случиться? Ведь литература, как свет, имеет свойство светить во все стороны.
А вот и второе странное обстоятельство. Литература, как и всякий продукт производства, не может вырабатываться без спроса потребителями. А без большого числа потребителей и распространителей она не может вырасти до больших размеров и завянет сама собою, не успевши расцвесть, как семя дуба, которое попало в трещину скалы. Она не будет в состоянии выработать даже и самостоятельной фонетической азбуки, так как звуки речи для безграмотного человека представляются бесконечно разнообразными и различными у мужчин, и женщин, и детей, так, что ему и в голову не могло придти, что в этой бесчисленности интонаций только какие-то три десятка тонов служат своими комбинациями для определения смысла всей кажущейся бесчисленности смыслов, доступных его речи. Достигнуть фонетической азбуки люди могли в постепенной преемственности, сначала чисто рисуночных, а потом и ребусических надписей на стенах крупных зданий, разлагая длинные слова на короткие, а потом беря лишь первый звук от поддающихся рисунку названий, вроде А от Арки, Б от быка, как на это и указывают собственные имена всех еврейских букв.
И писались эти буквы для мнемоники сначала полным рисунком данного предмета, а потом, после усвоенной практикою привычки к фонетическому чтению, упрощенно, лишь частью данного предмета, от которой в конце концов и остались одни не имеющие первичного предметного вида буквенные начертания всех наших европейских алфавитов, которые можно свести к коптскому и еврейскому, как прародителям.
Но скажите сами, к каким осмысленным предметам и к какому эволюционно развивающемуся алфавиту сведете вы такие клинописные знаки, как изображенные на таблетте?
Ведь совершенно ясно, что это не эволюционно развившийся алфавит, и не видоизменение какого-нибудь другого, а то, что мы называем шифром. Но всякий шифр есть выдумка какого-нибудь отдельного человека, который уже прекрасно владеет фонетической азбукой, но по каким-то причинам захотел писать непонятно для других. Обычная причина таких шифров была только необходимость таинственной переписки для дипломатов или заговорщиков, чтобы ее не понял никто другой. Но какая же причина могла заставить, например, Дария сделать описание своего суда над бунтовщиками на Бизутанской скале, не общепонятной для всех грамотных людей его страны эволюционно развившейся азбукой, а никому не понятным, кроме его дипломатов (если такие у него были) шифром? Ведь это же нелепость!
Какой же смысл этой надписи шифром? Да и какой смысл и всей вообще клинописной или гвоздеобразной азбуки, когда мы видим, что ею написаны совсем не дипломатические секреты, а самые обычные сообщения, и при том назначенные часто именно для опубликования, а не для сокрытия рассказанного!
Мне может быть скажут, что клинописная азбука была придумана неким забытым учителем вроде Зороастра для удобства писания на глиняных плитках, но и это будет пустая отговорка, годная только для успокоения детей. Ведь на глиняных плитках тем же резцом можно было не труднее писать и буквами, и доказательством этого служит то, что рядом с клинописью, мы находим, как и в надписи Дария, даже целые картины, которые было много труднее выцарапать, чем буквы.
Кроме того, вплоть до конца XIX века, когда открыта была цинкография, все самые художественные штриховые рисунки и иллюстрации книг делались на каменных плитках, да и не только на каменных, но и на медных, и даже алмазом на стальных пластинках.
Никакой трудности писать буквами на месопотамских плитках не было, а придумывать для публикации особый шифр было бессмысленно…
И в добавок ко всему, ни у классических писателей, ни у арабских или персидских авторов средних веков, писавших много об этих самых местах, нет (как я ни старался найти!) ни единого слова о валяющихся там осколках какой-то странной литературы и о надписях ею на скалах.
Затем и третье соображение. Надпись на скале, какова Дариева, назначенная для опубликования, сделана не в людных местах, вроде Мосула и Багдада, а в глухом местечке около Бизутуна. И вот вопрос: сохранившаяся не подверженною дождям и непогодам в продолжение 4000 лет до Раулинсона, насколько сохранилась она через 100 лет после него, в настоящее время?
Все это, казалось бы, приводило к заключению, что вся клинописная литература чудовищная мистификация авантюристов, отправляемых на государственные или клерикальные средства в Месопотамию, с заранее предполагавшимся обязательством оправдать свою командировку привозом заранее намеченных в воображении зарытых там остатков Вавилонского Талмуда и Библии, и ничего там не нашедших. Но, к счастью, есть и лучшее решение вопроса. Это – наличность религиозной революции во время иконоборства. Отвергнув изображения богов, азиатские иконоборцы могли отвергнуть и азбуку Ромейской идолопоклоннической церкви, и с целью сделать для нее недоступным свое учение и дела, выдумать для себя и этот шифр, который лишь потом вошел в обычное употребление. Мне кажется, что кроме первого, слишком мизантропического решения, это второе является последним возможным решением, а потому и клинописные сказания не могли появиться ранее воцарения в Византии Льва III Иконокласта (717 – 743 г.г.).

10

Глава IV
Еще несколько слов о солнечном — юлианском, о лунном — агарянском, и о солнечно-лунном — мессианском календарях.
.
Читатель не должен творить даже и средневекового, а не только старинного астронома по образу и подобию современных астрономов, а его вычислительные средства и измерительные приборы по образцу современных. Подумайте сами! Если б у вас не было возможности целый день взглянуть на часы, а день был облачный, то как бы вы определили час дня? Если вы вдруг просыпаетесь в темноте ночи, способны ли вы тотчас же сказать, сколько времени остается до рассвета? Вы могли бы днем ошибиться даже и на несколько часов, судя по тому, было ли вам в это время весело или скучно, а ночью еще хуже: припомните, как скоро она проходит при крепком здоровом сне и как длинна при бессоннице!
Нет ничего более субъективного и переменчивого, чем наше представление о времени.
В таком же положении находился средневековый или древний наблюдатель неба до изобретения маятниковых часов Галилея около 1590 года нашей эры. И только с этой точки зрения нам и становится понятно, почему даже и в средние века в Египте и на юге Европы не заметили того, что летом день длиннее ночи, а зимой — наоборот. День считался там всегда равным ночи, хотя равенство их имеет место только около земного экватора. Как ночь, так и день делились тогда на 12 часов, хотя на прибрежьях Средиземного моря неравенство их может доходить до четырех часов и более.
«Каким долгим кажется день летом и каким коротким кажется он зимой», — сказал бы самый уравновешенный житель того времени, за исключением разве что самых северных широт умеренных поясов Земного шара, где неравномерность достигает уж слишком большой величины. И если бы древний египтянин или месопотамец даже и имел в своем распоряжении песочные часы, то, заметив, что в летний день у него от восхода солнца до заката высыпалось более песка, чем за ночь, то он наверное сказал бы, что песок из маленького отверстия сыплется сильнее летним днем, чем зимним. То же самое сказал бы он и о водяных часах, ведь даже и солнечные часы долго не выбили из средневековых египетских голов предвзятую идею о том, что справедливый творец миров не стал бы обижать ни ту, ни другую половину суток.
Нужны были предварительный перенос солнечных часов в более северные местности и открытие синхроничности колебаний маятника, чтоб окончательно изгнать субъективизм в представлениях о неравномерном течении времени.
Еще более относится все это к определению месяцев года. Если б вы заснули летаргическим сном на несколько лет и потом вдруг проснулись, то вы могли бы различить, взглянув в окно своей комнаты, только четыре времени года по состоянию растительности, а никак не месяц и тем более день этого месяца. Первое представление о том, что в году двенадцать месяцев произошло из наблюдения фаз луны, причем обнаружилось, что от одного новолуния до другого проходит по очереди по 29 и по 30 дней, и это был первый человеческий счет времени, которым и стараются теперь объяснить некоторые библейские сказания, вроде, например, того, что самый долговечный «допотопный патриарх Мафусаил» жил 969 лет. При допущении, что здесь смешан первичный счет времени по лунным месяцам с позднейшим счетом по годам, действительно получается для его жизни 82 года, вполне человеческий возраст, но только — увы! — выходит, что у него родился сын, когда ему не было и 15 лет.
Все эти попытки примирить миф с реальностью, конечно, фантазия. Юлианский год в 365 дней был первым приближением к звездному году, т.е. к возвращению солнца к той же самой звезде, и этот же год, вплоть до введения григорианского календаря, считается также и вечным климатологическим годом. А двенадцатилунный год короче его на 11¼ дней. Значит, с каждым таким годом весна и все остальные времена года при нем запаздывают на 11¼ дней и это в три года составляет 33¾ дней. Приставка к каждому году лишнего лунного месяца в 30 дней может тут удовлетворить климатометрии лишь на несколько лет вперед, так как будут оставаться не заполненными 3¾ дня. В результате этого несоответствия Луны и Солнца средневековый календарь, как средство предсказания основных астрономических и климатических явлений, пошел тремя путями:
Первый путь. Правоверные («мусульмане» — на языке Корана) совсем выбросили из своего календаря задачу предсказывать климатические явления и приспособили его только к новолуниям, хотя почему-то не удержали за своими двенадцатью (29 или 30-дневными) месяцами название года, хотя этот их год не имеет ничего общего ни с астрологическим, ни с климатическим. Почти каждые три года сезоны их запаздывают несколько более, чем на месяц и солнце в начале их третьего года всегда оказывается в новом созвездии Зодиака, гуляя таким образом по всем его фигурам и по всем правоверным месяцам их 254-дневных простых и 255-дневных високосных лет, вставляемых в простые годы, чтоб удовлетворить хотя бы приблизительно среднему движению луны.
Читатель видит сам, что благодаря этому слово год в правоверном календаре потеряло всякий смысл. Этот наиболее элементарный календарь сохранился и до сих пор у персов, аравийцев и турок.
Второй путь. Православные (католики по-гречески и по латыни), наоборот, совсем выбросили из своего календаря задачу предсказывать новолуния, а только климатические явления, первопричиной которых считали переходы солнца в то или другое из 12 созвездий Зодиака, хотя латины почему-то и удержали за своими почти поочередно 30 и 31-дневными промежутками (кроме февраля, с его 28 и 29 днями) название месяцев или лун (lunae — по латыни), хотя эти их «луны» и не имеют ничего общего с появлениями луны по вечерам из-за солнца.
Третий путь. Богославные (по библейски иудеи ) не удовольствовались ни первым календарем, оставшихся у всех вообще правоверных, ни католическим так называемым юлианским календарем. Они задумали соединить вместе тот и другой годы, т.е. найти такой календарь, который одновременно предсказывал бы и новолуния и сезоны года, в связи с прохождением солнца по разным созвездиям Зодиака, как этого требовала астрология.
И вот Хассан-ха-Даян в испанской Кордове в 953 году обнародовал современный еврейский календарь, основанный на 19-летнем «дарованном» (по библейски метонном ) цикле, и этот календарь, употребляемый раввинами до сих пор, чрезвычайно остроумно сочетал между собой и приблизительное соответствие движением солнца между звезд (а с ними и климатическим переменам), и соответствие лунным движениям. Я его объяснил уже в четвертой книге «Христа», но напомню и здесь.
Обычные двенадцать месяцев этого цикла:
1. Нисан (ок. марта — апреля) — 30 дней
2. Ияр (ок. апреля — мая) — 29 дней
3. Сиван (ок. мая — июня) — 30 дней
4. Таммуз (ок. июня — июля) — 29 дней
5. Аб (ок. июля — августа) — 30 дней
6. Элул (ок. августа — сентября) — 29 дней
7. Тишры (ок. сентября — октября) — 30 дней
8. Хешвон (ок. октября — ноября) — 30 дней
9. Хислев (ок. ноября — декабря) — 30 дней
10. Тебет (ок. декабря — января) — 29 дней
11. Шабат (ок. января — февраля) — 30 дней
12. Адар (ок. февраля — марта) — 29 дней.
Всего здесь 355 дней, и чтобы пополнить год до 365 дней, в каждый летний промежуток времени его годы 1, 3, 6, 9, 12 и 17 считаются високосными, т.е. включают в себя лишний 13-й месяц (Адар II, соответствующий февралю-марту, как это показано на диаграмме, которую я беру из IV книги «Христа»)
При этой системе выходит 125 месяцев по 30 суток и 411 месяцев по 29, причем средняя длина «дарованного» месяца оказывается по нашим расчетам 29,532 суток (вместо 29, 5306, которые считаются теперь астрономами), а длина сидерического года 365,263 (между тем, как по современному нам счету она близка к 365, 2563 суткам), т.е. звездный год в «дарованном» цикле показан точнее, чем даже и в Юлианском календаре, еще смешивавшем климатический год со звездным, астрологическим.
Читатель, понимающий, как трудно было определить все это человеку еще не знакомому не только с десятичными дробями, но даже и с десятичной системой счисления, считавшему по буквам алфавита, не многим лучше, чем по пальцам и не имевшему для своих градусных определений даже повторительного круга (почти ничего, кроме шеста, воткнутого в землю, на которой отмечены прохождения тени), сам может видеть, что такой «дарованный» цикл есть уже заключительная стадия эволюции календаря. Сначала был самый простой, чисто лунный, сохранившийся до сих пор у правоверных. Затем появился, как его антитезис, чисто солнечный — юлианский календарь, где климатология еще не отделилась от астрологии и он сохранился до последнего времени на православном Востоке, а на Западе слегка исправился и обратился в чисто климатический григорианский, отбросивший совсем астрологию. А только что приведенный еврейский календарь есть уже синтез обоих предшествовавших, который не  мог появиться ранее того времени, когда уже перестали удовлетворяться даже и юлианским календарем.
И этому вполне соответствует открытие еврейского астронома Хаима Слонимского, что он впервые был выдуман и обнародован только в Х веке нашей эры, в одном из центров тогдашней культуры Кордове в Испании мавританским астрономом Хассаном Ха-Даяном в 953 году.
Отсюда ясно, что всякий документ, в котором употребляется этот цикл, не может быть отнесен ко времени до половины Х века нашей эры. Скажу даже более. Мы не имеем никакой возможности предполагать, что календарь Хассана Ха-Даяна был тотчас же сообщен по радиотелеграфу во все места, где обитали богославные ученые (иудеи) вплоть до Багдада в Месопотамии. Никакого радиотелеграфа тогда еще не было, и ученые отдаленных стран были совершенно разъединены друг от друга. Если вставочный месяц Адар II и существовал вместе с другими только что поименованными, до Х века, то он мог вставляться не по какой-либо системе, а лишь чисто наблюдательным путем. Значит и Гилель II, о котором говорят талмудисты, как об обнародовавшем в 359 году «лунный календарь», мог установить тогда не современный нам еврейский календарь, а только предсказание новолуний поочередно через 29 и 30 дней после наблюденного новолуния, или в крайнем случае современный правоверный календарь мусульман, т.е. современный нам «арабский» календарь. Астрология требовала, чтобы пасхальный месяц Нисан (имя которого происходит от корня НЭС <…> — знамя и значит «Знаменосец») обозначался на небе прохождением солнца по первому из созвездий Зодиака, предводителю остальных — Овну, а за ним дали по созвездию Зодиака и на каждый из остальных 12 лунных месяцев. Но что же оказалось на третий год? Новолуния еще правильно налегают на начала своих месяцев, а солнце в конце Адара не дошло уже до Овна на целое созвездие, оно только что вступило в созвездие Рыб. Значит, чтобы сохранить соответствие между названиями месяцев и соответствующими созвездиями Зодиака, надо было через каждые два года удвоять последний месяц Адар, назвав его Адаром-Вторым, високосным. А дальнейшая практика показала, что это надо сделать не через каждые два года на третий, а семь раз в 19 лет. Такой распорядок и дал раз навсегда Хассан Ха-Даян в Кордове, но и после его открытия удвоение Адара могло долго делаться лишь чисто наблюдательно, по глазомерному расчету на небе в глухих или отдаленных местах.
Мы так привыкли к нашему однородному счету времени во всех культурных странах, что даже и в мыслях себе не задаем вопроса о том, каким способом и когда достигнуто это.
А достигнуто оно лишь тремя способами:
1) посредством типографского станка, оттискивающего в совершенно одинаковом виде тысячи экземпляров, предварительно проверенных специальными корректорами, тщательно исправившими все искаженные наборщиками места и слова;
2) посредством государственного или церковного контроля, не допускающего к распространению в своих учреждениях неправильно составленных календарей;
3) посредством правильно организованной почты, дающей возможность для их повсеместного распространения в культурных местностях.
А что же было в средние века?
1) Типографского станка не было, а относительно еще не напечатанных рукописей, скажет вам следующее всякий современный писатель: «пока книга не напечатана — все равно, что ее совсем нет». Так не было книги вплоть до изобретения Гуттенберга, вплоть до 1455 года.
2) Государственного и церковного контроля не могло быть над индивидуальными переписчиками, как и теперь над частными письмами и рукописями, а следовательно не могло быть обеспечено и однородности всех отдельно написанных копий, не говоря уже об однородности орфографии и однородности литературного языка. Рассказы о том, будто существовали в древности и в средние века общепринятые грамматики (Доната и других), распространявшиеся повсюду индивидуальными бесконтрольными переписчиками. Это наивнейшая из всех волшебных сказок. Всякая рукопись, где орфография слов та же самая, какой должна быть по грамматике напечатанной от имени Элия Доната, есть (вместе с нею самою) принадлежность уже печатного периода латинской литературы. То же самое и относительно греческих и других рукописей.
3) Государственно организованных почтовых сообщений не существовало вплоть до XVI века и основана почта была впервые только династией Габсбургов для объединения их обширных владений от Бургундии до Испании, от Венгрии до Богемии. Она ранее всего упорядочилась в Германии, Франции и Нидерландах, а в доисторические почты, кроме посылок с отправляющимся куда-нибудь знакомым, имеют право верить только дети, да и то не позже десятилетнего возраста.
И вот я спрашиваю снова читателя, как же мог в такие непечатные времена среди разрозненных грамотеев быть какой-нибудь общепризнанный календарь и общепризнанное исчисление времени, основанное притом же на таких сложных принципах, как лунно-солнечный метонный (т.е. дарованный, а не Метонов) 19-летний цикл?
Само собой понятно, что никакого сложного повсюду употреблявшегося календаря не могло быть. Распространиться на Востоке мог только чисто лунный календарь, проверяемый фактическим наблюдением новолуний, а на западе — юлианский календарь, как основанный на очень простом принципе: три года по 365 дней, а четвертый в 366.
Вот почему и при изучении клинописных астрономических таблеток, найденных в Месопотамии, где названия месяцев те же самые, как и у современных евреев, мы никак не можем без особенных доказательств отнести их в глубь веков, далеко за время Хассана Ха-Даяна, т.е. Х века нашей эры, тем более, что и клинописные изображения букв имеют, как я уже показал выше, характер специального шифра, а не естественно возникшего письма.
С этим предупреждением мы и перейдем к астрономическому определению времени клинописей, содержащих достаточные астрономические указания и прежде всего некоторых эфемерид по тому же методу, какой я дал при разборе египетских таблеток Бругша-Стоборта.
.
Приписка Н. А. Морозова:
Пятой  (V) главы нет, да кажется и не было. Счет тут прямо переходит к шестой главе.

11

Глава VI
Два месопотамские гороскопические камня, изображенные в книге Иеремиаса

Прежде всего рассмотрим два гороскопа на так называемых «пограничных камнях», описанных в книге Иеремиаса.
Первый из этих гороскопов (рис.1) не представляет никаких затруднений для человека, знакомого со средневековой астрологической символистикой.
Прежде всего припомним, что созвездия Зодиака назывались также и домами небесных светил. Созвездие Льва называлось домом Солнца (рис. )и около него воображались еще две пристройки вроде собачников для помещенья утренней и вечерней зари, которые в псалмах названы Ланями рассвета.
Благодаря тому, что солнце никогда не является ночью, у него был только один «дневной дом» — в созвездии Льва. А созвездие Рака, направо от него, называлось «ночным» домом Луны, и у нее, наоборот, не было дневного дома.
У остальных же планет, которые ходили независимо от движений солнца и луны, были по два дома — дневной со стороны солнца (рис. ) и слева. Налево от Меркурия — Марс в виде головы боевого коня, а направо — Венера, прикрытая лазурью неба, как куполом и около нее Сова — признак вечернего местонахождения. Этажом ниже мы видим могучего царя в венце и Стрельца, натягивающего лук, это явно Юпитер в созвездии Стрельца, а в самом нижнем этаже мы видим Скорпиона, Погребальную урну, Черепаху и Коня с вилами на спине. Значение вил неясно (они сопровождают сенокосца с его косой при уборке сена), а Погребальная урна выражает смертоносность, и Черепаха — по-видимому — особенную медленность движения Сатурна среди звезд. Значит, конь с развилиной на спине, несомненно Сатурн. А это обязательство подтверждает и остальные наши отождествления, так как для менее ярко выраженных Марса и Венеры не остается другого места, как под домиками вечерней и утренней зари, т.е. около Солнца.
Все это, особенно в связи с солнечным затмением во Льве и его видимостью в сильной фазе в Месопотамии, дает нам безусловно надежный материал для астрономического определения времени данной находки, сделанной в XIX веке в Персии.
Начнем разведку нашим обычным способом:
Юпитер в Стрельце и Сатурн в Скорпионе.
Это то же самое сочетание, которое мы уже видели в Апокалипсисе, а потому и первая ступень нашей историко-астрономической разведки та же самая.
Из пролога к этому тому мы уже знаем, что для всякого заданного нам зодиакального сочетания Юпитера и Сатурна мы получаем на промежутке 950 лет только 7 или 8 удовлетворительных решений, расположенных одной серией через 59 лет друг от друга, на протяжении 472 лет, а остальные 478 лет останутся совсем без подходящих сочетаний, так что и исследовать их по остальным планетам не нужно.
А для данного случая между 1000-м годом до начала нашей эры и нашим собственным временем одновременные положения Сатурна в Скорпионе и Юпитера в Стрельце дали мне только 22 подходящих решения, расположившиеся в трех сериях.
Первая серия состоит из 7 дат  между минус 637 и минус 281 годом.
Вторая серия тоже из 7 дат между 395 и 751 годом нашей эры. Третья серия из 8 дат между 1189 и 1605 годами нашей эры.
Все это и дано в таблице III в первых двух колонках. А направо от них я обозначил все солнечные затмения не только в эти годы, но и в соединении с ними, и мы видим, что из всех них подходящим оказалось только затмение 6 августа минус 281 года. За весь трехтысячелетний промежуток до нашего времени оно одно было, при указанном сочетании Сатурна и Юпитера видимо из Месопотамии в созвездии Льва и притом не с полным потемнением Солнца, а лишь с выгрызением  его диска сверху, причем в наибольшей фазе Солнце оставалось еще видимым из Месопотамии в форме лодочки, как и показано на камне.
Ничего подобного больше не было вплоть до нашего времени, как увидит сам читатель, пересмотрев таблицу III.
.
Таблица III
Историко-астрономическая разведка «Пограничного камня Селевка-Победителя»

Первая серия подходящих сочетаний Сатурна и Юпитера

Сатурн в Скорпионе

Юпитер в Стрельце

Солнечные затмения около лет, указываемых Сатурном и Юпитером

-635;02

-637;21

{В-637 мартовские и сентябрьские приполярные
В-636 –VIII-29 из Аляски через Францию в Египет

-577;94

-578;52

{-579-II-4 и 579-III-5 и 579-VIII приполярные
-578 VII-20 из Гудзонова залива через Сибирь в Индию
-577-I-14 окончилось под Аравийским заливом

-518;85

-518;83

{-520-VI-10 началось в Аравийском заливе
-519-XI-23 началось в Тибете
-518-X-14 приполярное

-459;77

-459;13

{-460-X-2 приполярное
-459-VIII-23 по южному полушарию
-458-VIII-12 по западному полушарию

-400;68

-400;44

{-401-I-18 предполуденное в Месопотамии
-400-VII-2 от Мадагаскара в Тихий океан
-399-XII-16 приполярное

-341;59

-341;75

{-342-XI-16 по западному полушарию
-341-V-12 приполярное
-340-IX-26 приполярное

-282;51

-281;06

{-282-VIII-16 приполярное
-281-VIII-6 по Южной Европе в Закавказье перед полуднем
-280-VII-25 по южному полушарию

  Ïeremias: Das alte Testament im Lichte der alten Orients.S.10

12

Вторая серия подходящих сочетаний Сатурна и Юпитера

Сатурн в Скорпионе

Юпитер в Стрельце

Солнечные затмения около лет, указываемых Сатурном и Юпитером

+395;99

+395;20

{394-X-11 приполярное
395-XI-30 по Атлантическому океану
396-IX-18 по Западному полушарию

+454;95

+454;51

{453-VIII-11 по Западному полушарию
454-VII-10 из Индии в Атлантический океан
455-VII-30 приполярное

+513;85

+513;81

{512-XII-24 полуденное в Закавказье
513-VIII-22 из Скандинавии севером в Корею
514-XI-2 по Западному полушарию

+572;77

+573;12

{572-IX-23 очень северное
573-III-19 из Южной Америки в Индию
574-IX-1 по Южному полушарию

+631;68

+632;43

{631-VIII-3 по Атлантическому океану
632-VII-22 по Западному полушарию
633-VI-12 приполярное

+690;59

+691;74

{690-VI-12 по Западному полушарию
691-X-27 по Южному полушарию
692-X-15 по Западному полушарию

+749;51

+751;05

{750-IX-5 по Западному полушарию
751-VIII-25 по Атлантическому океану
752-VIII-14 приполярное

13

Третья серия подходящих сочетаний Сатурна и Юпитера

+1191;36

+1189;95

{1189-VIII-13 по Южному полушарию
1190-VIII-4 приполярное

+1250;28

+1249;26

{1248-XI-16 по Южному полушарию
1249-V-19 из Индии в Японию
1250-X-26 по Западному полушарию

+1309;19

+1308;57

{1307-IX-27 по Западному полушарию
1308-IX-15 по Атлантическому океану
1309-VIII-6 приполярное

+1368;10

+1367;83

{1366-VIII-7 из Швейцарии в Японию
1367 приполярное
1368-VI-15 по Западному полушарию

+1427;02

+1427;19

{1426-X-30 по Западному полушарию
1427-IV-26 кончилось в Испании
1428-X-9 околополярное

+1485;94

+1486;50

{1485-IX-9 начало в Индо-Китае
1486-VIII-29 приполярное
1487-VII-20 приполярное

+1544;84

+1545;81

{1544-VIII-19 околополярное
1545-XII-4 по Тихому океану
1546-XI-23 поперек Африки

+1603;76

+1605;12

{1604-X-22 на Западном полушарии
1605-X-12 закатное в Месопотамии (Солнце в Весах)
1606-IX-2 приполярное

14

Тут кончается 3-я серия одновременных положений Сатурна в Скорпионе и Юпитера в Стрельце. Следующая 4-я серия начнется только с XXI века
.
Я уточнил затем специальным вычислением геоцентрическое положение Юпитера в Стрельце и Сатурна в Скорпионе, и они оказались во второй половине назначенных для них созвездий (рис.   , где приведены и их эклиптикальные долготы в пределах принятых теперь по Дюреру границ). Я рассчитал потом и место солнечного затмения, оно оказалось, как и обозначено в самой средине созвездия Льва, между его главными звездами Регулом и Денеболою, что вероятно и показано двумя звездообразными фигурами по обоим сторонам выгрызаемого драконом Солнца, хотя может быть это обозначает и то, что Солнце возвратилось после затмения к прежнему сияющему виду.
Я вычислил затем геоцентрические положения Марса, Меркурия и Венеры, и все они оказались в том же порядке, как и на рисунке: Марс в виде боевого коня слева, двулицый Янус-Меркурий — посредине и Венера налево от него, причем шатер над нею показывает, что она уже терялась в огне вечерней зари, а Сова около нее, что она была тогда вечернею звездою.
Все оказалось в полном согласии с минус 281 годом до начала нашей эры, и даже в полном согласии со Скалигеровой хронологией древнего мира! Другого решения нет
Но значит ли из этого, что мы должны считать существование гороскопов и астрономических записей, а с ними и высокой умственной культуры в Месопотамии, подтвержденными астрономически?
С первого взгляда выходит как будто бы да, и что открытие это оказывается прямо сенсационное.
Действительно, обращаясь к обычной истории, мы сразу вспоминаем, что, как раз «в 281 году до Рождества Христова» был, — говорят нам, -- убит Селевк, легендарный полководец легендарного Александра Великого, принявший в 312 году до Рождества Христова царский титул, потомки которого правили Сириею под именем Селевкидов до завоевания ее римлянами в 64 году до Рождества Христова.
Но ведь такое совпадение принятой классиками даты убийства Селевка в 281 году и даты только что исследованного нами и открытого в XIX веке камня-гороскопа не оставляет никакого сомнения, что он и разрисован с целью увековечить 281 год как начало династии Селевкидов!
Это был гороскоп убийства Селевка Победителя и начала эры Селевкидов. Какое поразительное подтверждение общепринятой исторической хронологии древнего Востока!
Но только вот здесь и маленькое недоразумение, которое компрометирует всю эту сенсационную находку какого-то миссионера, специально командированного в Азию для сбора будто бы валяющихся там памятников глубокой древности и для подтверждения истинности установившихся верований.
Дело в том, что почти никто из историков не знает, что астрономам пришлось во избежание разрыва сплоченности при вычислениях движения небесных светил при их переходе за начало нашей эры, где года отсчитываются в обратном порядке, назвать первый год до начала нашей эры нулевым годом, так что второй год «до Р.Х.», употребляемый историками, называется у астрономов минус первым, третий год «до Р.Х.» называется у астрономов минус вторым и, наконец, 281 год «до Р.Х.», когда, — говорят нам, — был убит Селевк, называется у астрономов минус 280 годом, а минус 281 астрономический год, для которого и сделано только что приведенное вычисление, соответствует 282 году «до Р.Х.» историков, когда Селевк был еще жив, и ничего особенного с ним не случилось…
Сам он не мог поставить себе этого памятника, потому что не мог предусмотреть, что через год его убьют. А его преемникам незачем было напоминать об этом затмении, как окончившемся благополучно, без каких-либо последствий… Да и вообще, зачем было напоминать на камнях на память отдаленному потомству о не оправдавшихся зловещих затмениях?
А между тем, исследуемый нами камень несомненно сделан, чтоб установить начало династии Селевкидов… Так в чем же дело? Здесь объяснение может быть только одно.
Авантюрист, привезший в Европу этот камень в XIX веке нашей эры, когда вычислительная астрономия в Западной Европе стояла уже на высоком уровне, не найдя в Азии никаких сенсационных находок, решил сделать их при возвращении и попросил кого-то из астрономов вычислить ему положения планет на августовское новолуние 281 года «до Рождества Христова», считая это без нулевого года, а астроном, позабыв, что историки называют 281-м годом 280-й астрономический, сделал ему под именем 281 года вычисления на 282 исторический год…
Результат его вычисления и был рисуночно изображен на исследованном нами камне, по всем правилам средневековой астрологической символистики и исполнен настолько искусно, что в первое время я был совершенно убежден, что имею дело с подлинным средневековым произведением и обнаружение скрытой цели автора доставило мне большое огорчение.
*   *   *
И второй «месопотамский» камень в том же роде, приведенный в книге Иеремиаса «Старый Завет в свете «Старого Востока»» , показывает все признаки изготовления тем же «мастером». Он носит название «Камень Меродаха-Валаама (под цифрой IVR’43)» и на нем изображено созвездие Гидры (рис.  ), тянущееся от Рака до Весов под созвездиями Льва . Сам Лев изображен, как и полагается, над срединой Гидры (рис.   , верхний этаж), направо от него, как и следует, Рак, а налево Колос Девы. Над головою Льва и Колосом Девы сначала ясное, потом померкшее и затем лодкообразное Солнце. В срединном этаже мы видим птицу — Венеру, затем Сатурна в той же своеобразной символистике (с вилами на спине), затем Марса с выросшим из его спины копьем, и наконец, какой0то дворец с сидящим в нем зверьком.
А в нижнем этаже снова видим Гидру с идущим по ней крылатым Львом, изображающим, по-видимому, Юпитера.
Здесь ясно стремление автора представить солнечное затмение при схождении всех планет над созвездием Гидры, тянущимся от 120° по 255° эклиптикальной долготы под созвездиями Рака, Льва и Девы при солнечном затмении во Льве.
.
Таблица

Историко-астрономическая разведка второго «месопотамского камня», изображенного у Иеремиаса под именем камня Меродаха Валаама

Солнечные затмения во Льве, видимые в Месопотамии.. Сатурн в средине Льва.. Отметки Юпитера
     -838-VIII-15.....................................................................-849;03
     -802-VIII-6.......................................................................-791;98
     -635-VIII-19......................................................................-643;23
     -552-VIII-31...................................................................-555;60
     -457-VIII-2.....................................................................-437;43
     -393-VIII-14....................................................................-379;35
     -309-VIII-15.....................................................................-319;26
     -281-VIII-6.......................................................................-290;72
     -177-VIII-17.....................................................................-172;54
     -49-VIII-21.........................................................................-54;37
     -21-VIII-11........................................................................-25;83
     +45-VIII-1...........................................................................+34;75
     +175-VIII-4............................................................................+182;03
*  +212-VIII-14........................................................................+211;49
     +220-VIII-5.........................................................................+240;95
     +360-VIII-28.........................................................................+358;79
*  +388-VIII-18..........................................................................+388;23........В 212 г. Юпитер во Льве
     +472-VIII-20..........................................................................+477;15
     +519-VIII-11.............................................................................+506;06
     +566-VIII-1................................................................................+564;98
     +773-VIII-14........................................................................+771;18
     +863-VIII-18...........................................................................+859;54
     +891-VIII-8............................................................................+889;00
     +933-VIII-20..........................................................................+947;91
     +1087-VIII-1............................................................................+1095;20
    +1112-VIII-29...........................................................................+1124;66
    +1133-VIII-2...........................................................................+1154;12
    +1188-VIII-24..........................................................................+1183;57
    +1263-VIII-5.............................................................................+1271;95
    +1282-VIII-5................................................................................+1301;40
    +1384-VIII-17.................................................................................+1389;77
*  +1448-VIII-29............................................................................+1448;78..В 388 г. Юпитер между Тельцом и Близнецами
    +1514-VIII-20...........................................................................+1507;00
    +1542-VIII-11...........................................................................+1537;06
    +1720-VIII-4................................................................................+1713;80
    +1843-VIII-17............................................................................+1831;63
    +1868-VIII-18.............................................................................+1861;00
В 1448 г. Юпитер между Девой и Весами
.
Чтоб определить это время, я взял (табл .  колонка I) все солнечные затмения от минус 830 по плюс 1868 год, видимые в значительной фазе в Месопотамии. Во второй колонке я привел ближайшие к этим датам прохождения Сатурна через созвездие Льва, считая, что животное, ползущее во втором этаже с вилами на спине — Сатурн. Все годы до начала нашей эры тут не совпали, т.е. в те даты, когда было солнечное затмение во Льве, в нем не было Сатурна, и когда Сатурн был во Льве, в нем не было затмения.
А в продолжении нашей эры были три случая совпадений:
1) В 212 году 14 августа было полное солнечное затмение, полоса которого, начавшись у Гибралтарского пролива на восходящем солнце, шла через Кавказские горы в Тибет, где затмение было полуденным, и окончилось в Тихом океане, пройдя через Китай около острова Формозы. Это затмение в неполном виде можно было наблюдать и в Месопотамии. Сатурн в то время еще не успел уйти из созвездия Льва и находился у границы созвездия Девы.
2) В 388 году 18 августа было кольцеобразное солнечное затмение, полоса видимости которого шла из Лапландии мимо Риги в Тибет и Индо-Китай и окончилась у острова Борнео. В несильной фазе оно было видно в Месопотамии. Сатурн в это время был тоже во Льве, близко от затмившегося Солнца.
3) В 1448 году 29 августа было солнечное затмение около 171° современной эклиптикальной долготы, т.е. во Льве на границе с Девой. Начавшись в северной Америке, около Нью-Фаундленда, оно прошло через Испанию в Тунис и в Бабельмандебский пролив в окончилось вечером в Индийском океане. Сатур был тогда во Льве, над Гидрою, направо от затмившегося Солнца.
Вот и все три случая, даваемые первой ступенью нашей разведки.
Считая, что на Гидре в нижнем этаже есть Юпитер, я проверил все эти случаи по нему. Оказалось, что только для 212 года получился удовлетворительный результат. В 388 году Юпитер был между Тельцом и Близнецами, а в 1448 между Девой и Весами.
Итак историко-астрономическая разведка дала нам на этих основаниях только одно решение — 14 августа 212 года нашей эры.
Я уточнил положение всех планет на этот момент и получил результаты, представленные на табличке.
Венера оказалась в созвездии Рака, который на гороскопе изображен в верхнем этаже справа. Во втором этаже под ним дан домик, в комнате которого сидит зверушка, как бы в венце. Это и должна быть Венера, но только почему она спряталась в подземелье? Над нею тут растет даже дерево, а между тем там во время затмения 212 года она была видна на небе на всем протяжении полосы затмения вплоть до Тихого океана за Китаем, где она действительно была уже «под землею», т.е. скорее «под водою», так как зашла ранее заходящего затменного солнца.
Если же мне скажут, что эта зверушка Меркурий, скрывшийся за дворцом Солнца (т.е. созвездием Льва), а Венера символизирована Птицей на левой стороне среднего этажа, то дело от этого не становится лучше: Венера вместо Рака, в котором она действительно была, окажется под Колосом Девы, и налево от Солнца, тогда как на деле она была направо от него.
Считая затем зверушку с копьем на спине за Марса, как полагается по астрологической символистике (его значок и до сих пор ♂), мы видим его под Львом и правее Сатурна, а по нашему вычислению он был во время затмения 14 августа 212 года уже в Деве ближе к Весам, и много левее Сатурна. Такая ошибка недопустима для астронома-наблюдателя того времени.
Итак мы видим, что это свиданье всех планет над Гидрою является очень неискусной подделкой какого-то неопытного вычислителя XIX века. Наблюдатель-очевидец не мог бы так неправильно расставить планеты над Гидрою, а вычислитель того времени не мог бы вычислить до такой степени приблизительно, считая (как это делал даже Коперник) геоцентрическое обращение Марса равным в 2 года вместо 1,88.
Сравнив этот рисунок с предшествовавшим, мы уже видели, что оба они работа того же мастера. Значит, даже и в том случае, если бы положение всех планет здесь вышло хорошо для 212 года, то мы с уверенностью могли бы сказать, что и они изделье авантюриста XIX века, привезшего их из Месопотамии, чтоб чем-нибудь оправдать свою командировку туда с целью разыскания «ассиро-вавилонских реликвий». И стиль и символистика обоих — та же самая.
.
Таблица

Гороскоп на подложном пограничном «Камне Селевка победителя», дающий расположение планет во время солнечного затмения в августе минус 282 астрономического года (у историков 281 год)

http://s9.uploads.ru/a4Byi.gif
Таблица
Гороскопный КаменьМеродаха-Валаама (т.е. Марса-Юпитера), дающий положение планет во время солнечного затмения 18 августа 212 юлианского года нашей эры во Льве над созвездием Причастной Чаши при всех планетах над Гидрою

http://s8.uploads.ru/B2yZm.gif
  Ïeremias: Das alte Testament im Lichte der alten Orients.(1906).
  Меродах или Мардук от еврейского МРД (דכת)— мятеж, крамола, считается за название планеты Марса; Валаам от еврейского БЛ-ЭМ (םץ-לב), полное БУЛ-ЭМ (םץ-לץב), т.е. Господь народа, считается за специальное прозвище Юпитера.

1-07-затмения

15

ОГЛАВЛЕНИЕ.
Н.А.Морозов "Христос"

Том 1 Том 9
.

Н.А.Морозов
"История человеческой культуры в естественно-научном освещении".
("Христос"). Том 1

.
Предисловие
.
Предисловие ко второму изданию
.
ПРОЛОГ. Апокалипсис с астрономической и исторической точек зрения
.
ЧАСТЬ I. ВЕЛИКИЙ ЦАРЬ.
.
Глава I. Призраки и миражи древней жизни
.
Глава II. Отражение звезд в старинных христианских гимнах и праздниках
.
Глава III. Был ли какой-нибудь “Христос” (т.е. “магистр оккультных знании”) когда-нибудь распят?
.
Глава IV. Евангельский “спаситель” (Иисус) и христианство
.
Глава V. “Царь Иудейский” в Евангелиях и “Великий царь” в “Житиях снятых”
.
Глава VI. Апостол Симон-Петр как тень Симона Волхва
.
Глава VII. Хронологический реестр византийских “святых” по векам от 1 до 1000 года нашей эры и вывод из этого
.
Глава VIII. Апостолы бога в Евангелиях и великие богословы IV века
.
ЧАСТЬ II. МЕССИАНЦЫ.
.
Глава I. Поэма созвездия Ориона
.
Глава II. Время возникновения остальных библейских псалмов
.
Глава III. “Старый завет” и “Новый завет”
.
Глава IV. Что такое пророчества?
.
Глава V. Библейское пророчество “Осилит бог” (Иезеки-Ил) (453 г. нашей эры)
.
Глава VI. Библейское пророчество “Помнит Громовержец” (Захар-Ия) (453—466 гг. нашей эры)
.
Глава VII. Библейское пророчество “Стрела Громовержца” (Иерем-Ия) (451 1. нашей эры)
.
Глава VIII. Библейское пророчество “Грядущая Свобода” (Иса-Ия) (442 г. нашей эры)
.
Глава IX. Библейское пророчество “Правда бога” (Дани-Ил) (568 г. или 837 Юл. года)
.
Глава Х. Валаам и его ослица. Астрологическая аллегория схождения Юпитера и Сатурна около звездочек “Ослов” в созвездии Рака в 710 г.
.
Глава XI. Легенда о Самсоне и Далиле (15 марта 359 г. нашей эры).
.
Глава XII. Пророчество “Сильный” (Амос) (19 июля 418 г. нашей эры)
.
Глава XIII. Малые библейские пророчества
.
Глава XIV. Кто были евреи в древности и кто были библейские боги: Иеве (Иегова), Саваоф и Элоим?
.
ЧАСТЬ III. НЕЧТО НЕВЕРОЯТНОЕ В НАШИХ СОВРЕМЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ О ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ.
.

Глава I. Параллелизм двух иероглифических родословных Ра-Мессу Миамуна с евангельскими родословными Иисуса и некоторые выводы из этого
.
Глава II. Параллелизм династических событий в царстве богоборческом (израэльском) и в царстве арианском (романском)
.
Глава III. Параллелизм династических событий в истории “Второй” и “Третьей” латино-эллино-сирийско-египетских империй
.
Глава IV. Параллелизм династических событий в царстве богославном (иудейском) и в царстве православном (византийско-сиринско-египетском)
.
Глава V. Итоги наших график и количественных и качественных династических параллелизмов
.
ЧАСТЬ IV. НОВОЗАВЕТНИКИ.
.
Глава I. Лука Элладский (850 — 946 гг.), как автор Евангелия Луки и первой части "Апостольских деяний"
.
Глава II. Апостол Павел в “Саду святых”
.
Глава III. Марк Афинский, как вероятный автор Евангелия Марка (ум. около 725 г.)
.
Глава IV. Иоанн Дамасский, как автор Евангелия Иоанна (676 — 777 гг.)
.
Глава V. Феодор Студит, как возможный автор Евангелия Матвея (759— 826 гг.)
.
Глава VI. Послания апостолов, как апокрифы средних веков
.
Глава VII. Лестница культуры Средиземноморского бассейна, с точки зрения преемственной непрерывности человеческой культуры
.
Приложения
.
Н.А.Морозов
"Миражи исторических пустынь".
("Христос"). Том 9

.
Предисловие к первому изданию
.
ПРОЛОГ. О погружении старинных построек и их развалин в землю, о их хронической деформации как средстве удостоверения их возраста.
.
ЧАСТЬ I.
.
Глава I. Основные законы умственной эволюции человечества.
.
Глава II. Несколько слов о семитических языках и о их письменности.
.
Глава III. Первые впечатления от открытия клинописной азбуки.
.
Глава IV. Еще несколько слов о солнечном — юлианском, о лунном — агарянском, и о солнечно-лунном — мессианском календарях.
.
Пятой (V) главы нет, да кажется и не было. (Н.А.Морозов)
.
Глава VI. Два месопотамские гороскопические камня, изображенные в книге Иеремиаса.
.
Глава VII. Солнечные и лунные затмения в месопотамских клинописях.
.

Глава VIII. Массивные памятники «старинного» времени. О любви и влюбленности в современной исторической науке. Первые впечатления от находки «Кодекса Амона» — учителя (Аму-Раби) современника Авраамова в Месопотамии.
.
Глава IX. Общая и частная характеристика свода законов Аму-Раби, современника Авраамова, и поразительно высокий государственный и гражданский строй, существовавший в то время на земном шаре.
.
Глава Х. АММОН-РАВИН списан с библейского АРОНА (или Моисея), библейские АРОН и МОИСЕЙ с Ромейских АРИЯ и ДИОКЛЕТИАНА, и все старо-Вавилонское царство Амму-Раби (Сумеро-Агадийская династия) с ромейских императоров от Диоклетиана до Гонория.
.
Глава XI. Арамейские (т.е. древне-сирийские) документы одной арианской колонии, найденные на острове Гезирет Ассуан, считающиеся за древнюю Элефантину.
.
Часть II.
.

ГЛАВА I. СЛЕДЫ БИБЛЕЙСКОГО АРИАНСТВА В МЕСОПОТАМИИ ДО ПЕРЕХОДА ЕЕ К МАГОМЕТАНСТВУ. ВОЛШЕБНАЯ СКАЗКА О ВЕЛИКОМ ВАВИЛОНЕ.
.
Глава II Волшебная сказка о великой Вавилони и о Суммерийском (Самарийском) и Эламитском (элоимитском, т.е. библейском) влиянии в Месопотамии в глубокой древности. Клинописные религиозные представления.
.
Глава III Филологические, географические и чисто логические несообразности наших представлений о древней истории Ирана и Ирака. Волшебная сказка о древне- персидском (-538, -330 гг.) царстве безбрачников (ахеменидов по-гречески) и лингвистические следы из него в средневековую Европу.
.
Глава IV Агарянское искусство в Месопотамии.
.
Глава V «Ассирийское царство» между псевдо-минус 2000 и псевдо-минус 606 годом в сравнении с готским владычеством в Италии во времена Одоакра и Теодориховых готов.
.
Глава VI Первая попытка выбраться из топкого Месопотамского болота европейских средневековых историков. Страшный повсеместный перепуг от чрезвычайно эффектного появления кометы Галлея весной 837 года и распадение Римской империи Карла Великого на три части от Каролингов к Ахеменидам.
.
Глава VII Наглядное изображение теории вероятности. Вторая попытка выбраться из топкого болота историков. Сравнительный ономастический разбор династии Сирийских Селевкидов-Антиохидов и французских Капетингов-Клобучников.
.
Глава VIII Третья попытка выбраться из месопотамского болота. Ономастическое сравнение первого периода династии Арсакидов-Портенидов (псевдо -250, -542) Северного Ирана с династией ахеменидов-Безбрачников псевдо-древне-Персидского царства (псевдо –559, -338) и с первым периодом династии Сассанидов-ставленников средне-персидского царства (псевдо +226, +432). Отожествление их всех с Велико-ромейскими автократами от Константина I до Аркадия (+307, +408).
.
Глава IX Размышления по поводу предшествовавшей главы. Новые доказательства огромного значения Велико-Ромейского императора Юлиана Философа в развитии средневековой теократии и мистической литературы. Отголоски двух метеоритных катастроф в Библии.
.
Глава Х Ономастическое сравнение первого периода Парфянских Арсакидов с их вторым периодом. Параллелизм в обоих.Странная ономастика последнего отдела партенидов (Вологецы), хронологические параллелизмы второго периода Сассанидов со вторым периодом Велико-Ромейских царей.Хоз-Рой справедливый — азиатское отражение Юстиниана. Омайяды и Меровинги, Аббасиды и Каролинги. Гарун-аль-Рашид — азиатское отражение Карла Великого. Все старинные сведения об арабских государствах в Азии — испанского происхождения.

16

Глава VII
Солнечные и лунные затмения в месопотамских клинописях

.

Я привожу здесь все те, которые мне известны. Возможно, что имеются, или будут найдены и другие, но они едва ли изменят выводы, которые мы делаем по этим.
.
I
Полное солнечное затмение в Месопотамии в месяце Сиване
(прежнее определение — 762 г., новое — +1061 г. Ginzel, стр. 243, № I)
У Равлинсона, в «Клинообразных надписях Западной Азии», а также и у Делитша в «Ассирийских отрывках для чтения» написано:
«В Эпонимат (т.е. в архонство) пура Ансагаля было восстание в городе Азур, в месяце Сиване затмилось солнце».

Значение символического выражения pur Ansagal и даже точное произношение этого начертания неизвестно. А Сиван по раввинскому «Дарованному (метонному) календарю» приходится между 1-м мая и 28-м июня юлианского счета.
Стремясь, подобно всем археологам, найти как можно более древнюю дату, Раулинсон, Шрёдер, Хинке, Хайнд и другие остановились тут на затмении 15 июня минус 762 года, шедшем в полной фазе перед полуднем в Малой Азии из Атлантического океана в Тихий, хотя в Месопотамии оно не было полным.
А мы, исходя из уже установленного нами положения, что раввинский Метонный календарь был установлен лишь Хассаном Ха-Даяном в Кордове в 953 году, и что выражение «затмилось» солнце (а не урезалось) надо понимать в точном смысле слова, т.е. что оно действительно затмилось, находим, что нашей задаче удовлетворяет лишь полное солнечное затмение 20 июня 1061 года нашей эры, шедшее в утреннюю половину дня прямо поперек Месопотамии. Других нет. А об этом затмении я более подробно говорю в следующих строках.
.
II
Полное солнечное затмение в Египте в месяце Таммузе
(прежнее определение — 699 г., новое — +1061 г., Ginzel, стр. 245, № 2)

Фокс Тальбот, в своей статье «Об одном затмении в древности» описал очень интересную клинопись. Обозначенная им цифрою К 131, а потом К 154, она упоминается также Оппертом и Тиле и представляет собою хорошо сохранившуюся глиняную таблетку в 3? дюйма длины и 1? дюйма ширины. На ее передней стороне 20, а на зедней — 17 строк, не считая пробелов. Почти все они хорошо сохранились и отчетливо написаны (См. Бецольд: Каталог гвоздеобразных табличек Куюнджукской коллекции Британского музея).
Текст первых 14 строк, от которых зависит определение времени и места затмения, был опубликован Тальботом по снимку Георга Смита и перепечатан Гинцелем в Известиях Венской Академии Наук (том 88, II отдел, стр. 643). Текст всей таблички в «ново-вавилонском» подлиннике опубликован был затем еще С.А.Смитом в 1888 г. в его статье «Ассирийские письма» и затем снова у Харпера в «Ассирийских письмах, часть III, 1896 г., №276, стр. 278».
Перевод Тальбота таков:
«Повелителю народов, моему господину твой слуга Кукур.
Ашур, Солнце и Мардук да будут милостивы к моему повелителю. Войско, посланное господином моим повелителем в страну Египет, прибыло. В месяце Су (Тамузе) случилось затмение. Мои воины, не храня в сердце благополучия Ассирии, разбежались направо и налево, видя небесное знамение.
Пусть повелитель спросит подателя этих писем об обстоятельствах затмения месяца Су (Тамуза) — крайне преступно  враждебно повелителю он объяснил это затмение».
В 1885 году Опперт в своей статье «Астрономические пояснения клинописей» в Известиях Венской Академии Наук (том 91, стр. 905) дал следующий перевод, во всем существенном согласный с первым:
«Повелителю стран моему господину твой слуга Кудурр. Ассур, Самас и Мердах да будут близки покровителю моему господину. Мы были посланы моим повелителем господином на дорогу в Египет (Мизир). В месяце Таммузе произошло солнечное затмение. Среди моих людей не было никого, кому бы на сердце лежало благополучие Ассирии, каждый бежал направо или налево. Повелитель мой господин, спроси посла об их гадости и о правде затмения Таммуза. Если осмелюсь, прибегну пред лицо своего повелителя и господина».
Тальбот в своем «Приложении» показал вероятность идентичности этого затмения с тем, о котором упоминает Асурбанипал (он же Сарданапал) в своих Анналах и которое приписывали затмению 27 июня минус 660 года, хотя оно и шло по Месопотамии, а не по Египту, да и то в кольцеобразном, а не в полном виде, при каком только и наступает такой панический страх, как тут описано. Опперт тоже счел возможным, что оба показания относятся к этому кольцеобразному солнечному затмению, но он все же прибавил: «возможно, что и к затмению 16-го (т.е. 17-го) июня 678 года, на который приходятся (по традиционной исторической хронологии) походы Ассархадона в Египет». Однако ж и это затмение было кольцеобразным и шло утром в таком виде поперек Красного моря в Тибет. Иензен тоже в конце концов, за неимением ничего вполне подходящего, склонился к выводу, что это произошло во время египетских походов Асурбанипала и потому «может (!) служить к установлению их хронологической даты».
«Но вряд ли кто из них прав в этих определительных попытках, — говорит Гинцель в своем «Каноне солнечных и лунных затмений для области классической древности» (стр. 246). — Во всех более ранних попытках, включительно до Опперта, филологический смысл  текста был искажен ошибкой в решающем месте, на котором основывается Тальбот. Вот каков текст по Смиту и Харперу в связной кругописи»:
«Повелителю стран, моему господину твой слуга Кудурр. Азур, Самас и Мардук да благословят моего господина. После того, как повелитель и господин отправился в Египет, произошло в месяце Таммузе затмение. Мои войска — между нами не было никого заботящегося об жизни (благополучии) Ассирии… Направо и налево… Пусть повелитель опросит посла об их лицах… затмения месяца Таммуз. Когда я их представлю пред лицо повелителя, то я погиб… (или же «когда я их изложу, я предстану пред лицо повелителя»)… в месяце Нисан… Сума, сын моего… моего повелителя… известия мне не послал. Вследствие многочисленных колдований посылаю я донесение повелителю моему господину. Повелитель да решит Набу-Сум-Мезир (египетский) сын брата Цаккара, жрец очиститель «Храма Окропления» в Дворце Страны применял против (всего этого), в Бел-Етира, как заклинания, так и отлучения».
И вот, по мнению Гинцеля, это повествование, связывающее с ужасом полного затмения также и другие донесения из области суеверия, принадлежит никому иному, как «Ниневийскому архику» и отправлено им его ассирийскому владыке, ушедшему в Египет…
Здесь хронологическая беда как будто поправляется тем, что, мол, в Египет, где не было тогда подходящего затмения, отправился не сам полководец Кудур (если правильно читается его имя), а его царь, и затмение произошло в его отсутствие в Месопотамии, около «Ниневии».
И вот Гинцель приходит к выводу, что тут говорится о солнечном затмении 6 августа минус 699 года, шедшем в полном виде из Аляски, через Гренландию, Швецию и Крым, прямо в Северную Персию, где солнце и закатилось в затмении. Однако же и тут обнаруживается несоответствие: это затмение не дошло до Месопотамии в полном виде, да и было 8 августа по юлианскому счету, тогда как конец Таммуза не заходит за конец юлианского июля.
Кроме того и самый перевод Смита и Харпера, будто не Кудур, а сам царь отправился в Египет, не выдерживает внимательной критики. Ведь войска Кудура были бы тогда на мирном положении дома, и если бы среди них в казармах и наступила временная паника, разделяемая и всем населением Ниневии, то какое же отношение это имело бы к их заботам о благосостоянии родины, которую они были обязаны защищать только от иноземного врага?
Совершенно ясно, что первые переводы Тальбота и Опперта были правильны, и паника войск произошла не дома на покое, а во вражеской стране, т.е. в данном случае в Египте, и переделывать локализацию на обратную пришлось Смиту и Харперу главным образом потому, что астрономического подтверждения его предвзятой хронологии не получалось. Да не получилось его, как мы только что видели, и при «исправленном» им переводе текста, хотя он и исправлял его именно для астрономического подтверждения предвзятой даты.
Посмотрим теперь, что выйдет, если мы будем руководствоваться чистой астрономией без всяких «предварительных внушений».
Вот все полные солнечные затмения в Египте, т.е. около Синайского полуострова, Дельты Нила и Каирской области во время месяца Таммуза (т.е. около юлианского июня-июля), начиная с минус 700 года нашей эры:
1. В минус 335 году 4 июля было в Месопотамии солнечное затмение, близко полудня, но не полное, оно не годится, потому что неполные затмения в древности и в средние века даже и не назывались затмениями, а «преображениями солнца и луны». Как мы видим во всех их описаниях: «солнце изменило свой вид», «произошло знамение на солнце», «солнце потерпело ущерб и стало похоже на луну» и т.д., а никак не затмилось.
2. В +334 году 17 июля было там солнечное затмение (да и то лишь «кольцеобразное преображение»). Оно проходило по морю у Суэцкого канала после полудня, а туда пришло почти от Флориды, через Испанию, по Средиземному морю, и ушло через Аравию в Индийский океан. Тоже не подходит к описанию, так как было только преображение, а не затмение.
3. В +718 году, 3 июня, полное затмение пришло из Тихого океана через Кубу, Испанию и Крит к северу от Синая в Аравию, в средине которой и окончилось. Оно было первое, на котором можно остановиться, да и то лишь, если войска Кудура были тогда еще в Палестине.
4. В 1061 году, 20 июня было первое во всех отношениях подходящее солнечное затмение. Оно шло в полном виде из Сахары через Каир, Суэцкий перешеек в среднюю Месопотамию, было полуденным в Тибете и окончилось в Тихом океане. Оно первое вполне подходит и к толкованию данной клинописи Тальботом, и к толкованию ее Смитом.
Далее не стоило бы и искать, но для полноты исследования, привожу и позднейшие сведения:
5. В 1293 году, 5 июля солнечное затмение в полном виде шло из Атлантического океана по Сахаре и по Египту, в полдень южнее Каира, а затем по Аравии и южной части Индустана в Индийский океан.
6. В 1478 году, 29 июля солнечное полное затмение шло из южной части Северной Америки в Испанию, где было полуденным, и затем через Дельту Нила в Аравию и индийский океан. И оно подходит, но исторически поздновато.
7. В 1488 году, 9 июля полное солнечное затмение. Шло из Сахары через Синайский полуостров и устье Евфрата в Индокитай и окончилось на северном берегу Гвинеи.
А затем нет удовлетворительного затмения вплоть до настоящего времени и еще долго не будет.
Что же мы видим?
Единственное во всех отношениях подходящее исследуемой таблете полное солнечное затмение было только 20 июня 1061 года нашей эры. И оно замечательно еще и тем, что удовлетворяет и тому и другому из двух ее толкований.
— А как же, — спросит меня малоопытный в астрономии читатель, — согласовать это затмение, помеченное Таммузом с только что описанным перед ним солнечным затмением в месяце Сиване, которое мы определили тоже на 20 июня 1061 года? Выходит, что одно и то же затмение помечено в одной клинописи Сиваном, а в другой Таммузом.
— В высшей степени просто, — отвечу я. — Солнечные затмения бывают всегда как раз в промежутке между двумя месяцами раввинов. Так и это затмение как раз отделяло Сиван от Таммуза, а следовательно могло быть помечено и тем и другим месяцем, судя по тому, откуда считали начало первого дня: с утра или с вечера. А с чисто астрономической точки зрения первая половина каждого солнечного затмения всегда бывает в последние часы предшествовавшего лунного месяца, а вторая в первые часы следующего за ним.
Таким образом запись, приведенная нами в начале этой главы (§ 1) от имени Раулинсона и только что описанная от имени Тальбота лишь подтверждают, во 1-х, что обе не подложны, и во 2-х, что обе относятся к затмению 20 июня 1061 года нашей эры. Значит, клинопись была в употреблении в Месопотамии в XI веке нашей эры накануне Крестовых походов и к этому же времени приходится причислить и Дариев и Ксерксов.
.
III
Месопотамское солнечное затмение в месяце Ара-самме, опубликованное Штрассмайером
(Ginzel, стр. 259, № 7)

Оно описано в тексте Rm IV 397 «Вавилонского Отдела в Британском Музее». Открыл его, по обыкновению, патер Штрассмайер и астрономически исследовал его вечный сотрудник Эппинг. Оно помечено 79 годом нашей эры и опубликовано в Zeitschrift fur Assyrio Cogie (VI 236 ff). А в VII томе (236 ff) оно переведено и помечено месяцем Маргешваном (еврейским Хешвоном, т.е. Ара-Саммой). Там в строке 22 написано:
«29-го солнечное затмение. Место соединения (луны и солнца на небе) не было видимо».
Здесь прежде всего мы отмечаем, что автору клинописи уже известна причина затмений солнца: соединение его с луной.
Исследуя время этого «соединения» в переделах, даваемых обычной исторической традицией, Эппинг пришел к заключению, что дело тут идет о частном солнечном затмении 30 ноября минус 232 года, причем линия полного затмения прошла не по Месопотамии и даже не по земному шару, а в небесном пространстве, мимо южного полярного круга, и «соединение» там солнца и луны было в 6 часов 3 минуты от Гринвичской полуночи.
Но совершенно понятно, что таким способом можно подтвердить любое описание. Ведь двенадцатая часть всех, даже и не идущих мимо земли затмений солнца, приходится на 29 число Ара-Саммы. Только в тех случаях, когда, кроме этого указания, дана в данной местности и максимальная величина, в особенности полная, можно найти твердую опору для определения времени.
А здесь, исходя из того положения, что частичные затмения назывались в старину не затмениями (вследствие отсутствия темноты), а преображениями Солнца, и что современный дарованный (метонный) календарь раввинов, который употребляется в клинописях, введен только Хассаном  Ха-Даяном из Кордовы в 953 году (откуда  к XI веку и распространился на восток) и что Ара-Самма соответствует раввинскому месяцу Тишри, начинающемуся не ранее 27 августа и кончающемуся не позднее 24 октября, — мы приходим к заключению, что здесь дело скорее всего идет об одном из следующих больших солнечных затмений в Месопотамии в промежуток от XI до XVII веков нашей эры.
Год 1084 –X-2; на закате — почти полное.
Год 1093-IX-23; после полудня, очень сильное.
Год 1147-X-26; после полудня, очень сильное.
Год 1178-IX-13; часа три после полудня, очень сильное.
Год 1187-X-6; тоже довольно сильное.
Год1296-X-23; на восходе, почти полное.
Год 1344-X-7; утром, очень сильное.
Год 1354-IX-17; после полудня, среднее.
Год 1502-X-1; перед полуднем, очень сильное.
Год 1568-IX-1; на восходе в Аравийском заливе, очень сильное.
Год 1605-X-1; вечером, сильное.
Год 1644-IX-1; утром в Аравийском заливе, очень сильное.
Год 1699-IX-23; среднее после полудня.
.
Далее не стоит считать.
Читатель видит сам, что при таком множестве решений, нельзя установить для данного, мало деталированного случая, определенной даты, а только подтвердить или опровергнуть (или уточнить) уже найденное другими способами решение.
Значит все, что можно сказать тут заключается в следующем:
Обычная хронология здесь не подтвердилась, иначе Эппингу не пришлось бы, за неимением нужного затмения на Земле, искать его в небесном пространстве около земли.
По-видимому это просто подлог патера Штрассмайера, вроде его знаменитых таблет, разобранных мною в прологе к этому тому. Вся неудача этой подделки заключалась в том, что никогда не бывшее на земле затмение 30 ноября 232 года кто-то вычислил ему неправильно, как будто бы видимое из Месопотамии.
Дело в том, что тогда еще не было ни канона затмений Гинцеля, опубликованного лишь в 1899 году, ни канона Оппольцера, вышедшего в 1887 году, а были только Sysigientafeln Оппольцера, потребовавшие при дальнейших усовершенствованиях значительных поправок по определению точного места пути солнечных затмений по земной поверхности. И вот клинописи, подделанные под них и оказались вместе с ними ошибочными.
А кроме того мы видим тут наглядный пример того, какие натяжки принуждены были применять астрономы для того, чтобы во что бы то ни стало «подтвердить» неправильно установленную хронологию древней истории.
.
IV
Солнечное и лунное затмение при Ассурбанапале в месяце Таммузе
(Ginzel, стр. 252, № 4)
В «Анналах царя Ассур-Банапала» написано (по Георгу Смиту «История Ассурбанапала»):

«В моем седьмом военном походе двинулся я против Теумана царя Елама, из-за Умманигаса, Умманапы и Гаммарита, сыновей Уртака царя Елама и из-за кудура и Пара, сыновей Умманалдаса, брата Уртака царя Елама, ибо Теуман послал своих знатных (ко мне) для их выдачи ему. А эти люди прибежали ко мне и обхватили мои колена. На выдачу их ему я не согласился».
«Вследствие дерзких слов, которые он через (своих послов) Умбадара и Небудамика посылал мне каждый месяц и насмешливо хвастался в кругу своих войск я положился на Истар, охранявшую меня».
«Желанию его уст не внимал мой слух и я не выдал ему беглецов».
«Теуман задумал злое, но Син (бог месяца) приготовил ему дурное знамение, а именно затмение. Поутру, до света отдыхал он, и когда он отдыхал, заходящее (?) Солнце… (затмилось) в знак окончания царствования владыки Елама и гибели его страны».
(За этим следует донесение о заболевании Теумана, который не испугался этих знамений и предпринял поход в Ассирию. Ассурбанапал узнает об его приближении к Арбеде «в месяце Аб»).
И далее говорится снова: «Как луна успокоилась (т.е. затмилась), так и солнце».
Значит, тут выходит редкий случай, когда в один и тот же месяц было видимо в месопоптамии и солнечное и лунное затмения.
И вот единственные солнечные затмения в месяце Таммузе, бывшие на закат в Месопотамии:
1. В минус 584 году, 28 мая солнечное затмение, шедшее из Тихого океана через остров Кубу, Францию, Босфор, чтоб окончиться в Месопотамии. Но оно было еще между Ийяром и Сиваном, а не в Таммузе.
2. В плюс 185 году, 14 июля, шедшее из Аляски через Гренландию и Швецию и окончившееся в средине Месопотамии не закате. Это первое подходящее.
3. В 718 году, 3 июня, шедшее из Тихого океана через Кубу и Испанию, но оно окончилось в средине Аравии.
4. В 1330 году, 16 июня, шедшее через Канаду, Гренландию, Данию в северную половину Месопотамии, где и кончилось на закате солнца. Это второе вполне подходящее.
5. В 1433 году, 17 июня, шедшее тоже через Канаду, Гренландию, Данию, Босфор, прямо к Шат-эль-Арабу у Персидского залива. Это третье и последнее подходящее.
Больше не было до настоящего времени.
Вот все, что дает астрономия для закатных солнечных затмений, видимых в Месопотамии.
Посмотрим же, каким из них предшествовали лунные:
1. Для солнечного затмения 28 мая минус 584 года мы не находим соседнего лунного — ни раньше, ни позже.
2. Для солнечного затмения 14 июля +185 года, в 2 часа 25 минут Гринвичского времени, т.е. в пятом часу утра для Месопотамии, с максимальной фазой 8”6, зенитное над минус 34° южной широты. Оно очень подходит, за исключением того, что было не раньше солнечного, а после него.
3. Для солнечного затмения 3 июня 718 года не находим соседнего лунного затмения.
4. Для солнечного затмения 16 июня 1330 года находим соседнее лунное — 1 июля 1330 года, в 2 часа 34 минуты Гринвичского и около 5 часов утра Месопотамского времени с максимальной фазой 7”8, зенитное над –37° долготы от Гринвича и –23° южной широты.
5. Для солнечного затмения 17 июня 1438 года не находим соседнего лунного затмения — ни раньше, ни позже.
Из менее подходящих находим только кольцеобразное солнечное затмение 11 августа минус 21 года. Луна действительно затмилась тоже после него, 26 августа, в 2 часа 56 минут Гринвичского времени, т.е. под утро в Месопотамии, с максимальной фазой 8”0 и в зените над –44° долготы от Гринвича и –12° южной широты, но оно было уже в месяце Абе, а не в Таммузе.
Что же из этого выходит.
Астрономия и здесь опровергает установившуюся хронологию древней истории. Таких затмений не было в VII веке до начала нашей эры. И если выражение: «как луна успокоилась, успокоилось и солнце» не обозначает вместе с тем, что солнце затмилось после затмения луны в том  же месяце, то мы имеем только два решения: +185 и +1330 годы нашей эры. А если мы будем искать обратный случай, т.е. утреннее затмение луны, предшествовавшее затмению солнца в месяце Таммузе, то не найдем ничего подходящего и должны будем признать этот документ за подложный.
*  *  *
Мы только что видели, как плохо поддаются историко-астрономическому анализу солнечные затмения, датированные по лунным календарям: они ложатся всегда на большой промежуток между двумя соседними юлианскими месяцами. Но еще хуже дело обстоит в этом отношении с лунными затмениями, датирующимися всегда половиною лунных месяцев, их 14-15 днем.
Когда мы имеем юлианскую или григорианскую датировку, то по ней лунное затмение может приходиться на любой день месяца (а, следовательно, и года). И раз нам указаны день и месяц, то пригодною для этой даты оказывается в среднем только одна триста шестьдесят пятая часть всего хронологического ряда затмений. А так как с каждого земного пункта в год видно в среднем одно лунное затмение, то средний интервал между решениями выходит в 365 лет, промежуток, достаточный для выбора нами того или другого случая. А по лунному календарю средний интервал равен числу лунных месяцев в году, т.е. через каждые 12 лет мы в среднем находим лунное затмение, удовлетворяющее такой дате. При возможности ошибки в хронологии, превышающей ± 6 лет, подобный счет затмений по лунным месяцам годен только для уточнения уже иначе определенной даты.
Вот несколько примеров тому из клинописной литературы.
.
V
Лунное затмение в месяце Шабате
(Ginzel, стр. 250, № 3)

Буассье в Семитическом Обозрении (Revue Semitique) 1896 года (стр. 1618) приводит клинопись времени Шамаш-Шумукина (Šamaššumukin), в которой говорится о лунном затмении. Эта глиняная дощечка находится в Константинопольском музее под № 6, и строки 8—13, по сообщению Буассье, означают следующее:
8.   «Я, Шамаш-Шумукин, повелитель, сын своего бога,
9.   у которого бог Мардук и у которого богиня (Истар) Сарпани
10. вследствие зловещего лунного затмения, случившегося на пятнадцатом дне месяца Сабат,
11.  вследствие дурных знамений, злых, ничего хорошего не предвещающих явлений,
12.  которые появились в своем дворце и в моей стране,
13.  я боюсь, я в страхе, я в ужасе.»
А в Британском Музее тоже находится текст, в котором вместо Шамаш-Шумукина упоминается Ассурбанапал и приводится почти теми же словами ссылка на лунное затмение в месяце Сабат. Там, строки 1—3, по Буассье, гласят:
1. Вследствие зловещего лунного затмения в месяце Сабат… дня
2. Вследствие дурных знамений, злых ничего хорошего не предвещающих явлений,
3. которые случились в моем дворце и в моей стране…
Мы видим, что обе надписи одного и того же происхождения, иначе в них не оказалось бы той же самой фразировки. Когда оно могло быть?
Месяц Шабат по раввинскому «Дарованному календарю» может приходиться в разные годы 19-летнего цикла, на весь промежуток от 22 декабря по 20 февраля юлианского счета, и вот Лема, руководясь традиционной хронологией и не находя для ее оправдания полного лунного затмения (единственно внушавшего страх, так как частные затмения луны только напоминают ее фазы), воспользовался частным затмением луны 17 февраля минус 663 года с максимальной фазой потемнения в три четверти лунного диска. В Месопотамии оно было около 6 часов вечера, т.е. тотчас после захода солнца, на восходящей луне, которая уже возвращалась к полному своему виду, что тоже не очень соответствует такой зловещей записи. Но другого выбора не было, и потому и сочли его решение за подтверждение.
А между тем таких «подтверждений» всегда найдется без конца, какое лунное затмение ни взяли бы наудачу.
Посмотрите только на мои лунные таблицы в пятой книге «Христа», и вы увидите, что весь промежуток от 22 декабря по 20 февраля наполнен там еще более «подходящими» лунными затмениями. Вот хотя бы только сверх-полные и только для одного января, — между концом X и концом XII века:
976-I-19; 995-I-19; 1078-I-30; 1154-I-1; 1172- I -13; и т.д. и т.д.
Что из этого можно вывести?
Ровно ничего.
.
VI
Два (вероятно подложные) лунные затмения «при Камбизе» 14 Таммуза и 14 Тебета вслед за ним (Ginzel, стр. 258, №№ 5 и 6)
В тексте Штрассмайера к надписям Камбиза (№ 400, стр. 45) говорится по Опперту:

«На 7-м году Камбиза, четырнадцатого Таммуза, при наступлении 1⅔ двойных часа ночи, полное лунное затмение, посредине которого луна затмилась на полдиаметра с северной части».
И в том же тексте еще говорится:
«В ночь 14-го Тебета в 2? двойных часов ночи полное лунное затмение, распространившееся на северную и южную часть. Это те самые затмения, которые приведены у нас в главе V этого отдела и отнесенные к началу царствования мифического ассиро-вавилонского Кира. Но они там даны не как записи о бывшем, а как предвычисления.
Считая по обычной хронологии, что Камбиз (Камбуджий), сын Кира (по-гречески: государя), наследовал своему отцу в минус 528 году, Опперт пришел к заключению, что в первом тексте дело идет о лунном затмении 17 июля минус 522 года, в 21 час 0 минут от Гринвичской полуночи.
А второй текст тот же Опперт отнес к полному затмению 10 января минус 521 года в 1 час 45 минут от Гринвичской полуночи.
Легенда о Камбизе говорит нам, будто он в минус 524 году завоевал Египет, пограничную с ним часть Киреники и Ливию, и пошел затем на Эфиопию, но возвратился из-за недостатка провианта и умер в минус 521 году на обратном пути в Персию.
С этой точки зрения оба затмения оправдываются, но такое совпадение еще не значит, чтоб они не были вычислены в наше время, или не были предсказаны на другие годы.
По нашей хронологии, относящей весь период до начала нашей эры в область мифов, дело переносится не ранее, как в IX век, когда был основан Египетский халифат (с 973 года), а возможно, и позднее. Да и внешняя точность датировки вплоть до третьей доли часа немыслима для шестого века перед началом нашей эры.
А кроме всего другого это тот самый Штрассмайер, который подделал и разработанные нами выше эфемериды на время воображаемой жизни «отца астрономов Гиппарха». Не трудно даже видеть, откуда он взял первое из этих затмений: из «Альмагеста» Птолемея!
В Альмагесте написано:
«В 7 году Камбиза в 225 году по Набо-назаре в ночь с 17 на 18 Паменора египтян за час до полуночи наступило затмение луны в Вавилоне на полдиаметра северной части».
А в клинописи, как мы видели, только египетское название месяца заменено еврейским Таммузом, да местное египетское время с грехом пополам переведено на месопотамское, а остальное переписано буквально.
Если мы примем во внимание, что лунные затмения видимы в любой стране в среднем по одному в год, и что в обоих первоисточниках приведено их только с десяток, то вероятность  случайного совпадения в них того же затмения на протяжении 200 лет дает 200 шансов против одного, что один из авторов переписал у другого. А когда мы к этому еще прибавили, что у обоих указана одна и та же деталь: «затемнилось на полдиаметра с северной части», то переписка Штрассмайером из предшествовавшего ему Альмагеста переходит на уровень достоверности.
К этому же печальному заключению приводят и вся эфемерида, которая получает удовлетворительное решение лишь в том случае, если мы отнесем ее ко времени разгара Крестовых походов (к 1246 году нашей эры), и если допустим, что из этих затмений первое, вычисленное автором на 30 июня 1246 года не удалось (хотя и предусматривалось по драконическим месяцам), а второе осуществилось с затемнением половины лунного диска.

17

Глава VIII
Массивные памятники «старинного» времени.

О любви и влюбленности в современной исторической науке.
Первые впечатления от находки «Кодекса Амона» — учителя (Аму-Раби) современника Авраамова в Месопотамии.
.

Изучая историю культуры в Месопотамии, главным образом в ее узкой полосе, орошаемой рекою Тигром, на которой открыты своеобразные памятники старинной культуры, мы должны сделать особое исследование ее массивных предметов человеческого искусства, отделив его совершенно от исследования ее литературных памятников на портативных глиняных пластинах, потому что между ними нет никаких связей, которые не порвались бы при беспристрастном рассмотрении.
Массивные памятники старины, к каким относятся например, так называемая «Гробница Кира» недалеко от Мургаба в персидском Фарсистоне, или так называемые Пропилеи Ксеркса в Персеполисе в Закавказье около Аракса, являются, конечно, историческим фактом. Здесь остается только решить кто и когда стал называть их этим именем и на каких основаниях?
Вот например у нас на берегу Невы стоит Петропавловская крепость и в ней даже есть церковь Петра и Павла… Можно ли из этого сделать вывод, что она и построена этими апостолами, а не русским императором Петром I? Вот в тех же краях Исаакиевский собор, теперь музей… Подумаете ли вы, что он и построен некиим Исааком, а не русским царем Николаем I?
Так и гробница Кира и Пропилеи Ксеркса могли быть построены много позднее тех лиц, имена которых они носят. Да точно ли они носили эти имена со времени своего построения, а не навязаны ли догадками новейших европейских археологов из непреодолимого желания приписать найденное ими сооружение излюбленному ими имени? А ведь это так часто в археологии. Вот, например, прекрасное по своей искренности описание Х. Мугуевым находки «Древней Нессы» на границе Закаспийского края с Персией.
.
«Открытие Нессы
Автомобиль сделал крутой поворот и, свернув с шоссе, минул зеленые сады, промчался через Багир. Отсюда поднимались зеленые большие холмы, на вершине которых стоял древний город Несса, первая столица парфян, занесенная песком и прахом времени, — конечная цель нашего пути.
Уже давно археологи, занимающиеся изучением древнего Востока, пришли к мысли о том, что где-то около персидской границы должна находиться знаменитая Несса, столица могущественного парфянского государства. К этому их привели документы, записи и предположения. Но где именно, — это терялось в туманных догадках. Несколько раз мир оповещался о том, что наконец-то найдена Несса, но дальнейшие раскопки ясно говорили, что найденные города не могли быть Нессой, так как и по характеру культуры и по материальным памятникам, открытым при раскопках, они оказывались городами иных эпох и культур. Но упорная жажда открытия истинной Нессы не оставляла ученых и в 1931 году археологом Туркменского научно-исследовательского института тов. Ершовым было обращено внимание на огромные, странной формы холмы, лежащие под самым хребтом Копет-Дага у селения Багир. Приехавшим специально по этому поводу из Москвы археологом проф. Башкировым были произведены первые раскопки. Были заложены шурфы, и успех открытия сразу превзошел все, даже самые смелые ожидания участников экспедиции. Шурфы, заложенные под один из самых высоких холмов мертвого города, обнаружили древний парфянский храм. Уже отрыты мощные колонны и портики храма, обнаружен вход в него, добыты редкая ценная утварь и жезл Геркулеса, необходимый атрибут для каждого жреца той эпохи. Вскрыта часть внутренних покоев храма, обнаружен ход, ведущий в царский дворец, — самое огромное здание города. Частично вскрыты дома, разведаны городской водоем, центральная площадь, обнаружены линии улиц. Все полученные и уже изученные трофеи раскопок с несомненной ясностью говорят, что ускользавший от археологов древний город Несса наконец найден.
Мы обходим высокие восьмисаженные стены, ясно выступившие из-под слоев нанесенной эпохами земли. Белый, слабо обожженный кирпич, плотно уложенный один на другой. Сколько веков, поколений и дел прошло мимо этих безгласных свидетелей старины! Вокруг стен — могильные холмы с ясно обозначившимися каменными выступами. Мы взбираемся по холмам на стены. Они широки. Отсюда, с этих стен, нам видны лежащие под ними дома, храмы, улицы и дворцы.
К самой середине Нессы с четырех сторон спускаются широкие рукава — это улицы, соединяющиеся в самом центре глубокой, резко очерченной впадиной. Здесь городская площадь и центральный водоем, в котором хранилась драгоценная вода. Из-под стен видны сохранившиеся черные впадины глубоких подземных арыков, отведенных к горным ключам Копет-Дага.
Над выпуклостями города высятся два холма — это царский дворец, и несколько в стороне от него, главный храм. Работы, начатые по раскопкам храма, уже обнаружили его мощные колонны, мозаичные потолки, цветную керамику стен.
Я смотрю на огромную площадь мертвого города — она велика. Боевые башни, украшающие стены, расположены друг от друга на расстоянии ста саженей, а этих башен — 48. Значит, в диаметре город имеет не менее 4 с половиной километров.
Много, еще очень много работ предстоит для того, чтобы целиком отрыть этот когда-то мировой город. Эти раскопки для истории культуры будут иметь огромное значение. Зарубежные археологи проявляют живейший интерес к открытию Нессы, а Турецкое археологическое общество специальным  письмом запросило Туркменский научно-исследовательский институт о ходе работ и о возможности совместных раскопок.
Я сижу на зеленых холмах заброшенного, затерянного города. Жизнь когда-то ключом била в нем. Ведь могущественная Парфия во времена Римской империи занимала второе место в мире и этот самый город Несса был главным военным, административным и религиозным центром государства. С этих самых холмов, с которых я сейчас гляжу на бесконечную, раскинувшуюся передо мной Туркменскую равнину, с этих стен и боевых башен тысячу лет назад глядели на эту долину парфянские воины, и ни один караван не мог безданно и беспошлинно пройти по этим путям, соединявшим в те дни Китай, Персию, Грецию и Кавказ. Река времен унесла с собой все деяния, страсти и мощь этого грозного государства, оставив погребенным под землей мертвый город Нессу, на куполах которого сидим мы».
Ашхабад, июнь 1934 г. (напеч. Известия 26/VI-1934 г.)
.
Статья эта прекрасна по своей характеричности. Таковы естественные чувства всякого археолога, ожидающего найти в древности чудеса искусства и культуры.
При чтении этого описания в вашем воображении рисуются, как и в  моем, под горами песка (почему-то всегда заносящего только оставленные человеком города, не трогая жилых) величественные колонны и порталы сказочных храмов и царских дворцов, и что всего удивительнее редкая цветная утварь и священные жезлы Геркулеса, почему-то не взятые для дальнейшего употребления уходящими постепенно жителями (ведь не моментально же был засыпан песком этот город, никаких скелетов в нем не найдено, значит и оставлены они были такими высококультурными жителями специально для будущих археологов).
Но вот, к сожалению, сам автор прилагает к своему описанию фотографический снимок важнейшей раскопки (рис.    ), и у вас сразу падает настроение. Скажите сами: разве такое первобытное грубое сооружение похоже на только что приведенное описание? А таковы, повторяю, все археологические сообщения о далеких странах и мы всегда должны иметь это в виду.
Любовь к предмету своих избранных исследований есть величайший стимул и вернейшее средство достигнуть в них новых и серьезных результатов.
Но эту любовь нельзя доводить до ослепляющей влюбленности,  при которой начинает казаться, что всякий найденный вами под песком предмет есть верх совершенства, и в душе остается только одно страстное желание возвеличить его как можно более.
Над любовью к предмету своего исследования всегда должна возвышаться и доминировать любовь к истине.
И вот исследуя беспристрастным естественно-научным методом наши современные представления о древней истории народов, мы сейчас же замечаем, что такое же как в данном описании, страстное желание возвеличить свой предмет доводило специалистов до того, что иногда они начинали говорить о нем сами не понимая своих собственных слов, а иногда прямо начинали лгать в его пользу, хотя последнее делалось обыкновенно не из действительной любви к предмету, а из собственного себялюбия, с целью прославления себя дешевым способом.
Как пример первого искреннего рода любви до ослепления, я не могу не привести здесь замечательного вывода одного известного египтолога, что пирамида Хеопса построена 5000 лет назад, потому что канал, который был первоначально проведен к ней от гробницы императора наружу и «очевидно к полюсу мира», теперь оказывается отклоненным от этого полюса на соответствующее число градусов.
Значит, пятитысячелетняя древность пирамиды Хеопса доказана астрономически…  приведенный автором точный математический расчет по вековым изменениям широт не оставил в этом никакого сомнения».
Когда я впервые прочел это египтологическое вычисление, у меня сначала сделалось что-то вроде головокружения  при попытке представить себе: как мог автор прийти к таким результатам! Это показалось мне похожим на то, как если бы кто-нибудь, найдя учебник арифметики, в котором начертано 2х2=5, сделал бы по этому поводу такой вывод:
— во все человеческие времена дважды два было четыре. Значит этот учебник составлен во времена дочеловеческие, когда на земле жили одни ангелы, две пары которых при их сверхъестественности могли действительно составлять пять ангелов. Какое чисто математическое доказательство существования ангелов мы имеем теперь»!
Как могли подобные же соображения о египетских пирамидах прийти в голову образованному человеку, если он не был совершенно ослеплен страстным желанием подтвердить, чем угодно, свое убеждение в древности любимой им египетской культуры?
Подумаем только сами:
Вот (рис.   ) земной шар. Вот ось его вращения О, показывающая всегда на так называемый полюс мира, как бы он ни перемещался на кажущемся небесном своде. Вот пирамида N. И очевидно,  что канал в ней для того, чтобы он показывал «на полюс мира», необходимо построить так, чтоб направление его О было параллельно земной оси. Тогда на огромных расстояниях, отделяющих нас от звезд, при которых они кажутся нам точками, хотя и больше земли, обе линии покажут только на два пункта поверхности той же самой звездочки, т.е. перспективно для нас как бы сольются в одну линию.
Но отсюда совершенно ясно, что если канал пирамиды О теперь идет параллельно земной оси О, никаких значительных, а тем более систематических и вычислимых передвижений которой по земной поверхности пока неизвестно, то он и всегда показывал на полюс мира. А если теперь это канал оказывается отклонен от земной оси на определенное число градусов и потому не показывает на полюс мира, то он и никогда не показывал на него. Так по какой же головокружительной абстракции мысли, известный египтолог сделал свои «астрономические» вычисления 5000-летней древности этой пирамиды? Каким образом курьезное вычисление под именем «астрономического» попало даже в некоторые небезынтересные популярные книги по истории астрономии, не говоря уже о курсах египетской культуры и каким образом распространилось среди общеобразованной публики, так что один даже очень образованный человек просил меня ответить на него, как на что-то серьезное?
Но ответ здесь прост. Известный египтолог почему-то смешал реальный северный полюс земного шара с фиктивным «полюсом неба», и приняв фикцию за реальность, вообразил, что и канал в пирамиде, раз он был направлен на передвижной «небесный полюс», должен был поворачиваться по его направлению вместе со всей пирамидой, как ружье охотника, нацеленное на перелетающую птицу.
А как же это, поистине смешное недоразумение не было отмечено вплоть до меня никем, хотя с тех пор прошли уже несколько десятков лет и этот ляпсус бессознательно засел во многих сотнях, если не тысячах любознательных европейских голов?
И каким образом уже два историка специалиста, один из Берлина, другой с берегов Невы (об именах которых я умолчу из уважения  к ним) серьезно приводили мне это, по их мнению «астрономически неопровержимое доказательство» глубокой древности египетской культуры?
Только потому, — отвечу я, что все повторявшие эти слова, произносили их как ряд звуков речи, только воображая, что они имеют астрономический смысл, но не представляя реальной картины колебаний земной оси, а с нею и всего земного шара, и пирамиды на нем как одного и того же комплекса в небесном пространстве.
И вот, почти из таких же псевдо-астрономических подтверждений древности человеческой культуры состоит и весь арсенал ее защитников, и этот арсенал, к стыду человечества, пополнялся еще и в XIX веке большим количеством предумышленных подлогов при палеологических исследованиях таких отдаленных стран, которые в то время были еще недоступны для проверки. Характеристическая особенность этих подлогов, как я уже указывал не раз, заключается в том, что рукописи их, — чаще всего целые книги, — всегда оказывались открытыми лишь в одном экземпляре, т.е. не имевшими распространения. И из этого выводится важное проверочное правило: во всех случаях, когда манускрипт является общеинтересным хотя бы для одного  класса людей, вроде беллетристических, исторических, поэтических, философских, религиозных книг, или биографий известных деятелей, единичность якобы найденной рукописи служит абсолютным доказательством ее подложности, как я уже не раз предупреждал читателя. И лишь в тех случаях, когда документ относится к какой-либо узкой специальности (например, рецепт, математическая или астрономическая запись), критерий его одиночества не является еще доказательством подложности, и его приходится исследовать по существу.
Этот последний случай мы и имеем в деле о кодексе Амму-Раби, а потому посвятим ему и еще несколько страниц, отделяя любовь к предмету своего исследования от влюбленности в него.
Посмотрим прежде всего, что говорит нам влюбленность:
«С каждым годом древний Восток привлекает к себе все больше внимания, — пишет в 1904 году А. П. Лопухин, — и он вполне заслуживает этого, потому что, представляя собою колыбель человека, он доселе заключает в своих недрах тайны, которые могут служить к выяснению первобытной жизни и исторических судеб человечества. Туда, где находится рай земной, в настоящее время обращены взоры политиков и всего новейшего общества. В край, недавно еще представлявший собою пустыню, в которой только гарцевали разбойничьи шайки бедуинов, как бы от скуки то и дело производивших между собою стычки и целые сражения, правительства новейших государств одно перед другим направляют ученые экспедиции для исследования его древностей. А для облегчения сношений строятся железные дороги, на которые тратятся многие миллионы.
По-видимому, этот давно похороненный под развалинами мир, вновь воскресает к жизни, и может быть, недалеко уже то время, когда там опять закипит новая жизнь после столь многих тысячелетий мертвого могильного покоя. Но эта новая жизнь едва ли будет равняться той древней жизни, которая кипела там тысячелетия тому назад. До сих пор, судя лишь по кратким отрывочным сведениям о жизни этих стран, находимым у греческих и римских писателей, мы не могли и представить себе, какая процветала там жизнь. Но теперь новейшие открытия, сделанные экспедициями разных ученых обществ дают нам возможность проникнуть в глубину этой жизни во всех ее подробностях и нельзя не изумляться, как в столь отдаленное время, приблизительно за 3000 лет до Р. Х. там кипела жизнь, которая едва ли уступает кипучести жизни в настоящее время с его прославленной новейшей культурой».
Так писал в 1904 году А. П. Лопухин в своей книжке «Вавилонский царь правды Аммурапи и его новооткрытое законодательство в сопоставлении с законом Моисеевым», и мы не можем не разделить его изумления. Но только мы не придем от этого в столбняк, а войдем и в положение отправляемых туда экспедиций, если вдруг они ничего там не нашли… Какой невыносимый позор возвратиться ни с чем! Надо найти хоть один какой-нибудь документ, во что бы это ни обошлось. Надо предлагать туземным знатокам древности, муллам и местным лицам, уже вкусившим от европейской науки, какие угодно суммы за каждое полезное указание.
И вот, на быстро распространившийся слух о возможности разом получить огромные по тамошнему курсу деньги, неизбежно прежде всех реагируют туземцы, которые вместо своровать говорят спроворить. И они начинают подыскивать среди себя людей, получивших в каком-нибудь европейском университете достаточное знакомство со старинным языком своих предков, не многим более трудным для них, чем для русских церковно-славянский.
Документ изготовляется, относится в какое-нибудь обязательно пустынное место, зарывается в щебень каких-нибудь развалин, в которые затем и приглашаются члены гяурской экспедиции. Местный руководитель показывает пальцем: «Ройте тут!». И тут действительно отрывают что-нибудь подходящее. А если у кого-либо из членов экспедиции и зарождается подозрение, то и его личный интерес заключается в том, чтобы оправдать свою командировку хоть чем-нибудь. И я не говорю уже о возможности для него после многих месяцев пребывания в чужой и недоброжелательной среде и страстного желания скорее возвратиться на родину, самому приготовить что-нибудь. Я помню, например, одного русского моряка, бывшего в Индии проездом из Одессы во Владивосток. Он тоже видел собственными глазами, как факир бросил там веревку на небо и мальчик факира взобрался по ней на облако. А между тем все подробности его рассказа были повторением фантастического рассказа известной теософии Елены Блаватской.
И я вполне понял его положение.
Он сам верил, что такого рода чудеса совершаются на каждом празднике факирами и что слушатели на родине сочтут его за горького неудачника, если, побывав в Индии, он не увидал там ни одной диковинки. А кому же хочется прослыть среди своих соотечественников жалким человеком. И вот не увидав там ничего чудесного, он вплел в свои приключения то, что по его мнению видели там все его предшественники.
Но в еще худшем положении находится ученая экспедиция, специально командированная в далекие и мало знакомые страны за привозом обломков древней старины, валяющихся там по общему представлению грудами чуть не на каждом шагу.
Принадлежит ли к числу таких документов и «Кодекс Хаммураби»?
Мне кажется, что есть еще один вариант таких находок. Найдя в стране действительно старинную надпись, но много более позднего периода, чем требуется, можно выскоблить в ней все места, которые обличают ее неуместно позднее происхождение, а остаток привезти в Европу. И вот замечательное явление: во множестве египетских надписей на камнях оказываются выскобленные кем-то некоторые строки, особенно часть собственных имен… И когда мы задаем себе известный юридический вопрос: «Cui bono»?, то выходит, что произведенное выскабливание не было нужно решительно никому, кроме нашедшего древний документ.
Зачем, например, хоть в этом самом законодательстве выскоблены все статьи от 66 до 99 включительно? Не потому ли, что они были уж слишком апокрифичны для того времени? Не говорилось ли, например, об отношении к христианам, а если не к христианам, то к евреям, которых тоже не полагалось за 2000 лет до начала нашей эры? Вот почему и остается наиболее вероятным такое решение данного вопроса: документ этот вероятно позднего средневекового характера. Вплоть до приезда французской экспедиции он может быть находился где-нибудь в более культурных частях Персии, но ради нее специально вывезен в развалины, считающиеся за остатки древнего города Сузы, а обличающие его более позднее происхождение статьи были старательно выскоблены. Этим объяснится также и неожиданность находки такой реликвии в небольших развалинах за левым берегом Тигра, тогда как ему было бы нужно быть за правым его берегом в Месопотамии. Вот описание этого сенсационного открытия, сделанного доминиканским монахом Шейлем и французским архитектором де-Морганом в 1902 году в полутораста километрах к северо-востоку от слияния Тигра и Евфрата, где «по преданию» летом жили зачем-то персидские цари, хотя ни один здравомыслящий человек не избрал бы себе этого места для летнего отдыха, а поехал бы куда-нибудь получше.
«Расследуя многочисленные остатки древней Эламской столицы Сузы на р. Тигре, исследователи, — говорит А. П. Лопухин, — между прочим нашли одну большую плиту (вышиною в 2? метра), которая, как оказалось по ее прочтении, представляет собою изложение законов знаменитого вавилонского царя Аммураби, жившего за 2400—2300 лет до Р. Х. Царь Аммураби был известен и раньше, как один из знаменитейших вавилонских царей первой династии. Это (по мнению Лопухина, а с ним и других семитологов) никто иной как Амрафел, царь Сенаарский, упоминаемый в XIV главе книги Бытия, где описывается, как он в союзе с другими царями сделал нашествие на Палестину, разграбил город Содом и другие союзные с ним города, взял с собою в плен племянника Авраамова Лота и был настигнут и разбит Авраамом.
«Семит родом, он принадлежал к племени, которое весьма вероятно (!) вторглось в плодородную местность Месопотамии (!) и покорив местных властителей, поселилось там. Окрепнув политически, он изгнал эламскую династию, дотоле господствовавшую в Вавилонии и, объединив разрозненные уделы в одну монархию, сделался могущественным государем и овладел всем известным цивилизованным миром того времени (за исключением Египта) от Персии до Средиземного моря. Подробностей этого, конечно, мы не знаем, и только случай, рассказанный в XIV главе книги «Бытия» проливает некоторый свет на эти события. И вот от этого-то царя и найден был замечательнейший памятник, который открывает нам возможность проникнуть в исторические судьбы той отдаленной эпохи».
«Кодекс этот имеет чрезвычайно важное значение. До настоящего времени нам были известны несколько законодательств. Главное из них содержится в Библии (Моисеевы законы), а затем кодекс Юстиниана, ставший источником всего новейшего законодательства; кроме них были открыты посредством раскопок еще три других менее важных свода законов, начертанных на камне: греческий кодекс, заключающий в себе эдикты Эгины, финикийский кодекс, представляющий правила жертвоприношения; свод законов на так называемой Марсельской надписи, и кодекс Пальмирский, шестиязычная колонна которого касается равных подробностей торговой жизни, кипевшей в этом центре древней торговли и промышленности. Но ни один из этих кодексов (за исключением Моисеева) не может равняться по полноте и обширности с новооткрытым кодексом Аммураби. Он начертан на огромной скрижали, содержащей в себе 16 рядов текста на лицевой стороне и 28 рядов на задней стороне».
«До открытия этого великолепного кодекса, — говорит А. П. Лопухин, — об авторе его (царе Аммураби) мы знали лишь то, что он был одновременно и храбрый воитель и вместе с тем благочестивый строитель храмов, деятельно заботившийся о благосостоянии своего народа. Он и проводил каналы, о чем и говорится от его имени в одной надписи.
«Когда бог света (Ану) и господь (Бел) отдали мне в управление земли Сумера (от ШМРЕ — сторожевая страна, Богоборческое государство, по нашим отождествлениям Византия) и Акада и вложили бразды правления ими в мои руки, тогда я вырыл канал имени Аммураби — это благодеяние людей, приносящее обильные воды в страны Сумера и Акада, ибо берега их я превратил в удобную землю, собрал там жатвы пшеницы и снабдил Сумер и Акад водою и для будущих поколений. Разделенное население Сумера и Акада я объединил и обеспечил пищей и питьем. С благословением и изобилием я пас их. Мирное обитание я дал им для жизни».
В эпилоге законов Аммураби, представляющем собою молитву о благословении тех из его преемников, которые будут соблюдать эти законы и сохранять его память, а также грозные проклятия на всякого, кто хотел бы ниспровергнуть его законы или обезличить самый камень, автор от имени Аммураби трижды упоминает о его прозвище — Царь Правды. Прежде всего, он говорит:
«По повелению бога Солнца великого среди неба и земли, пусть праведность распространяется на земле. По повелению господа Воинств (Меродаха) этот мой памятник да не подвергается никакому разрушению. В храме Э-Сагил, который я люблю, пусть навсегда поминается мое имя и пусть всякий угнетенный человек, нуждающийся в защите закона, приходит и встанет пред этим моим изображением, как царем правды, и пусть он прочтет эту надпись, мои драгоценные слова, и эта надпись объяснит ему его дело, и он познает, что такое справедливость, и сердце его возрадуется, так что он скажет: царь Амму-Раби есть правитель, который, как отец своих подданных, хранил слова бога Воинств в страхе и почести. С помощью бога Воинств он совершил завоевания на севере и на юге, услаждал сердце своего господа бога Воинств, наделял благодеяниями своих подданных всегда и везде и установил порядок в стране… Когда прочтет эту надпись, пусть он от полноты сердца помолится богу Воинств, моему господу и царице Владычице Зерпаните, моей госпоже, и тогда все покровительственные божества и боги, пребывающие  в храме Сагил, удовлетворят желаниям ежедневно выражаемым перед богом Воинств моим господом и Царице-Владычице моей Госпожой».
А далее еще говорится:
«Я, Амму-Раби, царь правды, которому бог Солнце предоставил право или закон. Мои слова хорошо обдуманы, мои дела не имеют себе ничего равного и имеют своей целью унизить тех, которые высоки, и смирить тех, которые надменны, изгнать нахальство. Если последующий правитель примет во внимание мои слова, которые я написал в моей надписи, если он не уничтожит моего закона, не будет искажать моих слов и не подменит моего памятника, то бог Солнце да продлит царствование этого царя, так же, как и царствование мое, царя правды, и да царствует он в правде над своими подданными».
Но ведь, читатель, это имя «Царь-Правды» есть только перевод имени знаменитого ромейского законодателя Юстиниана на клинописный язык! Как же относить его почти на 3000 лет до Юстиниана? Но посмотрим и далее.
«Кодекс ц. Амму-Раби, — говорит А. П. Лопухин (стр.9), — показывает нам, какими именно законами управлялись народы исторического востока за 2300 лет до Р. Х. Этот кодекс вместе с тем служит доказательством влияния Вавилонской культуры и на окружающие народы, вследствие чего невольно напрашивается мысль, не был ли он также и первоисточником, откуда произошло и законодательство Моисея? По этому поводу явилась уже целая литература, которая немало произвела смущения особенно на Западе, и изучение сравнительно с законодательством Моисеевым стало одною из непременных задач сравнительного законоведения в библейской науке. Это сравнительное изучение уже началось и вызвало оживленную полемику между двумя лагерями, из которых одни утверждают, что Моисеево законодательство всецело заимствовано из кодекса Аммураби, а другие отвергают это.
В законодательстве Аммураби посвященные блудницы,  о которых говорится в Библии и упоминается у Геродота, признавались законным классом людей, имевшим свои особенные права. Рядом с ними упоминаются и девы, которые, подобно римским весталкам, по-видимому, давали обет целомудрия.
Но прежде чем приступить к детальному сравнению, дадим смысл некоторых из употребляемых здесь имен. Здесь упоминаются:
Аннунаки — добрые духи, обитающие между небом и землей, т.е. ангелы или херувимы и серафимы.
Игяги — злые духи, составляющие темное царство, противоположное царству Ануннаков, т.е. бесы, черти и дьяволы.
Ниппур — город, посвященный культу господа (Бела).
Дуганки-Зиггурт, т.е. уступообразная башня и
Э-Кур (храм господа, от греческого кориос) в Ниппуре.
Эриду — город, посвященный культу Эа (Иовиса Иеговы).
Запсу — «Дом океана» — храм в честь Эа.
Сагиль — храм бога Воинств (Мардука или Меродаха) в «Вавилоне», со станным именем (храм совокуплений с женщинами).
Ур (по-видимому от АУР — свет) — город культа Луны («Сина») в южной Вавилонии.
Гиш-Ширгал — храм в честь Луны в Городе Света (Уре).
Мальката — «супруга солнечного бога» в городе Сиппаре. Считается ассириологами за мертвую природу, за зимнее солнце, которое солнечным богом пробуждается к новой жизни, за Коре-Персафону, которая чрез ежегодное бракосочетание становится зеленеющей природой, почему зеленый цвет есть символ воскрешения.
Тут — другая форма названия Мардука.
Борзиппа — родственный Вавилону город с культом Неба в храме Э-Зида.
Диль-Бат — северовавилонский город с культом Ураша и его супруги Ма-ма, т.е. бог Рыба от библейского ДГ — рыба — символ христианства, употреблявшийся во всех странах ромейской культуры, так как по-гречески слово рыба ИХТЮ была аппарраммой, означавшей Иисус Христос Теу (бога) Юйос (сын) Спаситель (сотер). А вот и общепринятое толкование: «Дагон это хананейское имя божества, равнозначущего с господом (Белом). Такова параллель с евангелием.
А для параллели с Библией, возьмем хоть следующие статьи кодекса Амму-Раби.
Статья 8. Если кто-нибудь украдет из рогатого скота, овцу или осла, или свинью, или лодку, и если это принадлежит бону или двору, то вор должен уплатить в 30 раз за это; если же эти вещи принадлежат вольноотпущеннику (царя), то он должен заплатить в 10 раз; если же вор не имеет чем заплатить, то он должен быть предан смерти.
А в параллель к этому можно привести библейский закон: «если кто украдет вола или овцу и заколет или продаст, то пять волов заплатит за вола и 4 овцы за овцу» (Исх. XXII, 1). Несколько помягче.
Статья 9. Если кто-нибудь либо потеряет вещь и найдет ее во владении другого, и если лицо, во владении которого найдена вещь скажет: купец продал ее мне, я заплатил за нее при свидетелях; и если собственник вещи скажет: «я хочу привести свидетелей, которые знают мою пропавшую собственность, тогда покупатель должен привести продавца, который продал ему ее, и свидетелей, при которых он купил ее, а собственник должен привести свидетелей, которые признают его собственность. Судья должен исследовать их показания – как тех свидетелей, при которых были уплачены деньги, так и тех свидетелей, которые признают потерянную вещь под клятвою. Продавец тогда окажется вором и должен быть предан смерти; собственник пропавшей вещи получает свою вещь и покупатель получает заплоченные им деньги из имения продавца.
А в Библии имеем: «О всякой вещи спорной: о воле, об осле, об овце, об одежде, о всякой вещи потерянной, о которой кто-нибудь скажет, что она его, дело обоих должно быть доведено до судей. Кого обвинят судьи, тот и заплатит ближнему своему вдвое». (Исх. XXII, 9). Статья эта у Амму-Раби более развита и потому позднее.
Статья 14. Если кто-нибудь украдет малолетнего сына у другого, то должен быть предан смерти.
Это постановление находит себе параллель в следующем библейском законе: «кто украдет человека (из сынов израилевых) и, поработив его, продаст его или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти». Исх. XXI, 16.
Статья 21. Если кто-либо сделает отверстие в доме (взломает дом с целью украсть что-нибудь), то должно предать его смерти у этого самого отверстия и тут же зарыть».
А библейская параллель этого места читается так: «если кто застанет вора подкапывающего и ударит его так, что он умрет, то кровь не вменяется ему, но если уже взошло над ними солнце, то вменяется ему. Укравший должен заплатить, а если нечем, то пусть продадут его самого для уплаты утраченного» (Исх. XXII, 2 и 3).
Статья 144. Если кто-нибудь берет жену, и жена дает своему мужу служанку и он имеет от нее детей, но намеревается взять себе другую побочную жену, то этого не должно позволять ему, он не может взять такой побочной жены.
Тут предполагается, что по закону служанка может быть побочной женой лишь в том случае, если законная жена остается бездетной, как это известно и из ветхозаветной истории (Сарры, Рахили). Но сравнивши историю Агари и Сарры в кн. Быт. XVI, 4, мы видим, что муж в Библии мог и изгонять такую служанку. Во всяком случае здесь будто переход уже к единоженству христиан.
Статья 146. Если кто-нибудь берет жену и она дает своему мужу служанку в качестве жены и (служанка) родит ему детей, то эта служанка равняется со своей госпожой». Но тут же и противоречие: так как она родила детей, господин не должен продавать ее за деньги, он должен обратить ее в рабство и считать среди служанок своих» (т.е. не равнять с законной женой).
Статья 195. Если сын бьет своего отца, то должно отсечь ему руки.
А библейская параллель к этому постановлению гласит: «Кто ударит отца своего или мать свою, того должно предать смерти» Исх. XXI, 15.
Статья 196. Если кто-нибудь выкалывает другому глаза, то должно и ему выколоть его глаза.
197. Если он переломит другому кость, то должно и ему переломить кость.
А библейская параллель этому закону говорит: «Отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб». Исх. XXI, 23—25. Ср. также Лев. XXIV, 20, Втор. XIX, 21 (Мф.V, 38).
Очевидно в обоих законодательствах действовал латинский Jus Talionis – закон о возмездии.
206. Если кто ударяет другого в споре и нанесет ему рану, то должен поклясться: «я ненамеренно ударил его» и заплатить врачу.
А библейская параллель этому закону говорит: «Когда ссорятся (двое) и один человек ударит другого камнем или кулаком, а тот не умрет, но сляжет в постель, то если он встанет и будет выходить из дома при помощи палки, ударивший его не будет повинен смерти; только пусть заплатит за остановку в его работе и даст на лечение его» Исх. XXI, 18.
209. Если кто ударяет свободнорожденную, так что она теряет своего еще нерожденного ребенка, то он должен заплатить за ее ребенка 10 сиклей серебра».
210.Если эта женщина умирает, то должно умертвить его дочь.
А библейская параллель этому закону такова: «Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках. А если будет вред, то отдай душу за душу». (Исх. XXI, 22 и 23).
Статья 250. Если вол идет по улице, и кого-нибудь боднет и умертвит его, отсюда не может возникать судебного дела. И еще:
Статья 251. Если чей-либо вол склонен к боданию и о его склонности к боданию заявлено, а владелец не согнул ему рог и не привязал этого вола, и вол забодает свободного человека и умертвит его, то владелец должен заплатить ? мины серебра. И еще:
Статья 252. Если он убивает чьего-либо раба, то должно заплатить ⅓ мины».
А библейские параллели этим трем постановлениям царя Амму-Раби: «Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями и мясо его не есть, а хозяин вола не виноват. Но если вол бодлив и вчера и третьего дня и хозяин его был извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями и хозяина его предать смерти. Если на него будет наложен выкуп, пусть даст выкуп за душу свою, какой наложен будет на него. Если вол сына забодает или дочь ли забодает, — по сему же закону поступать с ним. Если вол забодает раба или рабыню, то господину их заплатить 30 сиклей серебром, а вола побить камнями (Исх. XXI, 28-32).»
Мы видим, что кодекс Амму-Раби действительно имеет ряд параллелей с «законодательством Моисея». А относительно того, как к таким открытиям всегда примешивается политика, можно видеть из следующих слов А. П. Лопухина:
«Чрезвычайную важность имеет самый факт, что уже за тысячу лет до Моисея существовало писанное законодательство. Этим открытием вполне ниспровергается самая модная теория Кюнен-Вельгуузена, утверждавшая, что Моисеево законодательство потому уже не может быть подлинным, что во времена Моисея не было вообще письменности, а тем менее можно, следовательно, предполагать возможность издания целого свода законов, каким является законодательство Моисеево. Первое предположение этой теории было опровергнуто уже несколько лет назад, когда в Тель-Амарне (в Египте) была открыта целая дипломатическая переписка, из которой стало видно, что во времена Моисея письменность находилась уже на высокой степени процветания и между Египтом с одной стороны и Вавилонией с другой велись оживленные письменные сношения. Сбитая этим открытием в своем первом предположении, названная теория ухватилась за другое предположение, и стала утверждать, что хотя и существовала письменность, но невозможно де предполагать, чтобы в столь отдаленное время мог явиться такой стройно- выработанный кодекс, как Моисеево законодательство. Отрицая историческую достоверность Моисеева законодательства, Веллгаузен нашел возможным даже блеснуть сарказмом, заявив, что считать Моисея автором известного под его именем законодательства — значило бы то же самое, как признавать «Господа Иисуса Христа составителем нижне-Гессенской духовной консистории».
«Увы, — злорадствует православный А. П. Лопухин, — этот сарказм потерпел теперь полное поражение вследствие открытия кодекса Аммураби. И, конечно, теперь Веллгаузен был бы рад, если бы какой-нибудь новый воитель, вроде того, который увез скрижаль Амму-Раби в Сузу и стер на ней несколько строк, для вставления собственного имени и собственной мудрости, уничтожил бы и его (т.е. Веллгаузена) хлесткое выражение (о Моисее). Но увы! — написанное теперь в наши дни на бренной бумаге прочнее держится, чем вырезанное в древности на гранитной плите, по русской пословице: «что написано пером, не вырубишь топором». И хлесткое выражение  Веллгаузена (о Моисее), которого еще не так давно восхвалил Гарнак, как автора «Классической истории Израильского народа», будет служить вечным укором скороспелой поспешности прославленного критика, как и вообще предостережением от скороспелых выводов в такой высоковажной области знания, как библейская история. Во всяком случае предание, что Моисей был не только судией и законодателем, но и автором свода законов, истинным кодификатором, теперь с открытием кодекса царя Амму-Раби нашло свое новое и неопровержимое доказательство».
Так торжественно заканчивает православный автор свою монографию о «Кодексе Амму-Раби». Но точно ли есть ему причина торжествовать. Ведь если считать Моисея, отнесенного за 1500 лет до начала нашей эры, за автора библейского законодательства, так же правдоподобно как считать Иисуса Христа составителем устава нижнегессенской духовной консистории, то приписать только рассмотренный нами Кодекс Амму-Раби написанным за 2000 лет до начала нашей эры еще менее правдоподобно, чем приписать Моисею кодекс Наполеона I.
Мои выводы, сделанные в предшествовавших томах этого историологического исследования, отожествляющие — с одной стороны Ари с Ароном, и следовательно Диоклетиана с Моисеем, а с другой стороны библейского отца Рима (Аб-Рама) с Ромулом (тоже Отцом Рима), затем и самого Ромула с Диоклетианом (или с Арием), конечно, несколько поправляют по внешности это безнадежное дело.
Допуская, что Аммон-Раввин был Арий, сразу понимаешь, что указанное нами, в согласии со всеми другими исследователями сходство ряда статей в его кодексе с библейским «Второзаконием» Моисея-Арона. Но можно ли из этого сделать вывод, что и стела, на которой они начертаны, поставлена здесь самим Диоклетианом, или его первосвященником Арием?
Мы уже видели, что не можем это позднейшее растение, развившееся из семени, брошенного Диоклетианом и Арием, состоявшего, вероятно, лишь из 12 заповедей от имени Моисея, тоже выплывшего, как и Ной, сухим из воды, но только не в ковчеге, а в собственной колыбели. Замечательным совпадением остается здесь и то, что как Ной стал родоначальником семитов-азиатов, хамитов-африканцев и фетидов-европейцев, так и Диоклетиан объединил под своей властью всю известную тогда Азию, Африку и Европу и что при нем было первое человеческое законодательство на теократических началах, потому что появилась реальная сила требовать его исполнения в областях, доступных для его служащих этих трех континентах старого света. И подобно тому, как все библейские пророчества начинаются словами: «так говорит бог…», хотя бог тут ни при чем, — появилось обыкновение писать законы от имени древних авторитетов. И оно продолжалось даже и в культурной Европе вплоть до эпохи гуманизма. Ведь разве и десять заповедей Моисея-Арона не начинаются словами: «Аз есмь господь бог твой и да не будет тебе бога иного кроме меня»?
Таковы же и законы Амона-Раввина. А факт, что средняя часть их умышленно выскоблена, может быть объяснен только одним: желанием нашедших или того, кто им указал эту находку, уничтожить заключающиеся в них анахронизмы.

18

Глава IX.
Общая и частная характеристика свода законов Аму-Раби, современника Авраамова, и поразительно высокий государственный и гражданский строй, существовавший в то время на земном шаре.
.
В предшествовавшей главе я показал первые впечатления после сенсационного открытия кодекса Амона-Раввина. Но он так интересен, что я посвящу еще целую главу изложению его сущности.
Я не имею никакой возможности переписывать здесь его целиком, так как это составило бы целую брошюрку страниц в тридцать. Но чтобы сразу показать, каково было законодательство в то время, когда Авраам приносил в жертву своего сына Исаака, я приведу здесь только первые одиннадцать статей по переводу И. М. Волкова.
1.                          Если кто-нибудь обвинит другого и бросив на него подозрение в убийстве, не докажет этого, того, кто обвинил, должно предать смерти.
2.                          Если кто-нибудь, бросив на другого обвинение в чародействе, не докажет этого, то тот, на кого брошено подозрение в чародействе, должен пойти к реке и опуститься в реку. Если течение реки столкнет его, то тот, кто обвинил его, получает его дом, а если река объявит этого человека невинным, и он останется невредим, то того, кто бросил на него подозрение в чародействе, должно предать смерти, а опускавшийся в реку получает дом своего обвинителя (такие же испытания чародеев существовали в западной Европе в конце средних веков).
3.                          Если кто-нибудь, выступив в судебном деле с свидетельством о преступлении, не докажет сказанных им слов, то, если обвинение грозило жизни, обвинителя должно предать смерти.
4.                          Если же он выступит со свидетельством в судебном деле о хлебе или деньгах, то должен принять на себя наказание, определенное в этом судебном деле.
5.                          Если судья вынесет приговор, постановит решение и изготовит документ, а потом изменит свой приговор, то, по изобличении его в изменении приговора, этот судья должен уплатить в двенадцатикратном размере иск, предъявленный в том судебном деле, а также должен быть публично свергнут со своего судейского стула и никогда вновь не садиться с судьями для суда.
6.                          Если кто-нибудь украдет храмовое или дворцовое имущество, то его должно предать смерти; смерти должен быть предан и тот, кто примет из его рук украденное.
7.                          Если кто-нибудь купит или возьмет на хранение серебро или золото, или раба, или рабыню, или вола, или овцу, или осла, или чтобы то ни было из руки сына свободного или из руки чьего-нибудь раба без свидетелей и контракта, то этого человека, как вора, должно предать смерти.
8.                          Если кто-нибудь украдет вола, или овцу, или осла, или свинью, или судно, то, если это принадлежит храму или дворцу, он обязан возместить в тридцатикратном размере, а если это принадлежит вольноотпущеннику, он должен отдать в десятикратном размере. Если же вору нечем отдать, то его должно предать смерти.
9.                          Если кто-нибудь, у кого пропало что-нибудь из его собственности, найдет свою пропавшую вещь в руках другого, и как тот, у кого в руках найдется пропавшая вещь, скажет: «мне продал ее продавец, я купил ее при свидетелях», так и хозяин пропавшей вещи скажет: «я представляю свидетелей, знающих мою пропавшую вещь», то покупатель должен привести продавца, продавшего вещь и свидетелей, при ком он купил, так же и хозяин пропавшей вещи должен представить свидетелей, знающих его пропавшую вещь. Судьи должны исследовать их дело, а свидетели, при которых отдана покупная плата, и свидетели, знающие потерянную вещь, должны рассказать пред богом (т.е. под присягой) то, что они знают. Продавца, как вора, должно предать смерти, хозяин пропавшей вещи получает свою пропавшую вещь обратно, а покупатель берет обратно уплаченные деньги из дома вора.
10.                      Если покупатель не приведет продавца, продавшего ему, и свидетелей, при которых он купил, тогда как хозяин пропавшей вещи представит свидетелей, знающих его пропавшую вещь, то покупателя, как вора, должно предать смерти, а хозяин пропавшей вещи получает свою пропавшую вещь обратно.
11.                      Если хозяин пропавшей вещи не приведет свидетелей, знающих его пропавшую вещь, то его, как преступника, взведшего клевету, должно предать смерти.
.
В таком же роде и все 282 статьи, составляющие основное содержание этого кодекса законов. Мы видим отсюда, что даже во времена Авраамовы законы писались тем же тяжелым канцелярским слогом, каким писались не только европейские средневековые кодексы законов, но даже и кодексы XIX века.
Начинаясь, как мы только что видели, двумя статьями об обвинителе-клеветнике, двумя о лжесвидетельствовании, одним о нарушении правосудия самим судьею, кодекс говорит далее о преступлениях против частной собственности – о краже, купле продаже украденного, хищении людей, бегстве т уводе рабов, ночной краже со взломом и о грабеже. Статьи 26 – 41 трактуют об обязанностях и привилегиях государственных служащих. Далее идут статьи, относящиеся к вопросам земельного хозяйства, – об отношениях между землевладельцем и арендатором, об ответственности за повреждение чужого поля, краже садовых деревьев и об отношениях между садовладельцем и садовником-арендатором. Статьи 71 – 96 касаются покупки частным лицом имущества, связанного с ленною службою, устанавливают отношения квартирохозяина и квартиронанимателя. В статьях 100 – 107 регулируются отношения между предпринимателями и крупными купцами с одной стороны, и мелкими торговцами и посредниками – с другой; в статьях 108 – 111 идет речь о трактирном промысле, где говорится:
«Если корчемница не станет принимать хлеб в уплату за напитки, а будет брать деньги по большому весу, и ценность напитков сделает ниже стоимости хлеба, то эту корчемницу, по изобличении ее, должно бросить в воду.
109. Если в доме корчемницы соберутся двое преступников, и она не задержит этих преступников и не выдаст дворцу, то эту корчемницу должно предать смерти.
110. Если божья жена (iљippatu)  или божья сестра (т.е. монахиня или послушница-энта), не живущая в уединении, откроет корчму или войдет в корчму для выпивки, то ее должно сжечь».
Читатель видит здесь не только удивительное для востока явление – женщин, содержащих трактиры и корчмы, но и еще большее: чисто средневековую жестокость по отношению к лицам, посвятившим себя богу, монахиням и послушницам за непотребную жизнь.
Следующие пятнадцать статей (112 – 126) посвящены отношениям, возникающим между людьми при отдаче денег взаймы, сдаче вещей на хранение и при закабалении несостоятельного должника. Затем идут статьи, касающиеся вопросов брачного права и семейных отношений. В частности, здесь идет речь об оскорблении замужней женщины, о прелюбодеянии, о насилии над обрученной, и о подозрении замужней женщины в супружеской неверности:
128. Если кто-нибудь, взяв себе жену, не заключит с нею договора, то эта женщина – не жена ему.
129. Если чья-нибудь жена будет захвачена лежащею с другим мужчиной, то должно, связавши, бросить их в воду. Если муж пощадит своей жены, то и царь пощадит жизнь своего раба.
130. Если кто-нибудь обесчестит чью-нибудь жену, не познавшую мужа (и) живущую в доме своего отца, и будет захвачен лежащим с нею, то этого человека должно предать смерти, а эта женщина остается свободною (от ответственности).
.
Затем говорится об условиях расторжения брака, о взятии второй жены, о собственности замужней женщины, о разных видах нарушения целомудрия, о имущественных правах супругов, о правах вдов и детей от разных браков в отношении к наследству, о браках между свободными и рабами, об условиях вторичного брака вдовы, имеющей малолетних детей, о правах лиц, посвященных богу, о правах публичных женщин на отцовское наследство и об усыновлении чужих детей. Статьи 194 – 214 определяют характер возмездия за умерщвление и телесные повреждения. В статьях 215 – 240 таксируется вознаграждение врачей, строителей и судостроителей, статьи 241 – 260 посвящены отношениям повседневной сельскохозяйственной жизни, о найме домашних животных, об ответственности за телесное повреждение бодливым быком, о плате за полевые работы, о краже земледельческих орудий, о заработной плате поденщиков и ремесленников, и наряду с этим таксируется плата за наем судов. Последние пять статей (278 – 282) трактуют о покупке рабов и о наказании раба за отречение от своего господина. В заключение кодекса характеризуется благодетельное значение для страны как царственной деятельности Амму-Раби вообще и обнародования им законодательства.
«Мы видим, что во всех этих статьях, – отмечает И. М. Волков, – наблюдается полная секуляризация правовых норм от норм религиозных, что возвышает его, как историко-юридический памятник над всеми восточными законодательствами, не разграничивающими правовых, религиозных и моральных норм, и приближает его к развитым законодательствам Запада».
Нельзя также не согласиться с И. М. Волковым и в том, что страна, где выработался такой кодекс, должна была уже представлять собою большое, строго централизованное культурное государство. Общество, из которого оно состоит, уже давно пережило родовую и племенную ступень своего развития.
«Вместо прежних мелких династий в разных частях страны, – говорит И. М. Волков, – теперь во главе всего государства стоит единоличная абсолютная царская власть. Царь (даже и при Аврааме) считается богоподобным существом, «вечным царственным отпрыском», он – наивысший авторитет, не нуждающийся ни в какой санкции, источник закона, полновесный, ничем не ограниченный властелин над своими подданными, которые, без различия сословного и служебного положения, в отношении к нему – не более, как рабы. Соответственно этому, в клятвах подданных, наряду с божествами, было обыкновением призывать имя царствующего монарха. Вполне самовластно распоряжается царь и в делах, касающихся культа. Его уже не ограничивает во власти жреческая корпорация, как это было в предшествующую, сумерийскую эпоху, когда правители городов = государств вынуждаемы были, для упрочения своего положения, идти на компромиссы с влиятельной корпорацией местных храмовых жрецов.
«Возглавляемое монархом общество делится на три сословия, резко обособленных одно от другого в отношении их прав и обязанностей. Основную массу населения составляет класс свободных. Это были граждански полноправные подданные, в большинстве своем владевшие землею и несшие имущественные и личные повинности в пользу государства. Следующим классом были вольноотпущенники. Состоя в большинстве случаев из бывших рабов двора или храма, вольноотпущенники не могли приобрести гражданской полноправности наравне со свободными и, например, при нечаянном убийстве в ссоре за вольноотпущенника уплачивается в виде пени треть мины серебра, тогда как за свободного – полмины. Но зато, в силу клиентческих отношений к прежнему господину – двору или храму, – они пользовались и некоторыми преимуществами пред свободными. Так, например, покража у вольноотпущенника возмещается в десятикратном размере, между тем как свободному просто возвращается украденное у него.
«Низший общественный слой составляют рабы (wardum). Кроме военнопленных, а также покупных рабов значительная часть этого класса состояла из порабощенных свободных, ставших бесправными. Таковы, например, преступники и несостоятельные должники. Последние, для расплаты с долгами могли предоставить кредитору своих жен и детей во временное рабство, или же были порабощаемы насильно. Рабы рассматриваются законом, как вещь, находящаяся в полной собственности хозяина. Подобно всякому другому роду имущества, право собственности на рабов переходило в семье от поколения к поколению. Рабов продают (278 – 281), перепродают (117) и закладывают (118). Повреждение их здоровья или лишение их жизни считается не более, как только повреждением или уничтожением имущества их господина, которому виновный и обязан возместить ущерб». Для обозначения рабского состояния на рабов налагались особые знаки, может быть, вырезаемые или выжигаемые на теле, и сборником Амму-Раби предусматривается случай незаконного наложения знака неотчуждаемого раба. Рабыня, родившая детей от своего господина, в случае неповиновения своей госпоже не могла быть продана, а только низведена на положение обычной рабыни, в котором находилась до деторождения (146). Дети ее госпожи не имеют права на порабощение ее детей, а в случае признания их законными со стороны отца, последние являются его полноправными наследниками наряду с детьми главной жены (170, 171). Казенному рабу и рабу вольноотпущенника дозволяется жениться на свободной, и дети от такого брака свободны (175). Смотря на рабынь, как на полную собственность господина, закон Амму-Раби все же не только не дает господину права жизни и смерти над ними, но даже предоставляет им некоторые из благ общежития, обычно являющиеся привилегией свободных классов общества.
Наряду с сословиями сборник Амму-Раби отмечает также и профессиональные звания. Первые места занимают придворные служащие и высшее духовенство; те и другие стояли в непосредственной близости к царю, как средоточию светской и духовной власти. В соответствии с важным государственным значением религии и храмов в Вавилонии почетное положение среди других профессий занимают и храмовые служащие. Из них сборником Амму-Раби отмечаются только лица женского пола: божьи жены (iљippatum), божьи сестры (entum) например, в статье 110, храмовые девы (rermasitum) в статье 181 и храмовые блудницы (kadiљtum) в статье 181.
В вознаграждение за службу, военнослужащие (даже и при Аврааме!) получали от государства в наследственное пользование земельные участки с инвентарем. Эти участки считаются законом неотчуждаемыми (36), они не подлежат даже продаже за долги (38), или торговая сделка относительно их признается недействительною (37).
Особенно интересны здесь для нас статьи, относящиеся к медицине. Оказывается, что во время составления этого сборника снимали уже с глаз бельма бронзовыми ножами.
215. Если врач, делая кому-нибудь тяжелый надрез бронзовым ножом, излечит человека, или снимая см чьего-нибудь глаза бельмо бронзовым ножом, вылечит глаз человека, то он получает десять сиклей серебра.
И наоборот:
218. Если врач, делая кому-нибудь тяжелый надрез бронзовым ножом, причинит смерть человеку, или снимая с чьего-нибудь глаза бельмо бронзовым ножом, повредит глаз человека, то ему должно отсечь руки.
219. Если врач, делая тяжелый надрез бронзовым ножом рабу вольноотпущеннику, причинит ему смерть, он должен отдать раба за раба.
220. Если он, снимая бронзовым ножом бельмо с его глаза, повредит его глаз, то должен уплатить деньгами половину его стоимости.
221. Если врач вправит сломанную кость или вылечит внутренности, то больной должен уплатить врачу пять сиклей серебра.
224. Если лекарь волов или овец, сделавши тяжелый надрез волу или овце, излечит (животное), то хозяин вола или овцы платит ему одну шестую сикля серебра.
225. Если он, делая тяжелый надрез волу или овце, причинит смерть животному, то должен отдать хозяину вола или овцы четверть стоимости.
.
Мы видим здесь уже и тонкие медицинские операции, а в религиозном отношении совсем новейшие нравы. Вместо прежних судей – священников и старейшин, – в качестве органов судебной власти выступают назначаемые царем особые светские судьи, а роль священников сводится к принятию судебной присяги, и роль старейшин – к присутствию в судебном заседании в качестве второстепенных ассистентов. Из предшествующей эпохи, когда отправление правосудия находилось почти исключительно в распоряжении духовенства, удержалось лишь обыкновение производить суд в храмах или у входа в них. Удержанию храмов, как мест отправления правосудия, немало способствовало и то обстоятельство, что в них, «пред богом», по выражению кодекса, была приносима клятва, нередко имевшая место при тяжбах (например, статья 23).
Наказания за преступления в общем необычайно суровы. Более чем в тридцати из всего количества обсуждаемых уголовно-правовых случаев карою служит смертная казнь в разных ее видах (утопление, например, в статьях 109, 129; сожжение в статьях 25, 110, 157; посадка на кол и повешение в статье 158). Большая часть случаев ее применения падает на корыстное посягательство (кража, например, кража со взломом статья 21; грабеж статья 22).
Брак рассматривается как гражданский договор, облеченный в законную форму, без соблюдения которой он признается недействительным (статья 128). Судя по аналогии со способом совершения других договоров, он должен быть заключен при свидетелях, составляющих о нем формальный акт. В качестве контрагентов при заключении брачного договора в сборнике названы со стороны жениха он сам (статья 159), его отец (статья 155 и 159), мать-вдова и братья (статья 166), а со стороны невесты отец (статья 160) и братья (статья 184). Жених обычно давал будущему тестю нечто вроде выкупной платы за невесту и свадебный подарок самой невесте, а последняя получала от отца приданое, но ни выкупная плата, ни подарок, ни приданое не считаются обязательными условиями для заключения брака (статьи 139, 172, 176). Выкупная плата уже совсем потеряла свой первоначальный характер обязательного платежа за невесту, как за товар.
Общею формою брака является уже моногамия, но закон допускает и отступления от этого принципа: муж может взять себе вторую жену в случае бездетности (статья 145), тяжкой болезни (статья 148), или непристойного поведения жены, дающего основания к разводу с нею (статья 141). При этом он обязан оставить больную жену на своем попечении, в случае ее согласия на новый брак (статья 148, 149); жена же, отвергнутая за непристойное поведение, может быть обращена им в рабыню (статья 141). Муж лишается права брать наложницу даже при бездетности законной жены, если последняя дает ему рабыню для сожительства (статья 144). Не нормируя в деталях отношений между главной женою и женою побочною, сборник Амму-Раби постановляет только, что последняя должна находиться в полном подчинении и услужении у своей госпожи, в противном случае может быть низведена на положение простой рабыни и продана (статья 147); от продажи ее спасает только рождение детей ею (статья 146).
Сословное неравенство не служит препятствием к браку. Свободная, выходя замуж за раба, сохраняет свое социальное положение, свободны и ее дети от этого брака (статья 175 – 176).
«Положение женщины в семье эпохи Амму-Раби несравненно выше обычного положения ее на востоке, – рассуждает далее И. М. Волков. – Она самостоятельная хозяйка в семье, а вне последней – граждански полноправная личность. Выходя замуж, она может через особую оговорку в брачном договоре отказаться от ответственности за добрачные долги мужа (статья 151). Приданое остается ее собственностью и по выходе замуж, оставаясь лишь в заведовании и пользовании мужа. В случае продолжительной служебной отлучки мужа и малолетства детей, жена заведует домом (статья 29), а по смерти мужа на нее переходит его власть над семьею (статья 172). Ей, как и мужу, предоставлено право развода (статья 136, 142), и вторичного выхода замуж (статья 172). Муж может в любое время отвергнуть жену, но при этом, в случае отсутствия достаточных оснований к разводу, терпит серьезные имущественные потери; жена, имеющая детей, получает обратно свое приданое и, сверх того, известную часть недвижимого и движимого имущества в пользу детей (статья 137); бездетной же жене вместе с приданым возвращается и выкупная плата, так как по получении ее от жениха тесть, в свою очередь, дарил ее дочери и зятю, а за неимением последней дается особая разводная плата (статьи 138, 139). Жена вправе развестись с мужем в случае неосновательности обвинения ее им в прелюбодеянии (статья 131) или в случае нарушения им супружеской верности или пренебрежения ею как женою (статья 142), или при самовольном оставлении им дома и отечества (статья 136). В случае безвестной служебной отлучки мужа, жена также может выйти вторично замуж, но лишь при условии полного отсутствия средств существования у нее, причем, если муж вернется домой, она обязана возобновить с ним супружескую жизнь, оставив второго мужа (статьи 134, 135).
Закон сурово карает преступления против семейной нравственности. За убийство мужа жена подвергается повешению или посадке на кол (статья 153), за связь с другим мужчиною ее бросают в воду вместе с соучастником (статья 129). Смертною казнью карается также кровосмешение свекра с невесткою (причем наказывается только первый, статья 155) и сына с матерью (статья 157). Много мягче относится закон к супружеской неверности со стороны мужа; в случае судебного требования жены, ему угрожает только развод, правда, с серьезными имущественными потерями (статья 142). За неосновательное обвинение замужней женщины в прелюбодеянии посторонним лицом виновному остригаются, в знак бесчестия, волосы на висках (статья 127).
«Высоко ставя авторитет родителей в отношении к детям, сборник Амму-Раби в то же время не позволяет родителям быть неограниченными властелинами их детей. Если, с одной стороны, за злословие на родителей сын лишается языка (речь идет о приемном сыне, статья 192), а за побои родителей – руки (статья 195), то с другой стороны в случае простой непочтительности сына родители могли отвергнуть его не иначе, как только по суду, причем они должны были простить его, если проступок совершен им в первый раз (статья 168, 169).
Сыновья наследуют отцовское и материнское имущество поровну. Сыновья от рабыни-наложницы, в случае, если отец при жизни уравнял их в правах с детьми от главной жены, получают по равной с ними доле наследства; в противном случае они вместе с матерью становились свободными (статья 170, 171). По смерти двоеженца каждый сын, независимо от происхождения от той или другой матери, получает равную с каждым из оставшихся братьев долю наследства (статья 167). Дочери, наделенные приданым при живом отце, устраняются от права наследства (статья 183). Если же приданого им не было дано, то они получают в пожизненное пользование равную с братьями долю наследства, переходящую по их смерти к их братьям (статья 180, 181, 184).
«С самого начала восточных раскопок ни в Египте, ни в Ассирии, ни в Вавилонии, не говоря уже о других, менее богатых древностями странах, до сих пор еще не открыто памятника более важного по значению и более полного по содержанию, чем кодекс Амму-Раби, – говорит один из виднейших его исследователей Шейль. – Для научного знакомства с известным народом далеко недостаточно знать только его имя, происхождение, царские династии, военные походы, вообще поверхность его жизни. От нас ускользает самое важнейшее из его истории, пока мы не ознакомимся с его внутренним строем и законами, руководившими его семейным бытом, гражданскими отношениями и вообще – всею народною жизнью. С этой точки зрения не преувеличивая можно сказать, что кодекс Амму-Раби является одним из важнейших памятников не только специально восточной, но и всемирной истории».
Такова характеристика очерчиваемого кодексом Амму-Раби государственного и общественного быта его времени, которую я почти целиком выписываю из книжки И. М. Волкова «Законы Вавилонского царя Амму-Раби» (1914 г.).
Но точно ли мы имеем право сказать, что эти законы и писаны по личному повелению самого этого царя Амму-Раби, а не много веков позднее от его имени, для придания им авторитета?
Ведь даже и в самом этом кодексе чувствуется, что писал его не сам этот царь, имя которого, мне кажется, значит просто Аммон-учитель, буквально Аммон-Раввин, а кто-то позднейший. Вот это начало.
«Когда великий бог Ану (т.е. бог Он[28]), царь всех духов (т.е. Святой Дух, носившийся, по Библии, над бездной до сотворения мира), и бог Энлил[29], творец небес и земли, определяющий земные судьбы, вручили Мардуку (т.е. умерщвленному, по-гречески Апполону)[30], первородному сыну Эа[31] господство над всеми людьми и возвеличили его среди ангелов небесных, когда они назвали врата господни (Вавилон по-семитически) его великим именем, сделали эту страну могущественной среди всех стран вселенной и основали в ней вечное царство, основы которого прочны подобно небесам и земле, тогда Святой дух и бог Творец (Ау и Энлиль) призвали меня Аммона-Раввина (Амму-Раби) славного, богобоязненного царя, для водворения в стране справедливости и истребления беззаконных и злых, чтобы сильный не притеснял слабого, и чтобы я, подобно Солнцу восходил над черноволосыми и освещал страну для благосостояния народа.
Я, Аммон-Раввин (Амму-Раби) избранный богом-творцом, изливший богатство и изобилие, снабдивший всем Ниппур; я связь небес и земли, славный покровитель Храма Господня (Э-Кур[32]), могучий царь, восстановивший Эриду (Иордань, так называется до сих пор христианская купель), очистивший дом Апсу (Аписа), покоритель четырех стран вселенной, возвеличивший имя Врат Господних, возрадовавший сердце Умерщвленного (Мардука), своего владыки, (все) свои дни ходивший на поклонение в храм Саггиль (Храм Умерщвленного), царственный отпрыск, созданный Сином (Месяцем), обогативший Ур, смиренный богомолец, снабжающий изобилием Кишширгал.
Мудрый царь, послушный слуга солнц, сильный, укрепивший основание Сиппара, одевший зеленью могилы Святой (Айи), возвеличивший Баббар подобно небесному жилищу, воитель, помиловавший Ларсу, возобновивший Баббар для Солнца, своего помощника, владыка, давший жизнь Эреху, в изобилии снабдивший водою его жителей, возвысивший храм Святого Духа (Ану) и Астарту-Венеру (Иннанну), защитник страны, собравший воедино рассеянных жителей Исина, изливший богатство на Храм-Галмах.
Полновластный царь царей, брат бога Заманы, укрепивший жилища города Киш, окруживший блеском храм-Метегуту, сделавший прочными великие святилища Венеры, заботящийся о храме Харсагкадам, твердыня против врагов, тот, чьи желания исполнил бог смерти (Нергаль) его соучастник, я, укрепивший город Кута, снабдивший всем храм Мишлам, сильный телец, ниспровергающий врагов, любимец Туту (Тота), возвеселивший Борсиппу, высокий, непрестанно пекущийся о храме Богославия (Иуды-Э-Зида).
Божественный царь-царей, мудрый, расширивший лильбатский земельный участок, в изобилии собравший хлеб для Ураш; могучий владыка, которому по праву принадлежат скипетр и корона, которыми снабдила его мудрая богиня Мать (Мама), установивший границы Кеш, в изобилии доставивший чистые яства для Нинту (другое имя Венеры), держащий в руках большие жертвенные дары для храма Нинну, схвативший врагов, любимец высокой (Телиты), исполнивший изречения Халлабского оракула, возвеселивший сердце Звездной (Астарты).
Непорочный князь, молитву которого принимает Рамма <…>, успокоивший сердце воителя Раммана в Каркара, приведший в надлежащий порядок все в храме Угалгал, царь, даровавший жизнь городу Адаб, покровитель церкви Мага (Э-Мах).
Владыка церквей, неодолимый воитель, даровавший городу Масканшабрим, изливший богатство на храм Мишлам, мудрый правитель, приводящий в исполнение всякий план, защитивший жителей Малгума во время бедствия, утвердивший их жилища в богатстве, назначивший чистые жертвы для Эа и (богини) Дамгалнунны, возвеличивших их царство.
Царь царей, покоривший местности по Евфрату силою бога = Рыбы (Дагона), своего создателя, помиловавший жителей Мера и Тутул, верховный Князь, вызвавший сияние на лице Иннанны (Венеры), установивший роскошные яства для (бога Врачевания) Ниназу, помогший своим подданным во время бедствия, поставивший их собственность в безопасность во Вратах Господних (Вавилоне по-семитически), пастырь народа, дела которого приятны Звездной, Я водворивший Звездную в храме Улмаш, в Агаде, заставивший воссиять справедливость, правосудно руководящий народом, возвративший в Царьград (Ассур) его милостивого бога-хранителя, истребивший ……… царь, давший воссиять храму – Мишмиш имени Венеры.
Я – высокий, молящийся великим богам, потомок Сумулаилу, могучий наследник Синмубаллита, вечный царственный отпрыск, могущественный царь, солнце Врат Господних (Вавилона), ниспосылающее свет на страну Сумер и Аккад, царь, покоривший четыре страны вселенной, любимец Венеры (Иннанны), Когда Умерщвленный (Мардук) призвал меня управлять народом и доставлять стране благополучие, я даровал право и законы на языке страны, создав этим благосостояние народа».
.
Затем следуют уже приведенные статьи совсем другого типа и слога.
Мы видим, что этот пышный панегирик самому себе начинается словами, что его призвали к себе бог-Творец и Святой дух, чтобы дать стране законы. Но ведь это уже явная неправда. А дальше еще хуже: он называет себя «братом бога войны Замамы», вызвавшим сияние на лице богини Иннанны. А раз все эти ложные сообщения допущены в первых же строках предисловия, то почему мы должны признать, что сам же Амму-раби осквернил ими свой Кодекс, а не писавший от его имени?
Мы видим, что все шансы за то, что клинописный кодекс от имени Аммона-Учителя также мало писаны самим этим «царем», как и французский «кодекс Наполеона» самим Наполеоном. Даже больше: этот сборник законов мог быть написан лишь через столько лет после смерти этого мифического Амму-Раби, когда автор его уже не боялся возражений, говоря, что этот законодатель был лично знаком с богами Аном и Энлилем, и был братом бога войн Замамы, вызвавшим сияние на лице Иннанны.
Чтоб ориентироваться в деле, посмотрим подробнее, как был открыт этот памятник.
В 1897 году отправилась в Месопотамию на средства Французского правительства ученая экспедиция под руководством Ж. Де-Моргана, в сопровождении доминиканского монаха Шейля, с целью раскопок на том месте, где по догадкам экспедиции некогда стояли Сузы, древняя эламская столица, впоследствии одна из мифических персидских столиц. Там после целого ряда туземных надписей, принадлежавших тамошним местным правителям, было обнаружено наконец множество вполне сохранившихся «вавилонских памятников», которые сочли за «хищнически увезенные сюда во время эламских набегов на Вавилон», так как им тут было как будто не место находиться. И среди них участники экспедиции в декабре 1901 г. наткнулись сначала на большой базальтовый обломок, а спустя несколько дней были вырыты и еще два его обломка. И вот по приложении одного к другому все три обломка составили один столб, имеющий 2,25 метра высоты и разнившийся в широте от 1, 65 метра в верхней окружности до 1, 90 метра внизу. На лицевой стороне столба помещается вверху художественно высеченное рельефное изображение двух человеческих фигур (рис. 1), из которых одна представлена в сидячем положении на высоком троне, а другая изображена стоящею перед первой фигурой.
Сидящий на троне одет в обыкновенную для клинописей одежду, отделанную оборками. В правой руке он держит какой-то предмет, вроде обруча, и палочку для письма (а не резец для клинописей), и из его плеча исходят струеобразные полосы.
Сидящая фигура, как видно из приданных ей атрибутов, представляет Шамаша, бога Солнца. Стоящая же фигура изображает, по-видимому, самого Амму-Раби в обычной молитвенной позе перед Шамашем-Солнцем. А отсюда ясно, что это иконное изображение, а не снимок с натуры.
Одетый в подобранную у поясницы длинную гладкую тунику с вертикально расположенными складками, в шапке, окаймленной полосками наподобие ободка, с протянутою ко рту правою рукой, царь стоит перед богом в положении смиренного богомольца. Следующая за барельефом часть передней и вся обратная сторона столба покрыты тщательно вырезанным, отчетливым, убористым и изящным клинописным текстом на вавилоно-еврейском языке, и состоящим из ряда приблизительно пятидесяти коротких строчек-колонн, размещенных в направлении с правой стороны к левой, причем клинописные значки их читаются от вершины колоннок к их основанию. Около десяти таких строчек-колоннок посвящены, как мы видели, (от имени самого царя) перечислению его титулов, прославлению его величия, а также призыву благословения на почитателей и исполнителей новоизданного законодательства и проклятию на его нарушителей. Вся остальная часть надписи, за исключением выскобленных кем-то семи строчек-колонн, занята статьями законов, которых налицо 247. Введенная доминиканским монахом Шейлем и принятая всеми учеными порядковая нумерация статей кодекса, которой держался и я, основывается, начиная с 65 статьи, на произвольном допущении в выскобленном месте надписи в точности пяти строчек колонок с 35 статьями.
Кто же и зачем выскоблил означенные статьи? Ясно, что это было сделано с умыслом. В них было, по-видимому, что-то неподходящее для такой древней датировки, как 2000 лет до начала нашей эры. Ведь там легко могли находиться и законы о религиозных преступлениях и о правах христиан, и это тем более вероятно, что во всем кодексе нет ни одной статьи, относящейся к служителям культа и к антирелигиозным проступкам, без чего не обходилось ни одно законодательство. Очевидно, они-то и выскоблены. На эту мысль наводит и то обстоятельство, что в библиотеке царя Ашур-Банипала, относимой уже не за 2000, а всего за 625 лет до начала нашей эры, были еще ранее открытия этого столба найдены обломки плиток, заключающих в себе чисти статей от 23 по 27, от 3 по 33, и много других статей, иногда в двух экземплярах (например, статья 27). Даже и из времен после Ашур-Банипала есть плитки, заключающие в себе дословно части статей кодекса Амму-Раби. Эта наличность множества статей кодекса Амму-Раби в позднейшие времена уже обращала внимание исследователей, но ее старались объяснить не апокрифичностью этого столба, а каким-то живым историко-литературным интересом более отдаленных от него по времени вавилонских поколений.
«Идейные отзвуки его, – говорит И. М. Волков, – имеются и в древне-израильском законодательстве[33] и в праве египетских деспотических контрактов, и в судебной практике иудейской военной колонии на Элефантине (в VI, V веках до Р.Х.)».
А между тем по всем признакам дело было наоборот, и сам столб представляет собою пополненную компиляцию этих «идейных отзвуков», которые на самом деле были его зародышами.
Прежде всего является вопрос: каким образом этот столб попал в «Сузы», где Амму-Раби никогда не жил.
Очевидно, – находчиво отвечают нам, – он был увезен сюда в качестве военного трофея вместе с другими достопримечательностями Вавилонии. Вероятно этот самый победоносный эламский правитель (а не доминиканский монах Шейль!) и приказал, по словам этого Шейля, соскоблить семь колонн текста, с намерением высечь на месте их свое имя и воспоминание о своих победах.
А почему же он не исполнил своего «намерения»?
Вероятно, не успел!
По своем извлечении на свет столб был привезен в Парижский Луврский музей и предоставлен для дальнейшего иследования тому же доминиканцу Шейлю, который воспроизвел фотогравюрою, дешифровал, перевел и издал весь уцелевший текст в IV томе своей книги «Delegation en Perse. Memares» под заглавием: «Code des lois de Hammurabi, roi de Babylone vers l’an 2000 avant J.Chr.»
Сенсация была огромная не только среди востоковедов, но и во всей образованной публике… Да и было отчего придти в изумление! Подумайте только сами: между двумя ничем не замечательными речонками, притоками нижнего Евфрата, называемого Шат-Эль-Арабом, в каких-то развалинах, считаемых за древние Сузы, где, говорят нам, будто бы жили летом мифические персидские цари, но где на деле могли жить по стратегическим условиям только отшельники мира, найден «свод Законов», по своему светскому характеру совсем напоминающий Кодекс Наполеона!
Вот хотя бы статья о воинской дисциплине, где фигурируют даже русские чины:
Статья 26. Если реду (т.е. рядовой) или баир (т.е. боярин), получив приказ выступить в царский поход, не пойдет или, наняв наемника, выставит его своим заместителем, то этого реду (рядового) или баиру (боярина) должно предать смерти, а его заместитель получает его дом.
Статья 34. Если деку (десятник) или лубутту (передовой, лобовой) присвоит собственность реду (рядового), причинит для собственной пользы вред реду (рядовому), отдаст реду (рядового) в наем, предаст реду (рядового) на суде более сильному или возьмет себе подарок, пожалованный реду (рядовому), то этого деку (десятника) или баиру (боярина) должно предать смерти.
И все эти законы, – говорят нам, – были написаны за три тысячи семьсот лет до Наполеона I, за три тысячи пятьсот лет до московского царя Иоанна Грозного, за две тысячи триста лет до ромейского законодателя Феодосия II, и наконец почти за 600 лет до того, как по библейскому сказанию Моисей получил на Синае из рук самого бога первый кодекс законов: 10 заповедей, написанных только на двух глиняных плитах! Очевидно, что даже сам бог забыл через 600 лет о существовании в земле этого законодательства. И вдруг оно открыто в 1902 году, через 3080 лет пребывания под песком, французскою археологическою экспедициею под руководством Жана Де-Моргана и доминиканского монаха Шейля, через четыре года ее поисков и всяких расспрашиваний у ничего не ведающих туземцев!
Но благодаря авторитету вождя экспедиции и легковерию тогдашних ассирологов и историков древности, никаких принципиальных возражений против возможности такого законодательства за 3700 лет до Кодекса Наполеона, с точки зрения эволюции человеческой культуры, не было представлено.
Все только пришли в восторг.  Вот как давно была уже в полном расцвете почти такая же, как теперь, государственная и общественная жизнь!
Вслед за переводами Шейля на французский язык, Винклера на немецкий и Джонса на английский языки, сделанными непосредственно с подлинника и вне взаимного влияния, на разных языках появилось множество других переводов, в которых результаты непосредственного изучения подлинника дополнились итогами переводческой работы более ранних исследователей.

19

ГЛАВА Х.
АММОН-РАВИН списан с библейского АРОНА (или Моисея),

библейские АРОН и МОИСЕЙ с Ромейских АРИЯ и ДИОКЛЕТИАНА,
и все старо-Вавилонское царство Амму-Раби (Сумеро-Агадийская династия) с ромейских императоров от Диоклетиана до Гонория.
.

[…] резюмировал здесь фактическую часть законодательства «Аммона-Раввина» по прекрасной статье И. М. Волкова во многом его собственными словами. Но фактическая часть одно, а выводы из нее – другое дело, и тут, как уже видит читатель из некоторых моих вводных размышлений, мне приходится очень сильно разойтись с уважаемым ученым.
Прежде всего И. М. Волков, стоя, как и другие современные ассирологи, на обычной до сих пор анти-эволюционной точке зрения, допускает, что такое развитое государственное устройство и такая сложная общественная жизнь, какие рисуются в Кодексе Амму-Раби, могли фактически существовать на земном шаре за 2000 лет до начала нашей эры, когда в Европе жили еще пещерные люди. Потом – говорят нам – государственная жизнь в Месопотамии стала деградировать, пока не дошла до первобытного состояния и стала возрождаться снова, чтобы вновь придти в такой же расцвет и деградировать, так было несколько раз.
Понятно, что для историка, признающего, что закон всеобщей эволюции применим и к человеческим делам, это допущение кажется также странным, как если бы какой-нибудь физиолог описал в медицинском журнале наблюдение, будто бы имел случай, когда взрослый человек, благодаря недостаточному питанию постепенно стал уменьшаться, дошел до величины ребенка и потянулся к своей матери сосать ее грудь, а потом подкормившись стал снова расти до взрослого размера и, достигнув его, вторично, снова из-за голодания уменьшился до величины ребенка и так случилось несколько раз…
Но даже оставив такие обще-рационалистические рассуждения, посмотрим, имеем ли мы хоть какие-нибудь основания для отнесения «Кодекса Амму-Раби» за 2000 лет до начала нашей эры, кроме пресловутой «традиции», всегда стоящей на уровне ничем не проверенных отдаленных и смутных слухов, искажавшихся при каждой передаче от одного поколения к другому?
Оказывается, что нет никаких других причин, кроме «слухов».
А эти «слухи» стали ли более правдоподобны от того, что они записаны клинописью.
Испытаем их достоверность не применявшимися до сих пор математическими методами. Прежде всего предложим метод средних чисел.
http://s6.uploads.ru/Pt2HM.png

Вот на таблице 1 приведены годы царствования всех 11-ти царей так называемого суммерийско-аккадского царства в Месопотамии. Подсчитав их сумму находим в точности 300 лет, ровно три века, ни на год более, ни на год менее. Насколько это вероятно? Совсем невероятно! – отвечает нам математическая теория вероятности; этот срок искусственно подделан человеком, признававшим, что числа управляют всем на свете. Так именно и подделывали их в средние века и даже в Эпоху Возрождения или, вернее, зарождения творческой человеческой литературы.
Пойдем теперь и далее.
Как в новое время, так и в древности, цари желали передавать свой престол от отца к сыну «до скончания века», а потому, когда их сын достигал половой зрелости (или гражданского совершеннолетия в наше новое время), подыскивали ему жену (а в дохристианской древности при многоженстве даже и не одну). Нам говорят, что по старинным тогдашним законам совершеннолетие и брачный возраст считались в западной Азии с пятнадцатилетнего возраста, так что дети могли родиться и на 16-м году отца.
Социальная статистика нам говорит, что первый ребенок от брака рождается в среднем через год или два и тогда, приняв во внимание, что первым или вторым и т.д. могут быть девочки, мы придем к заключению, что если какая-нибудь династия от отца к сыну не прерывалась, то в среднем от рождения одного наследника до рождения другого будет проходить от 20 до 21 года, что и подтверждается, как мы видели уже в VII томе, европейскими династиями позднейшего времени. Значит, при непрерывности какой-нибудь династии в продолжение хотя бы даже и полутораста лет на каждого царя должно приходиться в среднем от 20 до 21 года царствования, а в дохристианской древности, когда было законно многоженство и брачный возраст считался с половой зрелости, еще и меньше этого. А что же мы видим в тогдашней Месопотамии? Среднее время царствования там выходило 300 : 11 – с лишком 27 лет! Но ведь это значит, что тогдашние цари, тоже заботившиеся о непрерывности своей династии для «блага подданных», женили наследников на первой жене в среднем лишь около 25 лет, а если кому-нибудь успевали найти первую невесту на несколько лет раньше, то зато другому обязательно на столько же лет позже. А если кроме правильного перехода престола от отца к сыну замешивались еще и братья или родственники, принадлежащие, конечно, к тому же поколению, то число поколений должно быть тут еще соответственно уменьшено, а следовательно и достижение половой зрелости выйдет еще позднее. На что же это похоже?
Только на то, что автор, сочинительствуя и подводя результаты в 300 лет, не имел математического мышления, а потому и не подозревал, что он может быть обличен, как только за разработку исторической хронологии возьмется математик и физиолог. Но обличить его можно и еще другим способом.
Теория вероятностей показывает, что если времена царствований естественны, а не вымышленные, то они будут подчиняться закону вариаций, т.е. естественных отклонений от средней нормы, говорящему, что чем дальше отклонение от нее, тем меньше будет число индивидуумов, подходящих под это уклонение.
Поясню это наглядным примером из другой области. Если, например, кто-нибудь будет стрелять в цель, то из ста выстрелов самое значительное число пуль окажется близ ее центра, а чем далее, тем менее, пока дело не дойдет до определенного расстояния от центра в зависимости от меткости стрелка, далее которого не попадет уже ни одной пули. На графике эти отклонения, считая, например, не от центра, а от вертикальной линии вправо и влево, выразятся на диаграмме дуговидною кривою, называемою треугольником Паскаля (рис.  … ), где число пуль соответствующих каждому новому сантиметру уклонений вправо или влево выразится длиною вертикальных линий диаграммы.
http://s2.uploads.ru/WAJLq.png
А когда берутся уклонения от средней нормы, не равномерные в обе стороны, например, уклонения роста взрослых мужчин или взрослых женщин от их средней величины в данном народе, которые могут уменьшаться теоретически лишь до нуля, а увеличиваться теоретически даже и до бесконечности, то аналогичная кривая этих уклонений при значительном числе индивидуумов будет иметь вид, показанный на рис. 2, где а будет средний рост, длина линии а-в над ним покажет число принадлежащих к нему индивидуумов, а длины других линий покажут число индивидуумов, уклонившихся от него до указанной на линии о – а – с предельной величины с.
При большом числе набранных экземпляров, например, несколько сот человек, дуговидная кривая о-в-с, соединяющая вершины этих линий, будет всегда чрезвычайно правильная, если вы брали людей без определенного подбора, а как попало. А при небольшом количестве полной правильности не будет, а будет лишь преобладание средней нормы.
.
(Две таблицы-диаграммы)
.
Все это вполне приложимо и к естественным отклонениям времен у последующих царствований любой династии, заключающей в себе несколько десятков членов. Конечно, тех десяти представителей, которые у нас имеются в первой династии Амму-Раби (на табл. 1) недостаточно для построения диаграммы, но возьмем всех 80, связанных с ними (на табл. 2) «Вавилонских монархов», приведенных у Фрица Гоммеля в «Вавилонской династической и царской летописи», так как это число уже достаточно для грубого выражения закона естественных отклонений от обычной нормы около 20 лет, которая выявляется на рассмотрении достоверных европейских династий.
На приложенной диаграмме горизонтальный масштаб дает возможные продолжительности царствований, а вертикальный масштаб число лиц, имеющих данные продолжительности у Вавилонских монархов. И что же вы видите?
Вместо волнообразной кривой, приведенной внизу чертежа, около которой они должны бы были уложиться с максимумом на продолжительности около 20 лет и вместо дуговидного убывания в обе стороны от нее (как то же изображено на нижнем чертеже) вы видите совсем другую фигуру. Число индивидуумов, обладающими данными продолжительностями царствований увеличиваются все более и более по направлению к нулевой продолжительности (т.е. к отсутствию всякого царствования), как это показано точками, определяющими дугу АВ, и притом даже с неподходящим повышением ее правого конца между 50 и 60 годами. Но ведь это же совсем не кривая естественных отклонений от средней нормы! Эта кривая характеризует лишь сочинительство человеческой фантазии. И мы даже видим, в каком направлении она работала: во все средние династии она хотела натискать как можно больше царей, а потому им и приходилось давать все меньше и меньше продолжительности царствований. И кроме того совершенно невозможно допустить, чтобы при том же самом порядке престолонаследования во второй династии монархи сменялись в среднем через 37 лет, а в пятой в среднем в 4 года и так далее.
Значит три метода исследования показывают нам, что вся династия Амму-Раби фантастическая. Это обнаруживается, во-первых, подведением всего времени ее существования ровно под 300 лет; во-вторых невозможно большим средним возрастом половой зрелости ее царей первого и второго – целых 26 лет, и в третьих – отсутствием сгущения отдельных случаев около их среднего 20-летнего возраста.
Так, первое же применение математического анализа низвело всю Суммеро-аккадскую династию, к которой принадлежал Амму-Раби с его знаменитым кодексом, на уровень беспочвенных фантазий.
Но этот же метод дает нам и очень интересные положительные указания. Вот, например, династия так называемого древне-римского царства.
.
Таблица.
Цари древне-римского царства.
http://s7.uploads.ru/7uaeL.png

Мы видим, что здесь дело обстоит еще хуже, чем у суммеро-аккадийцев: на 243 года дано только семь царствований, на каждое в среднем целых 34 года! Если б дело шло тут не от отца к сыну, то выходило бы, что в среднем они достигали половой зрелости только после 30 лет. Но положение наше становится еще более безвыходным, когда примем во внимание родство. Прежде всего Ромул, – говорят нам, – умер бездетным и Нума Помпилий был призван в Рим самостоятельно. Значит, исключим Ромула и посмотрим, что будет далее. Тулл Гостилий называется просто потомком Нумы Помпилия, но это нам безразлично. Он хронологически замещает его сына, так как после него вступает внук Нумы – Анк Марций. Следующий за ним Тарквиний Древний является опекуном сыновей Анка, т.е. хронологически почти налегает на него и потому выпадает более чем наполовину из счета; при определении половой зрелости его приходится считать за полчеловека. Сервий Туллий выпадает совсем, так как после него вступает сын Тарквиния Древнего – Тарквиний Гордый.
Значит, из наших 243 лет надо сначала исключить 37 лет Ромула, причем получится 206 лет, а разделить их надо на 4,5 поколения. Выходит, что они достигали в среднем половой зрелости только перед 45 годами своей жизни!
Все это было бы очень смешно, если бы не было в то же время и очень грустно. Сколько народу трудилось над разработкой древне-римской империи, рассыпавшейся как карточный домик при первой же математической обработке.
Но раз эта обработка сделана, она же показывает нам, каким образом была выработана вся древне-римская история из реальных данных. Конечно, задача эта имеет не одно, а несколько решений. Возьмем хоть данное здесь на таблице.
Отец Ромула Нумитор соответствует Аврелиану.
Основатель «Столицы», считаемой лишь условно за папский Рим – Ромул – был списан с Диоклетиана, истинного основателя Царьграда, а с клерикальной точки зрения это Константин Святой.
Нума Помпилий, если рассматривать дело со светской точки зрения, представляет собою объединение трех одноименных соправителей: Константина, Констанция и Констанса (прозвища которых те же самые: каждое значит – «Стойкий»). К ним же, по-видимому, присоединены и два года единодержавия Юлиана, чтобы довести сумму их лет до 32. А если рассматривать дело с клерикальной точки зрения, то это будет Арий, основатель арианства.
Три соправителя, по прозвищу «Крепкие» (Константин II, Констанций II, Констант) объединены в одном Тулле Гостилии, а если рассматривать дело с первично-клерикальной точки зрения, то это Юлиан «Отступник», считая с дня его рождения и до 368 года.
Анк Марций (в переводе Крест Марса) представляет или объединение Грациана и Феодосия, или это клерикальный двойник Юлиана Великий царь сын царя (Василий Великий сын Василия по-полугречески).
Тарквиний Древний начинает новую династию, как опекун сыновей Анка, возможно как заместитель Аркадия и Гонория. С клерикальной точки зрения это Иоанн Золотые Уста.
Вставной узурпатор Сервий Туллий, с западноевропейской точки зрения замещает Аэция и опекаемого им Валентиниана II, а с восточноевропейской точки зрения скорее списан с Феодосия Великого, а клерикально с «Бодрствующего богослова» (Григория Богослова).
И наконец Тарквиний Гордый соответствует у классиков Рецимеру и Ромулу Августулу, а с первично клерикальной точки зрения это скорее посланник Камень (по-гречески апостол Петр). В сумеро-акадийской династии это Самсу-Дитана-Богозаконник.
Все это уже выведено было мною более обстоятельно в первом томе «Христа».
Понятно, что насильственное соединение трех соправителей в одном лице со сложением их лет, а также объединение двух последовательных императоров в одного и другие клерикальные ухищрения сделаны не спроста, а чтобы подвести читателя «Римских царей» под апокалиптических «семь роковых царей» и благодаря именно этому и повысился так экстравагантно и возраст их половой зрелости.
Но это обстоятельство заставляет предположить, что то же вышло и с суммеро-аккадскими одиннадцатью царями; и они должны представлять сложение между собою каких-то реальных царей, причем возможно и объединение одноименных и приведение соправителей в последовательный ряд, чтоб довести сумму царствований до 300 лет. Мое внимание сейчас же обратилось на поразительное совпадение последовательных лет царствования первых пяти суммеро-аккадских царей с временами царствования первых царей Великой Ромеи, власть которых простиралась тогда – говорят нам – и на эту Вавилонию.
Взгляните только на таблицу.
Там первый царь Суму-Абу, т.е. по-еврейски Слава Отцу, и он соответствует Аврелиану, число лет которого протянуто до воцарения Диоклетиана. Второй царь Сумул-Илу по-еврейски значит: Богоподобный и налегает на Диоклетиана, прозванного Jovius, т.е. Божественный. Его сын Цабу по-еврейски значит полководец и налегает на царя-полководца – Констанция Хлора. А сам Амму-Раби налегает на Ария и имя его значит при сопоставлении с еврейским смыслом Амон-Раввин, т.е. Бого-учитель или бого-ученый. Действительно, что такое значит имя Юпитер-Амон? По-латыни это просто Jo-Pater = Humanus, т.е. Иегова Отец человеческий, так как Ио или Иу есть самое общепринятое сокращение еврейского слова Иегова (ИЕУЕ по-еврейски). Отсюда ясно, что слово Аммон (а с придыханием – Хамон) значит просто человеческий бог (Deus Humanus). В клинописном же языке, который в портативных клинописях представляет лишь наречие еврейского, где конечный звук ОН перешел в У, слово Амон-Раввин перешло в Хаму-Раввин, или по западному произношению в Хаму-Раби. Выходит, что кодекс Хаму-Раби есть раввинский кодекс, носящий имя Арианского или Ароновского кодекса, хотя очевидно, написанный после Ария – Арона.
[…] не привожу значений остальных царей теократов этой династии, и ее продолжения до конца царства Врат-Господня, так как они предположительно даны на таблице, на которой, кстати, год восшествия Амму-Раби на престол дан на 333 года ранее, чем на таблице <…>, взятой мною из других источников, причем смещены соответственно и его предки и потомки.
Я сделаю здесь лишь общее заключение: суммеро-аккадийская династия, ко времени которой приписывается и рассмотренный нами Кодекс Амму-Раби, не так уж незапамятно давняя, а потому и рисующееся в ней сложное государственное устройство не опровергает диалектическую эволюцию человеческой жизни и культуры, а напротив, подтверждает ее.
.
ТАБЛИЦА 4
ВАВИЛОНСКАЯ ДИНАСТИЧЕСКАЯ ЦАРСКАЯ ЛЕТОПИСЬ.
http://s6.uploads.ru/aTAc0.png
http://s7.uploads.ru/4TmGO.png
http://s7.uploads.ru/03Uzb.png
http://s3.uploads.ru/YjGul.png
http://s6.uploads.ru/0znYf.png
http://s7.uploads.ru/GXn1v.png
http://s6.uploads.ru/YDwpi.png
http://s2.uploads.ru/KsA4R.png

Рассматривая сопоставительную таблицу (табл. …) мы видим, по общей картине продолжительностей у последовательных царствований, что суммеро-аккадская династия представляет собою расширенную копию первой Римской династии начиная с Ромула, причем в нее вставлены здесь и Нумитер – отец Ромула, да объединены три соправителя, соответствующие соправителям и преемникам Диоклетиана: Констанцию Хлору, Лицинию и Константину, и больше ничего. Но мы уже показали в пятом томе «Христа», что первая Римская империя – вся миф, списанный с Ромейской (Византийской) империи Диоклетиана, с которого и начиналось летоисчисление на азиатском востоке и в Египте. Последний, третий отдел моей таблицы и показывает соответствие обеих династий. Но оно выходит полным только тогда, если допустим, что первые ромейско-византийские цари, начиная с Диоклетиана, были также и первосвященниками, т.е. держались на Царьградском троне не столько силою оружия, сколько «божьей волею», иначе говоря, суеверным страхом перед их якобы сверхъестественной, священной личностью. Только этим мы и можем объяснить, что в число их попали такие, с современной точки зрения чистые теократы, как Арий (он же Нума Помпилий и Амму-Раби) или патриарх Иоанн Золотые Уста, а также и то, что основатель и первый император Западной Римской империи Гонорий (т.е. Возвеличенный), отождествился у нас не только с Тарквинием Гордым, но и с основателем западно-римской церкви – апостолом Петром.
Из этого же сопоставления выходит, что арианская и христианская церковь были созданы царями, а не какими-то отшельниками от мира против воли своих царей.
В чисто хронологическом отношении мы должны признать здесь еще и то, что сам рассмотренный нами последовательный список одиннадцати суммеро-аккадских царей первой эпохи составлен не иначе, как в тот период средних веков, когда среди теологов-историков действительно свирепствовала эпидемия хронологизирования воображаемых ими древних событий путем применения к этому предмету чистой каббалистики, вроде суммы букв в именах исторических лиц или астрологических соображений. А так как язык Кодекса есть простая вариация еврейского языка, и император Юлиан в 363 году действительно был в Месопотамии, о чем могли сохраниться долго легенды, то понятно, что памятники такого рода мы и находим главным образом в Месопотамии, где, говорят, специально разрабатывался и так называемый «Вавилонский талмуд» современных раввинов.
Ко времени этого Вавилонского Талмуда, т.е. не ранее 500 года н.э., мы должны относить и все массивные памятники, находимые в Месопотамии, а вместе с ними и разобранные нами теперь законы Амму-Раввина (если они не подлог какого-нибудь из сотрудников самой открывшей их экспедиции, пожелавшей прославиться). Никогда мы не должны забывать, что Месопотамия, вплоть до Гераклия (610 – 641) была провинцией Великой Ромеи – Византии, и потому находилась под непосредственным влиянием Царьграда и подчинялась его законам. Мы видели уже, что имя Амму-Раби, т.е. Аммон-Раввин, а по-русски – бог-учитель, находящееся в заголовке его кодексов, налегает в порядковом отношении на Ария-Арона. Но значит ли это, что сам Арий и приказал поставить найденный экспедицией столб там, где его нашел какой-то сотрудник через четыре года поисков?
На такое допущение мы не имеем решительно никакого права, во-первых потому, что от имени Ария могли писаться в пополняемом виде и позднейшие кодексы законов, для придания им авторитета, а во-вторых и потому, что именем «бого-учителя» могли пользоваться и позднейшие цари. Чтобы не ходить далеко, возьмем хоть утраченный, но памятный историкам Кодекс Феодосия (Codex Theodosianus), относимый к первой половине V века. Имя Феодосия обыкновенно переводят – Богоданный. Но богоданный по-гречески Федот. Феодосий же есть сокращение Феодоксий и значит бого-учитель, так как греческое слово докса (doxa) ни в каком случае не обозначало в древности только славу, но прежде всего ученость, образованность. Ведь от того же корня происходит и латинское doceo – учу, да и слово доктор. Значит, по первоначальной транскрипции, которая, конечно, могла быть искажена с течением веков, Кодекс Феодосия был кодексом бого-ученого, как и прилично было называться законодателю. А на клинописном еврейском языке это и пришлось бы назвать кодексом Хаму-Раби, вне всякой зависимости от присутствия такого же имени в ряду одиннадцати суммеро-аккадских царей.
В пятом веке нашей эры государственная власть в Великой Ромее, пользовалась для своего культа и письменности (как я показал уже в VI томе «Христа») еще еврейским, т.е. тем же клинописным языком. Такое состояние государственного устройства и общественной жизни было тогда действительно уже возможно с эволюционной точки зрения, так как к этому же периоду относятся и Апокалипсис и библейские пророки, где уже говорится и о развитом мореплавании и о развитой торговле. Через сто лет после этого появился и Corpus Juris Юстиниана, хотя и он, конечно, едва ли был писан им самим. А как же были опубликованы эти средневековые кодексы, когда в то время не было еще печатного станка? Путем прочтения на площади? Но слово – звук, быстро замирающий в воздухе, и никто не обязан его помнить. И вот за неимением другого выхода приходится допустить, что эти «своды законов» выставлялись на площадях в виде исписанных столбов, вроде того, какой мы и имеем в данном случае.
А относительно того, почему таких же столбов не осталось, например, в Константинополе, можно сказать, что в христианской Европе после перехода письменности и культа от еврейского языка к греческому и латинскому, остатки прежней еврейской письменности, как уже отмененной не без борьбы, подверглись умышленному уничтожению со стороны новаторов, а потому и сохранились только в отдаленных местах. Здесь поднимается только вопрос: почему их всегда находят погрузившимися в землю, так, что их приходится отрывать?
Никакого ответа на этот неизбежный вопрос исследователи нам не дают. Подумать, что их нарочно зарывали – невозможно; допустить, как в случае Геркуланума и Помпей, что их засыпало пеплом, или как в Сахаре – занесло песком, по-видимому нельзя по условиям Месопотамских местностей. Остается предположить, что всякие тяжелые предметы, давящие на рыхлую земную почву (какую только и можно «раскапывать») постепенно погружаются в нее, благодаря микросейсмическим колебаниям, делающим ее частицы до некоторой степени подвижными. С этой точки зрения было бы очень желательно исследовать скорость погружения в различные роды сыпучей или вязкой почвы специальными опытами над тяжелыми столбами с небольшим основанием, чтоб погружение за несколько лет достигло значительной величины. Тогда можно бы выработать формулу, пригодную и для всех остальных возможных случаев, и вычислить давность постановки того или другого тяжелого сооружения, а вместе с тем и решить: возможно ли, чтоб данный памятник сам ушел так глубоко в землю? А если это невозможно, то кто и зачем его зарывал?
Но возвратимся к нашему предмету.
Мы уже отожествили Амму-Раби с Арием, а последнего из названных в Первой династии старо-Вавилонских царей с Аркадием и Гонорием, охватив этим и весь первый период Ромейской (Византийской) истории, с которого они явно списаны. А вторая старо-вавилонская династия, начинающаяся с Анму, имя которого странно напоминает латинское Animus – дух, и кончающаяся Йягой (имя которого напоминает Йегову) представляет лишь искажение первой. Но в ней, как и в первой династии, 11 царей, и хронологический спектр ее есть схематическое подобие первой лишь с частичными карикатурными искажениями (рис. …).
Да и фантастичность ее обнаруживается тем же самым обстоятельством, как и фантастичность первой – невозможно долгим достижением половой зрелости ее автократами. В то время как в первой династии они становились способны производить детей лишь после 25 лет, во второй – можете себе представить, они получали половую зрелость не ранее как после 35 лет своего рождения!
Отсюда ясно, что если первая Старо-вавилонская династия является искажением первого периода Ромейско-Византийских царей, то и вторая есть ни что иное, как его вторичное, еще большее, хотя и не доведенное до неузнаваемости, искажение.
http://s2.uploads.ru/oQ9Xq.png
http://s7.uploads.ru/Kq7m0.png

А остальные династии, у представителей которых половая зрелость достигалась, наоборот, слишком рано, представляют лишь постороннюю сюда прицепку. Откуда она взята, мы увидим в следующей главе, а здесь закончим наши соображения о первой династии.
На основании того, что она списана с первой Царьградской, кончающейся восшествием на престол Феодосия Законодателя, законодательство это (хотя оно и сделано от имени Бога-Учителя Амму-Раби) написано не ранее, как во время царствования Феодосия Законодателя (408 – 450 г.), или даже Юстиниана (518 – 578 г.), и значит найденный доминиканским монахом Шейлем столб был одним из тех, которые ставились, возможно, в разных местах тогдашней Ромейской империи. Но тогда зачем же его воздвигли не в Кандигаре (называемым Вавилоном), а в таком месте, где никогда не могли жить никакие цари по стратегическим соображениям?
Ведь это очень подозрительно!
Рассмотрим исследуемый нами кодекс и с другой точки зрения. Допустим, что тут нет подлога. В таком случае мы имеем в нем законодательство мессианского времени, а потому нам особенно будут интересны те детали, которые имеют отношение к тогдашнему культу. В самом кодексе есть только четыре статьи об этом:
178. Если божьей сестре, божьей жене или блуднице даст приданое ее отец и напишет документ, [но] не напишет в написанном документе, что она может дать свое наследство куда хочет, не предоставит ей свободного распоряжения, то по смерти отца, братья ее получают ее поле и сад и должны давать ей, сообразно с размером ее доли, хлеб, масло и шерсть и (этим) продовольствовать ее. Если ее братья не станут давать ей, сообразно с размером ее доли, хлеб, масло, шерсть и (этим) продовольствовать ее, то она может передать свое поле и сад подходящему для нее земледельцу, (чтобы) он содержал ее. Она пользуется садом и всем, данным ей отцом, пока жива, (но) не может ни продавать за деньги, ни отдавать другому в уплату (долга). Ее наследство принадлежит ее братьям.
179. Если божьей сестре, божьей жене или блуднице отец ее даст приданое и напишет в написанном документе, что она может отдать свое наследство, куда хочет, предоставит ей свободное распоряжение, то по смерти отца она может отдать свое наследство куда захочет. Ее братья не могут предъявлять никаких требований.
180. Если отец не даст своей дочери, живущей в одиночестве, божьей жене или блуднице, приданого, то по смерти отца она получает из имущества отцовского дома часть, равную доле отдельного наследника и пользуется ею, пока жива. Ее наследство принадлежит ее братьям.
182. Если отец не даст приданого своей дочери – божьей жене Убитого (Мардука) Врат Господних, не напишет документа, то по смерти отца, при разделе со своими братьями, она получает из имущества отцовского дома треть наследственной доли (и) не должна нести ленной службы (за это); свое наследство жена Мардука может отдать куда захочет.
Отсюда мы видим, что при ромейских храмах того времени были: божьи жены, божьи сестры и церковные блудницы (кадишты, от еврейского кадеш – святой). Последние были, очевидно, чем-то вроде браманских баядерок, т.е. храмовых танцовщиц и певиц, а божьи жены вроде средневековых христианских диаконисс, божьи сестры – что-то вроде монашенок и к этому же разряду, как низшая ступень, прибавляются еще и божьи блудницы, а за ними и отдельно живущие блудницы, чем показывается, что эта профессия тоже считалась благочестивой, чем-то вроде подражания богоматери, родившей ребенка без мужа. А о присутствии здесь христианской троицы мы уже читали в предисловии к этому документу.
Великий бог Свет (Ану – творец мира), царь божьих духов (анунаков) и бог Энлиль вручили Мардуку (Христу), первородному сыну Эа (Иеговы?) господство над всеми людьми и возвеличили его среди ангелов небесных. Они назвали (церковь) Врата Господни его великим именем (т.е. христианскою), сделали ее могущественною среди стран вселенной и основали в ней вечное царство, основы которого прочны, подобно небесам и земле.
Но ведь это же почти христианская идеология. Значит, и слово Вавилон здесь должно понимать не в смысле Месопотамии, а как имя господствовавшей и в тех краях церкви «Врата Господни», о которых говорится в Апокалипсисе. В таком же роде и далее.
«Я – Богоучитель (Амму-Раби) пастырь избранный господом, изливший богатство и изобилие, снабдивший всем Ниппур, создавший небо и землю, славный покровитель дома Господня, могучий царь, восстановивший Иордан (Эриду), очистивший дома Аписа, покоритель четырех стран вселенной (значит, его царство было действительно крупное, иначе это было бы только смешно), возвеличивший имя (церкви) Врат Господних, возрадовавший сердца Христа (Мардука) своего владыки, все дни ходивший в дом Сагиля, царственный отпрыск, созданный месяцем, обогативший Ур, смиренный богомолец, снабжающий изобилием Кишшир-гал, мудрый царь, послушный слуга солнца, сильный, укротивший основания Сиппара, одевший дерном могилу Айи, возвеличивший Баббир подобно небесному жилищу, воитель, помиловавший Лаосу… давший жизнь Эреху (или дому Реха), в изобилии снабжающий водою его жителей, возвысившый дом Анна, изливший богатства на (великого бога) Ану и (его супругу) Иннанну (Венеру) … Полновластный царь царей, брат бога (войны) Замама… сделавший прочными великие святилища Иннанны (Венеры)… Тот, чье желание исполняет Некгал (бог эпидемий), его соучастник, … сильный телец, ниспровергающих врагов, любимец Тута (бога мудрости)… Могучий властитель, владеющий по праву скипетром и короною, которыми снабдила его мудрая богиня Мать, доставивший чистые яства для Нинту (для той же Венеры)… Возвеличивший сердце Астарты (той же Венеры)…Непорочный князь, молитву которого принимает Рамман (т.е. Римлянин)… Назначивший чистые жертвы для Эа и Дамгал Нунны (супруги Эа), царь царей, покоривший местности по Евфрату, силою Дагона, (бога Рыбы, символа Христа) своего создателя, вызвавшего сияние на лице супруги бога отца Иннанны, установивший роскошные яства для Ниназу (бога врачевания). Возвративший в город-вождь (Ашур) его милостиво бога хранителя, истребивший (имя стерто), … давший возможность имени Иннанну воссиять в доме Мишмишь».
Сравните сами это многословное предисловие с лаконичностью Кодекса, в котором нет даже ни одной статьи о каре за неверие или за хулу, хотя бы в пьяном виде против кого-либо из перечисленных тут богов или против их служителей, а также против самого царя и его чиновников. Противоположность обоих настолько бросается в глаза, что знаменитый ассиролог Фридрих Делич в своем «Переводе Кодекса Амму-Раби», изданном почему-то только на правах рукописи в ничтожном количестве экземпляров, совсем выпустил и предисловие и послесловие, написанное в том же роде. Действительно, тут какая-то путаница. Одна и та же богиня Венера является в виде нескольких богинь: Иштар (звезда), Мама (богиня-мать), Иннанна и Нинту; троица осложнена и все упоминаемые тут города не существуют в Месопотамии. А более всего бросается в глаза с нашей точки зрения путаница царя в собственной своей родословной в самом конце этого хвастливого предисловия:
«Я – высокий, молящийся великим богам, потомок Сумула-Ила (т.е. подобного богу), могучий наследник Синму-Валлита… даровал право и законы на языке страны, создав этим благосостояние народа».
Значит, предисловие это было написано уже после того, как приведенные законы создали благосостояние страны. Но если предисловие и заключение (в котором Аммон-Раввин призывает проклятия всех перечисленных здесь богов на голову того, кто не будет соблюдать его законы) поддельны, так почему же и сам кодекс не мог быть подделан по тем отдельным клинописным законам, которые буквально в том же роде были известны и до открытия этого столба, благодаря глиняным плиткам, откопанным то тут, то там европейскими искателями в Персии во весь XIX век?
Особенно же подозрительно тут то обстоятельство, что – как читатель видит на рисунке – а этом обелиске умышленно выскоблено все место, находившееся под ногами Амму-Раби. Если на нем действительно были написаны, как утверждают, статьи 66 – 99 этого кодекса, то зачем же было выскабливать только их, а не все, особенно человеку, уже не знающему гвоздеобразного письма?
И вот уже самый факт выскабливания середины наводит на две мысли:
1) что этот действительно старинный столб содержал в выскобленном месте статьи о наказаньях за нарушение привилегий церковников, среди которых упоминалось и о евреях, и о христианах, а может быть и о самих магометанах, так что сразу рушилась вся установившаяся история древней Вавилонии, или
2) что только одно выскобленное место и содержало какую-то первоначальную надпись, сделанную, может быть просто по-еврейски или по-арабски, и совсем не интересного содержания. А тот, кто первоначально имел у себя эти произведения, и зарыв его потом в землю, указал, где нужно копать, сам же и разрушил ту первоначальную надпись, а по обоим сторонам выскобленного им места составил этот кодекс с предисловием и послесловием по образцам уже ранее известных клинописных отрывков.
Тогда становится понятным и то, что клинопись сделана вертикальными строками, а не горизонтальными, как вообще бывает в клинописях. При горизонтальных строках каждую из них пришлось бы прерывать посредине, а при вертикальных тут и оказался только перерыв в несколько десятков статей, как и мы имеем в данном случае. Во всяком случае, разрушенное место и характер почерка этой колонны требуют новых беспристрастных проверочных исследований.

20

Глава XI
Арамейские (т.е. древне-сирийские) документы одной арианской колонии, найденные на острове Гезирет Ассуан, считающиеся за древнюю Элефантину
.
Документы эти как найденные в Египте с первого взгляда относятся к истории передней Азии, которою занимаемся мы здесь, но это только по внешности. Их неизбежно приходится разобрать теперь же потому, что их считают написанными во время древне-персидской власти над Египтом и многие из них даже датированы годами царствования Дария.
Начнем немного издалека.
Можно сказать априорно, что почти все археологи, искавшие древних остатков не у себя на родине, а за тридевять земель в тридесятом царстве, были по самой своей природе большие фантазеры, наделявшие отдаленные страны всякими чудесами, а потому они легко попадались на удочку тамошним схоластам еще во время своего пребывания в их главном городе.
Уже и там видели все сразу удобный способ поживиться насчет временно приехавшего к ним чужеземца, не жалевшего денег, для этого стоило только сбывать ему под видом древности всякое залежавшееся у них старье. Стоило только унести какие-либо дедовские изваяния в заранее намеченное иностранцем место и зарыть их там, прибавив к предметам соответствующие рисунки и даже надписи, если эти схоласты (большею частью местные богословы) получили в XIX веке филологическое образование в европейских учреждениях.
Ведь и неделикатно было отпустить с пустыми руками посетившего их редкого и отдаленного гостя. Да и самому гостю, исходатайствовавшему значительную правительственную субсидию на такую далекую поездку, невозможно было возвратиться после нескольких лет отсутствия и многих трудов и издержек ни с чем. Тут интересы обоих сторон вполне сходились и вырыв какой-нибудь подброшенный обломок, вроде каменного столба с грубым изображением в местном стиле недавнего времени приняв его, например, в Персии, за Дария, поставить клинописью, для устранения сомнений и подпись: Я Дарий сын Истаспы, повелел поставить этот столб... И в таком поясненном виде привезти его домой.
И это не простое мое размышление. Поддельные астрономические таблетки, разобранные мною выше, достаточно показывают, что даже очень хитрые подделки находок на востоке действительный факт.
Вот почему всегда очень важно установить, при каких условиях был найден тот или другой памятник древности.
В общем, эти условия почти всегда одни и те же: почти о всех древних сенсационных документах можно сказать, что они как и все клады, вырыты из земли. А зачем же или почему попали они под землю и при каких условиях лежали они там нередко несколько тысяч лет?
Об этом в некоторых случаях мы можем дать ясный и точный ответ: в могилах и курганах они зарыты людьми во время погребения, в Геркулануме и Помпее они засыпаны пеплом Везувия при извержении, причем оказывается, что даже и тут почти все ценное, вплоть до мебели, было унесено беглецами, а значительная часть найденных монет могут быть и подложны, чтобы оправдать издержки раскопок перед правительством. Но вот, например, знаменитая "библиотека Ашур-Бани-Пала", относимая к 668, 626 годам до начала нашей эры, т.е. ко времени библейского царя Иосии (-641, -610) и пророка Иеремии... По нашим сопоставлениям[47] Иосия этот есть только еврейская вариация ромейского царя Гераклия (-610, -641), при котором Египет, Сирия и Месопотамия отошли к агарянтсву. Значит, это могла бы быть библиотека калифа Омара, если б он жил в тех странах, чего не было. Но и это пока нам не важно, а важно лишь понять, почему же и кем она, подобно Геркулануму и Помпее была погребена? Может быть она была засыпана песком? Но в таком случае следовало бы предъявить и образчики покрывавшего ее песка, а также указать по соседству и песчаное поле, с которого он был снесен и объяснить почему этот песок не был перенесен затем ветром и с самой библиотеки на другое место?
Пока это не указано, такие погружения под землю целых куч глиняных плиток, находившихся вначале на земной поверхности и по своему удельному весу не плотнее той почвы, представляются чем-то чудесным. Кроме того, почему же библиотека, очевидно, собранная не без труда, была брошена? Пока не получено ответа, хотя бы только на первый из этих вопросов, дело о библиотеке Ашур-Бани-Пала остается невыясненным.
А вот второй случай: находка на острове Элефантина[48] среди Нила целой кучи еврейских папирусов, одно название которых А-Рамейские (где А есть обычное произношение определенного члена еврейского прилагательного имени) показывает на Ромейский период происхождения. Беру историю их нахождения прямо по И. М. Волкову:[49]
"У 24 градуса северной широты, в нескольких верстах от первого нильского порога вниз по течению реки, на южном конце острова Элефантины (по-египетски Иеб), расположенного против нынешнего города Ассуана (по-гречески Сиена), на правом берегу Нила, лежат развалины одноименного с островом древне-египетского города. Уже около пятнадцати лет тому назад в торговом обращении стали появляться клочки папирусов и черепки глиняной посуды с арамейскими надписями, найденные в грудах мусора в разных частях древней Элефантины местными жителями. Во время своей поездки в Египет в 1898--1899 годах профессора Рейценштейн и Шпиегльберг приобрели для СТрасбургского университета отрывки одного очень важного в научном отношении папируса, изданного в 1903 году Эйтингом. В следующем 1904 году англичанами Монлом и Сесилем было приобретено девять превосходно сохранившихся папирусов, изданных через два года Сэйсом и Коулеем. Еще один папирус приобретен был позднее для "Бодлейяны".
Все десять папирусов относятся ко времени от минус 471 по минус 410 год и принадлежат таким образом, по прежней хронологии эпохе персидских царей от Ксеркса I до Дария II, а касаются они все брачных и имущественных отношений раввинских поселенцев Элефантины и Ассуана. Случайные находки вне-библейских памятников из такого сравнительно темного для науки периода, как время от Эдры и Неемии естествено пробудили ученый мир к систематическим поискам подобных памятников на месте прежних находок. В течение 1906—1908 годов Дирекция Берлинских музеев отправляет на Элефантину, одну за другою, три ученых экспедиции для раскопок на месте древнего города. Во время второй экспедиции (с 10 декабря 1906 года по 22 февраля 1907 года) во главе которой, как и во главе первой, стояли д-р О. Рубензон и д-р Ф. Цуккер, пользовавшиеся содействием архитектора В. Гонрота, участники докопались в одном из холмов в западной части Элефантины до остатков жилища, состоящего из трех комнат. В первой, расположенной на запад у восточной стены оказалась масса сваленных в кучу папирусов, большею частью распавшихся от сырости на множество мелких клочков. В юго-восточном углу следующей комнаты было найдено много глиняных черепков с арамейскими и финикийскими надписями; несколько таких черепков найдено и в третьей, восточной комнате. Производя раскопки недалеко от места этой находки, участники экспедиции натолкнулись в остатках двух других жилищ на еще большее количество арамейских папирусов, лежавших совсем неглубоко под поверхностью. В итоге раскопок оказалось свыше 70 папирусов и масса черепков.[50]
По характеру своего содержания новооткрытые документы распадаются на три группы: к одной относятся официальные взаимные отношения представителей раввинской колонии на Элефантине и различных органов персидского правительства, а также сношения этой колонии с палестинскою общиною; содержанием другой служат разнообразные частности повседневной жизни членов колонии, а в третью группу входит "Повесть о мудром Ахикаре".
Я обращаю здесь внимание на обстоятельства находки. Пусть погружение всего этого под землю объясняется ежегодными разливами Нила, нанесшими сюда ил. Но почему мелкие клочки папирусов не унесены были с первого же начала быстрым течением разливавшегося ежегодно Нила раньше, чем он закрыл их илом? И даже, допустив, что Нил, уносящий при разливах целые деревья, не может уносить стеблей папирусов, почему все они оказались сваленными  в кучу не у северной, а у восточной стены комнаты, когда Нил течет к северу? Почему "много глиняных черепков с арамейскими и финикийскими надписями" оказались не разбросанными как попало, а сваленными в кучу в юго-восточном углу соседней комнаты того же дома? Зачем было хранить этот сор в углу комнаты, когда следовало просто выбрасывать вон из дому по мере того, как горшки лопались?
Ведь тут же два явные указания на то, что все это было заготовлено кем-то нарочно для экспедиции и завалено той же землею во время ночного перерыва работ. А после «в остатках двух жилищ по соседству» нашли еще большее количество арамейских папирусов, лежавших кучей «совсем не глубоко под поверхностью». Но ведь это значит, что и под ними был ил, и что они кем-то и зачем-то свалены сюда. Когда комнаты были уже чем на половину занесены илом.
Понятно, что такие обстоятельства нахождения прямо указывают на то, что вторая ученая экспедиция, посланная в Египет Дирекцией Берлинских музеев в 1906—1907 годах с докторами О. Рубензоном и доктором Ф. Цуккером во главе, при содействии местного архитектора В. Гонрота, специально снабжалась кем-то несколько раз черепками с арамейскими надписями и папирусами, привезенными сюда специально из каких-то иных мест.
Но несомненно и черепки и папирусы эти были не свежеизготовленные, а старинные, хотя надписи на них (особенно на черепках) могут быть и подделанными в тех местах, где они дают довольно неуместную датировку египетских событий по отдаленным от Египта «персидским языческим царям» — Ксерксу и Дарию, жившим где-то за Евфратом. Вот почему мы и рассмотрим их сначала по существу, а не по датировке.
Возьмем, например, (рис. со стр. 79) один из глиняных сосудов, в котором найдено несколько арамейских документов, не сваленных, как остальные, в кучу. Ведь если эти документы так бережно хранили в кувшине, то почему же не были они вынесены хозяином вместе с кувшином ранее того, как остров был оставлен жителями, переселявшимися с него постепенно на берег, где живут их потомки и теперь. Да и кто же хранит документы в кувшинах для воды и масла?
Посмотрим и на содержание этой письменности. Самым интересным ее памятником является папирус со сказкой «о мудром Ахикаре». Это один из наиболее популярных рассказов, но только не глубокой древности, а позднейшего средневековья. Он сохранился в значительном числе версий, принадлежащих уже новому времени, между прочим, в сирийской, арабской, армянской, эфиопской, греческой и даже славянской. В деталях рассказа эти версии значительно отличаются одна от другой, но ход действия и форма повествования от лица самого героя, за единственным исключением арабской версии, общи всем. Сущность их сводится по И. М. Возкову к следующему:
«При царе Сина-Херибе, а потом при его сыне и преемнике Асар-Гадоне должность первого министра занимает мудрый Ахикар, оказывающий государству много ценных услуг. Осыпанный почестями и богатством, он, однако, чувствует себя очень несчастным вследствие бездетности и просит небо о даровании ему детей. В ответ на свою просьбу Ахикар получает от неба совет усыновить своего племянника Надана. Ахикар следует совету, усыновляет Надана и дает ему лучшее по тому времени воспитание, лично преподавая ему в кратких нравоучительных изречениях и притчах уроки нравственности и внешнего хорошего поведения. Состарившись, Ахикар просит царя Асар-Гадона отпустить его на покой и рекомендует на свою должность Надана. Царь исполняет его просьбу и Надан назначается первым министром. Но он не оправдывает доверия своего дяди и когда тот делает ему внушение, клевещет на него пред царем, представляя своего дядю изменником. Асар-Гадон приказывает одному из высших чиновников умертвить Ахикара, но чиновник не решается убить его, так как он некогда сам спасся от смерти исключительно благодаря Ахикару, и потому скрывает его в темном подвальном помещении, а вместо него убивают одного из рабов.
Вскоре, после мнимой смерти Ахикара, случилось, что египетский царь обратился к Асар-Гадону с предложением решить ему очень трудную задачу построить замок в воздухе, ставя условием трехлетнюю уплату дани Асар-Гадону в случае решения задачи и наоборот — уплату ее Асар-Гадоном фараону, если задача не будет решена. Оказавшись не в состоянии, несмотря на все усилия, ничего сделать, Асар-Гадон и его приближенные горестно вспомнили о мудром Ахикаре, который, по общему убеждению, наверное вывел бы их из затруднения. И вот, чиновник, которому было поручено умертвить Ахикара, сознается, что он не исполнил царского приказания.
Приказывают привести Ахикара, который тотчас же и решает задачу. В благодарность за услугу царь выдает ему его племянника Надана. Ахикар заковывает племянника в цепи и бросает в темное помещение пред своим домом, где тот ежедневно получает кусок хлеба и немного воды. И всякий раз, когда Ахикар выходя из своего дома или входя в него, проходил мимо своего племянника, он читал ему наставление, облеченное большею частью в форму притчи из животного или растительного мира. Эти нотации, читаемые изо дня в день действуют на Надана до такой степени убийственно, что он умирает».[51]
Арамейский экземпляр рассказа, отрывки которого сохранились в новооткрытых папирусах, представляет собою и внушает нам историко-древнейшую версию этого произведения.
Структура рассказа, как мы видим, довольно оригинальна. В нем, как и в сказках Шехерезады, несколько независимых друг от друга нравоучительных басен соединены друг с другом лишь той связью, что их день за днем рассказывает один и тот же человек своему провинившемуся приемному сыну, сидящему в яме.
Является теперь вопрос: каким же образом этот рассказ, так распространенный на многих языках от Сирии до Московской Руси смыкается с его вариантами в позднее средневековье у греков, русских, римлян и других народов? Ведь явно, что эти варианты еще существовали по крайней мере через 1800 лет позднее почти в том же виде, а это возможно только в том случае, конечно, если и находку в Элефантине мы отнесем к средневековью Значит, если эти документы не подделка, то они могут быть написаны ранее чем в средние века.
На то же указывает содержание и других документов. Известно, например, что евреи, вплоть до евангельских времен, признавали только один храм в «Иерусалиме» и попрекали Иисуса за то, что он сказал им будто богу Громовержцу можно поклоняться везде. А с нашей точки зрения, относящей столбование основателя христианского богослужения (будет ли он царь Илиан-Философ или просто «Великий Царь») к 368 году нашей эры, никакого «иудейского храма» нигде не было, кроме «храма Соломонова в Иерусалиме». А что же мы видим в документе?
Вот документ найденный там даже в двух почти дословно тожественных экземплярах.[52]
«Господину нашему Багою,[53] наместнику Иудеи твои слуги Иедонил и его сотоварищи, священники в крепости Элефантине.
«Да благословит нашего господина небесный бог обильно во всякое время, да даст тебе пред царем Дарием и сыновьями (царского) дома милость еще в тысячу раз большую, чем теперь, и да дарует тебе долголетие. Всегда будь радостен и здоров.
«Теперь, так говорят Иедония, твой слуга и его сотоварищ.
«В месяце Таммузе 14 года царя Дария, когда Аршам отправился к царю, жрецы бога Хнума[54] в крепости Элефантине составили следующий заговор с Ваидрангом, который был здесь комендантом.
«Храм бога Ягу (т.е. Иеговы), что в крепости Элефантине, следует удалить отсюда.».
Тогда этот проклятый Ваидранг послал следующее письмо своему сыну Нефании, военачальнику в крепости Сиене:
«Храм в крепости Элефантине следует разрушить».
Тогда Нефания привел египтян и других солдат. Они пришли в крепость Элефантину со своим оружием, вошли в тот храм, разорили его до основания и разбили каменные колонны, находившиеся там; разбили также пять каменных врат из тесанного камня, находившихся в этом храме, а деревянные двери их, медные крюки этих дверей, крышу из кедрового дерева, — все это вместе с прочим украшением и (все) остальное, находившееся там, сожгли, жертвенные же чаши из золота и серебра и все (прочее), находившееся в том храме, взяли и присвоили себе».
Таково письмо.
Но ведь это же все описывается, читатель, при разрушении единого у «иудеев» Иерусалимского храма Соломонова, а как же он попал в Египет?
«Наши отцы — продолжает далее автор, — построили этот храм в крепости Элефантине еще в дни Миц-Римских царей, и когда Камбиз[55] пришел в Египет он нашел его уже выстроенным, хотя в то время все храмы египетских богов были разорены, однако нашему храму никем не было причинено никакого вреда.
«С того времени, как с нами поступили таким образом, мы с женами и детьми носим траурные одежды, постимся и молимся небесному богу Ягу (Иегове), пославшему нам такую весть об этом псе Ваидранге:
«С его ног сорвали цепи[56], все сокровища, приобретенные им, погибли, и все люди, пытавшиеся причинить зло тому храму, умерщвлены».
И мы порадовались их гибели.
«Еще и раньше, чем в то время, когда нам было причинено такое зло, мы писали нашему господину[57] и первосвященнику Иегоханану, и его сотоварищам, священникам в Иерусалиме (значит, храмы Иегове уже тогда были и в Иерусалиме и в Элефантине!), из них Остану брату Анании и знатным иудеям; но они не прислали нам письма.
«С месяца же Таммуза 14 года царя Дария до нынешнего дня мы носим траурные одежды и постимся, жены же наши стали подобны вдовам, мы не мажемся маслом и не пьем вина; и с того времени до сего дня 17 года царя Дария (т.е. в продолжении 3 лет) в этот храм не приносится ни жертва курения, ни жертва всесожжения.
«Теперь, так говорят твои слуги, Иедония и его сотоварищи и все иудеи-жители Элефантины: если нашему господину будет благоугодно, пусть он позаботится о том, чтобы наш храм был выстроен снова, так как нам не позволяют отстроить его вновь. Воззри на получающих твои доброты и милости, пошли нам письмо относительно того храма бога Ягу (Иеговы), а (именно), чтобы он был снова выстроен в крепости Элефантины в том виде, как он был построен прежде. И хлебные жертвы, жертвы курения и жертвы всесожжения пусть будут приносимы на алтаре бога Ягу (Иеговы) от твоего имени, и (мы, жены, дети и все иудеи, живущие здесь) будем постоянно молиться за тебя. Если произойдет так, что этот храм будет наконец выстроен, то у тебя будет больше заслуги пред Иеговою (Ягу) небесным богом, чем у того, кто принес бы ему жертву воссожжения и кровавую жертву стоимостью в тысячу талантов серебра.
«Относительно же золота мы послали известие и уведомили.
«О всем (этом) деле мы сообщили также в письме от своего имени Делаии и Големии, сыновьям Синмабуллита, наместника Самарии.
«Аршам же не узнает ничего о том, что нам причинено».
«20 мархешвана 17 года царя Дария».
И это еретическое письмо во избежание всяких недоразумений найдено даже в двух экземплярах. Зачем их нужно было двоить?
А вот и ответ Багоя.
«Памятная запись того, что ответили мне Багой и Делаия, памятная запись следующего содержания:
«Скажи в Египте пред Аршамом относительно жертвенного дома небесного бога, построенного некогда (еще) до Камбиза, в крепости Элефантине, (но) разрушенного тем проклятым Ваидрангом в 14 году царя Дария (именно), чтобы он был выстроен (вновь) в том виде, как существовал раньше и чтобы на этом алтаре были приносимы жертвы хлебные и жертвы курения, как это делалось прежде».
И это же подтверждается в обрывке папируса, приведенного у Sachau под №5:
«Твои слуги: 1) по имени Иедония, сын Гемарии, 2) по имени Маузи, сын Натана, 3) по имени Шемаия, сын Аггея, 4) по имени Осия, сын Ялома, 5) по имени Осия, сын Натана, — всего пять человек из Сиены, имеющих собственность (?) в крепости Элефантине, говорят следующее:
«Если наш господин… и храм бога Иеговы (Ягу)… в крепости Элефантине (в том виде), как он был построен раньше, Овцы, тельцы и козы не будут приносимы там в жертву, но только жертвы курения и хлебные… и наш господин известит… мы доставим в дом нашего господина тысячу артаб ячменя…»
И так сомнения нет: храм единому богу был в Элефантине и был разрушен и вторично построен храм иерусалимский.
А как же даже и в евангелиях, относимых к I веку нашей эры говорится, что иудеи не имели права ходить в какой-либо другой храм, кроме Иерусалимского и не имели другого.
Ведь по этим документам выходит, что Иерусалим был не в Палестине, а в Египте?
Тут есть отчего прийти в столбняк, смотря на дело с точки зрения старой хронологии. По этой хронологии нам внушают, что Дарий I (-550, -522, -485) сын Гистаспа, царствовал 37 лет между –522 и -485 годами и умер на 65 году своей жизни. Он, — говорят нам, — построил канал между Нилом и Красным морем, разделил свое царство на сатрапии, завоевал «Врата Господни» (Вавилон на еврейском жаргоне), совершил поход на скифов (не иначе как из Царь-града!), распространил свое господство до Индии, но в войне с греками был окончательно разбит Мильтиадом при Марафоне, что по многим соображениям переносит его чуть не в эпоху крестовых походов. Его прозвище Дарий по-гречески Дарейос (Δαζειός) по-видимому просто славянизированное греческое слово Дорейос (Δωζειός) — Дарованный или Дарящий, еврейское Надав. Дарий II, сын Артаксеркса-Длиннорукого, прозванный Задом, царствовал 19 и 20 лет будто бы от 424 по 405 годы, при соправительстве Тиссаферна и сына Кира II, но не был особенно запечатлен и, наконец, Дарий III — Кодоман  — царствовал лишь шесть лет (-336, -330), так как был разбит Александром Великим и убит во время бегства своим сатрапом Бессом.
О котором же из этих трех Дариев говорится в Элефантических письмах?
Мы видим, что по старой хронологии — ни о каком, так как в их время единым храмом Иеговы признавался только храм Миротворца Соломонова а Иерусалиме, и без этого храма «иудеи» остались как без бога и только «плакали».
Отсюда ясно, что и Дариями здесь называются какие-то властелины того времени, когда евреи получили себе право строить храмы где угодно под греческим названием синагог. Значит «Дарии» жили уже в средние века!!!
Но возвратимся снова к папирусам.
Допустив, что сюда был снесен архив какого-то египетского нотариуса, мы находим в нем, например, документы, помеченные царствованием Ксеркса. Вот отрывок одного.
«28 паофи 2 года Ксеркса Осин сын Ходуйи и Ахиаб, сын Гемарии, заявили сыну Ханани, плотника, следующее:
«Ты дал чрез наше посредничество восемь артаб ячменя и одиннадцать артаб чечевицы (для?) сотни Бетелкма…
Мы должны тебе сумму в сто кереш и ты имеешь право на наше жалование из царского дома (и) можешь получить (его), пока не будешь удовлетворен за хлеб.
Написал это Осия под диктовку Ахиаба.
Свидетели: (следует подпись самих свидетелей).»
Что же мы тут видим? Нотариальный контракт поставщиком? Несомненно так, потому что таких в куче было несколько. Вот, например, еще помеченный 21 годом какой-то эры, когда Арта-Ксеркс (по-еврейски Арта-Хишет) вступил на престол. Допуская, что 21 год считался, как в средневековом Египте, по эре Диоклетиана (с 284 года), мы приходим к 305 году, когда стал единоначален Констанций Хлор. Но это не он, а его соправитель Константин или Арий, так как Хлор умер через год, а тут мы имеем документы от 1 до 23 года, т.е. до 331 года.
«18 кислева, или (17) тота 21 года в начале царствования, когда царь Арта-Хшист (т.е. верно, Помазанник) вступил на свой престол, Дергман сын Харшина, хоразмиец, имевший место своего пребывания в крепости Элефантине, из отряда Артабана, заявил Максии, сыну Иедонии, иудею из крепости Элефантины, из отряда Варезата, следующее:
«Ты, твоя жена и твой сын — всего трое обязаны были поклясться пред богом Иеговою в крепости Элефантине относительно принадлежащего мне земельного участка, из-за которого я возбудил проотив тебя судебное дело пред Дамедатом и его сотоварищами судьями. Они возложили на тебя клятву по отношению ко мне, заставив тебя поклясться пред Иеговою насчет того земельного участка таким образом: «этот участок принадлежит не Даргману, а мне». Теперь, вот границы этого земельного участка, из-за которого ты должен был принести мне присягу: дом Даргмана на восток него, дом Конии, сына Садока, иудея из отряда Атрупдна, на запад от него, дом Иевании, сына Урии, иудея из отряда Баревата, на север от него, дом Эспемета сына Нептунита, водопадного лодочника, на юг от него. Ты должен был поклясться мне пред Иеговою, и я удовлетворен относительно этого земельного участка. Ни я, ни мой потомок, ни мой родственник или посторонний не может жаловаться из-за этого земельного участка ни на тебя, ни на твоих брата или сестру, ни на родственника или постороннего.
Если на тебя будут жаловаться от моего имени по поводу этого земельного участка, то я должен буду уплатить тебе сумму в двадцать один кереш, говори — двадцать, по царскому весу, (считая) две четверти на десять, а этот земельный участок, несмотря на то, будет принадлежать тебе, и ты будешь огражден от всякого судебного дела, какое захотели бы поднять против тебя из-за этого земельного участка».
Этот документ написал Ито, сын Аба, в крепости Элефантина, под диктовку Даргмана.
Свидетели: (следует подпись шести свидетелей)
А на обратной стороне:
«Отступной документ, выданный Даргманом, сыном Харшина Максии».
А вот и другой документ:
«14 аба, или 12 пахонса 25 года царя Арта-Ксеркса (т.е. по нашим сопоставлениям в 330 году нашей эры), Пий (сомнительное произношение), архитектор (?) в крепости Элефантине, заявил Ирбтахии, дочери Агамея Максии, сына Медонии из Сиены из отряда Варевата, следующее:
«Что касается тяжбы, ведомой нами в Сиене, то отказался (?) от денег, продуктов, предметов одеяния, меди и железа, от всяких драгоценностей и дохода. На тебя тогда была положена клятва и ты поклялась мне относительно тех драгоценностей пред богинею Сати.
Я удовлетворен этой клятвою, принесенною мне тобою из-за тех драгоценностей и прекратил (притязания) на них. Впредь я не вправе жаловаться на тебя и заводить тяжбу ни против тебя, ни против твоих сына или дочери из-за тех драгоценностей, относительно которых ты поклялась мне. Если я пожалуюсь на тебя и заведу тяжбу, или пожалуются на тебя мои сын или дочь относительно этой твоей клятвы, то я, или мои потомки уплачиваем Мибтахии сумму в пять кереш по царскому весу и впредь не должно будет заводить тяжбу; я отказываюсь от всякой жалобы и тяжбы».
Этот документ написал Птеи (неизвестно как произносить) сын Небона-тана, в крепости Сиена под диктовку Пия, сына Пхи.
Свидетели в том: (следует подпись четырех свидетелей).
А на обратной стороне: «Отступной документ, выданный Пием Мибтахию».
А вот и последний во всей коллекции документ, помеченный 5 годом царя Амиртея.
«21 (22?) фаменота 5 года царя Амиртея (Эмир Теос?) потомок-наместник бога(?) Менахем, сын Шалл ума (?) арамей из крепости Элефантина, из отряда Небокудури, заявил Селуа, дочери С… следующее:
«Должен тебе сумму в два сикля, или сумму в один статер, из общей суммы в деньгах и драгоценностях, стоящей в твоем брачном договоре. Я Менахем, отдам и вполне уплачу ее тебе до 30 фармути 5 года царя Амиртея…. я отдам тебе эту сумму в два сикля или водин статер».
Около двадцати таких документов откопаны в Элефантине, и все они в том же роде. По обычной хронологии они занимают период от –483 по –400 год, т.е. период в 82 года, что превышает жизнь одного нотариуса, а 20 документов в его архиве для такого промежутка слишком мало. Приходится следовательно, заключить, тут был кем-то посторонним свален какой-то государственный нотариальный архив. Но почему же в нем хранились в одной куче папирусные документы о долгах уже давно умерших частных лиц, т.е. ни на что не годные документы?
При прежней датировке такое состояние нотариального дела в Элефантине совершенно недопустимо с эволюционной точки зрения. Предлагаемая мною новая хронология делает это более возможным. Но все же остается нерешенный вопрос: кем, когда и зачем были снесены эти разрозненные документы в уже заброшенные и заливавшиеся нильскими наводнениями комнаты и свалены в кучу у восточной стены?
А если они не подложны, то максимальная их дата по древности никак не ранее начала византийского господства в Египте и во всяком случае позже IV века нашей эры. Ведь даже в евангельские времена у иудеев был только один храм в «Иерусалиме», а не в Элефантине… Так кто же эти Дарии и Ксерксы, упоминаемые тут?
Об этом мы узнаем в следующих главах.
.
[1] См. «Повести моей жизни», написанные в Двинской крепости в 1912 г., напечатанные впервые в журн. «Русская Мысль» (№№ 10 – 12) в 1915 г. Последнее их издание вышло в 1933 г. в изд-ве О-ва Политкаторжан (том II, стр. 224).
[2] Под названием Магриб («Запад») арабы разумеют северо-западную Африку (Марокко, Алжир, Тунис, Триполи, Ливия).
[3] Хаим Слонимский: «Основы високосности». Написана по-еврейски и имеется также в немецком и английском переводах.
[4] Нельзя не отметить созвучия имени мадов с мадьярами (венгерцами) и с мазурами (южными поляками), откуда и танец полька-мазурка. Н. Морозов.
[5] Все эти нелепые произношения, повторяю, неизбежны при однобокой латинской азбуке, где нет даже мягкого знака. См. «Христос», кн. IV. Н. Морозов.
[6] Самый лучший способ дешифрирования — это по процентному содержанию данного знака в данном документе. Н. Морозов.
[7] Я называю это придувным произношением и считаю Θ тождественною с английским шопотным th (например в словах Thalamus – цветочное ложе, thrombus — тромб, thirsus — шире, throne — трон. Н. Морозов.
[8] По моей терминологии придувного h. См «Христос», кн. 3, стр. 83 и др. Н. Морозов.
[9] Я спарвлялся у наших арабистов о современном состоянии этой надписи. Но — увы! — никто ее не видал, хотя и был в тех местах. Н. Морозов.
[10] От Иеу-уде (הךו-והי) — богохваление, господохваление.
[11] От МТН <…> — дар. Из этого «дарованного» по-корейшитски «метонного» цикла, греческие апокрифисты сделали «метонов» цикл сочтя слово «дарованный» за имя афинянина, жившего еще будто бы в V веке до Р.Х., который в 432 году, при Сатурне в Весах и Юпитере напротив него в Овне, взял да и обнародовал (вероятно, на афинской площади) этот замечательный цикл, требующий предварительного знания юлианского календаря. Здесь не знаешь, чему более удивляться: наивности такого рода хроникеров, или легкомыслию тех, кто может им верить.
[12] Ïeremias: Das alte Testament im Lichte der alten Orients.S.10
[13] Ïeremias: Das alte Testament im Lichte der alten Orients.(1906).
[14] Меродах или Мардук от еврейского МРД (דכת)— мятеж, крамола, считается за название планеты Марса; Валаам от еврейского БЛ-ЭМ (םץ-לב), полное БУЛ-ЭМ (םץ-לץב), т.е. Господь народа, считается за специальное прозвище Юпитера.
[15] Raulinson: The cuneiform Inscriptions of Western Asia [R] II p.52.
[16] Delitsch; Assirische Lesestücke, 2Auflage,S.43. А также Ginzel, S.243.
[17] Proceedings of the Society of Biblic Archaeologi,Vol. I,1582, page 13ff.
[18] C. Bezold. Catague of the Cuneiform Tablets in the Couyunjik Collection of the British Museum. Vol I, p.40.
[19] Ïensen, Keilinschript Biblioth. II,158.
[20] George Smith: History of Assurbanapal (p. 116, выписки из Lemann’a). Также в Cuneiform Juscriptions of Western Asia (III.31 [Kol W Z 84 = Z 27] на цилиндрах A, F.
[21] Ginzel, стр. 256, строка 10-я сверху.
[22] Compte rendue de l’Academie des Sciences, V.III (17-XI-1890), а также в Leitschipt für Assiriologie VI, 103 ff.
[23] Считая по греческой Библии, что праотец Аб-рам (что значит Отец-Рима) жил от минус 2114 по минус 1989 год, выходит, что дело тут было еще за 1000 лет до него, т.е. при первом семите Симе сыне Ноя, сухим вышедшего из воды всемирного потопа. Но далее сам автор уменьшает древность и делает свод законов Аму-Раби, т.е. Амона-Раввина современником нашего праотца Аб-Рама. А если мы будем считать, что этот Отец-Рима или Ромул списан с действительного основателя Ромейской империи Диоклетиана, от которого (с +284 года и велась «Эра Диоклетиана», то легко можем прийти к выводу, что Амон-учитель был его теократический сподвижник Арий, с которого списан и библейский Арон, как это я доказывал в прежних томах «Христа». Н. Морозов.
[24] В XIV главе книги Бытия: «И было во дни Амрафела царя, царя Сенарского пошли они войною против Беры царя Содомского и против Вирги царя Гоморского… И пошел Отец Рима (Аб-Рам) в Миц-Рим». А там от сожития с его женой царицей Сарой у тамошнего теократа появились на детородных органах язвы. Но Содом и Гомора — это Геркуланум и Помпея, и отец Рима — Диоклетиан, и дело переносится в начало IV века нашей эры.
.
[25] Иначе Мардук — бог воинств, планета Марс, по-библейски Саваоф (1 Самуила, по-русски 1 Царств, 17, 45) от воинства. У Исака 40, 26; У Иеремии 5, 14. Воинствами небесными назывались звезды (Исаия 40, 26; Второзаконие 4, 19).
[26] Если взять еврейское словопроизводство это будет храм совокуплений от <…> — совокупляться с женщиною. Я делаю это сопоставление потому, что в самом законодательстве есть статьи о правах храмовых блудниц.
[27] Вероятно, <…> (СРЕ-ПНИ) от СРЕ или Сара царица и   <…> (ПНИТ) — владычица как у Исаии 19, 13; Захарии 10,4; Судей 20,2 и т.д.
[28] От АУН <…> – сила, дуновение, дух.
[29] Может быть от ЭЙН-ЛИЛ <…> – Око Ночи?
[30] Мардук от греческого Мортос (μόρτος), умерший, и Аполлон, т.е. погубленный, от греческого аполлюми (άπόλλυμι)– погибаю, имя евангельского Христа.
[31] От греческого Эос (έως) – заря.
[32] От греческого Э-кюриа (ήκυρια) – госпожа в смысле церкви?
[33] Об этом много писали за границей, да и по-русски не мало: М. Кулишер, «Основы уголовного, гражданского и торгового права 4000 лет назад» (Русское Богатство, 1909. Август); В. Муретов, «Новооткрытый кодекс вавилонского царя Амму-Раби в его отношении к Моисееву законодательству» (Богословский вестник, 1903, июнь); В. И. Сергевич, «Законы царя Амму-Раби и Библия о несвободных людях» (Журнал мин. юстиции 1908. Ноябрь).
[34] На практике, конечно, рост совершеннолетнего человека не может быть меньше карлика с величиною, несколько превосходящей новорожденного ребенка, или больше великана в два или три раза превосходящего средний человеческий рост, но это лишь срезывает концы дугообразной кривой теории случайных отклонений от средней нормы, не нарушая ее правильности в данных пределах.
[35] Да и самое название «суммеро-аккадская» эпоха ни что иное, как переиначенное произношение Самарийско-агадийской, причем Агадей называется сказочная часть талмуда.
[36] Не будем забывать, что в классических первоисточниках тот город, который мы называем Римом, редко носит такое имя. Он просто называется <…> т.е. город, столица, что можно применить и к Царьграду.
[37] По-еврейски <…> (? בא־מש – Л.К.) (ШМ-АВ) – Слава Отца, причем ШМ произносится ШУМ, то же самое как и русский «шум» в смысле молва.
[38] Испорченное Самуил – Услышанный богом.
[39] Сумула то же самое, что латинское Simielis – образ, подобие.
[40] От Цаба <…> (? אבצ – Л.К.) (ЦБА) – воинство.
[41] Fritz Hommel. Geschichte Babylonicus und Assyrieus. Brl. 1885.
[42] Опять отмечаю, что Аккадийская династия созвучна с Агадийской, причем Агадой (т.е. сказанием) называется повествовательная часть еврейского Талмуда.
[43] Здесь различаются: zicrum – обыкновенная проститутка, и проститутка храмовая (kadištum, см. статью 181).
[44] Э-Кур, где Э – значит дом, а Кур, по-видимому, от греческого Кюр – господь.
[45] В тексте Сином.
[46] В тексте Мама, богиня тожественная с Венерой и богородицей.
[47] См. диаграммы в первой книге «Христа».
[48] Отмечу, что имя Элефантина едва ли происходит от слонов-элефантов, никогда не водившихся на этом острове, а скорее от греческого ήλιοψαώ (элио-файно), т.е. остров явления бога (элиоса-Илии).
[49] И. М, Волков — Арамейские документы Иудейской колонии на Элефантине. 1913.
[50] Honroth W. Rubenson, O; Zucker, F. Bericht ьber der Ausgrabungen auf Rlephantine in der Jahren 1906—1908. (Zeitsihuftagyhtische Sprache und Alterstumkunde. B. 46. 1909.
[51] И. М. Волков, стр. 65.
[52] Ed. Sachau. Drei aramдische Papyrus Kunder aus Elephantine (Abhandlungen der Kцnigliken Preussischen Academie der Wissenschaften. 1907.)
[53] После пленные «еврейско-вавилонские» названия месяцев года: тишри, мархе, шван, кисле, тебет, адар, нисан, ийар, сиван, таммуз, аб и элул. А Багой считается персидским наместником Иудеи при Дарии II, а может быть и при его преемнике Артаксерксе II (-404, -358 гг. до Р.Х.), как утверждает апокрифист Иосиф Флавий в своих Еврейских древностях (XI, 7, 1), по-видимому из него он попал и в «находку».
[54] Хнум, египетский Хнму, греческий Χυουβις — бараноголовый египетский бог, плодородия, владыка первого нильского водопада, главным местом культа которого была Элефантина. Прим. И. М. Волкова.
[55] Камбиз — персидский царь (529—522), будто покоривший Египет в 525 году до начала эры.
[56] Неясно, разумеется ли здесь должностная цепь, снятая с лишенного должности Ваидранга, или же речь идет о снятии с него кандалов перед казнью.
[57] Т.е. самому Богою.

том 9 часть 2
x-t9-part2
2-01-АРИАНСТВО В МЕСОПОТАМИИ

21

Часть II.
.
ГЛАВА I.
.
СЛЕДЫ БИБЛЕЙСКОГО АРИАНСТВА В МЕСОПОТАМИИ ДО ПЕРЕХОДА ЕЕ К МАГОМЕТАНСТВУ.
.
ВОЛШЕБНАЯ СКАЗКА О ВЕЛИКОМ ВАВИЛОНЕ.

.

Искание общих законов в хаосе почти бесчисленных отдельных явлений кажущихся по внешности случайными должно быть основной целью не только естествоиспытателя, но и историка государственной и общественной жизни человечества, его умственной и материальной культуры.
.
Пока они не найдены (повторяю снова общую идею этого моего исследования) история не будет наукой, а только сырым материалом для неё.
.
Но каким же путем отыскиваются на практике общие законы? Ответ на это дает история всех важнейших открытий естествознания. Возьмем самый простейший случай - открытие периодичности в свойствах химических элементов[1].
.
Еще и до Менделеева не раз отмечалось большое сходство некоторых химических элементов друг с другом; и ранее его ясно видели, что при распределении всех химически элементарных тел в непрерывный ряд, по мере возрастания их паевого веса, многие из них повторяют свойства прежних, как тоны do, re, mi, fa , sol , la , si в музыкальной гамме. Лишь всех сбивало одно обстоятельство. При том числе химически элементарных тел, которое имелось в то время в этой основной периодичности, наблюдались многочисленные перебои. Во всех без исключения (октавах) химической гаммы или не доставало какого либо тона, или неожиданно появлялся совсем не подходящий, как в сильно расстроившемся пианино, в котором притом жe выпало несколько струн. Все прежние исследователи, хотя и отмечали намеки на периодический закон, но останавливались в недоумении перед его многими перерывами и некоторыми искажениями и не решались из-за них провозгласить правило.
.
Менделеев первый сказал:
.
"В последовательном ряду элементарных химических тел,повторяемость свойств вырисовывается на большинстве. Значит это общий закон. Значит перерывы надо объяснить тем, что на эти места должны попасть еще не открытые химией элементарные тела,и вместо того, чтобы возражать, на основании пустот против общего закона периодичности, надо искать еще неведомых нам элементов, в полной уверенности, что рано или поздно их найдем. А вместо того, чтобы возражать против закона периодичности присутствия неподходящих по своим свойствам для данного атомного веса металлов или металлоидов, надо считать их веса определенными неправильно, и повторить определения.
.
И что же вышло? Почти все специалисты объявили периодический закон Менделеева поспешным обобщением, которому противоречат многочисленные факты.А потом, когда указанные Менделеевым перерывы стали действительно заполняться открываемыми тут и там и неизвестными до тех пор металлами и металлоидами с указанными для них по закону периодичности свойствами, а при проверке атомного веса не подходящих для своих мест химических элементов оказалось, что и место их было определено не правильно, — периодический закон стал основным законом современной нам химии.
.
В совершенно таком же положении, в каком была химия до Менделеева, находится в настоящее время и история человечества и его отдельных народностей. Многочисленные, хорошо хронологизированные и достоверно описанные факты показывают нам, что история государственной общественной умственной и материальной жизни человечества подчиняется общему эволюционному закону, такому же, который проявляется и в развитии всего органического мира,который в общем ведет всегда к усовершенствованию и осложнению, а не наоборот. Отдельные колебания взад и вперед, т.е. периоды реакций и революций в истории человечества — это то же, что змеевидные зигзаги текущей реки. Они происходят от того, что вода реки, раз устремившись благодаря условиям почвы на один берег и подмыв его, вслед за тем должна непременно отброситься по инерции к противоположному берегу и сделать с ним несколько ниже по течению то же самое. Из этой новой выемки вода по инерции должна опять отброситься к прежнему берегу и повторить эти тезисы и антитезисы до тех пор, пока река не дойдет до своего устья. Благодаря условиям почвы здесь могут быть и замедленные течения воды, когда расширилось русло и ускоренные, когда берега сузились и даже водопады. Но основной, движущей всю массу воды закон остается тот же самый: постепенное приближение реки к центру земного шара и увеличение потенциальной энергии во всей массе ее текущей воды.
.
То же самое и в исторической жизни человечества. Основной управляющий ею закон - закон эволюционный с переходами от тезисов к антитезисам. В нем могут быть и ускорения и замедления и даже нечто аналогичное водопадам, но эти колебания лишь осложняют внешние проявления основного эволюционного закона и никогда не нарушают его. Отсюда ясно, что всякое историческое сообщение, которое соответствует этому основному закону, мы должны считать правдоподобным и внести, как такое в нашу историческую науку, а все, что ему противоречит, мы должны так же решительно отвергнуть или пересоставить на подходящее хронологическое место, как сделал Менделеев с неправильно определенными по атомному весу элементарными телами химии.
.
Все это я и попытался сделать в настоящем своем исследовании, чтобы из хаоса событий, кажущихся чисто случайными, вывести очертания общего эволюционного закона. Изучая эволюцию литературы, я отмечал в ней такие художественно обработанные больше книги, как например, Фукидидова история войны за гегемонию. Видя, что она совершенно не подходит к низкому уровню литературного творчества, каким оно должно быть по общим эволюционным законам за 400 лет до начала нашей эры, когда в Европе жили еще пещерные люди, а о печатном станке не было и помина,я прямо и решительно сказал себе:тут ошибочно определено время. Эта книга и по идеям, и по языку, не может быть написана ранее второго или третьего века после изобретенья печатного станка.
.
Таким же образом я поступал и со всей классической литературой, - как латинской, так и греческой и везде выходила дилемма: или признать правильными существование древней высококультурной Эллады и древнего высококультурного Рима, а с ними и Финикии и царств израильского и иудейского на берегах Мертвого моря, отвергнув этим всякий эволюционный закон в развитии человеческой деятельности; или признав его, отвергнуть существование всех древних высоких культур. И моя астрономическая проверка хронологии во всех тех случаях, где она возможна, подтвердила эволюционный закон, обнаружив апокрифичность противоречащих ему манускриптов.
.
Теперь мы приступили к Истории азиатских культур и опять становимся перед той же дилеммой. Если эти культуры действительно существовали в то время, к которому их отнесли, то это было непосредственное вмешательство божия промысла в Человеческие дела, делающее события человеческой жизни совершенно супранатуральными, а потому не подлежавшими изучению с точки зрения общих законов природы: или же все это — миф, а потому тут остается только выяснить время и естественные причины происхождения такого мифа.
.
Будучи в основе естествоиспытателем, я продолжаю разработку и этого предмета исключительно с естественно-научной диалектически-эволюционной точки зрения.
.
Что такое Вавилон? В переводе это значит: Врата Господни[2], а в Апокалипсисе конца IV века они называются Великой Крепостью. Были ли когда-нибудь на земле такие "врата", была ли когда-нибудь на земле Великая Крепость такого имени? Конечно, такая крепость была и существует до сих пор. Это государственная церковь Вселенских Соборов и ее главныеврата были сначала в Ромее(Византии), а потом в Ромме (т.е. в Риме). Голоса из сумерек средневековья внушают нам, будто такое же великое царство было еще за пять тысяч лет до нас, и что столицей его были сначала небольшие развалины около современной арабской деревушки Геллы, на обоих берегах среднего течения Евфрата, называвшиеся Кадингиром, или Тинтиром. А после Тинтира, по тем же внушениям средневековья, столицей царства "Врат Господних" была Ниневия или Нинуа[3], т.е. Прекрасное жилище, произвольно отожествляемое современными библистами с развалинами местечек Нимруда, Хорзабада и Куюнджика, против современного Моссула.
.
Географический характер их местности говорит нам, что положение обоих названных пунктов действительно было пригодно для того, чтобы служить центром государств, охватывающих под своею властью бассейн Тигра и Евфрата, но не более.
.
Здесь естествознание не противоречит исторической традиции, а только подвергает серьезной критике и передовой характер месопотамской культуры в какую бы то ни было эпоху, и пятитысячелетнюю древность этой культуры.
.
Политические центры, как современные Берлин, Париж, Москва, Вена, требуют для себя, прежде всего, центрального положения в больших плодородных равнинах и хороших путей сообщения в разные стороны. До некоторой степени так было и здесь. На двух больших судоходных реках тут могла развиться торговля и связанное с нею знакомство с чужими странами, но здешняя культура никогда не могла, по условиям своей местности соперничать ни с египетской, ни с византийской, ни с венецианской. Здешняя культура могла быть только заимствованной с запада в противность прописному выражению ex oriente lux (свет с востока). Даже и в Индии культурная эволюция должна была идти с Запада из Европы, так как изнеживающий тропический климат этой страны и недостаточная извилистость морских берегов не могли создать первоклассных культурных центров ни в Гайдерабаде, близ устьев Инда, ни в Калькутте у устьев Ганга.
.
Нам говорят о богатой фантазии индусов. Но ведь фантазия выражается в творчестве, в литературе, в науке. А разве вся наука и литература этой страны могут быть сравнены с европейскими? Об этом смешно даже и подумать. Свет шел всегда с запада на восток по направлению вращения земли, он шел по Копернику, а не по первобытным представлениям о суточном движении солнца.
.
Тем более это можно сказать о Месопотамии. Что такое представляет собою вся древняя клинопись?
.
Я уже говорил ранее, что уже один взгляд на клинописную азбуку показывают нам, что это не естественно развившийся алфавит, как азбука египетских иероглифов, носящая в себе, хотя она и фонетическая, еще следы первичного писанья ребусом, или как еврейская или греческая азбука, возникшая из нее. Клинописная азбука носит на себе явный характер шифра, умышленно составленного одним умом, одним человеком, а не многими, и выдуманная специально с целью сделать свое письмо непонятным для "непосвященных", уже знакомых с естественной азбукой. А это могло быть только,когда естественная азбука стала известна слишком многим. Значит, клинописная азбука возникла уже позднее еврейской,тоже господствовавшей когда-то в данной местности. Но и еврейская азбука уже значительно вульгаризировалась к тому времени, когда глиняные дощечки, как материал для письма, вошли здесь в большое употребление.
.
Раскопки американцев в Ниппуре обнаружили на клинописных плитках, между прочим, торговые документы "коммерческой фирмы Мурашу и С-вья", где мы читаем ряд еврейских имен, вроде Аггей, Нафанаил, Вениамин. Руководствуясь Библейской хронологией, относившей Иезекиила и Иеремию почти за 500 лет до начала нашей эры, исследователи отодвинули и их к тому же периоду. А после наших вычислений, относящих и Иезекиила к пятому веку нашей эры, приходится заключить, что и торговая фирма Мурашу и С-вья, писавшая свои торговые заметки оккультными клинообразными надписями, процветала уже в средние века, не ранее половины пятого века нашей эры, когда в Ниппуре тоже могло быть не мало торговцев-евреев. Они и теперь существуют во всей Месопотамии.
.
Совпадения с Библейскими сказаниями различных надписей на глиняных табличках Месопотамии так многочисленны, что установление точной хронологии библейских сказаний, сделанные в предшествовавших томах, является в то же время и установлением хронологии Месопотамских памятников древности. Возьмем сначала такой пример: Ловец-Законник[4], посланный царем-Гунном[5], царем Народа Вождя (Ашура), пришел в Светоч Закона [6], осадил и взял его. И вот Громовержец сказал Бого-Спасителю (по-еврейски Иca-ии) сыну Всесильного[7]:
.
— "Сними рубище с твоей поясницы и сандалии с ног!"
.
Тот снял и пошел нагой и босой крича:
.
— "Вот как царь Вождь (АШУР) поведет Миц-Римлян узниками и жителей Мавритании[8] пленниками, голыми и босыми, юношей и старых и с обнаженными боками! И будут люди ужасаться за мавров их надежду и за Миц -Римлян — их тщеславие.»
.
И вот в 1843 году французский консул Эмиль Ботта, сделав раскопки Хорсабадского холма близ Моссула, на левом берегу реки Тигра, нашел в нем развалины древнего царского дворца, на стене которого, на алебастровом барельефе, изображен будто бы этот самый Царь Гунн, разговаривающий со своим полководцем.
.
Я не имею причин опровергать, что дело тут действительно идет о библейском царе-Гунне,а хочу указать лишь на неосновательность локализации в этих местах описываемых библейских событий. Делать из этого факта вывод, что библейский царь-Гунн жил как раз на Харсабадском холме близ Моссула,это то же самое, как увидев изображение Моисея на стене Московского собора, заключить, что он родился в Московской губернии и что десять его заповедей даны под Москвой на воробьевых горах. Все, что можно вывести из многочисленных следов Библии в Месопотамии, это лишь то, что они и появились там не ранее средних веков, и что там господствовала религия Арона-Ария, сменившаяся затем (и притом позднее, чем думают) — совремeнным нам мусульманством. (т.е правоверием). Пророчество Иса-Ии (т.е. Бого-Спасителя), как мы уже знаем из первого тома Христа, писано не ранее 442 года нашей эры, а потому и Хорсабадское изображение этой библейской личности (если она действительно библейская) приходится отнести к числу религиозных рисунков, сделанных не ранее VI и VII века нашей эры.
.
Возьмем другой пример.
.
В четвертой книге Библейских Царей в 18 главе (по греческому тексту),и в 32 главе второй книги "Затерянных дел" (Паралипоменона) говорится:
.
"Когда царь Езекия увидел, что пришел Терн Опустошения[9], царь Народа Вождя с намерением воевать против Святого города, он, посоветовавшись со своими князьями "и храбрецами, решил засыпать все источники вод за городом". "Он обстроил обрушившуюся стену, возвысил башни, и наготовил множество оружия и щитов /32.1-5/". Терн Опустошения, стоявший вэто время против Платящего дань (Лахиша по-библейски[10]), узнав об этом, послал к нему своих слуг, которые говорили о боге Святого города, как о других богах земных народов, как об изделиях человеческих рук" /32.9/". "Езекия и пророк Бого-Спаситель /Иса-Ия/ возопили к нему и Громовержец послал им Ангела (комету 442 г.). Испугавшись его, Терн Опустошения возвратился со стыдом в свою землю и когда пришел в дом своего бога, его собственные дети убили его там мечем. Так спас бог Громовержец Езекию и жителей Святого города от руки Терна Опустошения (Сеннахериба по-библейски), царя народа-вождя. Он оберегал их повсюду,и даже дал Езекии знамение, когда он заболел смертельно. Но возгордилось сердце царя и потому снова был гнев бога Громовержца (комета 451 года) над ним и над Богославной землёй и над святым городом. Но Езекия вторично смирился и потому не упал Божий гнев на страну в его дни. Он действительно успешно во всяком деле, только лишь при послах Врат Господних, пришедших к нему спросить о знамении бывшем над землей, оставил его бог,чтобы узнать все, что было на его сердце /32.31/". А надпись одного из барельефов в раскопках около Моссула гласит:
.
"Сеннахериб царь Bсeленной и Народа-вождя (Ашура) сел на свой престол и стал осматривать добычу Лакиша". В этом случае уже не может быть никакого сомнения, что барельеф, о котором идет здесь дело, действительно иллюстрирует библейское сказание, которое вместе с тем трактует и о кометах 442 и 451 годов, т.е. само относится не ранее как к V веку нашей эры. Значит и барельеф возник не ранее VI или VП веков нашей эры, если не позже их.
.
Тут опять мы видим, что накануне появления в Месопотамии мусульманства, там была религия Арона-Ария, т.е. библейское арианство, которое и было единственным реальным арианством. А выводить отсюда, что развалины, в которых был найден барельеф "Терн Опустошения" о (Сеннахерибе) - царе Вселенной, и были дворцом самого этого "Терна" настолько жe неосновательно, как если бы кто, увидев на стене киевского монастыря картину, представляющую царя Давида, сделал заключение, что он здесь когда то жил и был во время писания этой картины настоятелем Киево-Печерской лавры. Таких соответствий между Месопотамскими изображениями клинописного периода и библейскими рассказами так много, что сомневаться в распространенности там библейской идеологии в клинописный период месопотамской жизни невозможно. Это был канун распространения магометанства, когда Коран Магомета Газнийского сменил там, в эпоху Крестовых походов, библейское Пятикнижие и запретил всякие изображения, кроме арабесков. Только тогда и прекратились Месопотамские живопись и скульптура, а оставшиеся от прежнего периода пришли в развалины.
.
Так руины Месопотамии поясняются библейскими сказаниями, и сами служат к ним превосходными пояснениями.
.
О старо-Месопотамском художестве и письменности можно сказать, что во всех раскопках они носят один и тот же своеобразный условный местный стиль, аналогичный местным египетскому, византийскому, китайскому (рис. ...),который (как и они!) не мог бы сохраниться не эволюционируя в продолжении целых тысячелетий. Это все не более как произведения трех четырех последовательных столетий, иначе живопись и особенно литература сильно усовершенствовались бы от преемственной практики, как варьировались постепенно и сами народные сказания.
.
Возьму хоть небольшой образчик перенесения на свою почву того, что было в другом месте (прием этот и вообще не редок в старину):
.
"Моя мать, — говорит тот же самый Терн Опустошения (т.е.по-библейски Саргон) на одной надписи, — родила меня тайно в Азупиране у Евфрата, положила в корзинку из тростника, замазала ее горной смолой и пустила корзину на воду. Волны принесли меня к водоносу Акке, который воспитал меня как собственного сына и сделал меня садовником. Дочь небесного царя Звезда полюбила меня и сделала царем над людьми"[11].
.
Не напоминает ли вам эта месопотамская легенда библейское предание о Моисее, будто бы положившем начало Народу Божию? Ведь это один и тот рассказ, только с переиначенными именами и перенесением сцены действия с берегов Нила на берега Евфрата.
.
Военная жизнь какого-то могучего, руководящего государства до мельчайших подробностей представлена набронзовых воротах, произвольно называемых теперь воротами Салмонассара П и на алебастровых барельефах, изображающих - говорят нам - Саргона и Санхериба. Тут мы видим воинов, наступающиx утром из лагеря и бросающихся с таранами на неприятельские укрепления, в то время, как другие ведут несчастных пленников мужчин, женщин и детей. В другом месте мы видим стрелков и копьеносцев, мечущих свое оружие в неприятельскую крепость. Есть изображение пехотинцев, штурмующих холм, защищаемый неприятельскими стрелками; одни из них поднимается кверху, хватаясьза ветви деревьев, или лезут вверх при помощи горных палок, другие торжествующе несут вниз срубленные головы врагов. Вот парадный вход придворных пажей с царской колесницей и троном. Вот прекрасные барельефы, изображающие охоту царя на львов.
.
Но львов тут, как будто совсем не водится, и потому желающим отнести место действия таких увеселении на берега Евфрата, приходится утверждать, ссылаясь на пророчествo "Иезеки-Ил", что они откуда-то привозились и содержались до дня охоты в особых парках в клетках (Иезекиил 19,9), хоть это и очень наивно. Мы видим на других рисункахприготовление к царскому столу; видим слуг, несущих зайцев, куропаток и прикрепленную к палкам саранчу, со множеством пирогов и разных фруктов. Некоторые из слуг имеют в руке маленькие свежие ветви для того, чтобы отгонять от пирующих мух. На одном рельефе из жизни какого-то гарема изображены царь и царица, пьющие вино в обвитой виноградом беседке. Царь возлежит на высоком ложе, а царица, в богатом одеянии сидит против него на высоком стуле, и евнухи обмахивают их опахалами. Это единственная царица, изображение которой сохранилось до настоящего времени на месопотамских барельефах.В 1857 году, когда профиль ее еще не был испорчен как теперь, прусский лейтенантБиллербек зарисовал его, и сохранил таким образом для потомства.
.
Пророк Исаия (45,20; 46,1) говорит о "шествиях богов", и вот изображение такого шествия тоже сохранилось на одном рельефе. Какие-то воины несут впереди процессии статуи богинь, а за ними статую бога Громовержца — классического Зевса-Юпитера, вооруженного молотом и связкой молний.
.
Мы можем составить себе очень точное представление о технических знаниях тогдашних месопотамцев, понайденному там изображению перевозки тяжелых изваяний, представляющих быков-колоссов. А их живопись, несмотря на условную местную стилизацию, нередко полна естественности. Таковы, например, полное захватывающего реализма изображение мирно пасущихся антилоп и знаменитая в истории искусства умирающая львица Ниневии (рис. …).
.
"Одним из важных результатов археологических исследований у берегов Евфрата и Тигра, — говорит Фридрих Делич, — является то, что мы находим в чрезвычайно плодородной месопотамской низменности высоко развитое правовое государство с культурой, приблизительно равной нашей средневековой.» И с этими словами знаменитого месопотамиста (я не хочу употреблять обычного названия ассириолог, так как не считаю доказанным, что этим именем называлась в Библии Месопотамия, а не Германия) нельзя не согласиться. Все признаки средневековья тут налицо.
.
Между большим количеством частных писем, сохранившихся от этих времен, есть, например, письмо жены к путешествующему мужу, в котором она сообщает сначала о здоровье детей, а затем спрашивает у него совета по какому-то незначительному делу. В другом письме сын пишет отцу, что его кто-то нестерпимо обидел, и он думает избить злодея, но хочет раньше узнать об этом мнение своего отца.А в третьем письме сын напоминает отцу о присылке давно обещанных денег и заявляет, что по получении их он снова будет в состоянии молиться за отца. Все это доказывает, что почтовые сообщения были тут уже построены, если не государством, то постоянными торговыми путешествиями. А что касается до самих писем, то это еще не доказывает большого распространения грамотности. Они, как и крестьянские письма до самого последнего времени могли писаться под диктовку автора местными служителями культа, при помощи которых мог узнавать их содержание и получатель.
.
У месопотамцев, как и у последователей закона Арона-Ария, днем отдыха была суббота, которую они называли днем примирения с богом, а относительно длины их года сказать что-либо вполне достоверное еще очень трудно. В некоторых их календарях — говорит Делич — подробно напоминаются заповеди, по которым "пастырь великих народов" не должен есть 7, 14, 21, 28 числа каждого месяца жареного мяса, менять платье, приносить жертву, ездить и принимать какое-нибудь решение. Даже маг не должен был пророчить в эти дни и врач не должен был касаться больного.
.
Но это предписание так не вяжется с семидневной неделей, что представляется каким-то ассирийским недоразумением.
.
А вот рассказ и о Ное из так называемой "библиотеки Сарданапала" в Ниневии, тоже на глиняных дощечках.
.
"Квизутрос (библейский Ной) получил приказание от Бoгa морей построить корабль большой величины, хорошо его осмолить и посадить на него свою семью и всяких животных: Квизутрос входит в корабль, запирает его вход и плывет по все опустошающим волнам, пока не останавливается на реке Назир (Назореи). Затем следует совершенно библейское место: "На седьмой день, — говорит Квизутрос, — я выпустил голубя, он полетал и, не найдя места, где сесть, вернулся назад". Потом была выпущена мною ласточка, которая тоже вернулась, и только выпущенный последним ворон увидел, наконец, убыль воды и не вернулся более на корабль". И вот я снова спрашиваю читателя: следует ли отсюда заключить, что Ноев ковчег был построен вМесопотамии, и что рассказ о всемирном потопе пришел оттуда в Европу. Конечно ни в каком случае, так как обратное направление течения культуры несравненно естественнее.
.
Этот рассказ написан на одиннадцатой дощечке так называемого"Эпоса Гильгамеш", но кроме него мы имеем еще и так называемый "Эпос мироздания", написанный на семи дощечках.
.
В начале всего, — говорится там, — была везде первобытная вода, называемая тьмою (Тиамат). Когда боги собрались устроить порядок в мире, эта вода-тьма представляемая то в виде дракона, то в виде семиглавой змеи, озлобилась и восстала против богов. Она родила множество чудовищ и огромных ядовитых змей и приготовилась с ними к борьбе с бoгами. Увидавстрашного противника, все боги задрожали от страха, но бог света и весны Мардук-Солнце вызвался один идти в бой под условием, что ему будет предоставлено первенство между богами. Он протянул большую сеть от востока до запада и от юга до севера, чтобы тьма не могла ускользнуть, и в присутствии богов, дивившихся ему, в сияющем снаряжении и величественном блеске взошел на колесницу, запряженную четырьмя огненными конями, устремился навстречу Дракону Тьме и чудовищным призраком — его войску — и, испустив боевой клич, вызвал Тьму на единоборство. Тьма громко дико воскрикнула, открыла широко свою пасть, да раньше чем она могла ее закрыть,бог Мардук повелел урагану проникнуть в ее недра. Он схватил копье и пронзил ей сердце, наступил ногой на ее спину, а сообщников еевелел заточить. Мардук разрезал Воду-Тьму пополам, как рыбу, из одной половины ее создал небо, разделив им одновременно верхние воды от нижних, прикрепил к небу солнце, луну и звезды, покрыл землю растениями и животными и сделал первого человека.
.
«Ветхозаветные поэты и пророки, - говорит тот же Фридрих Делич, - прямо перенесли на Иегову подвиг Мардука и прославляли его как раздробившего в начале веков голову морского чудовища Левиафана (Псал.73,13; 88, 11) и "победившего сообщников дракона" (Иона, 9,13).
.
Однако несмотря на все мое уважение к автору, я не могу с ним согласиться, так как уже самый (по его же выражению) "средневековый уровень" клинописной культуры, да и самое ее письмо, имеющее ясно выраженные призраки позднейшего искусственного шифра, достаточно говорят, что эти месопотамские легенды не зародыши, а отголоски уже распространившейся там Библии.
.
Много старинных гробниц найдено в Варке, Ниппуре и Кодингире. В отделении Берлинского музея, посвященном Передней Азии, есть междупрочими маленький глиняный конус, взятый из такой гробницы. Надпись его просит в трогательных выражениях, чтобы тот, кто найдет этот гроб, оставил его на своем месте, не повредивши, и заканчивается словами благодарности тому, кто сделает такое доброе дело:
.
"Пусть имя его останется на земле благословенно, а отделившийся дух его пусть пьет в преисподней чистую прозрачную воду".
.
Евангельские представления о вестниках божества —ангелах и особенного херувимах и об ангелах-хранителях, сопровождающих человека точно также дошли до Месопотамии в ее клинописную эпоху. Этим ангелам присваиваются там "свойства орла" (проницательность и быстрота), а тем из них, главною обязанностью которых было охранять доступ к божеству — сила и величественность льва. Другие Месопотамские ангелы, подобно описанным в Апокалипсисе, часто имеют полузвериный облик. Таковы, например крылатые херувимы с телом Тельца и с серьезным человеческим лицом. Но есть и такие изображения из дворца, называемого дворцом Асур-назир-пала, где ангелы даже совершенно подобны нашим, и этим показывают лучше всего свое средневековое происхождение. Но этого мало. Вот какой еще был случай.

22

При раскопках в Хорсабаде Виктор Плес нашел кладовые дворца, названного им "дворцом Саргона": одну — с гончарной посудой всякого вида и величины, а другую — с железною утварью. Там были сложены в удивительном порядке большие запасы цепей, гвоздей, ветлюгов, кирок, мотыг. Железо их было так великолепно обработано и так хорошо сохранилось, что зазвенело при ударе, как колокол и некоторые из этих орудий были тот час же употреблены в дело арабскими рабочими.
.
Допустить, что все эти железные изделия приготовлялись еще в доисторические времена в стране, лишенной железных руд совершенно невозможно. Лишь в средние века они могли быть доставлены туда и пролежали там без изменения до наших дней. Но и этого мало.
.
Не раз были находимы на глиняных пластинках Месопотамии названия 12 знаков зодиака с Овна, Тельца, Близнецов и проч. указания на круг разделенный на 360 градусов, на час разделенный на 60 минут, на минуту деленную на 60 секунд и на названия семи дней недели по семи планетам как в западной Европе в средние века.
.
В египетско-месопотамском отделе Британского музея находятся три маленькие глиняные дощечки: хрупкие, потрескавшиеся, с вырезанными на них трудно разбираемыми знаками. Но эти дощечки ценны потому, что содержат три вариации одного и того же имени, имеющие огромный интерес для истории религии: Jaave-ilu, Jave-ilu, Jauum-ilu, которые означают: бог Иевис, т.е Зевс, Юпитер классиков, Иегова евреев и бог Отец христиан. Они показывают, что главный Бог клинooбpaзныx надписей Месопотамии был тот же, что у евреев и у христиан.
.
Пророк Иезекииль (гл. 1 ), описывая свое видение говорит по Апокалипсису, записанному, как мы видели 30 сентября 395 г. на острове Потмосе, о четырех крылатых существах одно с лицом как у человека, другое как у льва, третье как у тельца и четвертое как у орла. Над головами этих херувимов (10,1) был по словам его, хрустальный свод,на котором стоял сапфировидный трон, а на нем сидел сам Бог в человеческом образе, окруженный удивительным сиянием. И вот на одной месопотамской печати мы находим рисунок такой: на корабле, нос и корма которого имеют вид сидящих человеческих фигур, стоят обернувшись друг к другу спинами и повернув лица к зрителю, два херувима, положение которых заставляет предполагать присутствие двух других позади. За их спинами лежит плоскость, а на ней стоит трон, на котором сидит бородатое божество в длинной одежде, с тиарой на голове, и держит в правой руке короткий жезл и кольцо. За троном стоит ожидающий приказаний служитель, которого можно сравнить с Иезекиловым человеком в полотняной одежде (9,3. 10,2), также исполняющим приказания бога Громовержца.
.
В Ветхом Завете часто упоминается животное по имени "Рим" или "Paма" или "Раим" (носорог-единорог), дикое, неукротимое, со страшными рогами (Псал. 21,22), наиболее родственное быку (Второзак. ЗЗ,17; Псал. 28,б; Исайя 34,7). Употребить это животное подобно ручному волу для полевых работ на поле кажется составителю книги Иова (39,9) ужасною, невероятною мыслью: "Захочет ли Рим служить тебе и переночует ли у твоих яслей? Можешь ли ты веревкою привязать его к бороне, и станет ли он боронить за тобою поле?" В псалме 22/21 он же является созвездием Козерога и геральдически служит эмблемой римской империи.
.
В клинообразных: надписях зверь "Рим" тоже упоминается часто, а изображения его можно видеть на алебастровых рельефах Месопотамских царских дворцов. Так, царь "Навуходоносор" рассказывает, что он украсил городские ворота "Кидингира", посвященные богине Звезде (Истар), обожженными кирпичами, на которых изображены "римы" и огромные змеи идущие на своем хвосте. Нахождение этих ворот богини Истар, завязнувших теперь в землю до глубины 14 метров, где уже начинаются подпочвенные воды, представляют один из драгоценнейших результатов раскопок последних лет на развалинах около Геллы на Евфрате.
.
Точно также на одной огромной каменной глыбе прочли:
.
"Ворота Звезды (Истар)", и при раскопке постепенно вышли из земли превосходно сохранившиеся большие двойные ворота имеющие на северной стороне справа и слева по три больших башни. На наружной поверхности этих башен и на стенах проходов в воротах куда ни взглянешь видны рельефные и пестро-эмалированные "римы", выделяющиеся на темно-голубом фоне своим богатством красок. "Полный сил идет там большими шагами дикий бык, - говорит Делич, - с гордо выпрямленной шеей, с угрожающе направленными вперед рогами, с прижатыми ушами и раздутыми ноздрями." Если его гладкая шерсть бела, то рога к копыта сияют золотом, а если шерсть желта - то и те и другие малахитово-зеленые, тогда как завитки в обоих случаях окрашены в темно-синий цвет.
.
Так в пророчестве Даниила (4,24-34) рассказывается, например, что царь Врат Господних (Вавилона) Навуходоносор, гуляя на крыше своего дворца и любуясь красотой построенного им города, услышал с неба предсказание, что изгнанный из людского общества, он должен будет жить по звериному с животными. И действительно, после этого Навуходоносор, - говорится в книге Даниил, - ел траву, как вол, и тело его орошалось росою небесною, а волосы у него выросли как перья у орла, и ногти превратились в птичьи когти. Интересная вариация того же самого библейского мифа была найдена и в Месопотамии Абиденусом. В ней говорится, что "Навуходоносор", достигший вершины могущества, поднялся как-то на укрепления своего дворца. Тут на него нашло божественное вдохновение и он воскрикнул:
.
"Я, Навуходоносор, предсказываю вам наступление несчастья! Ни господь (Бел), ни Владычица-царица (Белтис) не имеют власти убедить богинь судьбы предотвратить его. Придет перс и обратит вас в рабство. О пусть он был бы гоним по пустыне, где нет городов и где не встречается следа человеческой ноги, а только бродят дикие звери и летают птицы, и oн одиноко бродил бы по ущельям и оврагам! А мне была бы суждена лучшая кончина". Ясно, что и Дани-ил и месопотамский писатель говорят об одном и том же, но автор статей, собранных в книге "Даниил" (что значит суд божий) заставляет Великого цезаря Нево самого переживать беды, а здесь он их желает своему врагу. 
.
Таким образом, повсюду мы видим более или менее значительное сходство клинописной и еврейской литератур, родственных по языку, стилю, образу мыслей и представлений.
.
И та, и другая придают священное значение числам семь и три.
.
О, земля, земля, земля! — восклицает троекратно Иеремия. Слушай слово Громовержца! (22,29). "Слава, слава, слава царю, моему государю" - начинают свои письма многие месопотамские писатели.
.
Подобно тому, как в Библии серафимы перед престолом Бога восклицают:Свят, свят, свят Громовержец, бог небесных воинств! (Исайя 6,3), так в начале ассирийского богослужения мы читаем троекратное Айур, айур, айур!, что тожe значит свят, свят, свят!
.
"И создал бог Громовержец человека из земного праха, - учит нас библейский рассказ о сотворении человека (Бытие, 2,7). И вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою живою". Такие же воззрения мы находим и в клинописи. Человек (Эабани) был создан из отщипнутого и смоченного куска глины и сделался живым существом через божественное дуновение". Клинописное мировоззрение приписывает человеческой слюне волшебную силу, и смертоносную и оживляющую.
.
"О Мардук!" — говорится в одной молитве Солнцу — богу покровителю Месопотамии, — твоя слюна есть слюна жизни".
.
И кто не вспомнит при этом о новозаветном рассказе, по которому Иисус отвел в сторону глухонемого, вложил свои персты ему в уши и помазав грязью, в которую плюнул, глаза слепому — сказал: "Отверзись!" (Марк 7,33; 8, 23; Иоанн 9,6). И глаза открылись. Это те же взгляды, как в евангелиях, а следовательно и та же эпоха.
.
Столбом дыма днем и столбом огня ночью провожает библейский Громовержец свой народ в его странствовании через пустыню (Исайя 4,5); но и Ассаргадону, царю Ассура, было пророчество перед выступлением на войну: "Я, Звезда (Иcтар) из Арбелы, говорю так: да поднимется дым с твоей правой стороны и огонь с твоей левой!" Почти все одинаково и в Библии, и в клинописи. И там и тут видна любовь пояснять свои речи и мысли символическими оборотами, вроде например "козла отпущения". И в сказаниях и в поэзии в обоих видны одинакова наивные способы представления и изложения всего, что касается Божества. Как в клинописи боги едят и пьют, предаются отдохновению и принимают донесения о разных происшествиях на земле, так и в Библии бог Громовержец в вечерней прохладе рая наслаждается "благовонием жертвоприношения" и с любопытством спрашивает у Валаама: "Кто те люди, которых ты принимал у себя как гостей" (кн. Чисел 22,9).
.
И в Библии и в Клинописи тот же мир постоянных чудес и знамений, постоянного божественного откровения, главным образом во сне (Иоиль 3,1). Как в Ветхом Завете Бог говорит с Моисеем, Ароном и всеми пророками, так и в месопотамских надписях боги говорят с людьми непосредственно или устами жрецов и боговдохновенных прорицателей и прорицательниц.
.
Да и "десять заповедей" были также святы для вавилонян, как и для евреев. Не только проступки против заповедей "не убей, не прелюбодействуй, не укради", продиктованных присущим всем людям чувством самосохранения, но и непочтительность по отношению к родителям,лжесвидетельство, всякое посягательство на чужое имущество наказываются по древне месопотамскому обычаю большею частью смертью. В третьем параграфе законов Амму-Раби мы читаем:
.
"Если кто-нибудь даст в судебном деле ложное свидетельство и не докажет своего показания, а от решения дела зависит жизнь или смерть обвиняемого, то такого свидетеля наказать смертью".
.
Большое смущение произвело среди теологов найденное в клинописи название бога словом Эль, как и у евреев. Мы находим это слово там в огромном количестве: "Бог (Эл) дал", «Бог (Эл) управляет", "Если бы Бог (Эл) не был бы Богом", "Боже (Эл) посмотри на меня", "Бог (Эл) есть бог", и даже "Иегова есть Бог (Эл)". Как это было связать с библейскими проклятиями "Вавилону (т.е. Вратам господним)", если допустить, что он был в Месопотамии?
.
Утомительные и мелкие насмешки ветхозаветных пророков над "вавилонскими идолами", имеющими глаза, но не видящими, имеющими уши, но не слышащими, имеющими нос, но не обоняющими, имеющими ноги, но не ходящими, — говорит Делич в своей книге Библия и Вавилон, — не более приложимы к Месопотамии и к католической церкви, подобно тому, как мыслящие византийцы видели в иконах только изображения Христа, Девы Марии и святых, так по видимому, смотрели на тех и мыслящие месопотамцы. Ни один гимн, ни одна молитва не обращены у них к самому изображению, а всегда к божеству, царящему по ту сторону всего земного.
.
Во многих случаях религиозное мировоззрение клинописи даже более подходит к средневековому христианству, чем к иудаизму. В ветхом завете — опять говорит Делич — мы едва ли найдем хоть одно слово, указывающее на радостную благодарность богу за рождение девочки, хотя это встречается часто, когда речь идет о мальчиках. Нежные названия девушек в библии, вроде: "возлюбленная", "благовонная", "рожденная из росы", "пчелка", "газель", "овечка", "мирта", пальма", "коралловая", "венок", не должнывводитъ нас в заблуждение. Женщина в Библии есть собственность сначала родителей, а затем мужа. Она ценная рабочая сила, на которую в замужестве возлагалась большая часть наиболее тяжелых домашних работ. Кроме своих рабынь даже царевна не имеет имущества, которым могла бы свободно распоряжаться, она не допускается даже к даче свидетельских показаний. Так же как и в исламе, женщина считается неспособной к выполнению культа (2 кн.Моис.23,17,34,23;5 кн. Моис. 16,16):
.
"Три раза в году весь мужеский пол должен являться перед лицо Господа, Бога твоего". А о женщине ничего. В Месопотамии же клинописного периода положение женщины выше: мы читаем, например, о женах времен Амму-Раби, ставивших свои кресла в храмах, находим имена женщин — свидетельниц в судебных документах и т.д., совсем как в средневековой Византии. Таблица народов в 10 главе Библии говорит о семитическом народе Эламитах (<...>) живших к востоку от Ассирийцев, т.е. по нашим отожествлениям об ромейцах, живших к востоку от германцев, и клинообразные надписи называют нам Эламитов, могущество которых останавливало даже гордые колонны месопотамских войск. Евангельские писатели говорят нам о самарийцах, поселенцы которых жили даже в Палестине, а клинообразные надписи трактуют о суммерийцах, которые достигали на западе до этих же границ, а самарийцы (т.е. сторожевой народ) по нашим сопоставлениям были римляне.
.
Скульптурные изваяния, находимые при месопотамских раскопках, еще более говорят за их позднее средневековое происхождение. Таковы, например, чудная серебряная ваза царя жреца Энтемены, находящаяся теперь в Лувре, или великолепно отлитая из бронзы голова вола со вставленными в нее глазами из лапис-лазури, хранящаяся теперь в Берлинском музее. Они возбуждают наше удивление. А сумерийские диоритовые скульптуры вроде находящейся теперь в Лувре статуи месопотамского архитектора, держащего на коленях план своей п oстройки, не особенно сильно уступают тому идеалу, какой мог бы быть и у современного художника.
.
Да и поэзия библейских псалмов имеет полную параллель в духовной поэзии, находимой миссионерами на берегах реки Тигра по внешней форме песен, например:
.
О, господь, решающий все на небе и на земле,
.
Повелений которого никто не смеет ослушаться,
.
Удерживающий огонь и воду, направляющий все живое,
.
Какой бог может сравниться с тобою могуществом?
.
Кто велик на небе? Ты один велик.
.
Кто велик на земле? Ты один велик.
.
Когда раздается твое слово на небе, небесные сонмы надают ниц,
.
Когда раздается твое слово на земле, ангелы целуют землю,
.
Если твое слово разнесется наверху подобно бурному ветру, то будет изобилие пищи и питья,
.
Если прозвучит твое слово на земле, то вырастет зелень.
.
По твоему слову обогащаются конюшни и хлева и размножается все живое,
.
Твое слово создает чистоту и справедливость
.
И люди говорят правду.
.
Твое слово подобно далеким небесам и сокрытой глубине земли,
.
Никто не постигает его.
.
Кто изучит твое слово? Кто сможет ему противоречить?
.
Очень поучительно в плиточной месопотамской и книжной библейской литературах упоминание о личных своих противниках и зловредных врагах. Ветхозаветный псалтырь содержит множество таких молитв, направленных против угрожающих жизни молящегося и против врагов, радующихся, если ему приходится плохо. «Господи, — говорит псалом 40 (греческого счета), — помилуй меня и не оставь меня, чтобы я воздал им», т.е. врагам, желающим смерти молящемуся. «Да постыдятся и посрамятся они, да облекутся в стыд и позор» (34,26).
.
То же мы читаем и в покаянном псалме клинописи, обращенном к богине Звезде (Истар):
.
«Как долго небесная моя владычица будут мои враги обращать на меня свои взгляды, замышлять против меня злое ложью и неправдами, и как долго преследователи будут подстерегать меня?»
.
Молитва богу пророку (Небо) начинается так:
.
«Я провозглашаю твою славу, о Пророк, перед всеми великими богами! Несмотря на множество моих противников, моя жизнь не погибла». А кончается молитва эта словами: «Несмотря на множество моих противников, ты, пророк, меня не оставишь. Несмотря на множество ненавидящих меня ты не покинешь мою жизнь».
.
В Британском музее находятся — к сожалению, неполные — глиняные дощечки с изречениями клинописцев, дающие нам возможность заглянуть в глубину их нравственно-религиозного мышления, так же, как законы Амму-Раби дали нам представление о «неизмеримой (по словам Делича) культурности» этих писателей. Там, — говорит он, — мы читаем изречения вроде следующего, продиктованного опытом тысячелетий, но оставляемого до сих пор человечеством, к его величайшему несчастью, без внимания:
.
«Не открывай напрасно рот, оберегай свои губы».
.
«Если ты взволнован – не говори тотчас».
.
«Поспешивши говорить, ты раскаешься потом».
.
«Нет! — молчанием успокой свою душу».
.
Там же мы читаем и такое поучение клинопишущего мудреца:
.
«Оказывай любовь ближнему, не презирай его и не угнетай, потому что это вызывает гнев Божий, а лучше напои и накорми просящего, это вызывает божье благословение. Надо быть услужливым и творить всюду добро».
.
Библейские молитвы, вроде: «Господи! Не в ярости Твоей обличай меня и не во гневе Твоем наказывай меня (пс. 6,2). Точно также как и библейские изречения, полные страстного желания освободиться от греха, от болезней, несчастия и вражды и пожелания себе долгой жизни, по заповедям Божиим, — все это мы читаем и в клинописях:
.
«Многочисленны мои проступки и велики мои грехи, о господи!»
.
Я искал всюду спасения, но никто не протянул мне руку, я плакал, но ко мне не приблизились, я громко взывал, но никто не услышал меня».
.
«И я страдаю, я удручен, я не поднимаю своих взоров, я со вздохом обращаюсь к моему милосердному богу, я обнимаю ноги моей владычицы и целую их!»
.
«О, боже! Не погуби твоего слугу, лежащего в грязи, а помоги ему подняться!»
.
«Грех, в который я впал, обрати в твою милость, да унесет ветер проступок, который я совершил».
.
«Разорви как одежду многочисленные мои низости. Отпусти мои прегрешения, и я буду тебя слушаться».
.
«Твое сердце да обратится ко мне подобно сердцу матери».
.
«Как сердце матери и отца, да обратится ко мне твое сердце».
.
Разве это, читатель, не то же самое, что поется и в современных христианских церквах?
.
«Мардук — ассирийский Иисус — само милосердие, — продолжает Делич, — любимое дело которого вновь оживлять ставших жертвами смерти. Врач тела и души людей, он наиболее светлый образ клинописного Пантеона. Но и все остальные великие боги его представляют из себя олицетворение нравственных сил. Бог Самас (Солнце) называется «царем справедливости»: он неподкупный судья, видящий в сокровеннейшем мраке сердец. Как в Библии сказано о боге Громовержце: «Правда и суд – «основание его престола» (Пс. 96.2), так и перед вавилонским богом солнца стоят всегда в виде двух божеств «Право» и «Справедливость». Какое высокое представление, — заканчивает это место Делич, — должно было связываться с сыном Мардука – Небо, если его называли «светом истины».

23

«У пророка Наума (1,4) говорится о всемогуществе слова Бога-Громовержца: «Запретит Он морю и оно высыхает, и все реки иссякают; вянет Васан и Кармил и блекнет цвет на белой Горе». А в одном псалме Мардуку-Христу мы читаем удивительно близкие к этому строки:
.
«Твое слово есть большая сеть, растянутая по небу и земле.
.
«Оно раздается над морем и море расступается.
.
«Оно раздается над лугом и луг испускает стоны,
.
«Оно раздается над водною пучиною Евфрата
.
«И тотчас, о Мардук, возмущается русло этой реки».
.
Слова клинописных божеств разносятся по небу и земле иногда в дуновении ветра, иногда в шуме бури. Они говорят с людьми, особенно с избранными или пророками и прорицателями. Боги все видят и знают, их взоры проникают в глубочайшие убежища, они видят судьбы народов и испытывают сердца отдельных людей. Они присутствуют при каждом человеке».
.
Слово Ашур — т.е. Вождь, обозначает в клинописях исключительного, в начале даже лишенного подруги «спасительного», «святого» бога, «родившего самого себя». Он не был связан с природой или с какой-нибудь ея силой, а стоял высоко над всем, почитался как отец, господин и царь всех богов. Как Иегова в псалме 135,2 называется «Богом богов, Господином господствующих», так точно называется и Ашур. В библейских книгах восклицают: «Кто подобен богу Громовержцу среди богов?», а в Месопотамии спрашивали «кто подобен Вождю Ашуру среди богов». Месопотамские цари были «жрецами Ашура, с первобытных времен избранными служить ему».
.
«Ашур ненавидит тех, кто ненавидит его народ и благословляет тех, кто благословляет его народ. Совершенно так же, как библейский бог небесных воинств выступает перед войсками богоборцев против его врагов, так он выступает с месопотамскими войсками для борьбы и победы. Мы часто видим его на барельефах перед царем-полководцем или над ним, в пылу сражения, или во время победоносного возвращения, в виде поколенного изображения бородатого человека, помещенного в круге, символе вечности, как у христианских святых; он поддерживается широко распростертыми крыльями, подобно тому, как библейский бог изображается несущимся на крыльях ветра (плас. 17.11). Библейский бог изощряет Свой меч, напрягает лук и направляет его, а стрелы Свои делает палящими (пс. 20.13), да и бог Вождь (Ашур) изображается вооруженным луком. Во время битвы он также пускает смертоносные стрелы, а когда одержана победа, опускает свой лук». Это символ молнии.
.
Я нарочно рассказал все это почти не своими словами, а выписками из превосходной книги Фридриха Делича «Вавилон и Библия», причинившей много хлопот ортодоксальным теологам. Но я это сделал никак не с целью присоединиться к его мнению, будто все такие совпадения указывают на то, что библейские пророчества книги, да и сам Апокалипсис, переписаны почти целиком из этих месопотамских сказаний, уходящих вместе с их легендарным царем – законодателем Амму-Раби в бесконечную древность. Заимствования тут ясны и очевидны, но только сделаны они не автором Апокалипсиса и не библейскими пророками, а клинописцами. Автор Апокалипсиса брал свои художественные образы (как это я достаточно показал в своей книге «Откровение в грозе и буре») не из чужих книг, а прямо из явлений природы, бывших на земном шаре за все время человеческой письменности только один раз, 30 сентября 395 года, а пророки – как я показал и в первой книге Христа — подражали не месопотамским сказаниям, а Апокалипсису, и написаны уже в пятом веке нашей эры.
.
Отсюда ясно, что вся эта месопотамская культура была не три и не четыре тысячи лет тому назад, а создавалась уже после Апокалипсиса и библейских пророков, т.е. не ранее VI – VII века нашей собственной эры. Отсюда понятен и необъяснимый иначе факт находки Виктором Плесом при раскопках в Хосабаде близ Моссула в кладовых дворца Саргона — как я уже упомянул — цепей, гвоздей, вертлюг, кирок и мотыг, у которых железо было так великолепно обработано и так хорошо сохранилось, что звенело при ударе, как колокол, и некоторые из этих орудий были тотчас же употреблены в дело арабскими рабочими[12], очевидно потому, что они ничем не отличались от (современных нам железных изделий».
.
При отнесении за 3000 лет до начала нашей эры, этот рассказ сильно напоминает сенсационное сообщение одного немецкого египтолога в немецком археологическом журнале конца XIX века. Он «нашел» (тоже с помощью хитрых арабов) в гробнице одного «фараона» щепотку пшеницы, все зерна которой оказались у него после посева всхожими и выросли прекрасные колосья пшеницы, ничем не отличающиеся от современной египетской. Но вот все ученые агрономы и даже просто семенные торговцы начали смеяться над этим, так как зерна злаков теряют большую часть своей всхожести даже через три – четыре года, не говоря уже о десятках лет, после чего они, при наилучшем сохранении, становятся совсем негодными для посевов и вся эта «замечательная» находка была поднята на смех. Не то ли же самое и с находкой Саргонова склада? Ведь даже и предлагаемая мною для него 800 летняя давность кажется будто бы маловероятной, и мне не раз приходила в голову мысль о подлоге со стороны хитрых арабов. Но 800-летний срок все же не идет, как выразился по другому случаю Грибоедов, «рассудку вопреки, наперекор стихиям», т.е. не противоречит естественной истории человеческой культуры. Ведь железные руды обрабатываются и теперь с большим трудом, при самых высоких температурах, близких 2000°, а искусство выплавлять из них пригодное для ковки и работ, не хрупкое и не мягкое железо или сталь, «звучащую как колокол», развилось только в самом конце средних веков, когда были изобретены огромные «доменные печи», никаких следов которых мы не находим в древности. Даже и кричное железо едва ли выделывалось в Месопотамии. Прочтите любой курс металлургии и вы сами увидите, что такой склад земледельческих орудий в «кладовой Саргона» не мог возникнуть ранее крестовых походов, да и орудия эти в те времена могли быть туда привезены скорее всего из Богемии или с Балкан через Ромею-Византию.
.
Резюмируя все сказанное, мы не можем не придти к заключению, что до перехода Месопотамии к магометанству (что случилось, как мы видели в VI томе, не ранее эпохи крестовых походов) в ней нераздельно господствовало библейское арианство. Ему принадлежит и вся клинописная литература, и все оригинальные формы месопотамского художества. И арианство это очень мало отличалось от первичного до-евангельского мессианства, в котором официальным языком церкви и науки было местное агарянское наречие, настолько близкое к языку Библии и языку Корана, что всякий знакомый с ними понял бы, не учась, тогдашнюю живую речь клинописцев.
.
Так при свете современного естествознания исчезает с научного горизонта как мираж еще одна из волшебных сказок древней истории.

24

Глава II
Волшебная сказка о великой Вавилони и о Суммерийском (Самарийском) и Эламитском (элоимитском, т.е. библейском) влиянии в Месопотамии в глубокой древности. Клинописные религиозные представления.
.
В одном из коротеньких рассказов Мопассана — «Свинтус Морен» (Morin cochou) художественно описывается, как один очень скромный и застенчивый молодой человек ехал по железной дороге  в купе с хорошенькой  и кокетливой дамочкой. Наслышавшись от своих приятелей, что женщины любят смелых, он решил наконец пересилить самого себя и, когда она, улыбаясь, с оживлением говорила ему что-то шутливое о своих подругах, вдруг наклонился к ней и поцеловал ее прямо в губы.
Она вскочила, обозвав его нахалом, выбежала из купе и переполошила всех пассажиров, рассказывая о его бессовестном поступке. Вся публика заволновалась, был составлен протокол и это приключение в его небольшом городе получило всеобщую огласку. Его фамилия Морен стала произноситься не иначе как с эпитетом «Свинтус», и до конца жизни связала с ним представление о нахале, с каким неприлично быть знакомой никакой порядочной женщине. Так он (насколько вспоминаю этот уже давно прочитанный мною рассказ) и остался навсегда холостяком, и чем застенчивее был он с женщинами, тем более они его остерегались.
Аналогичное несоответствие прозвища с действительностью произошло,  мне кажется, и с месопотамскими остатками старины, когда их стали называть Ассиро-Вавилонскими древностями, между тем, как на деле Вавилоном (т.е. Вратами Господними) называлась в наших средневековых первоисточниках государственная римская церковь, а Ассирией (т.е. страной-Вождем) — средневековая Германия. Неправильное применение этого названия к Иракскому междуречью придало ему оттенок совершенно несоответствующий его былой действительности и потому я далее не буду употреблять этого имени, а буду называть Месопотамию по-местному Ираком, и ее исследователей иракистами, а науку о ней иракологией.
Другое недоразумение случилось при исследовании месопотамской старинной живописи, надписей на стенах тамошних руин и сказаний на ископаемых глиняных пластинках, как впрочем было и при изучении аналогичных египетских рисунков и сказаний на стенах египетских, тибетских, китайских и японских зданий. Исследователи считали априорно, что тут описаны тогдашние местные, всем вокруг известные события.
Но ведь это психологически недопустимо.
Реалистическая литература возникла только в XIX веке со времени Бальзака, Диккенса, Теккерея, а до тех пор о ней не было и помину. Да это и вполне естественно, так как для первобытного читателя было интересно узнать лишь то, что еще не было ему известно, а первобытному писателю хотелось описать то, что для него самого было ново. Скажите сами: приходило ли вам в голову сесть за свой письменный стол и описать подробно свой дом, в котором вы давно живете, отметить, сколько в нем окон и какие они, сколько комнат и каковы в них стены, полы и потолки, какая и где расставлена мебель, и каковы живущий с вами члены семьи, что каждый любит и не любит, и какая у каждого одежда. Конечно, вам и в голову это не приходило, и самая мысль о таком описании вам кажется смешной.
А вот если бы вы поехали, например, в Китай, и остановились там в доме какого-нибудь местного жителя, то вы охотно записали бы такие детали и привезя домой, напечатали бы все при первом случае, и ни один читатель не стал бы над вами смеяться.
Но то же самое сторицей относится и к древней живописи и к древним записям. Отмечалось в них всегда исключительно то, что было необычно, и притом в своеобразной вековой преемственности. Первые человеческие рассказы были всегда о том, чего нет на свете, затем полуфантазии о том, что существует в далеких странах, кажущимися чудесными, и только в очень позднее время стали писать о том, что действительно есть, да и то не «для потомства», а большей частью с утилитарными целями. То же самое было и с живописью.
Для того, чтобы понять смысл месопотамской стенной живописи, посмотрим на более близкую к нам европейскую. С чего начали знаменитые художники эпохи Гуманизма? Посмотрите любой музей и вы сейчас же увидите. Все они писали главным образом на библейские сюжеты. Они в тысячах различных картин изображали бегство Иосифа и Марии с младенцем Иисусом в Египет, Марию с младенцем, апостолов, Христа, знаменитых чужих царей Давида и Соломона и только в отдельных случаях писали обычные сцены из окружающей и всем известной жизни. А до эпохи Гуманизма обычных житейских сцен почти совсем не изображали, а о портретах существующих царей и деятелей не могло быть и речи. Увидев свой облик на полотне, всякий средневековый царь (месопотамский или европейский) прежде всего перепугался бы и велел бы, пожалуй, немедленно умертвить художника, считая, что теперь любой, кто захочет извести его, будет  в состоянии это сделать, колдуя и нашептывая над его изображением. А относительно портретов умерших предков еще хуже: вдруг они соскочат со стены и утащат в могилу вместе с собою. Ведь недаром у мусульман запрещены всякие изображения живых существ.
Основная ошибка египтологов и исследователей древней Месопотамии, Китая и других азиатских стран, заключается в том, что они думают, будто находимые ими старинные изображения представляют собой обязательно сцены тамошней жизни, как в картинах современных художников реалистов, а не события отдаленных стран и нередко отдаленных веков, аналогично тому, как и на  стенах наших современных храмов и плафонах наших дворцов никогда не изображают домашнюю жизнь их обитателей, а совершенно посторонние события, рядом с которыми допускаются только, да и то в обособленных комнатах и группах, портреты предков и живых членов своей семьи.
И нет никакой причины думать, что в древности было наоборот, а потому и для сложных древних изображений, вроде, например, привода пленных к царю, его охоты и т.д., находимых в Египте, долине Евфрата или Джан-дзы-дзяна, мы должны еще определить ту прославленную в данной местности в те времена, и  обычно не собственную страну, к которой они относятся. И только в том случае, когда мы убеждаемся, что в данное  время и в данной местности не было в славе никакого еще более могучего или благословенного царства, мы можем искать сюжетов находимой нами живописи в собственном прошлом ее страны и притом не в очень близком прошлом, а уже принявшем легендарный характер.
Обычное утверждение, что месопотамские и египетские художники изображали на стенах зданий подвиги своих еще живущих царей из лести к ним, хотя по внешности и правдоподобно, но в действительности остается в истории живописи без прецедентов, может быть, потому, что по мнению наших предков, поражавшихся сходством портрета и оригинала, между изображением живого человека и им самим существует таинственная связь, и потому всякий тайный вред и тайное оскорбление или осквернение, нанесенное изображению, отражается и на его живом (или даже и попавшем уже в царство Плутона) представителе.
Подтверждением того, что живопись на стенах древних египетских и месопотамских зданий не реалистична и содержит чужие события, является и постоянное присутствие на ней между человеческими фигурами мифических зверей. А то обстоятельство, что одеяния лиц оказываются местными, не представляет собой ничего удивительного. Разве даже художники эпохи Гуманизма в Европе не одевали древних мифических героев и иноземных святых в такие же одежды, какие носили сами, и разве не переводили они их прозвищ и названий мест действия на свой язык и не присваивали себе и самую национальность легендарных героических лиц?
Итак, не будем же считать и Месопотамские рисунки за реалистические изображения местной и даже чужеземной жизни той эпохи, а рассмотрим их так же, как и картины в наших храмах и дворцах. Тогда все станет для нас ясным.
В истории Месопотамии (которая, как мы видели по астрономическим ее документам сильно запутана подлогами ездивших туда авантюристов) исследователи-теологи, руководствуясь библейской терминологией, различают период суммерийской, и период эламитской культуры и первую из них напрасно относят за 6000 лет до нашего времени и вторую за 2700 лет. Но эти культуры явно апокрифичны и фантастичны.
Все то, что пишут о них, является настоящей волшебной сказкой, построенной на такой схеме.
Еще за 5000 лет до начала нашей эры, — говорят нам, — когда в Европе блуждал лишь получеловек-полуобезьяна (Anthropopytecus erectus) на берегах Тигра и Евфрата существовало уже высоко культурное государство. У жителей его «Имелись многоэтажные дома  и для освещения их пользовались нефтью и маслом, а домашняя посуда их была из стекла и из глины». И хотя книги там писали еще на четырехугольных глиняных плитках, но уже высоко развилась астрономия, вычислялись заранее солнечные и лунные затмения, определялось звездное время. Очень изучались там  грамматика и лексикология, так как тамошним филологам приходилось объяснять еще более древние суммеро-аккадийские тексты. Великий царь Амму-Раби (28 век до начала нашей эры) покрыл всю страну сетью искусных каналов и дал своей стране законы, не уступающие французскому Кодексу Наполеона I. Это — вместе с Египтом — «была первая страна по земледельческой культуре, но, кроме того, в ней высоко стояла и промышленность, особенно изготовление тканей, благовонных мазей и драгоценных камней для местных дам». Отсюда и перешли к древним грекам солнечные часы и деление суток на 24 часа. Для богопочитания существовали гимны, псалмы и молитвы, приносились жертвы богам, оракулы предсказывали будущее всем желающим и отстраняли от них грядущие бедствия магическим  формулами и манипуляциями. Во главе богов стоял бог-отец Ану (Он), бог-господь (Бел) и святая богиня Владычица (Белит) и другие боги, в том числе впоследствии и Спаситель Мардук, а кроме них летали везде черти и ангелы. Одним словом, было все то, что и у христиан в эпоху крестовых походов.
А к какому же племени принадлежали эти люди?
Там владычествовали сначала — за четыре тысячи лет до так называемого рождества Христова, — говорят нам, — сумерийцы (самарийцы-самариняне), которых многие считают за скифов (т.е. древних украинцев), занимавших по Геродоту всю южную половину России. Потом их сменили аккадийцы, или вернее агадийцы, т.е. талмудисты, имя которых надо производить вовсе не от города Агадесса (существующего только на оазисе в Сахаре), а от слова Агада, т.е. завершительная повествовательная и проповедническая часть Талмуда, составленная — как видно отсюда — еще в «Вавилонии» не около 500 года нашей эры, а задолго до нее. Знаменитейшими царями там были Саргон и Нарамсин-Талмудист (Агадиец). И вот, все это распалось и лишь в конце 22 века до начала нашей эры основалось в Месопотамии новое суммерийско-акадийское (т.е. Ромейско-Талмудическое ) царство с уже упомянутым царем законодателем Амму-Раби (1958—1916 г.). Потом напали какие-то касситы (или хассиды) и владычествовали там долго. А после них в 12 веке до начала нашей эры появляется самостоятельный царь Нево-Худур-Усур (Навуходоносор по-русски). Но и его царство пало и власть перешла  к Нарду-Вождю (Ассиру), уведшему при другом Нево-Кудур-Усуре в плен народ божий. Тогда же приблизительно появились и халдеи (-625—538), т.е. астрологи, которых европейские авторы XVI века по ошибке (??) смешали с месопотамскими христианами».
А последним царем был Бел-шар-Усур (Валтасар, вернее, Балша-цар), которому огненная рука написала на небе роковые слова: Мене-текел Упарсин (Мани-факел-фарес) и предсказала падение его царства. Тогда явился царь Господь (Кир) и с этого момента все так называемое Вавилонское царство исчезает с исторического горизонта, как мираж. Да и было ли он когда-нибудь в Месопотамии? — Увы! Мы видели уже в первых главах этой части VIII тома, что вся хронологическая схема так называемого древне-вавилонского царства взята из Ромейского периода Византийской истории от ее основания при Аврелиане и до ее разделения на западную и восточную при Аркадии и Гонории (см. диаграмму на стр.   ).
С этой точки зрения сумерийцы были ни кто иные, как евангельские самарийцы или самаритяне, т.е. народность еще существовавшая в средние века нашей эры под таким названием. А мы уже знаем из предшествовавших томов, что Самарией в средние века называлась Ромейская (римская) империя, причем у авторов разных эпох разных народов тут произошла путаница в представлениях. Одни подразумевали под ней Восточную (Ромейскую) империю, т.е. Византию, а другие Западную (Романскую), т.е. Италию, и в первом случае под городом Самарией (что значит Сторожевой город) подразумевался Царь-град, а во втором — итальянский Рим. А затем Самария была сослана теологами в Сирию, где и воображается до сих пор.
Посмотрим же, что говорят о ней наши  первоисточники.
Возьмем прежде всего новозаветные книги.
«Произошло великое гонение на христианскую церковь в Святом Городе, — говорит автор Деяний Апостолов (8.1), — и все (прозелиты Иисуса), кроме апостолов, рассеялись по разным местам Иудеи и Самарии (т.е. по прежнему значению Италии и Византии). «Находившиеся в Иерусалиме (по первоначальному смыслу в Геркулануме или Помпее) апостолы, услышав, что самаритяне (т.е. ромейцы) приняли слово божие, послали к ним Петра и Павла, которые пришедши помолились, чтобы и они получили святое вдохновение (т.е. способность проповедовать). Они возложили на них руки и самарийцы (ромейцы) тоже вдохновились (8.14—16). «И были церкви по всей Иудее, Галилее (Галии) и Самарии в покое, и умножались, назидаясь в страхе Властелина своего и утешаясь святым вдохновением (9.31)».
А ведь Деяния Апостолов, как я уже доказывал в первом томе «Христа», появились не ранее X века нашей эры, когда и самый Иерусалим был уже сослан в городишко Эль-Кудс, на берега Мертвого моря. Значит Суммерийская или Самарийская культура в Месопотамии была еще там в Х веке нашей эры.
В евангелиях Матвея и Марка мы совсем не находим Самарии, а у Луки она встречается только раз, с указанием, что «Спаситель» проходил однажды между Галилеею и Самариею (гл. 17), т.е. по первоначальному значению между Франциею и Византиею (или Италиею), а у Иоанна наоборот, это слово употребляется очень часто.
«Приходит он (Иисус) в город Самарийский, называемый Сихар (Пустыня), где был колодезь Иакова, — говорит он, — и попросил напиться воды у пришедшей самаритянки. «Она очень удивилась этому, так как богославные (т.е. иудеи) не имеют общения с самаритянами».
Таково начало общеизвестной и уже приведенной мною выше легенды о том, как евангельский Христос рассказал Самаритянке все ее прошлое и пробыл в ее городе два дня (4.7—40).
А ведь евангельский Христос, как я уже показывал, в основе своей списан с Василия Великого, т.е. Великого царя Юлиана Любомудрца, царствовавшего в Царь-Граде от 361 по 363 год нашей эры.
Как ни коротки эти евангельские указания, но они, даже и без наших табличных сопоставлений совершенно достаточны для того, чтобы убедиться, что самарийцы (или сумерийцы) жили в средние века и были людьми принявшими христианство, но не принявшими обрезания.
Интересно, что это имя совсем отсутствует в библейском «пятикнижии Моисея», но очень часто встречается у пророков, как противоположение богоборцев иудаистам богославным, точно так же, как и во 2 книге «Затерянных дел» (Паралипоменона):
«Пошел Иосафат богославский царь к Ахаву (богоборческому царю, т.е. по нашим параллелизмам к Валенту (363-378 г.) в Самарию (ШМРУН). И заковал для него Ахав множество скота мелкого и крупного и склонял его идти войной на Рамот Галаадский. Он собрал 400 пророков и оба царя сели каждый на своем троне на гумне у ворот «Сторожевого города» Самарии.
Пророк Богосвятой (Седа-Ия) сына Ханаана сделал себе железные рога и сказал:
«Так говорит Громовержец: Ты забодаешь ими ассирийцев до полного истребления! И все пророки пророчествовали Ахаву:
Иди на Рамит Галаадский! Предает его Громовержец в твои руки (18.1—11)».
А пророк Богоподобный (Михей), за которым послали потом, сказал:
«Я видел Громовержца сидящего на своем престоле и все сонмище небесное стояло направо и налево от него. Кто увлек бы богоборческого царя Ахава, чтобы он пошел и пал при Рамоте Галаадском, — сказал Громовержец. Одни говорили так, другие иначе, но вот выступил один дух и сказал: «Я увлеку его!». «Чем? — спросил Бог. «Я сделаюсь лживым вдохновеньем в устах его пророков». «Ты увлечешь его этим, — сказал ему Громовержец. — Иди и сделай так!». Услышав это пророк Богосвятой ударил пророка Богоподобного по щеке и сказал:
«Каким путем отошло вдохновение Громовержца от меня, чтобы говорить в тебе?
— Ты увидишь это, — ответил ему Богоподобный, — в  тот день, когда побежишь скрываться во внутреннюю комнату твоего дома (гл. 18).»
Ахав (т.е. по нашим сопоставлениям Валент), продолжает автор, — приказал заточить Богоподобного в темницу на хлеб и воду, пока не возвратится из похода. А перед боем переоделся простым воином. Царь же ассирийский (т.е. царь Народа-Вождя) приказал начальникам своих колесниц не сражаться ни с малым, ни с великим, а только с одним богоборческим царем. Начальники приняли сначала богославного царя Иосафата за Ахава и окружили его. Но когда он закричал, то повернули от него колесницы и уехали. А один из простых воинов ранил Ахава стрелою через швы лат и он умер (как и Валентин, при бегстве от вест-готов при Адрианополе), а Иосафат благополучно вернулся домой (18.30—34).
Мы видим из этого рассказа, что самарийцы в это время уже перестали быть язычниками, и что царство богославное (иудейское по-библейски) и царство суммерийское (Сторожевое по-библейски) были одной и той же культуры не доисторических времен, а нашей собственной эры, не раньше средних веков. Суммерийская культура в Месопотамии была таким образом Ромейская культура в ней.
Это же обстоятельство бросает новый свет и на так называемый «эламитский период» относимый к истории той же самой «Ассирийской» культуры. Эламиты (т.е. вероятно Элоимиты, поклонявшиеся библейскому богу Света Элу, откуда и греческое слово Элиос — Солнце), — говорят нам, — был не «семитический» народ, одно время завладевший Ассирией, т.е. Властвующей страной и внесший в нее более высокую культуру.
Но где же такой народ? Загляните в современные европейские переводы Библии и там вы найдете это слово тоже много раз. Посмотрим его сначала в Деяниях Апостолов, «доисторическое происхождение» которых еще никем не доказывается.
«Когда наступил пятидесятый день (после лунного затмения при распятии Иисуса) и все ученики его были вместе, внезапно сделался шум с неба как бы от наступившего сильного ветра и наполнил весь дом, где они находились, и явились им как бы огненные разделяющиеся языки, и пошли по одному на них, и все ученики исполнились святого вдохновения и начали говорить на иных языках. А в Иерусалиме находились тогда набожные люди из всех народов под небесами и каждый слышал их, говорящих на своем наречии: и персы, и арийцы, и эламиты, и месопотамцы, и иудеи, и каппадокийцы, и жители провинций Малой Азии, Понта, Фригии и Памфилии, и жители Египта и Ливии, прилегающей к Киринее, и пришедшие из Рима богославные (иудеи), и новообращенные из Крита и Аравии. И говорили все друг другу: «Они напились сладкого вина…
Петр же, встав с одиннадцатью апостолами, возвысил свой голос и сказал:
—Мужи-богославные и все живущие в Иерусалиме! Они не пьяны, как вы думаете, ибо теперь третий час дня. Но это предречено пророком Бого-богом (Ио-Илем), который сказал: «В последующие дни, говорит Бог, излию мое вдохновение на всякую плоть и будут пророчествовать ваши сыны и дочери, а юноши ваши будут видеть видения наяву, и старцы будут вразумляемы вещими снами (Деян. 2,1—17)».
Нам нет нужды детально разбирать здесь вопрос, описана ли в этом рассказе о сошествии Святого Духа коллективная галлюцинация первых христиан на пятидесятый день после воскресения их учителя, или этот рассказ навеян был случайно ярким вечерним освещением перистых облаков, горевших как огненные языки над какими-то собравшимися энтузиастами. Если это было начало третьего часа еврейских суток (около 8 часов вечера), тогда в указанный день (т.е. в субботу 10 мая 368 года) солнце должно было только зайти, то огненный отблеск вечерней зари, если перед этим было сильное извержение вулкана, наполнившего частицами микроскопической пыли все верхние слои атмосферы, мог действительно заливать огненными языками все прибрежья Средиземного моря, как предзнаменование того, что благая весть о воскресшем после столбования учителе будет разнесена его прозелитами на всех языках земли.
Я лично склонен думать, что мое второе «объяснение» правильно, но не хочу настаивать на нем. Я здесь хочу только отметить интересный факт упоминания национальности эламитов, как существовавшей еще среди живущих народов во время составления «Деяний Апостолов», которые написаны никак не раньше VIII нашей эры. Значит, эламиты это не доисторический, а средневековый народ. Но какой же это может быть из средневековых? Тут перечислены и персы, и месопотамцы, и египтяне, и римляне, и арабы, и даже мелкие народности Малой Азии, но не упомянуты Эллины, а если это так, то и эламитская культура в Месопотамии была греческая культура, но другого оттенка.
В книге Бытие патриарх Элам называется старшим сыном Сима и стоит рядом со своим братом Ассиром (вождем, т.е. германцем). Это не соответствует нашему современному разделению рас, но ведь и зайца с тушканчиком и даже со свиньей не считаем мы теперь, как считали авторы Библии за жвачных, и не признаем как они летучую мышь — за птицу, а крота, ящерицу и улитку за одну и ту же группу пресмыкающихся животных, как это утверждает Библия.
Новейшие толкователи Библии отнесли эламитов в Птоломеевскую и Страбоновскую Сузиану, т.е. в область к востоку от нижнего течения реки Тигра с главным городом Сузой, но ни о каком обособленном религиозно-культурном народе там нет и воспоминания, а сама Библия не указывает точно их места.
Эламиты упоминаются, между прочим, и в Первой книге Эздры (1.2,7,31) при перечислении богоборцев, возвратившихся из пленения в Иерусалим для возобновления храма, причем сыновей Элама вышло тысяча двести пятьдесят четыре (1.2:31)», но такого рода указания нам ничего не говорят определенного, кроме того, что в числе изгнанных с родины богоборцев были и такие.
Более определенно говорится об эламитах в книге Иерем-Ия, в подражание Апокалипсису:
«Я взял чашу гнева из руки Громовержца, — говорит «Иеремия», — и напоил из нее все народы, чтобы опустошить их и сделать посмеянием, ужасом и проклятием: фараона царя Миц-Римского, всех царей Уца, Филистии, Аскалона, Газы, Экрона, остатков Азота, Эдона, Моава, Аммонии, Тира, Сидона, Островов за морем Дедана, Фемы, Бузы и всех стригущих пейсы и всех царей Аравии, разнопленных, живущих в пустыне и всех царей Зимврии, Элама, Мидии и северных стран близких и дальних друг другу, и все царства на лице Земли, а царь их ШШК выпьет после них (Иер. 25, 17—26).
Начертание ШШК, по толкованию талмудистов, есть ни что иное, как каббалистически перевернутое вверх ногами ББЛ, т.е. Врата Господни. Сравнив это место с другой фразой Апокалипсиса: «В чаше, в которой она разбавляла нам вино, разбавьте ей самой вдвое» (Ап. 18.6), мы видим, что все это место послеапокалиптического происхождения и принадлежит уже средневековью. Автор его, по-видимому, даже не знал ни аллегорического значения Великого Вавилона у Иоанна — как изображения тогдашней ромейской церкви — ни такого же значения Тира и Сидона, а потому и упоминание у него о эламских царях не имеет никакого значения.
Ничего не говорит ни уму, ни сердцу, также и место в книге Иезек-Ил, где автор «низвергает Миц-Римский народ в преисподнюю, в которой уже лежат Асбур, Элам, Моск, Фувал и Эдом со всеми их полчищами» (32.22—29). Не имеют значения и слова Исаии, что Громовержец «возвратит себе остаток своего народа, пребывающий в Ассирии, Египте, Патросе, Хусе, Эламе, Сеннааре, Емафе и на Морских островах (11.11), а также и мелкие восклицания вроде: «вот день смятенья и замешательства в долине виденья! Ломают стену и крик восходит на горы и Элам несет колчан и Кир (т.е. Господь) обнажает щит (23.5)».
Не такими отрывочными замечаниями мы должны руководиться, чтобы устанавливать целый период исторической культуры. Все они лишь отголоски средневековой мистики, в которой можно только завязнуть. И мы должны смело сказать только одно: дохристианские Эламиты — это чисто легендарный народ, а поводом к возникновению такой легенды послужило эллинское влияние в Месопотамии.
Мы видели уже не раз, что под Великим Вавилоном или крепостью Врата Господни подразумевалась почти всегда Римско-Византийская церковь и империя, а вовсе не отдаленный месопотамский Кадингир или Тинтир на берегу Евфрата, который при том же, если верить господствующим до настоящего времени историческим преданиям, перестал существовать еще в 538 году до начала нашей эры, когда он будто бы был разгромлен персами и больше не поднимался. Как же мог автор Апокалипсиса описывать его в 395 году нашей эры (или по церковному в 79-м) так, как будто он еще существовал в его время? Ведь это то же самое, как если бы какой-нибудь из современных знаменитых церковных проповедников вдруг вдохновившись, стал бы громить с церковной кафедры давно забытую его паствой средневековую империю Карла Великого, предсказывая ей, как будто еще существующей и могучей, страшный конец! Ведь его посадили бы в сумасшедший дом, а не на Константинопольский патриарший престол, как посадили насильно автора Апокалипсиса.
Но даже допустив, что Тинтир-Кадингир еще процветал под этим наименованием во время возникновения Апокалипсиса на отдельных от Патмоса берегах Евфрата (что опять-таки перевертывает всю традиционную хронологию Месопотамии), ясно, что Иоанн называл Великим Вавилоном не его тогдашнюю греческую церковь, о которой он пишет к чтецу известий в Ефесской общине, ожидающих возвращения Иисуса:
«В тебе хорошо то, что ты ненавидишь дела николаитов (т.е. приверженцев господствовавшей тогда народопобедной церкви), которых ненавижу и я (Ап. 2.6)».
Апокалипсис прогремел, произведя страшное смятение во всем читающем и даже нечитающем мире на прибрежьях средиземного моря. И вот Византийская народопобедная (николаитская) церковь сразу переменила фронт и объявила страшную книгу своим собственным пророчеством, апокрифизировав ее затем легендарному Иоанну Богослову, жившему будто бы еще в первом веке нашей эры, перенеся туда же перед безграмотным населением и самого Иисуса. Апокалиптические грозы на Врата Божии — были отведены православными толкователями на неповинный ни в чем Кадингир, еще цветущий город на берегу Евфрата, на который и обрушилась слепая ненависть всех верующих христиан. А пророки, например, автор книги Иерем-Ия, по-видимому, еще понимали, в чем дело.
«Возвестите всем народам — гремит последний через полсотни лет после смерти автора Апокалипсиса: — взят, взят Вавилон! Посрамлен Юпитер, сокрушен Марс! Посрамлены изображения его, сокрушены мерзости его! Пришел на него народ с севера, он превратит его в пустыню и не будет в нем жителей. От человека до скота все удалятся из него! Бегите из Вавилона, выходите из страны астрологов, как передовые овцы перед овечьим стадом! Выстройтесь в боевой порядок около Вавилона, все натягивающие лук, стреляйте в него, не жалейте стрел, потому что он согрешил перед Громовержцем! Кричите вокруг него! Опустились его руки, развалились основания, разрушились его стены. Отомстите же ему, как он поступал с нами, так и вы с ним (прямо апокалиптическое восклицание)! Истребите из Вавилона сеятеля и жнеца во время жатвы, пусть всякий бежит к своему народу от губительного меча! Богоборцы теперь, как рассеянное стадо, львы разогнали его. Сначала ел их царь «ассирийский», а «вавилонский» царь обглодал и кости их. За это, — говорит грядущий с небесными воинствами бог богоборцев, — я накажу царя Вавилонского, как наказал уже царя Ассирийского (Иер. 50.2—17)», т.е. накажу Византию, как наказал уже Германско-римскую империю. Не забудем, что различные авторы библейских книг различно локализовали те же самые названия и не раз путали их между собой.
Разделение ассирийского царя от вавилонского, причем ассирийский предшествовал последнему, наводит на мысль, что у автора еще сохранилось воспоминание о том, что под Вавилоном подразумевалась в Апокалипсисе Византийская церковь.
В таком же, чисто апокалиптическом роде, встречается выражение о Вавилоне и у других пророков. Только у автора книги Иезек-Ил это апокалиптическое название заменено, как мы уже видели выше, прямым названием Цезарь или Царь (ЦР), но греческие толкователи Библии отвели перед своей паствой и этот удар по их империи, направив ее негодование на незначительный поселок Сайду на сирийском берегу Средиземного моря.
Сравнивая приведенный в предшествовавшей главе отрывок из Иезеки-Иля с его первоисточником в Апокалипсисе, мы убеждаемся до очевидности, что автор книги Иезеки-Ил настолько хорошо знал, к какому городу или учреждению относится имя Вавилон, что не счел нужным даже и удерживать его и назвал прямо Царь-Градом (Цор-город, как вероятно назывался и Итальянский Рим).
Так уходят из Передней Азии древние Ассирия и Вавилония в средневековую Европу и легенды о них становятся характеристикой ее средневековой жизни. И те из Иракских клинописей, которые не подложны, составлены там миссионерами из Балканских ариан, судя по их полуеврейскому-полуславянскому языку.
Этим выводом я и мог бы закончить мое исследование об Ассиро-Вавилонии, но в виду неожиданности такого вывода для моих современников, я рассмотрю этот вопрос еще с другой точки зрения.

25

Глава III
Филологические, географические и чисто логические несообразности наших представлений о древней истории Ирана и Ирака. Волшебная сказка о древне-персидском (-538, -330 гг.) царстве безбрачников (ахеменидов по-гречески) и лингвистические следы из него в средневековую Европу.
.
Коснемся еще раз филологической и географической части, как поддающейся непосредственной проверке.
Начнем с ономастики, совершенно неглижируемой ортодоксальными историками классической школы.
На всех наших географических картах от малых до великих, главную реку Месопотамии называют Евфратом. К западу от нее помещают Сирию, а к востоку — сначала Месопотамию и еще далее Персию. Но если вы слетаете на аэроплане в эти страны, почти недоступные для ученых европейцев даже и в XVIII веке, то убедитесь, что там о них даже и не слыхали.
Евфрат там называют Ель-Фара, а в европейской Библии вместо Евфрата стоит ПРТ или ФРТ, так как П от Ф там не отличается в орфографии, как у нас под буквой Г объединяются и h и g и вместо Тигра пишется ХДКЛ. А Месопотамию местные жители называют Ираком, а Персию — Ираном.
Еще хуже становится дело, когда вы захотите справиться о тамошних древних государствах.
Нам говорят, что в южной части Месопотамии была древняя Вавилония или Халдея, имя которой (Bab-Ilu) значит Врата-Господни, а второе Халдея — того же смысла, как и русское слово колдунья. Но ни о какой Халдее или Колдунье вы там не получите сведений, а древнюю ее великолепную столицу Врата-Господни (по-греко-русски Вав-Илон) европейские теологи, сильно заинтересованные поисками развалин «Вавилонской башни до небес», бесплодно искали вплоть до половины XIX века. И вот, наконец, геройски решившись найти ее во что бы то ни стало, поехал туда из Англии в начале пятидесятых годов прошлого столетия Вильям Лофтус и … действительно нашел! Т.е. за неимением лучшего, признал за Врата Господни ряд каких-то средневековых развалин, хотя среди них и не оказалось ничего похожего на огромную башню до небес или на ее остатки. С тех пор страна эта стала доступна для европейцев и побывали там многие ученые экспедиции. Но все их расспросы и розыски оказались бесплодными. Ничего вавилонского там не было.
Вместо предполагаемой Вавилонии там оказалась равнина Ирак-Араби, вместо древней Мидии (о которой там никто не слыхал) оказался Ирак-Аджелы со столицей персидского шаха Тегераном к югу от Каспийского моря. Да и о самой своей Персии ее собственный шах узнал только из европейских книг после возникновения книгопечатания, а до тех пор думал, что она называется только арианским царством, иначе говоря — Ираном. Да и бухарский эмир, может быть, даже и в XIX веке нашей эры еще не знал, что его царство выродилось из когда-то могущественной и знаменитой Бактрии, где за две тысячи лет до него пировал будто бы с его предками Александр Македонский.
Таковы первые печальные результаты нашей филологической разведки. А дальше мы увидим еще худшие. Почти все имена царей окажутся там такими, каких местные жители этих стран не сумеют даже запомнить без специального обучения греческому языку.
Оставив это для дальнейшего изложения, мы обратимся теперь на время к географии, воспользовавшись изложением одного известного европейского историка Востока.
«Реки Тигр и Евфрат, — говорит он (по обыкновению современных европейских ученых даже и не упоминая, что Евфрат на своей родине называется Ель-Фара, а после слияния Шат-Эль-Араб), — являются главными артериями этой страны. Громадные массы их воды во время ежегодных разливов превращают в низовьях прибрежные равнины в миазматические болота и оставляют сухой пустыней не покрываемые ими внутренние возвышенности. Летняя температура по временам достигает здесь 66° Цельсия, и раскаленный воздух бывает насыщен водяным газом. На всем протяжении между обоими реками очень часто свирепствуют песчаные ураганы, засыпающие одни места и обнажающие другие. Меньшие реки к востоку от Тигра часто пропадают на своем пути или кончаются болотом, а та страна, которой принадлежит название Месопотамия (по-гречески Междуречье) на огромном протяжении представляет пустынную почти безлюдную равнину с каменистой и песчаной почвой. Растительность бедна, а из животных здесь встречаются антилопы, дикие ослы, страусы, тигры и редкое население главным образом из арабов, курдов, сирийцев, армян и турок, и не осталось никаких признаков того, чтоб эта обширная, неспособная к самостоятельной культуре страна, когда-нибудь была богатейшею на протяжении многих тысяч лет».
А мы еще прибавим от себя: единственный крупный город ее Багдад (т.е. Бого-данный) по своему стратегическому положению никогда не мог иметь значения столицы крупного самостоятельного азиатского государства с владениями, далеко уходящими от реки Тигра, а мог как и теперь быть только складочными пунктами индейских, арабских, персидских и сирийских товаров. Остальные же города, лучшими их которых являются Моссул на севере и, пожалуй, Басра на юге после слияния Тигра с Евфратом еще менее приспособлены для центров военной власти, так как подобно самому Багдаду являются как бы оазисами в стране, лишенной естественных удобных путей сообщения в обе стороны от русла своих больших, но мало ветвистых рек.
Знаменитый Геродот, описывающий цветущую культуру этой страны будто бы «за пять веков до Рождества Христова» очевидно никогда в ней не бывал. Рассказ его о том, что между 300 и 4000 лет (до пресловутого Рождества Христова) тут была наивысшая на всем земном шаре культура, что «миазматические болота» были осушены и гигантская сложная сеть искусственных каналов (ни малейших следов которой теперь нет) разносила плодородие по всей стране и что ряд сухопутных и водных путей сообщения соединял эту область с отдаленными странами, — такая же волшебная сказка, как и все другие о «чудесах Востока», написанные в то время, когда он был еще недоступен для европейцев.
Серьезному человеку, особенно знакомому с ученьем Маркса о трудовой ценности произведений человеческих рук и с ученьем современных физиков об энергическом эквиваленте всякой работы, смешно, взглянув на географическую карту Азии, читать об этой местности такие выражения: «торговые пути, удовлетворявшие в то же время и стратегическим целям, были проложены (за  три тысячи-то лет до «Рождества Христова»!) отсюда по всем направлениям: в Бактрию, Бухару и Мидию (Иран), в Аравию, Персию, Индию, Армению, Переднюю Азию» и т.д.
«Богатства, стекавшиеся сюда, — говорит один известный немецкий ученый, — были так велики, что в конце концов потопили и саму империю»…
Как будто товары — дождевая вода, текущая с неба, а не предмет, требующий обратного эквивалента в места своего производства! — невольно восклицаем мы, — и кроме того, если береговые полосы  Тигра и Ель-Фара (Евфрата) богатели исключительно потому, что эти реки были торговыми посредниками между соединяемыми ими отдаленными странами, то всякая война мгновенно прекращавшая торговлю, была гибелью для жителей такой местности. А между тем, их-то нам и выставляют самыми воинственными! И вот вся волшебная империя Врат-Господних, просуществовав с лишком три тысячи лет, вдруг рухнула, благодаря простому «появлению из Персии царя Кира, а потом Дария».
Кто же такой был этот злодей Кир и когда он жил?
Имя вовсе не персидское, а греческое и значит «царь», а имя Кирилл значит царевич.
Во все европейские языки проникло это слово, особенно в уменьшительном виде. Кирилла, т.е. второстепенного властелина, а также и Карла. Напишите имя Кирилл по еврейской орфографии с пропусками внутренних гласных и получим начертание КРЛ, которое прежде всего прочтите по-немецки Карл, по-русски Король, а по-польски Круль и лишь по-гречески Кирилл. От этого же имени КИР происходят имена Кирион или Кирик, т.е. герольд; Кириак, т.е. царский, и несколько десятков греческих слов. Сомневаться в греческом происхождении имени Кира невозможно, хотя с греческого языка оно и перешло позднее на еврейский язык, переменив, как это часто бывает и у современных евреев, звук с на ш, и вместо Кюрос вышло Куреш или Кореш (КРШ). А то обстоятельство, что это имя не национальное иранское или еврейское, или вообще семитское, ясно из того, что оно там не имеет никакого подходящего смысла. Подобно тому, как Акулина (орлица по латыни) или Соломонида (миротворица по-еврейски) лишь случайно сходны с русскими словами акула и солома, так и имя Кореш лишь случайно созвучно с еврейским словом Креш — живот и происходить от него не может, хотя это (очевидно, с отчаянья) и придумал гебраист Суидеп. По-гречески же слово Кир служит и до сих пор собственным именем. Так, православная церковь и теперь празднует 31 января память чудотворца Кира, и это слово вошло даже как княжеский титул в язык старинной Руси, и, например в русских летописях сын Всеволода Глебовича называется Кир Михаил, и Киром же называется Царь-Градский Патриарх 705—711 годов, лишенный престола императором Василием Варданом.
При узко-национальном характере всех старинных культур совершенно невероятно видеть в Иране императора с греческим именем Кир, а между тем мы видим там даже двоих: старшего Кира, упоминаемого в Библии и жившего по словам теологов будто бы еще между минус 559 и минус 529 годами и младшего Кира, сына Дария Нота, жившего, будто бы, через 130 лет после предшествовавшего. Первый, говорят нам, основал «Древне-Персидскую Монархию», а второй восстал против своего брата царя Арта-Ксеркса (Арта-хшатры, имя которого есть тоже искажение греческого Орто-Кесарикос, прямо кесарский, неизбежное в еврейской транскрипции без промежуточных гласных и при одинаковости начертания для гласных А и О, сохраняемых только в начале и конце слов), призвав на помощь 10 000 греков под начальством Ксенофонта, но был разбит своим братом, будто бы еще в минус 400 году до начала нашей эры, что и описано в «Анабазисе» Ксенофонта вместе с отступлением самих греков. Но я не буду говорить здесь об Анабазисе, носящем полный характер литературного произведения эпохи Крестовых походов, а остановлюсь только на первом Кире-Короле. В исторических книгах Библии его имя встречается только раз в самых последних строках второй книги «Слова Денные». Паралипоменон по-гречески. Описав в нескольких словах захват Города святого Примиренья (Иерусалима) служителями культа («халдеями»), автор говорит: «В первый год Кира (т.е. Кирилла или Карла) царя Парасского (библейское начертание этого слова ПРС читается Парас или Парис), когда исполнилось слово Господа, сказанное божиим стрельцом (Иеремией), возбудил Господь дух Кира (т.е. Короля), и он повелел объявить по всему своему царству словесно и письменно:
— Так говорит Кир, царь ПРС-ский, все царства земли отдал мне небесный бог и возложил на меня постройку храма ему в городе Святого Примирения, что в Богославной стране. Кто из его народа, тот пусть идет с богом (Паралипоменон, гл. 3, 22—23)».
Но эти строки — позднейшая приписка, потому что во всем остальном своем содержании (как я уже показал в I томе Христа) книга «Слова Денные» есть простой экстракт из библейских же книг «Цари», которая оканчивается как раз перед этим и не содержит никаких упоминаний о приказе Кира (имя которого, как я уже сказал греческое и значит просто царь). Да кроме того, легко определить, откуда взята и приписка. Это первые три строки книги Ездра (1—3), которая посредством такого переходного моста и сделана продолжением «Слов Денных». Она и содержит подробный рассказ о постройке храма в городе Святого Примиренья.
Приказ Кира относится автором книги «Слова Денные» ко времени истечения 70 лет после гибели последнего богославского царя Седекии (т.е. Святого). Если читатель уже забыл содержание первого тома этого моего исследования, то пусть он там посмотрит в третьей части четвертую главу, где по таблице XX дано отожествление библейского Седекии с Византийским царем Константином Паганатом (668 —679 гг. нашей эры), а библейского «Навугодоносора» с Моазией Калифом, отнявшим у Византии Египет и Сирию. А 70 лет после Константина Паганата дают 750-й год, время Константина Копронима (741—775), иконоборца, осквернившего свою купель при крещении и больше ничего серьезного не сделавшего.
В этом самом 750 году Абдул-Аббас-Саффах (т.е. Кровопроливец) родоначальник династии Аббасидов вводит, — говорят нам, — агарянство в Меспопотамии и делает своей столицей город Бого-данный (Багдад), служивший после этого резиденцией Калифов вплоть до 1258 года. Отсюда можно бы заключить, что этот Кровопроливец и есть знаменитый Кир греческих авторов. Но дело в том, что тут решение раздвояется. Оказывается, что в том же самом 750 году, в котором Абдул-Кровопроливец (749—754), уничтожив династию Омайядов в Дамаске в лице Мервана II, основал в Бого-данном городе — Багдаде новую персидскую династию Аббасидов, в средней Европе совершается совершенно параллельное событие. Каролинг Пипин Короткий (741—768) уничтожает с согласия великого римского понтифекса династию Меровингов, в лице ее последнего представителя, и в 751 году коронуется королем (т.е. Карлом) франкского королевства. Правда, этот последний Меровинг называется тут не Мерованом или Мер-Ваном, а царем Хильдом (Хиль-де-рихом) III, но это совпадение крушения двух прочных династий и в Персии и в «Паризии» знаменательно тем более, что через 37 лет после Сафара в Персии является знаменитый Гарун-Аль-Рашид (785—809), а франкскую империю завершает присоединением Баварии (788 г) не менее знаменитый его современник Карл Великий тоже через 37 лет после низвержения меровингского Мервана Хиль-де-риха III.
Итак, кого же имела в виду библейская книга Слова Денные (Паралипоменон) под именем Кира, разрешившего богославцам возвратиться на родину Сафраха ли Кровопроливца или Пипина Короткого в день его коронации в Риме?
Пойдем теперь и далее. Клерикальные историки путем различных сопоставлений пришли к выводу, что несмотря на разрешение Кира вернуться на родину, храм в Святом городе не смогли построить через 70 лет после «пленения», и потребовалось новое повеление уже не Кира, а Дария, так что дело было окончено Ездрою через 131 год после пленения (табл….).
Считая опять царя Седекию за Константина Паганата (668—779) и прибавив к его концу 131 год, получим 810 год. Но храм строился несколько лет и вот для начала его постройки мы приходим приблизительно к 800 году, когда Карл Великий — говорят нам, — короновался в Риме уже не королем франков, как Пипин Короткий в 751 году, а римским императором.
Опять является вопрос: кого же считать библейским Киром? Карла ли Великого или Гаруна-аль-Рашида. Ведь оба они царствовали в одно и то же время: Карл от 771 по 814 год, а Гарун-аль-Рашид от 786 по 809, или оба они были один и тот же царь?
Посмотрим, не помогут ли нам решить этот вопрос другие указания нашего древнейшего первоисточника по этому предмету — Библии.
Вот что говорится в пророчестве «Спасение божие» (Иса-Ия по-еврейски 44, 28).
«Я держу тебя за правую руку, — говорит Громовержец помазаннику своему Киру (заметьте: помазаннику, какими были только христианские короли, а никак не персы!), — чтобы повергнуть пред тобою народы (45, 1). Я называю тебя по имени и возвеличиваю тебя, хотя ты меня не знаешь» (45, 4) и т.д.
Но кроме этих слов у Исаии о Кире ничего нет. Да и у Даниила о нем лишь три отметки и все в общем виде, например, что Даниил «благоуспевал в царствование Кира царя ПРС-ского (по библейской транскрипции, где начертание ПРС можно читать с любыми промежуточными гласными)». И я напоминаю, что и для описанной в книге Даниила комете «Мани-факел-фарес» (вернее Мене-Мене, Текел у Парсин) астрономическое определение дало мне, как наилучшее из двух решений 837 год, т.е. время преемника Карла Великого, как выходит и по тексту Библии.
Но это становится так интересно, что я должен тут специально остановиться.
Прежде всего посмотрим, на сколько сходятся лингвистические следы с нашими основными хронологическим руководителями: астрономическим вычислением и методом хронографических матриц, т.е. диаграмматическим наложением времен царствования последовательных царей одной династии во времена последовательных царствований другой, которую мы предполагаем списанною с первой, и считаем, что если времена эти параллельны (рис.   ), то и династия та же самая лишь с иноязычными прозвищами. Рассмотрим с этой точки зрения все Библейские упоминания:
1. Вот пророчество Исаия (т.е. по-еврейски Спасение Божие). В заголовке его последующий копиист поставил: «Пророческое видение Исаии… во дни Озии, Ахаза, Езекии, царей богославных (1, 1)».
Метод хронологических матриц отожествил у нас Озию с Ромейско-Византийским Феодосием II, воцарившимся в 408 году, а Езекию с Анастасием, умершим в 518 году. Значит, дело было между 408 и 518 годами. А описанные тут две кометы (Христос, кн. 1, гл. VIII) оказались: одна 442, а другая (комета Галлея) 451 года, т.е. обе при Феодосии I. Обе кометы подтвердили друг друга и указали время Феодосия I.
2. Вот библейское пророчество Стрелец Божий (Иерем-Ия). В заголовке его какой-то копиист поставил: «Слова Иеремии в 30 год царствования Иосии царя Богославного».
Метод хронологических матриц отожествил нам Иосию с Гераклием (610—641) и комета 451 года, описанная у Иеремии, дает, как и предшествовавшее время, Феодосия II (408—450). А взглянув на наши хронологические матрицы, мы видим, что Феодосий II отожествился у нас с богославным царем Озией, а не с Иосией. Так в чем же дело? Ведь теологи говорят, что и Исайя и Иеремия жили одновременно, следовательно, и перепугались той же самой кометы 442 года.
Ответ тут прост: копиист, не разобрав прежнего и может быть уже обветшавшего списка, вместо «Осии» написал «И-Осия», и вместо 34-го года царствования поставил 30-й год (или мы сами должны считать воцарение Феодосия не с 404, а с 112 года). Так астрономический метод дал нам возможность исправить тут описку копииста.
3. Вот библейское пророчество Сильный (Амос по-еврейски). В заголовке его какой-то копиист говорит: «Слова Сильного во дни Озии царя богославного и Иеровоама царя богоборческого, за два года перед землетрясением». Время здесь опять (по хронологическим матрицам) — царствование Феодосия II (408—450). А описанное в нем полное солнечное затмение (кн.1) было 19 июля 418 года. Здесь астрономический метод подтвердил опять метод хронологических матриц, и наоборот.
4. Вот библейское пророчество Осилит Бог (Иезеки-Ил по-еврейски). Это длинное, в сорок пять глав пророчество — явный сборник многих, ничем не связанных друг с другом пророчеств. В нем чуть не половина глав начинаются словами: «И было ко мне слово господне следующее».
Только в 1 главе после слов: «В тридцатый год в 5 день четвертого месяца раскрылись небеса, и я видел божии виденья», сделана явно повторная пояснительная вставка какого-то переписчика:
«В 5 день месяца того года, который был пятым от пленения царя Иоакима».
Но тут явная путаница. Ведь если видение было на пятом году после пленения Иоакима, царствовавшего 11 лет, то это было на 16 году от его воцарения и через 47 лет после воцарения его предшественника Иосии, царствовавшего 31 год… Так от какого же царствования считал бы тут автор свой 13-й год? Явно, что от пустого места. А так как от пустого места еще никто не считал годы, то и вставка в 5 день месяца того года, который был пятым от пленения царя Иоакима, — позднейшая фальсификация.
Мое астрономическое вычисление, сделанное для первой главы этого пророчества, показывает, что тут описано соединение Юпитера, Сатурна и Марса в созвездии Весов в ночь с 4 на 5 июля 453 года нашей эры. А это дает 3 год Маркиана — преемника Византийского императора Феодосия II, т.е. того же Озии, при котором были и предшествовавшие пророчества.
Здесь опять вместо Озии взят И-Осия и ясно с какой целью. Ведь если б копиист поставил Феодосия, то оказалось бы, что все грозные пророчества сбылись только через 200 лет, а это было бы, конечно, слишком долго, и надо было поправить дело, переправив Озию в И-Осию.
5. Вот пророчество Спасение (Осия, по-еврейски Ошеа), датированное даже двояко: во время Иеровоама II Богоборческого, отожествляющегося по способу хронологических матриц с Гонорием (395—423), и во дни Озии, Ахаза, Езекии, отожествляющимися с Феодосием, Зеноном и Анастасием (408—518). В нем нет ничего астрономического, но стиль той же эпохи, и он подтверждает дату копииста.
6. Вот пророчество Михей, датированное днями Иотама и Иезекии, отожествляющееся у нас с Ромейско-Византийскими Львом I, Зеноном и Анастасием (457—518). И оно явно той же эпохи.
А затем следуют уже пророчества другого стиля, относящиеся ко времени Геджры и ярко рисующие страшную катастрофу на юго-востоке Средиземного моря. Вот они.
7. Пророчество Самозащита Божия (Софония по-еврейски), датированное в заголовке временем Иосии, т.е. Гераклия (610—641). Если мы парипомним, что в это время произошла метеоритная катастрофа в Южной Аравии и Эра Бегства (Геджры), то не удивимся, что там художественно описан день ужаса и опустошения, день тьмы и мрака, день облака и мглы, день трубы и бранного крика против укрепленных городов и высоких башен (1, 14—16). И будет (т.е. был) в тот день вопль у ворот Рыбных, и рыданье на другом конце города, и вой великого бедствия с холмов (1, 10). Горе жителям приморской страны народу Критскому! Слово бога Громовержца против тебя, Земля Палестинская: я погублю тебя и не будет у тебя жителей» и т.д и т.д. Затем следует описание общего ужаса и бегства (геджры) настолько хорошо, что стоит прочесть. Значит, оно несомненно относится к эпохе Геджры (622 год).
8. Пророчество Господь-Бог (Ио-Иль) совсем не датировано. Однако, считая, что эпоха его та же самая, и что многие выражения повторены тут буквально из Софонии, мы приходим к заключению, что описанный и здесь «день тьмы и мрака, облака и тумана» (в начале 2 главы) относится к той же метеоритной катастрофе в Аравии, как и в описании Софонии.
9. Вот пророчество Помнит Бог (Захария): копиист в его заголовке ставит уже не царствования богославных царей, а «перса» Дария:
«Во втором месяце во второй год Дария было следующее слово к пророку Захарии».
Датировка Дарием выделяет это пророчество из только что перечисленных, а между тем по стилю оно должно относиться если не к тому же поколению, то к тому же веку, что и они.
Астрономическое вычисление, по указанному тут соединению планет под ногами Змеедержца дает 453 год, т.е. тот же самый, как и для Иезекиила. В обоих описана та же самая планетная констелляция. Так почему же копиист поставил тут второй год Дария? И какой это Дарий (т.е. Дарованный царь), воцарившийся за два года перед этим, т.е. в 450—451 году? Ведь это мог быть только Ромейско-Византийский Маркиан (450—457), руководясь традиционной хронологией, ни тот, ни другой не годятся для роли Дария по их характеристике. Тут очевидно, Дарий просто поставлен по догадке какого-то позднейшего копииста, тогда как надо было поставить какого-то другого царя, пропущенного между Озией и Иотамом, по-видимому Азарию, отожествляющегося у нас с Маркианом, и тогда воцарение Маркиана придется вместо 450 года признать в 451 или 452 году нашей эры.
Здесь астрономия показывает нам лишь злоупотребление со стороны кого-то именем Дария Ставленника, который был из совсем другой эпохи.
Перейдем теперь и к самой «древне-персидской» знаменитости — к Дарию, имя которого по-еврейски пишется ДРИУШ и произносится теперь евреями как Дариас и Рориаш. Теологи производят его от еврейского корня ДРУШ, читаемого как Дарош, со значением «вопрошаемый», исследуемый. Гебраист Круден переводит его «he that enquires himself and informs himself», т.е. «Спрашивающий себя и информирующий себя». Но это то же самое, что производить Соломониду и Акулину от русских слов солома и акула. Никто в древности не дал бы своему сыну такого ни на что не годного по смыслу имени, а дал бы что-нибудь более типичное вроде Святослава или Владимира. Значит, это имя иностранное и происходит от славянского «дар» или от греческого Дориос (Δωριός) иначе Дорикос (Δωριкός) со смыслом — дарованный. Оно перешло даже и в латинский язык в слове «doron» и от него же происходит слово дорический (т.е. спартанский) стиль в архитектуре и суровое воинственное племя дорийцев будто бы еще за 1104 года «до Рождества Христова» покорившее греческий полуостров вместе с богатырями-гераклидами.
Таким образом, не может быть сомнения, что вторая «вавилонская» знаменитость Дориош-Дарий носит европейское имя, хотя бы оно и писалось гвоздеобразными письменами «на пустынных скалах далекого Ирана».
Этот царь — Дарий совсем не упоминается в «Исторических» библейских книгах, а только главным образом в отдельных повествованиях Ездры и Даниила, в которых говорится и о Кире. Так у Ездры сказано, что жители Палестины мешали богославцам (иудеям по-еврейски) строить разрешенный им храм единому богу в Палестине во время «Кира» до воцарения «Дария», причем между обоими ставят еще царей Ах-Шуруша или Артаксеркса (АРТХШШТА) и кроме них вводят еще Аснафара (АСН-ФР), в такой последовательности:
Кир и при нем Зоробабель — зритель Врат Господних (или чуждый Врат Господних) пришел в Святой Город и начал строить храм (Ездра 1, 1)
Дарий 1 (4.6)
Ага-Сфер (АХШУРУМ, гл. 4, 6)
Арта-ксеркс (АРТУШШТА, гл. 4, 7)
Дарий II (окончил храм в Святом городе)
Арта-Ксеркс Персидский (при нем построены стены Святого города).
Но почему же, — скажете вы, — храм строился так долго, целых четыре царствования!
— Очень просто! — находчиво отвечают вам желающие согласовать уже упомянутое нами противоречие последних строк библейской книги «Паралипоменон» с классическими указаниями. Постройка храма остановилась благодаря проискам иноверцев и богославцы обратились, наконец, через тридцать с лишком лет к новому Дарию, который возобновил строительство, и храм был окончен 3 Адара 6-го года Дария Второго.
Но это только совпадение двух Дарованных царей, занимающихся постройкой одного и того же храма без объяснения — почему, заставляет нас спросить: а не был ли второй Дарий дарован нам теологами специально для того, чтобы замазать хронологическую неувязку книги Паралипоменон с классической хронологией Скалигера? Рассмотрим подробнее этот предмет.
Заголовок «во втором году Дария» дан еще и пророчеству Аггей (от греческого агиос — святой, которое, впрочем, представляет собой не пророчество, а повеление Зоро-Бабелю, т.е. Зрителю Врат Господних, строить храм богу отцу, но не указывается, что в «Иерусалиме».
Мы видим, что при нашем хронологировании первичные материалы всех пророчеств сводятся к двум эпохам: 1) к после-апокалиптической и 2) к эпохе возникновения агарянства и начала хождений в Мекку на поклонение обломкам метеоритной катастрофы с 622 года нашей эры. А тексты указанных здесь пророчеств должны быть средактированы уже после Гарун-аль-Рашида, но отнесены к нему под именем Дария и помечены годами его царствования.
О сыне Дария, царе Ксерксе (809—816), в Библии ничего нет, да и имя его — Ксеркс — не семитическое, а искаженное греческое слово Кесарикос, т.е. Кесарьский. Представьте себе только, что это слово, как принято за правило в семитических языках, написано с выпущением всех гласных, вы получите КСРКС. Не зная, что это греческое слово Кесарикос, вы и прочтете Ксеркс.
Точно так же и Артаксеркс есть греческое слово Ортокесарикос — настоящий кесарьский, так как и его нельзя иначе написать по-семитически  как АРТ-КСРКС. Правда, что и по-еврейски и в клинописях это имя еще дополнительно перековеркано в АРТ-ХШШТА, созвучно с Орта-Христа, в смысле «настоящий Христос», но такого рода порча тоже не редкость. Припомните только на сколько ладов переделано слово Иисус Христос на разных языках.
Старясь придать этому греческому имени хоть какой-нибудь семитический смысл, библисты расчленили его на три части (пишу по-русски из-за невозможности представить этот звуковой состав однобокой латинской азбукой): первая часть тут АР вместо АУР — значит свет; вторая часть ТХШ — значит собака-такса (taxus) или по L. Levy «род куницы, шкурой которой прикрывали скинию завета» и наконец третья часть СТА — значит оцепенеть, а все вместе это имя значит: Свет собаку оцепенивший (!).
А знаменитый гебраист Круден (Cruden), не решаясь ввести сюда собаку, говорит: имя Артакшишта значит: свет, внушающий молчание (light, that imposes silence).
Но ведь так можно разлагать человеческие имена только в шутку. Все, что тут доказано, это лишь то, что имя Артаксеркс, даже и в том виде, как вы его читаете в клинописях (Арта-Хшшта), есть слово, не имеюще местного национального смысла, т.е. иностранное для семитов и несомненно греческое, со значением Орто-Христианский, если верна его транскрипция в клинописях Арта-ХШШТА — или Орто-Кесарьский, если правильнее его греческое чтение.
Таковы библейские указания. Посмотрим теперь и на то, что говорят нам классики.
.
По классической хронологии Кир покорил бассейн «Тигра» и «Евфрата», а также и «Сирию» в минус 538 году и умер в 529 году, процарствовав 9 лет. Но мы уже видели, что Кир имя не персидское, а греческое и значит царь. От него происходит имя Кирилл (т.е. царский сын, принц), а от Кирилла идут слова Король, Круль и Кароль, откуда и Карл. Мы видели также, что ни Тигра, ни Евфрата и даже никакой Сирии вы в Азии не найдете: ближайшее по созвучию имена таких рек это Тибр в Италии и Прут приток Дуная в Молдавии, а вместо Сирии в еврейском тексте здесь стоит не Арамея, а Эдем, как называлась Ромея.
Его сын Камбис, — первоначальное имя которого по-видимому было Кампанс, т.е. полководец, присоединил, говорят нам, — Египет, но умер во время смут, поднятых магом Гауматою или вернее Гоматою, его не признанным сыном. За желание Гоматы изменить религию, тогдашние клерикалы прозвали его по-славянски Смердисом, подобно тому, как много позднее и у нас объявили Гришкой Отрепьевым возвратившегося из Польши царевича Димитрия, вследствие того, что он начал вводить европейские порядки. Так и Гомата через 7 месяцев был свергнут своим правоверным братом Дарием, царствовавшим после того 36 лет от минус 522 до минус 485. Нам говорят, что уже и в то далекое время власть Ахеменидов, т.е. по-гречески монашествующих (агименеев) охватывала все Иранское плоскогорье, вплоть до Инда и кроме него еще Сирию, Египет и даже Мало-Азиатское побережье с греческим колониями, и что еще тогда эта обширная страна разделена была на 25 сатрапий, т.е. автономных областей, подчиненных сатрапам, имя которых остается нарицательным до настоящего времени, и которых считают тожественными с клинописным кшетра-павоси, т.е. господа области.
«Главным городом обширной империи Дария, — говорят нам, — были великолепные Сузы (т.е. в переводе просто Светлый Город), — средоточие блестящего двора, город аллей, вроде Парижа, соединенный с отдаленнейшими пунктами государства системой сухопутных дорог и судоходных каналов».
А когда вы спросите, где же был этот «светлый город аллей», вам отвечают, что он исчез, как зарница. Как жалкие остатки этого светлого города Аллей, этого Иранского Парижа, вам указывают на ничтожные развалины Арабистана, страны с редким населением вследствие того, что она большею частью пустыня, покрывающаяся зимой болотами. Даже и лучший из ее городов ничтожный Дизфул расположен стратегически и экономически удобнее того места, где вам показывают (к югу от него) место бывших Суз на несудоходной речке, теряющейся в обширных непроходных болотах к востоку от нижнего течения Эль-Фары (то бишь — Евфрата).
И никаких признаков того, что область тянущаяся на сотню километров во все стороны от этого безотрадного места была когда-нибудь культурной, не найдет тут человек, знакомый с геологией. Только сумасшедший выбрал бы своей столицей на горе себе эту местность и только полный невежда в географии мог поместить сюда столицу обширной Азиатской империи (см. карту). Все это фантастичнейший из мифов, а следовательно и сам древний Дарий списан с какого-нибудь из более новых властелинов и сослан в этот уголок, чтобы его трудно было разыскать историку-реалисту.
И вот, — рассудку вопреки, наперекор стихиям, сюда-то, — говорят нам, — присылали сатрапы не только натуральные, но и денежные повинности, хотя денежный рынок может существовать только при повсеместном распространении металлической валюты. И из этих же самых болот совершил, — говорят нам, — Дарий поход, против кого бы вы думали? Против скифов, т.е. украинцев. Но и этого мало. Отсюда же он подавил, — нам говорят, — восстание малоазиатских греков (еще в минус 500 году). Отсюда же отправил он две военные экспедиции и против европейских греков на неизвестно откуда взятых кораблях, потерпевших, однако (для спасения историков!) крушение у Афона и у Марафона (где в минус 490 году его огромную армию уничтожил с незначительным числом греков афинский полководец Мильтиад). Но ведь это уже время крестовых походов!
Его наследник Ксеркс I, имя которого мы только что произвели от греческого слова кесарикос, царский или царственный, думал, — говорят нам, — продолжать из своих Арабистанских болот эти стратегически и экономически немыслимые экспедиции, но потерпев поражение при Саламине, благоразумно оставил свои фантазии и окончил свои дни спокойно в своих болотах среди лягушек.
«Роскошь и разврат двора и высших сословий, — говорит нам один историк, тоже очевидно, не считающийся с физической географией, — подтачивали крепкую центральную власть Сузианского двора, соединявшую разнородные части великой монархии. При преемниках Дария Длинноруком  Право царе Артаксерксе I (-465б –425), Ксерксе II и свергнувшем его после пятидесяти семи дней Согдиан, свергнутом  в свою очередь Дарием II Нотом, или как говорят другие Охом, т.е. любодеем (-425, -404); при Артаксерксе II Напоминателе (-464, -357), на которого восстал безуспешно его младший брат Кир; при Артаксерксе III (-357, -338) и сыне его Арзесе (-338, -336) и Дарии III Кодомане т.е. звонаре (-336, -330) государство совершенно пало морально».
Но вот, пришел, — заканчивают нам эту фантасмагорию ортодоксалы, — знаменитый Александр Македонский и поразил звонаря сначала при исчезнувшем теперь поселке Иссе, существовавшем будто бы на берегу современного Александрийского залива, к востоку от Кипра, а затем вторично при Арбилле в Багдадском вилайете. Так исчезало древне-персидское царство, которому приписывается клинописная литература.
Мы видим, что тут такая географическая и хронологическая фантастика, что искать во всем этом прочной опоры хотя бы для краткого исторического конспекта невозможно.
Отметив, что для древне-персидского царства от завоевания Киром Сирии и до Александра Великого дают нам промежуток в 208 лет (-536, -330) и отметив, что Калиф-Абдул-Аббас основал такое же, но более реальное царство со столицей в Багдаде около 760 года и сделав попытку отожествить оба, мы получили бы для прихода Александра Македонского приблизительно 958 год.
Но в это время в Ромее-Византии хотя и царствовала как раз Македонская династия, но представитель ее Константин Порфирородный (911—959) больше занимался науками, чем походами, да и основатель такой династии Василий Македонский (866—886) совершенно не годится для такой роли, так как тоже не совершал никаких походов. Значит, остается заключить, что Александр Македонский — хотя и личность мифическая, списанная с императора Амона-Философа — введен сюда как deus ex machinae в средневековых драмах исключительно для того, чтоб вывести завязнувшую в месопотамских болотах историю «древне-персидского» царства из безвыходного положения. И действительно — на вопрос о том, куда оно бесследно исчезло с лица земли, хорошо было ответить: «ее разрушил Александр Македонский».
Но мы не остановимся в испуге и перед этой топкой трясиной, призвавши на помощь нашего обычного надежного проводника — астрономию.

26

Глава IV
Агарянское искусство в Месопотамии.

.

Не трудно видеть значительное сходство природы Месопотамии с природою Египта. Как в Египте, только узкая прибрежная полоса вдоль русла Нила является пригодной для культурной жизни, так и в Месопотамии пригодными для этого являются только берега Евфрата и отчасти Тигра, а после их слияния окрестности Шит-эль-Араба.
И замечательно, что художество и архитектура обоих стран носит родственные черты и признаки одновременности (рис. от 1 до 20). Кладка зданий тоже массивная и тяжелая, изображения фантастических зверей напоминают сфинксов, изображения человеческих фигур в обоих странах только профильные.
Все это — черты арианской культуры, господствовавшей в обоих странах до их перехода к агарянству после метеоритной катастрофы 622 года нашей эры, когда кончается библейский период теологической догматики Ария и начинается агарянская эра, переходная к магометанству при Махмуде Газни, накануне крестовых походов.
Так я уже говорил в предшествовавших томах моего исследования, а теперь отмечу снова,  что нам незачем залезать в допотопную древность для объяснения тех остатков первобытного массивного искусства, которое мы находим в Месопотамии.
В еврейском тексте Библии Сирия называется Арамеей и пишется по арабско-еврейскому обычаю сокращать срединные гласные в виде АРМ (םרא), а это как будто дает лингвистический след в Армению. Но беда в том, что Армения армянам известна только по рассказам европейцев, а сами они называют свою страну только Гайястан, т.е. страна гайев, мифическим родоначальником которых был Гайк. Легенда говорит о борьбе его с ассирийцами, т.е. как мы уже видели, с европейцами (от sir – царь), и не иначе, как с Царьградом. Создалась целая эпопея из этой борьбы, в которой сначала Гайк ведет войну с богом Вилом, по западному произношению Бэлом, т.е. Юпитером, с Врагами Господними, как в Апокалипсисе названа первая Ромейская церковь. Сын Гайка Арам показывает в этой борьбе чудеса храбрости, но теряет в битве с войсками Семирамиды своего сына прекрасного Ара (сходно с Арием). Страна вождя (Ас-сирия в смысле Ромеи) делает Гайястан (т.е. по-нашему Армению) своей вассальной страной, оставив ей национальных властелинов, но вот появляются мидяне, по-видимому, в смысле Мадьяр, завоевывают Страну Вождя, и Гайястан получает самостоятельность. В каких пределах это могло быть?
Нам говорят, что Армения (будем далее называть так Гайястан и по-русски) разделилась на Великую и Малую. Великая Армения тянулась от Закавказья и Каспийского моря по Тигру на неопределенное расстояние, а Малая лежала к Западу от Евфрата.
И вот нам нет нужды уходить в глубину веков далее этого времени, так как все массивные постройки и развалины городов по берегам Тигра мы можем отнести к IV и VI векам нашей эры и даже позднее. Реки Тигр и Евфрат служили прямым путем сообщения из Малой Азии, и орошаемые разливами берега их стали пунктами такой же культуры, как и  берега Нила, окаймленные с обоих сторон пустынями. Значит, и Месопотамия не была обширной населенной страной, а это были только две ленты, две культурные дороги, тянувшиеся по Аравийскому заливу и затем по его берегу к Индии. Культура их, как путей сообщения, могла быть только заимствованная из более благополучных местностей, и мы видим, что она была того же типа, как и египетская. Такою же она была, вероятно, и на Балканском полуострове IV—VI веков, но оставила мало следов благодаря тому, что ее материальные остатки быстро переделывались на новые, благодаря предприимчивости населения и остались лишь в случаях быстрого заноса их землею, как это мы видим, например, в Микенах (рис. ).
Таким образом и Микенский период культуры и египетский период сфинксов и Месопотамский период крылатых львов представляют лишь три ответвления первичной арианской культуры IV, V и VI веков нашей эры, когда библейский язык играл роль международного языка, подобно латинскому и греческому, начиная со времен латинской феодальной империи на Ближнем Востоке.

27

Глава V
«Ассирийское царство» между псевдо-минус 2000 и псевдо-минус 606 годом в сравнении с готским владычеством в Италии во времена Одоакра и Теодориховых готов.
.
Что такое Ассирия? Это лишь другое произношение слова Сирия. Ассирия не более отличается от Сирии, чем la France отличается от France.
Прибавьте к слову Сирия определяющий член греческого языка (‘о), или такой же член еврейского языка (<…>, произносимый теперь как А, хотя эта буква — хет — того же первоначального звука, как греческая Эта или русская Ять), и вы из Сирии получите А-Сирию, или как стали писать ее латины, Ас-Сирию, у которых S удвоилось, чтоб не произносить его как З между двумя гласными.
А где же была эта Сирия — Ас-Сирия?
Если вы поедете в Азию, то не только не найдете в ней такой страны, но и воспоминаний о ней даже и в тех местах, которые старинные западно-европейские теологи окрестили такими именами. Еще в незапамятные времена и Сирия и Ассирия провалились там сквозь землю, из которой торчит только уже описанная нами надпись царя Дария на Бизутукской скале, с ее смесью славянского, еврейского, латинского и греческого языков, да вывезено европейскими искателями множество глиняных плиток мелко исписанных таким же жаргоном и часто с отрывками из библейских сказаний, и по малой величине своей как раз очень удобных для перенесения в Европу в чемоданах их открывателей.
Совсем другое дело в Европе. Там нет глиняных обломков от Ас-Сирии, но есть нечто более убедительное – лингвистические следы, т.е. воспоминания о ее пребывании тут.
Во все средние века и до новейшего времени французы называли своих государей Sir и это слово перешло в английское сэр, соответствующее старинному русскому выражению «милостивый государь».
Но если государь у старинных франков назывался сир, то и государство вообще называлось Сирией. Скажу более, в Библии Ассирия пишется Ашур, и это слово значит «Походная страна», так как первоначальное значение слова Ашур есть шаг, марш, поход. А то, что мы, руководясь греческим термином называем теперь Сирией, по-еврейски зовется А-Рамом, т.е. Римом в смысле государства, по-французски La Rome и от А-Рама же происходит и слово армия (armee), т.е. тоже, что Арамея.
Так лингвистические следы приводят нас в Европу  тем более, что и славянское слово царь есть лишь иное произношение слова Сир или Сар и даже, может быть, более правильное, так как ближе к библейскому Цур — что значит уже и переносно: важное лицо.
Пойдем и далее по лингвистическим следам. Мы только что сказали, что еврейское слово Ассир по-русски значит вождь, а по-итальянски и по-гречески вождь называется дука (duca), по латыни дукс, по-французски duc, по-немецки герцог. И вот мы видим, что вся средняя Европа, вплоть до XIX века была переполнена дукатами-герцогствами, т.е. мелкими Ассириями и что с XII века основная золотая монета в Европе называлась дукатом. Кроме того: в Библии Сирия, кроме Арамеи часто называется еще и Идумеей (АДМ и АДУМ) — обиталищем потомков Исава (Ессея), старшего брата Иакова, продавшего Иакову право первородства за чечевичную похлебку. Значит Идумея соответствует Византийской части Всемирной римской империи от Аврелиана до ее распадения в 493 году при Великом Богодарованном царе (Теодорихе Великом по-гречески).
И что же из этого выходит? Только одно.
Припомним сначала, что Теодорих II Великий (493—526) воспитывался в Царь-Граде при дворе ромейского императора Анастасия (т.е. по-гречески Воскресшего), этого библейского царя Иезекии, которому бог прибавил после смертельной болезни 10 лет жизни; припомним затем, что Теодорих был с 475 года королем Восточных Франков (Ост-Готов), хотя отец его Теодорих I и правил западными готами (т.е. французами) и что он после завоевания Равенны и смерти Одоакра основал Восточно-Готское царство в Италии, где взамен воскресшего царь-градского царя Анастасия (491—518) — поставил Великим Римским Понтифексом одноименного с ним (т.е. воскресшего же) епископа Анастасия (496—498); припомним, наконец, что Теодорих особенно поощрял науки и искусства, и что гробница его, служившая местом пилигримств, и до сих пор сохранилась в Равенне, — и мы приняв все это во внимание, не удивимся предположению, что мифическим, продавшим право первородства за чечевичную похлебку, был именно Анастасий — Иезекия, т.е. под его именем вся Восточная половина первоначальной «Всемирной ромейской империи», а под Иаковом Богоборцем — подразумевается богодарованный царь Теодорих Великий, в котором персонифицировалась вся западная половина первоначальной единой Ромеи, включая в нее австрийский, итальянские и французские земли. Они-то и присвоили себе затем право первородства, создав легенду, что еще задолго до Аврелиана, Диоклетиана и Ария, живших на границе между III и IV веками нашей эры и создавших всемирную арианскую теократическую империю, в Италии рушились уже две империи:
1) Империя Ромула и Рема, сыновей бога Марса и «Лесной невесты» (нимфы Реи-Сильвии), будто бы основавших итальянский Рим (-753 г.) еще за 1083 года до того, как Константин Великий объявил в 330 году столицей империи Царь-Град.
2) Империя Юлия-Цезаря и Понтия-Великого (консула с –70 г.) за 40 лет до объявления столицей Царь-Града.
Оба эти мифа были созданы, как я уже показывал в первом и пятом томах «Христа», из вариантных сказаний о той же самой всемирной теократической Ромейской империи Диоклетиана и Ария за период ее существования от начала эры Диоклетиана (+284 г.) и до Теодориха Великого.
И вот теперь, идя по лингвистическим следам, приходим мы к тому, что и древне-Ассирийское царство представляется лишь новым мифом о той же Всемирной теократической империи, основанной Диоклетианом-Моисеем и Арием-Ароном, и что сцена действия этого нового мифа должна быть перенесена из Азии в Европу и из глубокой древности в начало и средину средних веков.
Рассмотрим с этой точки зрения дошедшие до нас династические вехи библейско-Ассирийского царства, где имена собраны для меня М. В. Дмитревским, а разделение имен на части принадлежит мне, чтоб сделать нагляднее их смысл.
Вот главные результаты моих соображений (представленные на таблице).
.
Таблица
Ассирийские династии
http://s3.uploads.ru/iNkpV.png
http://s6.uploads.ru/GdoZ2.png
http://s3.uploads.ru/QbNX4.png
http://s2.uploads.ru/IJLfb.png
http://s7.uploads.ru/USyon.png
Что же мы тут видим?

Нин — красавец по-итальянски и его жена тоже красавица Семирамида, имя которой значит по-еврейски Хранительница страны, основывают «за 2300 лет до Р. Х.» Ассирийское государство. Милый Нин строит Милый город Ниную (Ниневию), а Семирамида, управлявшая государством еще много лет после его смерти, строит город Врата-Господни (Вавилон), чудо мира с «висячими садами Семирамиды», повод к которым дали миражи. Здесь поселились колдуны, или культо-служители, имевший своих теократических государей. Не забудем, что халдей, колдун, кадитель и культо-служитель одно и то же слово в разных произношениях. Корень этого слова КЛД. Отсюда образовалось слово колдовство и путем обычной потери звучности у конечного Д этот корень перешел в КЛТ, откуда латинское <…> — культ. А относительно того, что отсюда же произошло и слово каждение, тоже не может быть сомнения, так как халдей по-еврейски называется кажда. И все это клерикальное население вполне уместно для города, называющегося Врата Господни (Баб-Илу, по-русски Вавилон Великий). А затем сведения историков становятся так скудны, что в продолжение более 1300 лет они не могут дать нам ничего, кроме набора прозвищ. Но кому же пришло в голову сохранять их столько времени, когда ничего кроме имени нельзя сказать почти ни о ком из них? Ясно, что все эти прозвища сочинительство вроде евангельской родословной «Христа-Назорея», начиная с Адама. Лишь с так называемого 7-го периода с минус 911 года, даются нам кроме голых имен еще непрерывный ряд лет с указанием времен царствования этих самых голых имен и тоже без дел для большинства.
Совершенно неправдоподобно здесь также единство ономастики на протяжении полутора тысяч лет и еще более невероятно то, что одноименные цари повторяются не в одном периоде, как например, Карлы, Людовики во Франции, Александры и Николаи в России, а нередко вдруг выныривают из глубины веков через сотни лет друг после друга через промежуток, наполненный другими прозвищами. Так. Например Тиглат-пале-сар (Тиглат — древний царь) Третий (-745) появляется более, чем через полтораста лет после Тиглат-пале-сара II, Асуо-Нир-Ари III (-755), почти через 500 лет после Асур-Нир-Ари II и т.д., а Сар-Гон II (-722) даже более чем через полторы тысячи лет после Саргона I… Почему ассирийские матери так поздно почтили новыми младенцами того же имени или дали эти давно знаменитые прозвища?
Но еще хуже становится дело, когда мы начнем рассматривать физиологические свойства этих повелителей колдовской империи, бесследно провалившихся под землю. Я уже говорил во введении к VII тому, что взяв любую родословную более чем в 4 поколениях и разделив смерть последнего члена на время рождения первого, мы получаем среднее время их брачного возраста, а вычтя отсюда 3—4 года, получаем время их половой зрелости. А что же тут выходит?
Второй период этой родословной продолжался 380 лет и в нем было только 6 поколений. На каждую перемену приходилось здесь в среднем по 63 года, а это возможно лишь в том случае, если они достигли половой зрелости в среднем на 60-и году от рождений! Как будто слишком поздно.
Третий период продолжался 370 лет и в нем было 12 смен. На каждую приходился в среднем 31 год и достижение половой зрелости около 28 лет. Тоже поздновато. У всех реальных династий для этого получается 19—20 лет.
Четвертый период заключает 180 лет и 9 поколений, на каждое в среднем приходилось по 20 лет и половая зрелость обнаруживалась как обыкновенно лет с 17—18, если будем считать, что престол все это время переходил от отца к сыну. А если допустим, что это бывало и к брату от брата, то вычтя второго из числа поколений, получим для половой зрелости соответственно более значительное число.
Пятый период заключает в себе 130 лет и 11 лиц. На каждого в среднем приходилось 16 лет. Если бы это были последовательные сыновья, то половая зрелость достигалась бы ими уже на 13 году, но так как возможны переходы от брата к брату или к узурпаторам, то число поколений тут может быть и менее 16, а следовательно и половая зрелость обнаруживалась позднее.
Шестой период продолжался 230 лет и заключал в себе тоже 11 представителей, на каждого в среднем по 21 году и половая зрелость приходится как и следует около 18 лет. Но если тут были узурпации или переходы от брата к брату, то соответственно позднее.
Седьмой период продолжался 165 лет и заключал в себе 9 перемен на каждую в среднем 18 лет, и половую зрелость (если не было перехода к братьям, принадлежащим к тому же поколению), около 14 лет.
Восьмой период продолжался 139 лет и (без двух узурпаторов, как принадлежащих к поколению узурпированных) 7 поколений, на каждое в среднем 20 лет. Половая зрелость около 16 лет.
Таким образом физиология, не касаясь первого явно мифического периода, решительным образом отвергает нам второй период, где половая зрелость достигалась в лучшем случае (т.е. если не было перехода к братьям и узурпации) на 60 году от рождения, а также и третий период, где она получалась не ранее 28 лет.
А так как ономастика в них та же самая, как и в остальных, то оба периода списаны с позднейших, а это наводит на мысль, что и все остальные периоды являются только многократным эхом последнего.
Так теория вероятностей говорит прямо, что третий период списан с пятого. Сравним их имена в последовательном порядке.
http://s3.uploads.ru/ABlOy.png

Мы видим, что оба эти периода являются только вариациями одного и того же. В первом поколении Дагану (по-еврейски Рыбе), соответствует Назар-Христос (или Христианин), да и в третьем поколении тоже. А рыба и была символом христианства.
В четвертой строке в обоих периодах стоит одно и то же: Асур-Нир-Ари; в девятой в обоих периодах Асур-Дан (т.е. вождь судия); в седьмой строке Самсон Адад соответствует Эрба-Ададу и наконец в последней, двенадцатой, строке Асур-Римн-Изесу (т.е. Господу Римскому Езусу) соответствует Асур-рез-Изи (т.е. господь-царь-Иисус).
Могут ли эти совпадения тех же самых или созвучных названий в одинаковых строках двух комбинаций независимого происхождения быть случайны? Теория вероятностей прямо говорит: нет! Это две вариации названий лиц, принадлежавших к одной и той же династии.
Но если это так, то при бросающейся в глаза однородности ономастики и все остальные периоды вплоть до седьмого, где к именам прибавляются и годы, не заслуживают ни малейшего внимания: это вариации на разные лады тех же самых прозвищ, сочинительство того же самого автора. Получивши этот хронологический список, он захотел углубить его в прошлое путем обычного в древности творчества «от духа святого», и довести число ассирийских государей, как тут, ровно до круглого и каббалистического числа 70 поколений.
Нам остается здесь только посмотреть, не имеют ли реального происхождения седьмой и восьмой периоды. Послушаем, что говорится существенного об их деяниях.
Мы уже знаем о некоторых из них из Библии.
Так Шалма-Назар, считаемый здесь за пятого (-728, -722) упоминается в Библейской книге «Цари» (II, 17, ст. 3) как осадивший «Святой город» в правление Осии в минус 724 году. Он, — говорится нам, — взял его после трехлетней осады и присоединил к себе богоборческий народ (Израиля по-библейски), выселив его в Галлах, и на Гованскую реку Хабур и в Мадай и поселивший Ассирийцев на их месте.
Но Осия по нашим сопоставлениям был никто иной, как Ромул Августул в Итальянской части Великой Ромейской империи и завладел ею предводитель Германских дружин Одоакр не в минус 724 году, а через 1200 лет после него — в 476 году нашей эры. Значит, Налма-Назар списан с Одоакра, сделавшего своей столицей Равенну, колонизировавший богоборцами Галлию (библейский Галлах), окрестности испанской реки Гебро (теперь Эбро, библейский Хобур) и Венгрию (библейский Мадай — Мадьярия) и поселивший германское правительство во Вратах Господних (в Риме).
И в той же книге библейских царей сказано, что перед ним Тиглат-Пале-сар подчинив какую-то страну Сиров (Сирию) и завоевав какой-то Дымишк или Дармешек, положил основу Ассирийскому могуществу. Но мы уже отожествили его с Геноерихом, основавшим Картагену в Испании (а не мифический Картаген в Африке) в 439 году.
Значит, само собой навязывается сопоставление восьмого (139-летнего) периода Ассирийского царства, со 128-летним периодом готско-германской власти в Италии, тем более, что седьмой представитель этого царства даже называется Асур-Итали-Ланьюкин. Мы видим, что здесь имена и продолжительности последовательных царствований перепутаны, но сумма их осталась почти та же самая (таблица   )
.
Таблица
Сопоставления Готской власти в Италии с последним (восьмым) периодом Ас-Сирийского царства.
http://s3.uploads.ru/EM1In.png

Наши вычисления времени соответствующих библейских сказаний не позволяют сомневаться, что это наше сопоставление правильно. А потому является  вопрос: не представляет ли предшествовавший седьмой период Ассирии — предшествовавшего периода  Ромейской власти, аннексированного к готской династии в качестве почетных предков, как делали все средневековые автократы?
.
Таблица
Сравнение псевдо-седьмого периода Ас-Сирийских царей с первым периодом царей Ромейских.
http://s7.uploads.ru/pY4IV.png
http://s2.uploads.ru/rotyz.png

Вот на табл.    я даю их сравнение, перевод имен и мы видим, что догадка моя оправдалась в особенности, если мы припомним, что Юлиан, превращенный в евангельского Христа, стал считаться теократическим автократом еще задолго до своего коронования в царьградские патриархи.
Посмотрим теперь и на некоторые детали сказаний об «Ассирии».
Нам говорят, что во время Тиглат-Паласара началось новое летоисчисление — эра Набу-Назара (т.е. пророка Назорея) с 26 февраля минус 747 года, и относят его ко второму году царствования Тиглат-Паласара, т.е. первого царя 8-го периода Ассирии. Но по нашим сопоставлениям, начало этой эры приходилось бы слишком на 1000 лет позднее. Нумеруют этого Тиглата обыкновенно четвертым номером такого имени, и в таком случае по нашим сопоставлениям его царствование было бы при Генгерихе около 440 года. Однако, ведь нумерация царских имен  придумана только европейскими историками со времени Скалигера. И если мы посмотрим на нашу общую большую таблицу, то увидим, что перед Ададом-Светочем-Арианства, которого мы уже отожествили с Константином Святым, стоят Асур-Дан III и Тиглат-Паласар III, из которых первого пришлось бы отожествить с Констанцием Хлором, а второго (т.е. Тиглат-пала-сара) с Диоклетианом и в это время, с 284 года, началась действительная Диоклетианова эра летоисчисления. Причем год начинался с равноденствия, насколько могли его тогда определить.
Мы видим, что здесь все приходит в логический порядок, а обычная хронология, относящая эру Набу-Назара (т.е. пророка Назорея) к минус 747 году приводит только к очень странному сопоставлению. Припомните миф о том, что в Италии была эра от «основания города Рима» в минус 753 году, т.е. всего за пять лет до эры Набу-Назара… Но каким же образом в двух таких отдаленных друг от друга и еще не имевших между собою сношений государствах, как «Месопотамская Ассирия» и «Итальянский Рим» одновременно задумали сделать новую эру летоисчисления? И вот теперь мы видим, что обе эти эры списаны с эры Диоклетиана, со сдвигом на 1030 лет вспять и объединяют Ассирию с Италией, и Врата Господни (Вавилон) с понтификальным Римом.
А сказание о прекрасном Нине и о жене его красавице Семирамиде (т.е. хранительнице места) как основателях Ассирии и Вавилона, невольно напоминает об Антонии и Клеопатре или даже об евангельском Иисусе и деве Марии (если не о Марии Магдалине, превратившейся из возлюбленной в его мать).
Исходя из того положения, что все первые шесть периодов Ассиро-Вавилонского царства только вариации седьмого, мы можем соединить вместе отрывочные сказания об упоминаемых в них одноименных деятелях в деянии одной и той же личности и таким образом округлить имевшиеся в ней мифические сказания. Но никаким образом, конечно, мы не должны забывать, что это все, если не чистые фантазии, то очень искаженные отражения былой действительности и, что их надо рассматривать не на азиатском фоне, в глубокой древности, а на фоне европейской действительности IV, V и VI веков нашей эры.
А в каком же отношении, — спросите вы меня, — находятся все эти ассирийские Тиглат-палесары, которых в приведенном нами списком насчитано четыре и Тиглат-Нинибы в числе двух к египетским сутонам — Такелотам или <…> , которые там помечены в XI, XII и XIII династиях? Ведь и там вслед за Такелотом XIII династии следует Ус-Архон Великий, одноименный со здешним Саргоном!
Единство ономастики, — отвечу я, — доказывает, конечно, что составление обоих династий принадлежит одной и той же школе династистов, но оно не доказывает, что каждая из них является действительным фактом. А лунное затмение, описанное при одном из египетских Такелотов, которое там возможно отнести к 18 августа 593 года нашей эры, бесполезно для отожествления его с одним из четырех здешних Такелотов астрономическим путем, так как лунные затмения бывают видимы в любой стране чуть не каждый год.
Единство египетской и вавилонской ономатики, при отожествлении «Великого Апокалиптического Вавилона» с Римом доказывает лишь то, что и египетские Такелоты были не месопотамцами, а ромейцами и подтвержденные этому выводу сыплятся со всех сторон.
Взгляните, например, на еврейскую Библию и убедитесь, какую фальшь сделали ее переводчики на греческий и на латинский язык, а с них и на все европейские языки, чтоб извратить истинный смысл ее сказаний. Вот что вы читаете в наших переводах, что Моисей и Арон жили в Египте, что «народ божий» бежал из Египетского плена и т.д., а в еврейском подлиннике сказано: Моисей и Арон жили в Миц-Риме (МЦ-РИМ), т.е. в Угнетенном Риме, народ божий бежал из Угнетателя Рима. На каком же основании «Угнетатель Рим» подменен во всех христианских переводах Египтом? Ведь в самой же Библии Египет называется не Римом, а Землей Хама. Конечно, эта подстановка одного имени вместо другого была сделана уже в самой христианской Ромее, чтоб снять с себя это неприятное прозвище, говоря, что оно относится к соседу. А на деле и «Древний Миц-Рим», и древние «Врата-Господни-Вавилон», и древняя «Ас-Сирия-Страна-Сиров» являются лишь разноязычными мифами о древней Ромее-Византии. И все ассиро-вавилонские памятники былой месопотамской культуры (за исключением многочисленных фальсификаций, вывезенных миссионерами и светскими искателями в европейские музеи) являются остатками от византийских идолоборческих торговых и военных поселков в Месопотамии после распространения Апокалипсиса в V—X  веках нашей эры, или даже от гарнизонов Крестоносцев.

28

Глава VI
Первая попытка выбраться из топкого Месопотамского болота европейских средневековых историков. Страшный повсеместный перепуг от чрезвычайно эффектного появления кометы Галлея весной 837 года и распадение Римской империи Карла Великого на три части от Каролингов к Ахеменидам.
.
Вот некоторые из дошедших до нас известий кометы Галлея в 837 году при Людовике Благочестивом, сыне Карла Великого.
1. «В 837 году по Р.Х., — говорит латинский автор «Жизни Людовика Благочестивого», — в середине праздника Пасхи (начавшегося 1 апреля, когда Солнце в Овне) появилась комета в созвездии Девы, как всегда предвещающая ужасы и печали. Она явилась в той части Девы (т.е. почти напротив Солнца, находившегося в Овне), где изломан наподобие рога ее плащ над хвостом Змеи (т.е. у Весов). По обычаю семи планет она стремилась обращаться на восток (?) и через 25 дней — о чем удивительно даже говорить — прошла созвездие Льва, Рака и Близнецов и остановилась в голове Тельца (около 28 апреля) при Солнце и Тельце под ногами Возничего (т.е. у Персея) свое огненное ядро и широкий хвост, который раньше показывал то туда, то сюда».
А такой быстрый геоцентрический ход мог иметь  только путь кометы, шедшей исключительно близко от земли и потому казавшейся огромною и быстрою. Показание, что она шла от Весов через Деву, Рака и Тельца при Солнце в Овне и Тельце обнаруживает,  что она являлась по вечерам, и имела обратное движение по созвездиям, чем планеты.
2. В найденных в Пекине миссионерами Майлья и Гобилем (Mailla и Gaubil) в XVII веке хрониках «Ше-Ке» и «Ма-Туан-Лин» мы имеем другое, не менее подробное описание пути такой же огромной кометы, но уже при удалении от Солнца к Деве и в утренней видимости. Вот оно:
«В 837 году марта 22 (т.е. будто бы еще за 8 дней до предшествующего описания, но при Солнце тоже уже перешедшем из Рыб в Овна) была комета в области Альфы Водолея, Теты и Епсилона в Пегасе» (т.е. около Рыбы),  показывая на область Дельты и Ми Стрельца. 24 марта она была к юго-западу от области Альфы Водолея и Теты-Епсилона Пегаса, была ярка и быстро двигалась. 29 марта она прошла в область Беты Водолея. 6 апреля ее длина была 10 локтей. Шла к западу, постепенно показывая на юг. 7 апреля была в области Епсилон-Ми-Ни Водолея, (т.е. в утренней видимости) длиною около 20 локтей и 3 локтей шириною. 8 апреля ее хвост был еще широк. 9 апреля она была (не иначе как своим хвостом) в области Дельта-Ми Стрельца (т.е. прошла понятным путем, при Солнце в Овне и Тельце, через Рыб, Водолея, Козерога, Стрельца, сделавшись, наконец, видимой всю ночь.). 10 апреля ее длина была огромная — 50 локтей — и конец ее хвоста разделился на две ветки, одну, показывающую на Весы, другую на область Дельта-Бета-Пи Скорпиона. 11 апреля ее длина была 6 локтей и хвост более не ветвился, а голова показывала на север. Она была на 7° в области Иота-Каппа-Ламбда-Тета Девы. 12 апреля она направилась к северо-западу, показывая хвостом на восток. 14 апреля ее длина была около 80 локтей, а место (конец хвоста) в области Каппа-Ламбда_Ми Гидры. 28 апреля она была только в 3 локтя длиной направо от Альфы Льва (т.е. прошла еще из Стрельца в Скорпиона, Весы, Деву и Льва тем же понятным путем и снова перейдя на вечернюю видимость, после чего ее более не видали.»
Сравним это описание с предшествовавшим.
В то время, как первое рисует огромную комету, прошедшую между 3 и 28 апреля от Весов к Персею, по верхним созвездиям Зодиака (через Тельца и Рака), второе описание рисует такую же огромную комету между 22 марта и 28 апреля, прошедшую по тому же направлению по противоположным нижним созвездиям Зодиака от Водолея, через Стрельца к Весам и Льву. В то самое время, как европейцы дают вечернюю видимость и путь от Весов к Солнцу, китайское описание Майлья и Гобиля дает путь от Солнца к Весам и утреннюю видимость, постепенно перешедшую в вечернюю.
Но если бы это были две огромные, одновременные кометы, одна утренняя, другая вечерняя, то почему же у европейцев подробно описана только одна комета, а у китайцев только другая? Здесь нам нет другого выхода, как допустить, что китайская комета есть продолжение европейской, т.е. первая рисует путь кометы Галлея от Девы к Солнцу, находившемуся над Персеем, как и следует, по вечерам, а вторая — путь ее же от Солнца (находящегося тоже еще под Персеем) к Деве, как и следует, сначала по утрам, а потом во всю ночь. А для этого надо только допустить, что при переводе китайского лунного счисления на употребленный здесь Юлианский календарь, произошла ошибка на один лунный месяц, и вместо лунного апреля надо считать у китайцев лунный май.
И это тем более ясно, что в китайских летописях миссионеров Майля и Гобиля мы находим также два описания и вечернего подхода этой кометы к Солнцу, близкие к европейскому описанию. Так, Ше-Ке говорит:
«В 838 году, апреля 29 (при Солнце в Тельце) странную звезду видели мы в нижней части области Гамма-Епсилон-Ламбда-Ми Близнецов на востоке» от Солнца (т.е. от вечерней видимости). Это совсем как в «Жизнеописании Людовика Благочестивого». А на возможность ошибки на лунный месяц при переводе лунного счета на Юлианский, тут же видим и доказательство. Это же самое сообщение буквально повторяет Ше-Ке и под 21 мая:
Год 837, мая 21 (при Солнце в Тельце).
«Странную звезду видели в нижней части области Гамма-Епсилон-Ламбда-Ми Близнецов».
Но ведь это то же самое описание, как и предшествовавшее, только месяцем позднее. Значит, «Жизнеописатель Людовика Благочестивого» не записал обратного ухода кометы, потому что перепуг прошел или просто началась облачная погода.
Как варианты этого же самого всемирного перепуга от появления кометы Галлея весною 837 года, я могу привести и ряд других летописных сообщений. Так мы имеем:
1) У Екстомиуса: «В 838 году по Р.Х. с 11 апреля была видна ужасная комета в продолжении 25 дней (ошибка в счете на год сделана при переводе летописного счета от начала данного царствования на общую эру от Р.Х.).
2) У Роккенбахиуса читаем:
«В 838 году по Р.Х., во время владычества императора Людовика появилась комета в созвездии Весов. За нею последовало опустошение острова (??) Валахии норманнами, взыскивавшими подать (опять ошибка на 1 голд)».
3) В Фульдских Анналах читаем:
«В 837 году по Р.Х. в 3 день апрельских ид появилась комета и была видима 3 ночи (затем, вероятно, началась там ненастная погода)».
4) У Сигониуса:
«В 837 году по Р.Х. в день воскресенья господня заблестела волосатая звезда в созвездии Девы к большому удивлению зрителей».
5) У Кальвизиуса (из Альмоина) находим:
«В 837 году по Р.Х. около праздника пасхи (когда солнце над Персеем) в созвездии Девы появилась комета, которая в 25 дней прошла созвездие Льва, Рака и Близнецов и исчезла в голове Тельца».
6) И еще у Роккенбахиуса мы читаем:
«В 839 году (а уже не 837!) по Р.Х. на 25 году владычества императора Людовика, в созвездии Овна была видима комета вместе с бегающими по небу огоньками в виде летающих звезд. Немного позже в этом же году (испуганный) император Людовик передал свое императорское достоинство и государственную власть своему сыну Лотарю, вошедшему у него в доверие после того, как они помирились».
Эту запись Роккенбахиуса нельзя мне кажется, отожествлять с приведенной у нас во втором пункте.
Ошибки на  плюс или минус один год часто происходили при переводе Скалигером в 1533 году всех средневековых исчислений (по годам царствования наличного императора) на его общее летоисчисление, которое он назвал «от Р.Х.» (и от сотворения мира)Ю так как цари умирали не специально в новогодия, а при срединах года их смерть можно было причислить и к тому и к другому году. Но ошибка на два года невероятна. Это должна быть вторая комета в сопровождении дождя метеоритов.
Истолкованная придворным астрологом, как подтверждение богом первой кометы, якобы предшествовавшей гибели Римской империи Карла Великого, она так дополнительно напугала Людовика Благочестивого, что он скоро умер, а Лотарь не смог удержать власти над всей империей, судьба которой казалась предопределенной богом. Оставив себе Италию, Бургундию и Лотарингию, он передал в 843 году Германию Людовику Немецкому, а Францию Карлу Лысому.
Преувеличивая Роккенбахиуса и Альстедиус сообщает, что тогдашнее распадение империи предвещали даже три кометы, явившиеся одна за другой.
«В 840, 841 и 842 годах, — говорит он, — явились три кометы перед раздором и войной между братьями, сыновьями Людовика Благочестивого, возникшей вследствие распадения государства. Сарацины (т.е. агаряне-ариане) ворвались в Италию и разграбили Рим, но на возвратном пути потонули в море».
Точно так же и Фульдские Анналы сообщают:
«В 841 году  по Р.Х. в 8 день январских календ появилась комета под созвездием Водолея».
И очевидно о ней же Роккенбахиус говорит (с ошибкой на плюс один год):
«В 842 году по Р.Х. во второй год владычества Лотаря появилась комета в созвездии Водолея. В этом же году такая резня произошла около усадьбы Фонтанедум в Антисиодорском округе между братьями (т.е. Людовиком II, Карлом Немецким и Лотарем, вероятно, потому, что их личные астрологи истолковывали каждому, что комета предвещает царство ему), ссорящимися из-за гибели государства, и их силы были так ослаблены, что они были принуждены просить помощи у соседних племен защитить их границы. И летописцы говорят, что никогда не было слышно о таком кровопролитии у французских племен».
Относительно того, что эта вторая комета не выдумана, мы имеем подтверждение и в китайских хрониках Ше-Ке и Ма-Туан-Линь миссионеров Майля и Гобиля, которые пишут (буквально повторяя одна другую, как всегда).
841 год, июль (Солнце в Раке). Была комета в области Сигма-Тау Водолея (т.е. почти на противоположной части неба, что говорит о большой комете) между областью Альфы Пегаса и восточной частью области Гаммы Пегаса и Альфы Андромеды».
Теперь, скажите, читатель, сами: возможно ли даже подумать, что такого рода событие, как неожиданное появление огромного божьего меча или скорее огненного указательного перста на небе, показавшего сначала на символ небесного правосудия Весы (по библейски Текел) и затем на Персея или наоборот — сначала на Персея, а потом на Весы (если не допустим, что и то и другое описание верно) и действительное последовавшее через 5 лет после этого распадение империи Карла Великого могло пройти без средневековой легенды о том, что оно было предсказано кометой?
Ведь и объяснение астрологов здесь в сущности буквально исполнилось! Комета показала на Париса-Персея, а западная область царства перешла к паризам-французам, называемым по библейски Паризи, от города Парижа (Paris), подобно  тому, как и русские назывались москалями от Москвы и итальянцы римлянами от города Рима. Там воцарились Каролинги (от Карла лысого, 843—877), сменив династию Мервана-Меровингов.
Средне-европейская часть империи, которую поэтому можно было бы назвать Мизией (от греческого месос — μέθος — средний) и Мидией (от media — средина по латыни), отошла к средне-европейским царям, первым из которых был Людовик II Немецкий (825).
А итальянская часть тотчас же подчинилась папам, выпустившим в 850 году Лже-Исидоровы декреталии, объявившие главенство Римских епископов над восточными. И это было как раз при возникновении Киевской Руси.
Мы видим, сколько переворотов последовало за этим появлением кометы Галлея в 837 году, после которого начинаются и русские летописи.
А теперь припомним и то, что я говорил еще в I томе этого моего историологического исследования.
В библейской книге Даниил, — что значит Божий Суд, описана (в главе V) огненная рука, чертившая попятно (каков был и путь кометы Галлея) нечто непонятное на стене дворца Властелина (т.е. на небе) против его светила в то время как «Большой царь» делал пир для вельмож своих.
По смыслу фразы видно, что под дворцом властелина надо понимать не карниз дома самого «Великого Царя», а небесный свод, по которому ходили как мазки извести облака и что огненная рука шла, как и комета Галлея, против движения Солнца между созвездий Зодиака.
«Царь, — продолжает автор, — сильно изменился в своем лице, смутились его мысли, ослабели ноги, и колена стали биться одно о другое (совершенно как у Людовика Благочестивого при виде кометы Галлея). Сильно закричал он, чтобы привели заклинателей, служителей культа и астрологов-гадателей Врат Господних (Вавилонских по-еврейски, т.е. римских) и сказал:
— Кто прочитает эту надпись (на небе) и объяснит мне ее смысл, тот будет одет в багряницу, золотая цепь будет у него на шее, и он будет третьим властелином в моем царстве.
И никто не мог прочитать надписи и объяснить царю ее значение.
Еще более встревожился Великий царь, стало мрачно его лицо, и испугались его вельможи. Но вот, пришла царица и сказала:
— Живи вечно, царь! Да не смущают тебя мысли, и не помрачается твое лицо! Есть в царстве твоем человек, в котором обитает дух святых богов и твой отец Навугодоносор назначил его начальником своих тайноведов, заклинателей, служителей культа и гадателей по звездам. Это Божий судья (Дани-Ил по-еврейски), которого отец твой переименовал в царя Балтшу. У него необыкновенное вдохновение, знание и разум, дар изъяснять сны и распутывать запутанное.
Тогда привели Даниила и Великий царь повторил ему свое обещание награды, что бы он ни сказал:
Пусть твои дары останутся при тебе, — сказал Божий судья, — и награды твои отдай другому. А надпись тебе я прочту и объясню ее значение. Всевышний бог даровал твоему отцу Небоугодному царю величие, честь и славу. Все племена и народы страшились его, но дух его ожесточился надменностью и за это отлучен он был от сынов человеческих (т.е. сошел с ума). Сердце его уподобилось звериному, и жил он с дикими ослами, кормился травою, как вол и пил небесную росу, пока не узнал, что над царством человеческим владычествует всевышний бог и поставляет на небо кого хочет. А ты, сын его, Великий царь, не смирил своего сердца, хотя и знал все это. За то и послана от бога кисть руки и начертала (своим указательным пальцем, острием хвоста кометы Галлея): МЕНА-МЕНА ТЕКЕЛ ПАРСИН и вот ее смысл: Мена-Мена (т.е. измерил-измерил) значит: измерил бог дни царства твоего; Текел (название созвездия Весов) значит: ты взвешен на весах и найден легким; у Парсин (название созвездия Персея) значит: царство твое будет разделено и передано Мадаю и Парису».
С первым словом созвучно Мадьяр (венгерец), а со вторым Прусс и Фриз; пруссы же жили на востоке Германии по Прибалтийской стране, между Вислой и Неманом, а фризы на северо-западе Германии от Датского полуострова до Бельгии и были со времени Пипина Геристальского подчинены франкам, которые назывались и парисами от своей столицы.
Здесь, как видит читатель, надо было бы сказать просто: к Парису, а причем же Мадай, которого в надписи на небе совсем не было? Да и о разделении империи ничего не было сказано на небе.
Объяснение тут может быть только одно:
Астролог предсказал смерть Людовика Благочестивого и переход царства к Парису (т.е. парижанину, французу), а вышло не совсем так. На смену Людовику вышел сначала Лотарь, который после новой кометы в 843 году сначала отдал Людовику Немецкому восточную часть империи, вероятно и с Мадьярой, а западную «Паризию» Карлу Лысому, оставив себе одну Италию с Лотарингией, и потому пророчество пришлось приспособить к этим фактам.
Двойное повторение слова МЕНА-МЕНА (измерение взад и вперед) не оставляет сомнения, что и в пророчестве Даниил дело идет о комете Галлея, сделавшей такой исключительный путь и притом в чрезвычайно эффектном виде весною 837 года.
И вот библейское сказание оканчивается такими словами:
«В ту же самую ночь Великий Царь (Белша-царь) был убит (т.е. скорее скоропостижно умер от страха) и вместо него воцарился Дарейос Мадар (исторически Лотарь, первично Хлотарий — господин людей по-французски).
Мы видим, что автор пророчества Даниил здесь только поторопился уморить Людовика Благочестивого несколько раньше того времени, как его похоронили европейские биографы, назначившие ему для смерти день 20 июня 840 года и место близ Майнца.
А тотчас вслед за кометой он по нашим историкам только передал власть своему сыну Лотарю.
Мы видим, что астрономия приводит нас тут к новым неожиданностям. Выходит, что «Древне-Персидское» царство совсем мифично, и реальным зерном этого мифа является империя Карла Великого, бывшая совсем не в Азиатском Иране на Шат-Эль-Арабе, а в средней Европе, и вместо VI века до начала нашей эры этот миф попадает в XI век после него. А так как переселение это чрезвычайно велико и в пространстве и во времени, то нам необходимо разобрать дело еще подробнее, по первоисточникам, отбросив всякие предварительные внушения.
Прежде всего, воспользуемся нашим методом династических спекторов.
Династия Великого Царя (БЛША-ЦР в еврейском тексте) или Валтасара (что-то вроде Балтийского царя в греческой версии), при котором перепугала всех комета Галлея в 837 году, была такова:
1. По книге «Даниил» ее составляли: Нео-удо-доно-сар, Балта-сар, Агасфер (отец Дария никогда не царствовавший в «Персии»), Дарий и Кир, в этой самой последовательности.
2. А по книге Ездры: они же поставлены в обратном порядке: Кир, Дарий, Агасфер, Арта-Ксеркс (или Арта-Кшиста), Дарий II, Арта-Ксеркс (или Арта-Кшиста) II.
Сопоставив для наглядности в двух колонках, имеем:
.
Таблица
http://s7.uploads.ru/eoHSU.png

Что же это такое? И у Даниила и у Ездры поименовано пять явно тех же самых царей. Но у первого Кир и Дарий в конце, а у второго они в самом начале, как будто перевернуты вверх ногами. Агасферу соответствует тут Артаксеркс, да и в греческом переводе книги «Эсфирь» поставлен Арта-Ксеркс вместо Агасфера, каким он значится в еврейском оригинале. Значит, и греческий переводчик почему-то объединил их. Точно так же Балта-Сару и Дарию дано одинаковое число лет царствования, да и «Небо-угодный» царь, как «Арта-Ксеркс» характеризуется очень большой продолжительностью власти. Как объяснить такой переворот несомненно одной и той же династии задом наперед?
Объяснение тут может быть только одно, и притом очень простое: династия эта царствовала после начала какой-то эры, и годы в ней начислялись, как у Даниила, от прошлого к будущему, как у нас теперь, а позднейший редактор, получивший эту хронику, вообразил, что дело тут идет о глубокой древности, а потому переменил у годов знаки плюс на минус и этим дал повествованию обратный ход, как если б мы, увидев летопись с годами «по Р.Х.», стали бы писать в копиях «до Р.Х.» и тогда приближающиеся к нам по времени события оказались бы удаляющимися от нас в глубину прошлого.
.
Таблица 1
http://s2.uploads.ru/2Uwjn.png
http://s3.uploads.ru/vwg4j.png
http://s7.uploads.ru/lNSkt.png
http://s2.uploads.ru/ay5jl.png

Но кто же тут переменил знаки лет с плюса на минус? Даниил или Ездра? Конечно, Ездра, так как счет у него тот же, как и у классических апокрифистов, которые кроме того и пополнили его, как вы сами видите, сравнив на таблице 1 колонки III и II с первою.
Нам здесь остается только определить, по какой эре считались года в той первоначальной рукописи, с которой была сделана такая махинация, и это нам не трудно установить.
Я уже показывал и в I томе «Христа» (и здесь, чтоб не затруднять читателя, возвращением к прежним томам), что комета «Мене-Мене Текел-У-Парсин», явившаяся во время пира Балта-Сара была комета Галлея в 837 году, за три года до конца его царствования.
А время царствования Вальтасара показано на таблице 1 между –485 и 465 годами. Вычтя оба числа из 837 года, мы получим, что эра, которой пользовался  редактор начиналась между 352 и 375 годами нашего современного счета лет.
А какое же тогда было замечательное событие, от которого мог бы считать годы средневековый хронологист? Это не трудно видеть.
В 355 году был провозглашен кесарем Юлиан Философ, положивший начало христианскому богослужению, Великий царь Четьи-Минеи и Спаситель Христос Евангелий. Это очевидно и была первичная христианская эра, которою пользовались может быть вплоть до тех пор, пока не ввели в обязательный государственный обиход наш современный счет лет. Перечислив на нее годы, как это сделано на табличке II,  мы видим, что получилось время Каролингов.
.
Таблица II
Переведения попятного счета Ахеменидов-Безбрачников на прямой с прибавлением к нему 355 лет.
http://s6.uploads.ru/8GRK9.png
http://s2.uploads.ru/pdwzq.png
http://s6.uploads.ru/nfs7A.png

Арта-Ксеркс I (первый Орто-Кесарикос по-гречески) оказался Карлом Великим (780—820 годы вместо 768—814 как считают теперь). Его современником во вратах Господних (Риме) оказался, по Даниилу, Небо-угодный царь (по еврейской транскрипции Неб-Укодне-Цар, а по клинописной Наба-Кудурус-сур), в «правление которого страна Врат-Господних достигла наивысшего процветания и политического могущества» и который вел продолжительную войну с Царем-Городом. Хронологически он налегает на Великого римского понтифекса Григория IV (827—844), установившего праздник «всех святых» для западной Европы. В конце своего царствования он был свидетелем распадения империи Карла Великого. А наследовал ему «по царской летописи» (-605, -563) неспособный сын Эвиль Меродах, современник Карла Лысого, а по пророчеству Даниила это был уже не Небу-угодный Царь, а сын его Балта-сар (по Ахеменидской династии Кесарикос).
О последнем Каролинге периода Арнульфа (857—899) говорят, что он был побочный сын Карла Толстого, родился в 850 году и после низвержения Карла Толстого в 887 году был избран немецким королем, затем он разбил «норманнов» при Левене, потом воевал с Моравией, потом в 896 году взявши штурмом Рим, заставил папу короновать себя римским императором и умер через 3 года в Регенсбурге в Баварии. А зеркальным двойником его является в Паризской династии Кир, сын Камбиза, как и выходит по нашему сопоставлению на диаграмме, и о нем говорится, что он воевал с Мидийцами, т.е. со средне-европейцами (от латинского названия Медиа — средняя страна, откуда и имя венгерцев — мадьяры), покорил Людию (Λυδία, т.е. славянскую землю, от славянского «люд» — народ), и Мало-Азийских ромейцев (вероятно смешиваемых с европейскими австр-азийцами), завоевал Врата Господни (Вавилон по-еврейски) и умер во время войны с «масса-готами». У нас только выходит, что Арнульф напрасно отожествляется с КиромСтаршим, его надо называть просто Киром, считая Младшего Кира, описанного в «Анабазисе» Ксенофонта за простую беллетристическую фигуру. Находя правдоподобным, что Кир-Арнульф взял в 896 году Врата Господни-Рим, — мы видим, что это было царствование там римского великого понтифекса Формоза, которого таким образом и пришлось бы отожествить с нововавилонским Небу-Наидом, низвергнутым Паризским Киром.
Тогда восемь промежуточных римских понтифексов между Григорием IV и Формозом пришлось бы отожествить с четырьмя промежуточными Вавилонскими царями между Наб-Укадоно-царем и Набу-Наидом.
Но это явно невозможно, пришлось бы соединить по паре в одного. А с другой стороны сама ономатика «Ново-Вавилонских царей» навязывает идею о их тождестве с римскими понтифексами. Действительно,  у трех из них имеется прозвище «Набу», что по-еврейски значит выявитель, пророк. А латинское слово понтифекс тоже происходит от pate-facio — выявляю и значит тоже— выявитель, пророк. Точно так же и другие два царя господних врат имеют титул Меродахов, что значит служители Овна Вождя. Ведущее созвездие Зодиака Ариес-Дука, — перешло в Марс-Дука (сокращенно в Мардука) вследствие того, что Ариес-Овен по-гречески созвучно с Арес-Марс.
Все это говорит о клерикальном происхождении «Ново-Вавилонской империи» и не в Азии, а в Австр-Азии, как называлась Австрия, которая раньше была протянута на запад до самой Франции. И вот, рассматривая таблицу    справа налево, мы видим, как из зародыша, появившегося в пророчестве Даниил, путем обратного перевертывания имен и вставок новых в их промежутках, образовалась у классиков целая династия фантастических, никогда не бывалых в Персии, древне-персидских царей-безбрачников, агеменидов. Но откуда же были получены для них и точные времена царствования?
Основываясь на том, что империя Карла Великого, к которой привела нас комета Галлея, начертавшая на небе грозную надпись «Измеритель измерил, взвесил на Весах и передает твое царство к Парисам Мене-Мене-Текел-у-Парсин, или по-гречески Мани-Факел-Фарес — считалась возобновлением древне-римской империи, я подумал, не взять ли годы оттуда, и получил диаграмму, приложенную здесь на чертеже 1.
В начале никакого подобия нет. Арнульф, Ангезиль и Пипин Геристельский одарены чисто фантастическим продолжительностями по 27 лет, а далее, с Карла Молота до последнего Арнульфа вышел очень хороший параллелизм. Карл Молот отожествляется с одним Арта-Ксерксом и Карл Великий — с другим, а прозвище Арта-Ксеркс есть сокращенное греческое Орта-Кесарикос, т.е. истинно-царственный. И в добавок к этому, как видно из надписи в средине диаграммы, пояление кометы Галлея в 837 году вышло правильно, и солнечное затмение во Льве, описанное в библейской повести «Звезда (Эсфирь)» легло на надлежащее место, причем под именем Царя Святой Сферы (Агиосфера) надо только подразумевать не Арта-Ксеркса, как сделал греческий переводчик, а с него и славянский, А просто Ксеркса, соответствующего Людовику Благочестивому.
Все это едва ли позволяет сомневаться, что в основу сказаний об Ахеменидах легли события, имевшие место при Каролингах периода Карла Великого, и что дело происходило в Австр-Азии, а не в Азии. Однако уже сам обнаруженный нами факт легкомысленного принятия годов после начала эры Юлиана (635 г.) за годы до нее показывает на большую искусственную обработку и полное искажение первоисточников.
Так. Например, во II книге Царей говорится, что Неб-Кадна-цар переселил богославного царя Иехонию во Врата-Господни и воцарил Седекию, но тот отложился. За это снова пришел, — говорит Библия, — Неб-Кадна-цар, царь Врат Господних, взял «Иерусалим», ослепил последнего царя Седекию, сжег храм и переселил народ в город Риблу (считаемый за Ривле на р. Оронте), а через 36 лет после переселения Иерихонии другой Вавилонский царь Ауиль Мародах освободил Иехониюи сделал своим вассалом в Вавилоне.
Но Седекия по нашим диаграмматическим сопоставлениям в тому I был царь-градский император Константин Пагонат (668—697), значит и Небо-угодный царь соответствует здесь Моавию Калифу (661—680), родоначальнику уподобленных Омейядов, отожествляющихся с испанскими Омайядами и с Меровингами, а никак не с этими Каролингами, а потому и прозвище Неб-Кадна-цар (661—680) упало тут на какого-то современника каролингского Ангезмля (641—687). Это, конечно, не является возражением ни против того, ни против другого отожествления. Ведь повторения одинаковых прозвищ есть обычное явление во всех династиях, а потому и Небоугодных царей могло быть два, как уже есть в той же династии Три Дария и два Кира.
А в общих чертах развитие этого династоподобного мифа представляется таким:
В основе его лежало (как это показывает описание у пророка Даниила) появление кометы Галлея в 837 году и события, предшествовавшие распадению империи Карла Великого.
Затем, описание этих событий было сделано по Юго-славянски, как это показывают оставшиеся там собственные имена: Небоугодный царь (Нб-Укадна-цар по еврейской транскрипции), Большой царь (БЛША-ЦП по еврейской транскрипции), Дарий может быть в смысле Дарящий или наоборот, Дарованный, или, наконец, Кир, имя которого хотя и греческого лингвистического корня, но с давних пор вошло в состав древне-русского языка и не раз употребляется в летописях в смысле «государь» (как, например, говорится о сыне князя Михаила Глебовича — кир Михаил).
Представьте себе, что вы читаете по-русски оборванные листы романа без заглавия, где фигурируют Джон, Чарльз, Дженни и Люси. Вы сейчас же скажете, что это не русское произведение, а обрывок перевода на русский язык какого-то английского романа. Так и здесь, хотя вы и читаете пророка Даниила по-еврейски или по-гречески, но по остаткам в нем славянских имен с примесью греко-славянских, должны признать, что это произведение переводное с одного из языков юго-западных славян, хотя перевод может быть и очень вольный, и пополненный новыми вставками.
Затем, по-видимому, наступил второй период в развитии мифа  о царях монахах (Агименидах). Еврейский перевод был принят мессианцами-евреями за оригинал, действие его перенесено в Царь-Град, а затем и на берега Тигра.
Потом греческие грамотеи перевели Даниила с еврейского на греческий язык, установив правильное произношение имен Дария и Кира, общих у них со славянскими, но исказив Болшаго царя в Валтасара и Небоугодного царя в Неб-уходоно-Сара.
Затем начался христианский тенденциозный пересмотр всей еврейской древней истории с отодвиганием ее в глубь веков, благодаря несоответствию описываемых там религиозных представлений с теми, каких хотелось христианским теологам.
Первая из существующих в человеческой истории — еврейская придворная летопись о деяниях Царь-Градских теократических властелинов Ромейской империи, — написанная колдунами-халдеями в Царь-Граде, на их еврейском языке, была признана не подходящею для православных христиан и потому вся эта империя отослана в Азию на берега Мертвого моря, причем Царь-Град был отожествлен с тамошним Эль-Кудсом, т.е. Городом Святого Ильи, и все события, описанные в Царь-Градской летописи, называемой «Книгой Царей», отнесены в среднем за 1250 лет вспять.
Все это и отозвалось вдвойне, как мы видим и на книге Даниил.
Отожествив сначала Большого Царя (Больша-Царя— Валтасара) с ромейским императором Геркулесом-Гераклием (тоже как видим, не малым царем), старинные историографы (за которыми мы рабски следовали до сих пор) сделали сдвиг хронологии на 215 лет вспять.
Переименовав Геркулеса в Иосию, что значит Богоспасенный, воцарившегося, будто бы еще за 1251 год до его действительного времени, они апокрифировали и Даниила дополнительно на столько же лет, т.е. (в сумме с первым сдвигом в 215 лет) сдвинули его на 1466 лет вспять, а сцену действия перенесли уже в Азиатский Ирак.
А относительно того, что слово Кир, т.е. по-гречески просто: государь, могло применяться  и к Юлиану, и к Феодосию, и к Юстиниану, и попасть в клинописи и до времени Каролингов, против этого возражать нельзя, как и против того, что Дарованным царем, т.е. Дарием, мог называться подданными любой монарх, но только у славян или у греков, где это слово имеет указываемый им смысл.

29

Глава VII
.

Наглядное изображение теории вероятности. Вторая попытка выбраться из топкого болота историков. Сравнительный ономастический разбор династии Сирийских Селевкидов-Антиохидов и французских Капетингов-Клобучников.
.
Историк, не выходящий за пределы архивных сведений и не прибегающий к материалистическим и естественным наукам, похож на чемодан, набитый чужими сообщениями. В предшествовавших томах «Христа» я пытался вывести исторические архивы на свежий воздух естествознания и статистической математики, а теперь я хочу приложить к исследованию их документов и еще один способ теории вероятностей, который сам навязался мне в употребление при сравнении некоторых династических документов, кладущихся в основу древней хронологии.
.
Но так как большинство историков не математики, а доказательства неведомыми способами не убедительны, то прежде чем идти далее, я покажу на наглядном примере сущность такого специального отдела математической науки.
.
Вот на табл.1 в нулевом ее отделе, находящемся в верхнем левом углу, я взял два наименования b и d , каждое в двух представителях. В скольких расположениях могут они оказаться?
.
Взгляните на последовательные строки этого маленького отдела и вы увидите, что только в представленных на нем вариациях
.
1. bbdd
.
2.ddbb
.
3.bdbd …………A
.
4.dbdb
.
5.dbbd
.
6. bddb
.
Но наименования во всякой четырехчисленной вариации могут быть и не парными, как я взял, а например, может оказаться одно b и три d или наоборот, и тогда получим еще 8 располодений:
http://s6.uploads.ru/aIYSh.png
И ни одна из них не тождественна с другими. А вместе с 6 показанными в предшествовавшей парной группировке они составляют 14 расположений.
.
Пусть они все последовательно написаны на дне желоба (рис.1).
.
Я пишу еще особо, на пластинке, какую-нибудь произвольную четверочленную комбинацию из двух этих же наименований, например,
.
dbbd
.
а вы бросаете ее в желобах. Сколько шансов на то, что она сразу упадет на такую же из 14 наших комбинаций? (чертеж 1).
.
Теория вероятностей говорит, что вам пришлось бы бросать свою пластинку 13 раз для того, чтобы шансы за успех были равны шансам против него. А для того, чтобы добиться полной уверенности такого налегания, вам может оказаться недостаточно и сотни попыток. Ну, а если мы составим четвертую комбинацию из двух других наименований, например, qppp, то сколько будет шансов за то, чтобы пластинка с ними попала в нашем желобке на аналогичную комбинацию, т. е. dbbb или bddd. (чертеж 1).
.
Та же теория вероятностей говорит, что 7 шансов против 1 будут за неудачу и лишь при семи попытках вероятность осуществления сравнивается с вероятностью за неудачу.
.
Исключаются из этого лишь случаи правильного чередования двух каких-либо наименований, так как в некоторых упорядочиваниях оно делается сознательно, и потому встречается чаще, например, в чередовании Николаев и Александров в династии русских царей XIX века.
.
Но пусть вместо этих наших династических «двуименностей» мы будем иметь «трехименности», включающие в себя 5 последовательных поколений. В нашей большой таблице 1 приведен такой случай, когда третье наименование Z одиночно присоединилось к шести основным вариантам только что исследованной нами нулевой группы в разных местах. Мы видим, что получились уже пять групп, давших 30 вариантов, типа 2b+2d+z.
.
Но и этого мало. Из выражений А, В и С, данных нами в тексте несколько строк назад, мы видим, что парность наименования b и парность наименования d для пятичленной группы не обязательна, и что наш z может присоединиться в разных местах также и к восьми вариантам, приведенным в выражениях В и С, что даст еще 8х5=40 вариантов, т.е. в сумме будет 40+30=70 комбинаций, а это займет уже не желобок, а длинный желоб. Теория вероятностей говорит нам, что если я задам какое-нибудь произвольное расположение этих трех наименований, вроде, например, bbddz, то в среднем вам придется сделать 69 попыток, прежде чем шансы за осуществление указанного налегания сравняются с шансами не налегания, и что в отдельных случаях вы можете сделать и огромнейшее число попыток — раньше, чем добьетесь успеха. Я не говорю уже о комбинациях 6 пар наименований в нижнем отделе нашей большой таблицы, где показано 150 различных вариантов.
.
Конечно, в монархический период эволюции государственности, среди земных народов немало было поколений монархов, но все же вы едва ли найдете среди них хоть один случай повторения трех одинаковых имен в двух династиях, в том же самом порядке даже и в продолжение пяти поколений, если пересмотрите с этой точки зрения все существовавшие на земле генеалогические списки монархов. А потому, если в какой-нибудь династии, сомнительной по своей древности (или по некультурности ее страны) вы найдете такой случай, то имеете полное право сильно заподозрить, что ее последний представитель или его придворный летописец приписал ему чужих предков и даже именно тех, с которыми совпадает это чередование. Но пойдем и далее.
.
Посмотрим теперь и на нижний отдел нашей таблицы… В нем показано присоединение еще второго z в разных местах тридцати вариантов верхнего ряда, а вы видите сами, что из них образовалось уже 30 групп по 6 вариантов в каждой, т.е. 180 вариантов типа 2b+2d+z+z´, а при z=z´ — 150 вариантов типа 2b+2d+2z.
.
Но и это еще далеко не все.
.
Из приведенных уже нами выражений В и С на странице <…>мы видели, что при необязательности парности b и d, у нас кроме 30 вариантов, данных в верхнем ряду таблицы, получается еще 6х30=240 групп по 6 вариантов в каждой, т.е. 240х6=1440 вариантов, а приложив их к табличным 180, мы получим 1520 вариантов типа xb+yd+z+z´, где сумма x+y=4. А если допустим, что z=z´, то получим 1200 вариантов типа xb+yd+2z, где сумма x+y=4, и это наполнило бы уже целых 6 страниц нашего текста, а не одну, как наша таблица. А если б наименованию z мы стали давать значения не только 2z, как у нас, а 1z, 2z, 3z, 4z, да и b и d стали бы доводить по очереди до четырех и располагать различно, то для помещения их понадобилась бы брошюра в несколько десятков страниц.
.
И вот скажите теперь сами: если б я составил какую-нибудь произвольную шестичленную комбинацию из тех имен, например, вроде
.
p´p´q´p´p´z´
.
и спросил бы вас, сколько шансов на то, чтоб осуществить совпадение
.
p´p´q´p´p´z´
.
p´p´q´p´p´z´
.
если вы из этой брошюры наугад выберете одну из ее комбинаций? Вы, конечно, ответите, что и пытаться не стоит, и будете совершенно правы. Вы могли бы заниматься этим в худшем случае много лет, раньше чем переупрямили бы теорию вероятностей.
.
Значит, если вы найдете шестерной параллелизм у какой-нибудь подозрительной по своей древности европейской или азиатской династии, например, Прим, Секунд и Терций, с достоверной средневековою, например, Германскою династией, где фигурируют Карл, Генрих и Людовик в том же порядке, например:
http://s6.uploads.ru/AlyUO.png
то вы смело можете сказать, что Примом здесь назван Карл, Терцием Генрих и Секундом Людвиг, и что вся эта сомнительная династия списана с германской. И если бы где-нибудь вперемежку с этими именами оказались еще и параллельные перерывы от пары новых наименований, вроде, например:
http://s3.uploads.ru/JOqDt.png
где в предшествующие параллелизмы вставлены еще Кварт и Квинт, параллельные Фридриху и Вильгельму, то это не только бы не уменьшило бы шансов на правильность нашего отожествления, но еще в сотни раз увеличило бы наше право сделать вывод, что эти латинские имена являются лишь прозвищами соответствующих государей.
.
Даже и в том случае, если бы в такой последовательности взамен какого-либо имени одной династии оказался в другой пропуск или наоборот, целая группа других наименований, то это доказало бы лишь наличность пропуска переписчиком или позднейшей вставки нового редактора.
.
Рассмотрим с этой точки зрения так называемые «древние персидские династии».
.
Нам говорят, что после того, как Александр Македонский, придя из своей Македонии, как классический deus ex machinae, освободил Персию, а с нею и историков от безбрачников-агеменидов, и от исповедуемой ими религии Зрителя Звезд—Зороастра, там наступил период правления Селевкидов-Антиохидов, т.е. в переводе Потрясателей и Антиприплодников.[54]
.
«Там началась, — говорят, — эпоха классического греческого веселого многобожия, продолжавшаяся до минус 64 года, когда, — уверяют нас, — Персиею (т.е. вернее Парисиею) овладели «римляне».
.
А Паризией в средние века несомненно называлась не только вся Франция, но и все Кельты, так как даже и у «Юлия Цезаря» Париж называется не Парижем, а только Лютецией парисиев (Lutecia parisiorum), т.е. Лютецией кельтов, по средневековому парисов.[55]
.
Главным их местопребыванием, — говорят нам, — была Галлия, которая стала называться Францией лишь со времени Капетингов (с 987 года), герцогов Иль-де-Франса (Il-de-France, кругом Парижа), причем слово Капетинг значит клобучник, т.е. Монастерионец по имени Гуго-Клобука, основателя этой династии (987—996). И кельты не населяли Бельгию и Британию, в которой Шотландия специально называлась Каледонией (т.е. Кельтонией), да и Атлантический океан прежде назывался Каледонским (Кельтским) морем. А слово Кельт, созвучное со словом культ, несомненно является только измененным произношением немецкого коренного слова Held, т.е. герой, рыцарь (вероятно, в связи с английским словом hold — овладение), так что и Халдеей скорее всего называлась не древне-азиатская Персия, а Келтия-Парисия, откуда и евангельское слово Фарисеи, т.е. строгие держатели культа. В еврейском тексте Библии халдеи названы КЩДИМ, где ИМ есть суффикс, обозначающий множественное число, а КЩД есть корень славянского слова кажд-ение, что показывает, что этот прием находился в употреблении и у них, как у ортодоксальных христиан.
.
Нам говорят, что из Франции кельты-паризы распространились по Иберии-Испании до Ломбардии, Южной Иллирии и Сербии. Затем они ринулись на Грецию еще в минус 280 году и основались в Галатии, которую считают за часть Малой Азии.
.
Но ведь это же, читатель, копия с крестовых походов! Переведите слово кельт (по созвучию с немецким Held) — рыцарем и весь первый крестовый поход у вас описан! Да и последующее исчезновение кельтов с «исторической сцены» без создания чего-либо прочного на Ближнем Востоке совпадает с окончательными результатами первого крестового похода.
.
Значит, даже по одной своей схеме миф о Селевкидах (т.е. монашествующих потрясателях) мог возникнуть только в разгар эпохи Гуманизма не ранее XIV века нашей эры и является чем-то вроде конспекта романа из эпохи капетингов-клобучников.
.
Таковы наши общие наводящие размышления.
.
Посмотрим теперь, что скажет нам и только что очерченная нами теория вероятностей, примененная к ономастике.
.
Начнем опять же с общих соображений.
.
Когда какая-нибудь династия переселялась царствовать в чужую страну, то она даже и в XIX веке принимала имена, употребляемые в этой стране, а не сохраняла прежние, звучащие на новой родине дико или даже смешно. Так голштейнская династия, получив в наследство по женской линии Россию, стала называть своих наследников Александрами и Николаями, а не Фридрихами и Вильгельмами. Это же мы видим и при выходе принцесс замуж за иностранных государей: дочь короля Христиана датчанка Дагмара обращается в Марию Федоровну, дочь Людвига IV, гессенка Алиса, обращается в Александру Федоровну и т.д.
.
Каким же образом Селевкиды Антиохиды, сделавшись национальными государями в той же самой Сирии, которою завладели потом крестоносцы, носили в продолжении 24 поколений греческие имена, звучавшие чуждо в той стране? Ведь это же невероятно.
.
Атмосфера крестовых походов, которою веет от Антиохийского царства, насильно навязанного наследникам Александра Македонского, заставила меня исследовать и ономастику его властелинов, сравнив ее с ономастикой французских Капетингов, и что же вышло?
.
Взгляните на таблицу, на второй ее отдел от начала крестовых походов, когда во Франции царствовал Филипп I, при котором крестоносцы в октябре 1097 года взяли Антиохию. Ему соответствует Селевк-Победитель, основатель династии Селевкидов-Антиохидов. Затем на левой стороне таблицы идут шесть Филиппов в неправильной перемешке с Людовиками, а на левой стороне шесть Селевков в совершенно такой же неправильной перемешке с Антиохидами, т.е Антиохийцами, за исключением строк 6 и 7, где произошло скрещение Антиоха и Селевка (отец поставлен вслед за сыном) как раз в тот смутный момент, когда Антиохия была обратно взята турками. Но если эта меленькая перестановка и ослабляет слегка наше сопоставление, то оно сторицею вознаграждается в 13 строке: Филиппу VI Валуа соответствует не только Селевк VI, но и прямо сам Филипп в соправительстве с Селевком VI и с Антиохом XI.
.
Но и этого мало.
.
Между шестью Филиппами-Селевками и четырьмя Людовиками-Антиохами, налегшими тут друг на друга, вклинились еще у Капетингов два Иоанна и обоим Иоаннам у Селевкидов-Антиохидов являются изотопами два Димитрия.
.
Мы видим, что если французских Филиппов мы переименуем в Селевков, французских Людовиков в Антиохов, да Иоаннов назовем Димитриями, то из династии Капетингов мы получим всю основу династии Селевкидов-Антиохидов. Но эта основа для 1316 года сильно пополнена. Взамен малолетнего Иоанна I Клобучника, переименованного в Димитрия, поставлены целых семь властелинов, из которых два Александра, два Антиохия, два Димитрия и один Трион. Но мы сразу же видим, откуда взята эта вставка. Это из библейской книги Молоты (Маккавеи по-еврейски, Мартеллы по-французски). Там все указанные нами вставные цари фигурируют в тот момент, когда главный герой этого (отсутствующего в еврейском тексте Библии) греческого рассказа Иуда Молот, восстав за богославную веру, заключает договор с Римским Сенатом.
.
Но все эти вставные цари являются в Библии уже не частью Антиохидов, как здесь, а их врагами, какими и были для греков крестоносцы, когда они, обратив оружие с агарян на греко-ромейцев, основали на Балканском полуострове и в передней Азии Латинскую империю.
.
Затем после этой вставки появляются вместо Филиппов Карлы (табл.     ), которые тоже налегают как и Людовики на Антиохидов, за исключением Карла VIII, которому соответствует Тигран.
.
Скажите мне сами: сколько шансов дает нам теория вероятностей за случайное совпадение такого чередования имен для 8 Филиппов, 4 Людовиков и 2 Иоаннов с 8 Селевками, 4 Антиохами и 2 Иоаннами?
.
Я вам прямо отвечу: не более одного шанса из нескольких миллионов случаев. Поэтому и можно сказать с полной уверенностью, что в основу мифа о династии Селевкидов-Антиохидов в Сирии легло повествование о французских Капетингах, возникшее после их крестовых походов в Антиохию, причем французские прозвища были переделаны на греческий язык по вкусу сочинителя этого мифа и потому не были узнаны историками до сих пор.
.
Приложение нашего прежнего метода хронологических матриц (т.е. путем диаграмматического сравнения продолжительности последовательных царствований) не дает здесь результатов и понятно, почему.
.
Для приспособления этого мифа к предположенному заранее 259-летнему промежутку от Александра Македонского до Суллы Ромейца, якобы разрушившего эту империю в минус 64 году, необходимо было почти вдвое стиснуть время Капетингов, заключавшее в себе целых 528 лет. Для этого и пришлось сильно сократить времена большинства царствований, по каким-то каббалистическим расчетам.
.
И вот мы видим здесь, как математическая теория вероятностей выбросила у нас династию Селевкидов из Азии и перенесла ее в Средневековую Европу вместе с «Маккавейским восстанием за истинную веру» и нам остается только решить, не тожественен ли Карл Мартелл с Иудой Маккавеем, так как и Мартелл и Маккавей одинаково значит «Молот» (что свидетельствует уже о хорошем развитии в то время кузнечного дела).
.
Но Маккавеям-Молотам у нас будет посвящено особое расследование, а теперь, чтобы не уклоняться в сторону, возвратимся к остальным псевдо-древним царствам в передней Азии.

http://s3.uploads.ru/UQV2f.png
http://s7.uploads.ru/qls90.png
http://s2.uploads.ru/xTH3V.png
http://s6.uploads.ru/B812s.png
http://s6.uploads.ru/FCaqu.png
http://s2.uploads.ru/zdZmF.png
http://s7.uploads.ru/JUblW.png
http://s3.uploads.ru/AHSjt.png
http://s6.uploads.ru/60NmA.png
http://s2.uploads.ru/Q1A2g.png
http://s2.uploads.ru/fTQZn.png

30

Глава VIII
Третья попытка выбраться из месопотамского болота.

Ономастическое сравнение первого периода династии Арсакидов-Портенидов (псевдо -250, -542) Северного Ирана с династией ахеменидов-Безбрачников псевдо-древне-Персидского царства (псевдо –559, -338) и с первым периодом династии Сассанидов-ставленников средне-персидского царства (псевдо +226, +432). Отожествление их всех с Велико-ромейскими автократами от Константина I до Аркадия (+307, +408).
.
Почти одновременно с только что изгнанной нами из Сирии обратно в Европу династией Селевкидов-Антиохидов (т.е. потрясателей анти-брачников) возникла, — говорят нам, — в Северном Иране династия Арсакидов-Партенидов, т.е. мужественников-ведичников. Название ее Арсакидами не трудно расшифровать. Это выражение ее монашеского состояния и по-видимому с противоестественными наклонностями. А название ее девичниками-партенидами, — говорят нам, — произошло потому, что северная часть Ирана, к югу от Каспийского моря, где теперь город Тегеран, носила в древности неподходящее для местного языка той страны греческое название Парфения, сокращенно Парфия, и тамошний народ вместо ариев, как теперь, будто бы называл себя по-гречески партенами, т.е. девицами (что, очевидно, и дало повод к мифу об амазонках в той стране). Вот почему их цари и именовали себя парфенидами, т.е. девичниками.
Но это словопроизводство становится уже довольно смешно, и потому мы рассмотрим дело серьезно.
Парфяне, — говорят нам историки XIX  века (уже не утверждая, что они были все девицами или амазонками, скачущими на конях), — представляли воинственный народ и через несколько лет после ухода от них Александра Македонского, образовали самостоятельное государство под династией Арсакидов-Партенидов, т.е. мущинников-девичников. Их царство, будто бы быстро растянулось к востоку от Сирии до Индии, а к югу от Каспийского моря до Индийского океана, и время его существования тянулось, будто бы довольно симметрично по отношению к «Рождеству Христову» от 256 года до Р.Х. по 226 год после Р.Х. Однако еще в минус 100 году при царе их Похотливце от этих мущинников-девичников (Арсакидов-Партенидов) отделилась боковая ветвь просто мущинников (Арсакидов), царствовавшая в «Великой Армении». Эта «Великая Армения», — говорят нам, — существовала под их властью до 428 года нашей эры, когда Бахрам V из средне-персидской династии Сассанидов-Ставленников уничтожил ее.
С тех пор история народов знает только просто Армению, как горную страну, населенную армянами в ее современных нам этнографических границах кругом Арарата и озера Ван. Ее реальная национальная история начинается таким образом почти одновременно с русской приблизительно с 860 года, когда Ашад I основал там действительно армянскую династию Багратидов (859—1046 гг.).
Мы оставим пока эту древнюю «Великую Армению» в покое, хотя ее библейское имя Арам (в еврейской транскрипции А-РМ) ничто иное как Ромея или Рим, с прибавкой определенного члена еврейского языка А. Отсюда видно, что Великая Армения в переводе значит Великий Рим. И это сразу дает импульс сравнить ее династическую историю с римско-византийской и даже с историею западно-европейской средневековой Священной Римской империи. Но мы ограничимся пока девическим царством Партенид, благоденствовавшим, будто бы под властью мужественников-Арсакидов, полтысячи лет от минус 250 по плюс 230 год нашей эры.
Вот на таблице 1 династические вехи их истории. Рассмотрим сначала особенности их первого периода до Орона, когда ономастика меняется. На таблице II слева даны последовательные представители Безбрачников-Ахеменидов, а справа мы видим этих самых мужественников-девичников (партенидов-арсакидов). И что же мы тут находим?
Прежде всего оба названия династий здесь греческие, которых я не слыхал в Сирии, Иране или Ираке, да и отдельные цари-девичники были тоже или греко-латыняне или западно-европейцы (если принять во внимание, что западно-европейские писатели давали героям своих рассказов почти исключительно греческие или латинские имена).
Арсак значит мужественник, Тири-дат — царедатель, Арта-бан (иначе Орто-пан) значит — истинный пан, Фрат — сокращенное брат, Митридат — митро-датель или митро-даренный.
Но назовите здесь Киров — Арта-банами, Дариев — Фратами и Арта-Ксерксов — Ситри-датами и тогда все чередование этих имен, а с ними и вся ономастика безбрачников наляжет на ономастику девичников.
На Кира I налег (на таблице II) Арта-бан I и на Кира II Арта-бан II, причем Кир по-гречески и по-славянски значит царь (господь), да и бан по австро-венгерски значит государь, польское пан.
На Арта-Ксеркса I налег Митридат I, на Арта-Ксеркса II — Митридат II, причем Митри-дат значит коронованный, а Арта-Ксеркс (или Орто-Кесарикос) значит Истинно-кесарский, так как приставка Орто употреблена здесь в том же смысле, как в словах Орто-доксальный или орфо-графия, т.е. в смысле правильный, истинный, верный.
Дарию I соответствует здесь Фрат I, Дарию II — Фрат II и Дарию III — Фрат III, причем Фрат значит брат в том же смысле, как у клерикалов фра и фратер.
Только Митридату I вместо одиночного Арта-Ксеркса тут соответствует целая триада: Ксеркс, Арта-Ксеркс, Ксеркс, а это показывает лишь то, что автор удостоил тут принять во внимание и соправителей. Да еще Митридат III вместо 13 строки попадает в виде Арта-Ксеркса III  в 10 строку безбрачников, но и тут против него не пустое место: взамен его 21-летнего царствования стоят года междоусобицы. А то, что в верхних двух строках безбрачник Ахемен налег на девичника Партена, да Камбис I на Тири-дата I и Камбис II на Приапита, еще более подтверждает правильность нашего вывода, так как по теории вероятностей они должны бы прийтись каждый на особой строке.
Может ли это быть случайным совпадением? Только для не имеющего никакого понятия о математической теории вероятностей! А знакомый нею хотя бы по моему образчику в XVI главе прямо скажет: здесь подстрочный перевод ономастики безбрачников на ономастику девичников, но лишь с небольшой вариацией в помещении имени Арта-Ксеркса III на три строки выше его двойника Митридата III.
Все это заставило меня сопоставить графически и времена их царствования, и вышла конфигурация на таблице III.
Мы видим из нее, что продолжительность отдельных царствований у Ахеменидов большею частью увеличена сравнительно с Арсакидами по какому-то субъективному расчету автора, чтобы довести время царствования до какого-то заранее намеченного размера, но грубое сходство обоих графических конфигураций все же осталось.
Которая же династия здесь послужила основной для создания другой? Конечно — Арсакиды, а не Ахемениды, потому что тенденция апокрифистов всегда состоит в увеличении древности их произведения, а Ахемениды представлены в среднем  на 300 лет древнее Арсакидов.
Но откуда же взяты сами Арсакиды?
На основании предшествовавшего можно смело предположить, что тоже из какой-то более поздней династии.
Припомнив, что сассаниды восстановили в Персии-Парисии религию Зрителя-Звезд — Зоро-астры, введенную Ахеменидами и культурно повторили их историю, сравним ономастику и их первого периода от Ардашира I до Иездра-гарда II (226—400) с только что сопоставленной ономастикой Ахеменидов и Партенидов.
Вот они на таблице IV.
Параллелизм всех трех прямо бросается в глаза.
1. Киру I соответствуют Арта-бан I и Арда-шир I, причем и Кир и Шир и Бан — одинаково значат царь, властелин, господь.
Киру II соответствует также Артабан II и Арда-Шир II.
2. Артаксерксу I соответствуют Митри-Дат I и Баг-Рам, причем Арта-Ксеркс (или Орто-Кесарикос) значит Праведно-Царственный, Митри-Дат — Митрою-Данный, коронованный, а Баг-Рам — бог Рама. Представлены даже в виде христианской троицы Баг-Рам I, Баг-Рам II и Баг-Рам III, соответственно чему и у ахеменидов слева таблицы мы видим утроение: Ксеркс, Арта-Ксеркс и Ксеркс.
Арта-Ксерксу II соответствуют Митри-Дат II и Баг-Рам IV. И Арта-Ксерксу III соответствовали бы Митри-Дат III и Баг-Рам V, если б автору не пришлось перенести его в 10 строку, чтобы согласовать хронологию с мифом о том, будто Александр Македонский разбил не Арта-Ксеркса III, а Дария III.
3. Дарию I соответствуют Фрат I  и Ормазд I, причем имя Фрат созвучно с Брат, а имя Ормазд встречается в начале средних веков даже среди великих римских понтифексов, например Ормизда (514—523), тогда как у Сассанидов Ормазд IV  отнесен к 579—590 годам. Дарию II соответствует Фрат II и Ормазд II, и только для последнего Дария III приведен лишь Фрат II, а Ормазд III почему-то пропущен.
4. Киру II (т.е. Господу II) соответствует Арта-Бан II, а у Сассанидов он распался на триаду Сапора II Великого, Арда-Шира II и Сапора III.
Посмотрим теперь и на перебои. По теории вероятностей, каждый случайный перебой должен приходиться на разных местах каждой из трех династий, разрушая их симметричность. Иначе он только подтверждает их тождество. И вот.
5. Во 2 строке Камбис, Приапит и Сапор составили свою особую отдельную триаду.
6. Между 4 и 5 строками ахеменидскому соправителю-родственнику Согдиану соответствует родственник же Нарцис у Сассанидов, а у партенидов он не удостоен внимания.
7. В 8 строке Арсесу соответствует Сан-Атрук и Езде-Гард (причем Езде-Гард есть сокращенное итальянское <…>, т.е. сторож поклонников Иисуса)
Скажите сами: может ли все это быть «случайными» совпадениями трех различных ономастик?
Попробуйте расчислить по теории вероятностей, и она вам укажет, что если вы всю жизнь не будете ничем заниматься, а только брать из урны оказавшиеся здесь налегшими друг на друга основные имена Кир, Дарий, Артаксеркс и ждать, когда они придут в такое соответствие с их аналогами у партенидов и сассанидов, то так и умрете не добившись ничего.
Значит, все эти три династии лишь различные переводы имен, взятых из того же самого и, судя по их именам, европейского первоисточника.
А так как времена царствования последовательных номеров в каждой династии здесь различны, то это значит, что они тенденциозно подведены под какие-то заранее намеченные авторами псевдо-исторические периоды.
На таблице IV я показал, какая продолжительность царствований дается нашими первоисточниками для каждой смены этих царей. Мы видим, что почти все числа идут тут врозь, т.е. перепутаны.
Но нет ли каких признаков для того, чтобы распутать их?
Вот я беру из них извлечение на приложенной выдержке, где колонка I представляет продолжительность царствований Ахеменидов; колонка II дает то же для Партенидов и колонка III для Сассанидов. Я исхожу из того положения, что если в какой либо строке этой таблицы во всех трех колонках одинаковы, или различаются не более, как на два года (так как дробные остатки тут отброшены, или приняты за целый год), то продолжительность данного царствования удостоверена. А если это случилось лишь в двух колонках, то искажена третья, не согласная с ними. И что же выходит при таком сопоставлении?
.
I II III Вероятное число лет царствований    
1 31 18 15 31 31?    
2 7 15 31 15 15?    
3 36 7 1 От 36 до 7    
4 20
40
1
38 3
17
0
От 38до 40    
5 20 9 8 От 8 до 9    
6 3 3 4 От 3 до 4    
7 42 36 11 От 42 до 36
.
Строка 6 показывает нам в приложенном извлечении согласие трех чисел, давая 3-3-4 года, а это, как я только что сказал, одно и то же, потому что поколенья царей сменялись не всегда в день нового года и благодаря этому естественная разница счета в целых годах может достигать и 2 лет, судя по тому, приняты ли за полные года или отброшены дробные части первого и последнего года.
Строка 5 дает в колонках II и III 9—8 лет, т.е. совпадение дважды. Строка 4 дает около 39 + 1 лет, т.е. совпадение дважды, так как +1 год, при счете целыми числами не нарушает единства.
А строки 1 и 2 дадут согласные результаты, если допустим, что числа 31 и 15 в них перепутаны, и тогда в первой строке получится два раза 31, а во второй два раза 15.
Припомнив, кроме того, что I и III  династии характеризуются как установители религии Зрителя Звезд, и что в 8 строке Сассанидов фигурирует Езде-Гард, т.е. Страж Поклонников Иисуса, посмотрим, как наляжет эта исправленная схема на первый период Ромейской истории, начиная с установления в Ромее арианства и христианства.
Отдадим предпочтение династии Сассанидов, конец которой заходит уже в V столетие нашей эры, когда в Ромее-Византии началось действительное записывание событий по годам царствований последовательных императоров, как это мы видим в библейской книге «Цари».
Возьмем в таблице IV за основу счета Сапора Великого (родился, говорят нам, в 309 году и умер в 380 году) и сравним его с Феодосием Великим (родился в 346 году и умер в 395 году). Оба эти лица показаны тут современниками. Первый гнал «христиан», второй гнал ариан, т.е. тоже первичных христиан и запретил вольное шаманство. Первый присоединил к своей империи А-Рамею, а второй в 392 году присоединил Западную Ромею.
Подобное сходство времени и деятельности заставило меня попытаться сравнить продолжительности и соседних царствований династии Сассанидов с династией Ромейских царей, считая, что Сапор Великий есть Феодосий Великий. И что же вышло?
Взгляните на таблицу V  и на ее диаграмму на таблице VI.
Параллелизм времен последовательных царствований тут сам бросается в глаза. Сопоставьте первого царя Арта-Шира I — этого якобы вторичного установителя религии Зрителя-Звезд — Зоро-Астра с установителем арианства Константином I  и вам станет ясно, что под Зоро-Астром и у Сассанидов, а с ними и у Ахеменидов подразумевается Арий, а потому и жители Ирана называют себя до сих пор ориями. Сопоставьте тут последнего царя-теократа, каким и был несомненно Иоанн Златоуст во время своего патриаршества в Царь-Граде с Сассанидским Стражем Иезидов, т.е. поклонников евангельского Езуса-Иисуса, и вы поймете, почему на Востоке существовала когда-то «эра Езида-Гарда». Правда, что в подражание измаилитской Геджре, начавшейся с метеоритной катастрофы 16 июля 622 года в Аравии, начало этой эры относят к 16 июля 632 года, когда, — говорят нам, — Езде-Гард III был побит арабами и бежал из своего царства. Но ведь это же нелепо! Когда во время великой французской революции Конвент установил вместо отмененной христианской свою республиканскую эру, с равноденствием 1792 года, разве назвал он ее эрой казненного им короля Людовика XXIV? И если бы у нас теперь вместо счета «от Рождества Христова» постановили бы считать годы Октябрьской революции, то разве захотели бы называть этот счет эрой Керенского, только потому, что он бросив все убежал в тот день за границу?
Так зачем же нам быть смешными и в определении эры Езда-Гарда? Само собою понятно, что она началась со времени первого, а не последнего властелина этого имени, и в данном случае начало ее вполне понятно. В этот  год по мнению всех тогдашних богословов, бог отменил свое решение окончить существование земного мира в 400 году нашей эры и продолжил земную жизнь еще на 1000 лет.
И, конечно, уже потом смешали 400 год с началом агарянской Геджры 16 июля 622 года, но почему-то прибавили к ней 10 лет.
Но я не буду пока отклоняться от предмета настоящей главы.
Мы видели сейчас, что первый период династии Сассанидов списан с династии ромейских властелинов IV века нашей эры, начиная от Константина I и кончая Аркадием и его соправителем Иоанном Златоустом. Значит дело происходило совсем не в Передней Азии, и не в Иране, а в Европе. Значит, и под Сассанидской «Персией» приходится подразумевать не Иран, а западную Римскую империю, т.е. латинскую часть «всемирной империи Диоклетиана».
Она действительно не раз подчинялась Царь-Граду и не раз отделялась от него и вступала с ним в борьбу, как это и рассказывается в наших первоисточниках, с переменением только действия с запада на восток.
Переправив теперь Сассанидов обратно на запад и отожествив их с Римскими цезарями мы получили возможность отожествить с ними и безбрачников-Ахеменидов, с их Кирами и Дариями и девичников-Пратенидов, как два другие ответвления того же самого мифа. Соединяя вместе нашу таблицу IV (на стр.    ) и V (на стр.   ) мы получаем общее сопоставление династий с реальными ромейскими цезарями первого периода (табл. VII) и видим:
1) И Кир I, Арда-Шир I и Арта-бан I  списаны с Константина I и являются лишь его титулами на разных языках: Властелин I, Право-царь I, Право-пан I.
2) Ормазд I, Дарий I и Фрат I списаны с Юлиана, с которого  списан и евангельский Христос и представляют его разноязычные прозвища: Творец Света, Дарованный (Богом) и по-видимому Брат (в смысле братства).
3) Ормазд II, Дарий II и Фрат II, судя по аналогии этих прозвищ с предшествовавшими, списаны не с Валентиана (378—387 г.) не прославившегося просвещенностью, а с совпадающего с ним год в год духовного соправителя, знаменитого ромейского епископа Григория Богослова (379—389), самое прозвище которого указывает на его больше теократическое значение, и на право называться Ормуздом-Творцом Света.
4) Езде-Гард, т.е. Иезидо-Гвардо, что значит страж поклонников Иисуса и Ареец (почитатель Ареса-Марса?) и Сан-А-рук (похоже на Св. Отрок?) являются лишь прозвищами автора Апокалипсиса, Константинопольского верховного епископа Иоанна Златоуста, соправителя императора Аркадия.
Остальные особенности этого сопоставления показаны внизу самой таблицы.
Сомнения быть не может.
Никаких древне-персидских и средне-персидских царств никогда не существовало в передней Азии. Все они сосланы туда из Европы и современный мыслящий историк должен перенести этот заблудившийся по дороге веков старинный чемодан с документами на его надлежащее место.
Таблица I
Хронологические вехи «Девического» (Парфянского) царства, будто бы бывшего в древнем Иране.
http://s7.uploads.ru/AdWe1.png
http://s2.uploads.ru/ilYzJ.png
http://s3.uploads.ru/aX5S8.png
http://s2.uploads.ru/R07qQ.png
http://s2.uploads.ru/NckEP.png
Таблица II
Ономастическое сопоставление династии Ахеменидов-Безбрачников с Партенидами-Девичниками
http://s3.uploads.ru/KZ31R.png
http://s6.uploads.ru/O9fMV.png
http://s6.uploads.ru/R5XsB.png
Таблица III
Сравнение продолжительностей последовательных царствований
Ахеменидов-безбрачников с Партенидами-девичниками
http://s2.uploads.ru/HB8mL.png
Таблица IV
Ономатическое сопоставление Ахеменидов-безбрачников, Арсакидов-девичников и Сассанидов-ставленников.
http://s3.uploads.ru/KEDgw.png
Таблица V

Параллелизмы во временах последовательных царствований первого отдела династии Сассанидов с временами царствования ромейских императоров первого периода.
http://s2.uploads.ru/mSqW4.png
http://s3.uploads.ru/I8GQW.png

Здесь время Арда-Шира II (379—383) полностью согласно со временем Западно-Римского императора Грациана (373—383). Следующие налегают приблизительно и это может объясняться тем, что в половине случаев нельзя решить, включает ли автор во время царствования и время соправительства с предшествующим государем или исключает его. Вернее первое предположение, так как мы видим, что соправители Валентиан I и Валент явились у Сассанидов уже преемниками друг друга, точно так же как Валентиан II и Грациан, да и Иоанн Златоуст теократический соправитель (а на самом деле диктатор) Аркадия сделан его преемником, а время его засчитано с даты его посвящения в епископы, точно так же, как и Феодосий Великий считается с 346 года цезарем.
Таблица VI
Общее примерное сопоставление псевдо-персидских Сассанидов, Ахеменидов и Партенидов
с Ромейскими императорами IV века нашей эры.
http://s3.uploads.ru/U7bNF.png
http://s6.uploads.ru/PyvhV.png
Таблица VII

Общее примерное сопоставление псевдо-персидских Сассанидов, Ахеменидов и Партенидов с Ромейскими императорами IV века нашей эры.
http://s6.uploads.ru/YhBno.png
http://s7.uploads.ru/qURix.png

Мы видим, что в Партенидах, вместо трех одноименных царей, носящих у ромейцев название Валентинианов-Валентов, у Сассанидов Баг-Рамов и у Ахеменидов Ксерксов, поставлен один Митри-дат (как и в библейском перечислении и у Тита Ливия, почти все одноименные соправители обыкновенно объединялись.
Мы видим, что в Партенидах, вместо трех одноименных царей, носящих у ромейцев название Валентинианов-Валентов, у Сассанидов Баг-Рамов и у Ахеменидов Ксерксов, поставлен один Митри-дат (как и в библейском перечислении и у Тита Ливия, почти все одноименные соправители обыкновенно объединялись.
.
Параллелизм времен последовательных царствований тут сам бросается в глаза. Сопоставьте первого царя Арта-Шира I — этого якобы вторичного установителя религии Зрителя-Звезд — Зоро-Астра с установителем арианства Константином I и вам станет ясно, что под Зоро-Астром и у Сассанидов, а с ними и у Ахеменидов подразумевается Арий, а потому и жители Ирана называют себя до сих пор ориями. Сопоставьте тут последнего царя-теократа, каким и был несомненно Иоанн Златоуст во время своего патриаршества в Царь-Граде с Сассанидским Стражем Иезидов, т. е. поклонников евангельского Езуса-Иисуса, и вы поймете, почему на Востоке существовала когда-то «эра Езида-Гарда». Правда, что в подражание измаилитской Геджре, начавшейся с метеоритной катастрофы 16 июля 622 года в Аравии, начало этой эры относят к 16 июля 632 года, когда, — говорят нам, — Езде-Гард III был побит арабами и бежал из своего царства. Но ведь это же нелепо! Когда во время великой французской революции Конвент установил вместо отмененной христианской свою республиканскую эру, с равноденствием 1792 года, разве назвал он ее эрой казненного им короля Людовика XXIV? И если бы у нас теперь вместо счета «от Рождества Христова» постановили бы считать годы Октябрьской революции, то разве захотели бы называть этот счет эрой Керенского, только потому, что он бросив все убежал в тот день за границу?
.
Так зачем же нам быть смешными и в определении эры Езда-Гарда? Само собою понятно, что она началась со времени первого, а не последнего властелина этого имени, и в данном случае начало ее вполне понятно. В этот год по мнению всех тогдашних богословов, бог отменил свое решение окончить существование земного мира в 400 году нашей эры и продолжил земную жизнь еще на 1000 лет.5
.
5 См. мою книгу «Откровение в Грозе и Буре» 1907 года.
И, конечно, уже потом смешали 400 год с началом агарянской Геджры 16 июля 622 года, но почему-то прибавили к ней 10 лет.
.
Но я не буду пока отклоняться от предмета настоящей главы.
.
Мы видели сейчас, что первый период династии Сассанидов списан с династии ромейских властелинов IV века нашей эры, начиная от Константина I и кончая Аркадием и его соправителем Иоанном Златоустом. Значит дело происходило совсем не в Передней Азии, и не в Иране, а в Европе. Значит, и под Сассанидской «Персией» приходится подразумевать не Иран, а западную Римскую империю, т. е. латинскую часть «всемирной империи Диоклетиана».
.
Она действительно не раз подчинялась Царь-Граду и не раз отделялась от него и вступала с ним в борьбу, как это и рассказывается в наших первоисточниках, с переменением только действия с запада на восток.
.
Переправив теперь Сассанидов обратно на запад и отожествив их с Римскими цезарями мы получили возможность отожествить с ними и безбрачников-Ахеменидов, с их Кирами и Дариями и девичников-Пратенидов, как два другие ответвления того же самого мифа. Соединяя вместе нашу таблицу IV (на стр. ) и V (на стр. ) мы получаем общее сопоставление династий с реальными ромейскими цезарями первого периода (табл. VII) и видим:
.
1) И Кир I, Арда-Шир I и Арта-бан I списаны с Константина I и являются лишь его титулами на разных языках: Властелин I, Право-царь I, Право-пан I.
.
2) Ормазд I, Дарий I и Фрат I списаны с Юлиана, с которого списан и евангельский Христос и представляют его разноязычные прозвища: Творец Света, Дарованный (Богом) и по-видимому Брат (в смысле братства).
.
3) Ормазд II, Дарий II и Фрат II, судя по аналогии этих прозвищ с предшествовавшими, списаны не с Валентиана (378—387 г.) не прославившегося просвещенностью, а с совпадающего с ним год в год духовного соправителя, знаменитого ромейского епископа Григория Богослова (379—389), самое прозвище которого указывает на его больше теократическое значение, и на право называться Ормуздом-Творцом Света.
.
4) Езде-Гард, т. е. Иезидо-Гвардо, что значит страж поклонников Иисуса и Ареец (почитатель Ареса-Марса?) и Сан-А-рук (похоже на Св. Отрок?) являются лишь прозвищами автора Апокалипсиса, Константинопольского верховного епископа Иоанна Златоуста, соправителя императора Аркадия.
Остальные особенности этого сопоставления показаны внизу самой таблицы.
.
Сомнения быть не может.
.
Никаких древне-персидских и средне-персидских царств никогда не существовало в передней Азии. Все они сосланы туда из Европы и современный мыслящий историк должен перенести этот заблудившийся по дороге веков старинный чемодан с документами на его надлежащее место.


Вы здесь » Новейшая доктрина » Николай Александрович Морозов » «Христос» книга IX «Миражи исторических пустынь».