Новейшая Доктрина

Новейшая доктрина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новейшая доктрина » Без картинок майбб » из Сборник статей по новой хронологии


из Сборник статей по новой хронологии

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s58.radikal.ru/i160/1210/0b/0a356ccf7be7.gif

2

Сборник статей по новой хронологии
.
выходит с мая 2004 года
.
Редакционный совет сборника
Требования к статьям
Выпуск 12 (25.12.2012)
Выпуск 11 (07.06.2010)
Выпуск 10. Популяционные реконструкции (24.05.2010)
Выпуск 9. Новгород на Волхове (18.02.2010)
Выпуск 8 (19.05.2009)
Выпуск 7 (19.05.2008)
Выпуск 6 (26.11.2007)
Выпуск 5 (26.02.2007)
Выпуск 4 (13.06.2006)
Выпуск 3 (21.11.2005)
Выпуск 2 (07.02.2005)
Выпуск 1 (30.05.2004)
Официальный сайт проекта
"Новая хронология"
Форумы
Статьи А.М.Тюрина
Обратная связь
.
Редакционный совет сборника
.
Главный редактор - Носовский Глеб Владимирович
.
Члены Редакционного Совета:
Веревкин Андрей Борисович
(г. Симбирск ), кандидат физико-математических наук.
.
Мусина Ирина Робертовна
(г. Москва), переводчик.
.
Осипов Дмитрий Львович
(г. Москва), кандидат физико-математических наук.
.
Сафонов Алексей Евгеньевич
(г. Подольск)
.
Йордан Табов
(г. София), кандидат физико-математических наук, доктор педагогических наук.
.
Тюрин Анатолий Матвеевич
(г. Вунгтау, Вьетнам), кандидат геолого-минералогических наук, изобретатель Республики Узбекистан.
Статьи А.М.Тюрина в отдельной теме
.
Фоменко Татьяна Николаевна (г.Москва), кандидат физико-математических наук.
.
Ходаковский Николай Иванович
(г. Москва), доктор исторических наук, профессор.
Разделы сборника статей по НХ:
1) Основной (без названия),

2) Путевые заметки (статьи и сообщения, не обязательно содержащие научные результаты. Достаточно, чтобы были интересные с точки зрения НХ фотографии).
3) Краткие сообщения (до 3-х страниц)
4) Научные события, имеющие отношение к хронологии (отзывы и рецензии на книги и научные конференции, посвященные новой хрогнологии).
.
Просьба посылать статьи редактору сборника Ирине Колосковой на почтовые ящики irkol@kybernet.ru, koloskova@inbox.ru или непосредственно членам Редакционного Совета Сборника через форму отправки сообщений с указанием раздела, для которого предназначена статья.
А.Т.Фоменко и Г.В.Носовский
19 мая 2009 года
.
Правила подготовки статей для сборника НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ
.
В статье должен быть подробно и со всеми ссылками описан материал, на основе которого автор делает те или иные выводы.
.
Допускаются гиперссылки только на Сборник статей по НХ (new.chronologia.org).
.
Выводы должны быть четко сформулированы.
.
Статья должна быть научной, а не публицистической.
.
В Сборнике не публикуются статьи по философии. Мы не считаем себя специалистами в этой области и не можем оценить их качество.
.
Содержание статьи должно иметь прямое отношение к хронологии древней и средневековой истории.
.
Статья должна быть оформлена именно как статья, а не как письмо, тезисы или заметки.
.
Статьи могут содержать рисунки и фотографии.
.
После утверждения состава Сборника, изменения в присланные статьи на принимаются. О дате утверждения авторы оповещаются.
.

Присылая статью, автор соглашается на её публикацию в Сборнике. Отказаться от публикации можно в течение 2-х недель после подачи статьи. По прошествии этого срока редакция оставляет за собой право опубликовать статью в сборнике.
А.Т. Фоменко, Г.В. Носовский
.
ПРЕДИСЛОВИЕ
.
Перед Вами - первый выпуск электронного Альманаха "Новая Хронология".
В него вошли статьи, присланные на сайт chronologia.org и отобранные нами в соответствии со следующими критериями.
.
В статье должен быть подробно и со всеми ссылками описан материал, на основе которого автор делает те или иные выводы.
Выводы должны быть четко сформулированы.
Статья должна быть научной, а не публицистической.
В Альманахе не публикуются статьи по философии. Мы не считаем себя специалистами в этой области и не можем оценить их качество.
Содержание статьи должно иметь прямое отношение к хронологии древней и средневековой истории.
Статья должна быть оформлена именно как статья, а не как письмо, тезисы или заметки.
Мы не вмешивались в содержание статей. Никаких сокращений или добавлений, внесенных редакторами, в них нет.

На наш взгляд первый выпуск Альманаха получился очень интересным и содержательным. С некоторыми выводами авторов мы согласны, с некоторыми - нет. Но все статьи, вошедшие в Альманах, безусловно интересны и заслуживают публикации. Перечислим авторов первого выпуска:
.
А.Б. Верёвкин (г. Симбирск, УлГУ),
А.В. Горохов (г. Миасс),
Д. Димкова (Институт математики Болгарской Академии Наук, г. София),
А.Б. Никольский (г. Москва),
Й. Табов (Институт математики Болгарской Академии Наук, г. София),
Н. Томов (Институт математики Болгарской Академии Наук, г. София),
А.М. Тюрин (ООО “ВолгоУралНИПИгаз”, г. Оренбург),
С.В. Чесноков (г. Симбирск, УлГУ)
А.Т. Фоменко, Г.В. Носовский
30 мая 2004 года
.

Выпуск 1
30 мая 2004г.
.
Статьи
.
А.Б. Верёвкин, С.В. Чесноков
"О хронологии мальтийского ордена"
.
Д. Димкова, Й. Табов
"Проблемы датировки крестов из Македонии"
.
Й. Табов, Н. Томов
"Солнечное затмение печенежских послов"
.
А.М. Тюрин
"Возможна ли оценка достоверности результатов радиоуглеродного датирования? "
.
А.М. Тюрин

"К вопросу о влиянии вариаций содержания 13С в атмосфере и гидросфере Голоцена на достоверность результатов радиоуглеродного датирования"
.
А.Б. Никольский
"Некоторые аспекты управления Империей"
.
А.В. Горохов
"Присоединение Урала и Западной Сибири к России в конце XVII - первой половине XVIII веков"

3

О ХРОНОЛОГИИ МАЛЬТИЙСКОГО ОРДЕНА
А.Б. Верёвкин и С.В. Чесноков
.
Симбирск, УлГУ
.
Как всё начиналось?
Данные по мальтийскому ордену
Статистика
Вейвлеты
Заключение с гипотезами и разоблачениями
Благодарность друзьям
Список литературы
1. Как всё начиналось?
.
Я хочу сказать только одно: корни всех совершающихся
или грядущих событий вросли глубоко в прошлое ...
( Н.А. Морозов "Свободные горы" )

Идея этого исследования возникла при обдумывании первой хронологической книги А.Т. Фоменко ( [1] ), опубликованной в 1990 году. В ней имеется такой фрагмент:
.
"В империи Габсбургов, накладывающейся (частично) на империю X–XIII вв. н.э. при сдвиге вниз на 333 года, нами пока не обнаружено никакого другого "оригинала Христа". Таким образом, похоже на то, что эпоха Григория VII является, вероятно, окончательным оригиналом легенд об Иисусе. В то же время следует отметить, что при сдвиге на 333 года основание ордена иезуитов ("Общества Иисуса") Игнатием Лойолой в 1534 г. (и официальное утверждение ордена в 1540 г.) накладывается на основание в 1220 г. доминиканского ордена и в 1223 г. – францисканского ордена (1207–1220–1223). Игнатий Лойола умер в 1556 г., при сдвиге на 333 года получаем 1223 г. ..." (стр. 389–390)
.
Первый небольшой разбор параллелизма империи Габсбургов и империи Штауфенов производился там же на страницах 357–358, но тема католических орденов в иссследованиях Фоменко и Носовского более не развивалась, – это стало понятно после публикации в 1993 году второй книги ( [2] ) и всех последующих вплоть до настоящего времени (2005 год). Причина этого, возможно, заключается в том, что в традиционной версии происхождение христианских монашеских орденов связывается с историей возникновения христианства лишь опосредованно, по прошествию многих столетий, – либо через деятельность неких легендарных подвижников, либо через легендарные "крестовые" походы. В этой работе будет показано, что такая точка зрения родилась недавно, является логически противоречивой и историографически необоснованной. Но, к сожалению, традиционная история является завораживающе привычной, благодаря частому повторению её в учебниках, энциклопедиях и искусстве Нового времени.
.
Уже в самом начале научных исследований стало ясно, что правильная датировка евангельского происшествия является ключевой во всей европейской истории – недаром основная работа Н.А. Морозова на хронологическую тему, переиздание которой ( [3] ) вышло в 1997–2003 годах, называется "Христос". Напомним, что Н.А. Морозов датировал эти события IV веком, а статистические исследования А.Т. Фоменко показали наличие у них более позднего дубликата, и, следовательно, история IV века является литературным фантомом более поздних оригинальных событий. Одновременно с этим А.Т. Фоменко доказал, что Римская империя Оттонов–Штауфенов фантомна по отношению к Римской империи Габсбургов, и поэтому, оставляя оригинал евангельских событий в XI веке (вместо XV-го), А.Т. Фоменко изменил собственной методологии, повторив тем самым психологическую ошибку Н.А. Морозова, при астрономической датировке Апокалипсиса отбросившего наиболее подходящее решение (1486 г. н.э.), остановившись на 395 г., как в меньшей степени противоречащем мнению богословов и историков. Указанная непоследовательность в Новой Хронологии была предметом множества разговоров, отголоски которых продолжаются и сегодня, породив изрядное количество в том числе и весьма "революционных" ревизий, не имеющих естественно-научного обоснования. Мы полагаем, что эта проблема теперь уже очень близка к разрешению (чему, отчасти, посвящена эта работа).
.
Первому из соавторов в 1994 г. (а второй тогда учился в школе) попалась обстоятельная книга Петра Владимировича Перминова о Мальтийском ордене ( [4] ), с хронологией великих магистров на страницах 144–145 (Приложение 1). Даже при беглом прочтении её было понятно, что она прекрасно иллюстрирует идеи Морозова и Фоменко в одном, казалось бы, частном случае, который подтверждает найденную ранее закономерность, и, более того, открывает новые перспективы исследований в этой области. Очень кстати сложилось, что на кафедре Алгебро-Геометрических Вычислений УфМГУ тогда велись исследования по компьютерной алгебре, изучались методы символической динамики и фрактальной геометрии. В этой связи казалось очень интересным применить разнообразные методы анализа временных рядов к хронологической информации. Некоторые из разобранных методов не принесли ощутимого результата (помнится, пришлось отказаться от очень интересного алгоритма Нудельмана-Вунша, поскольку он оказался слишком чувствительным к малым искажениям) и в то время мы остановились на статистике, которая и принесла первое интересное решение.
.
С помощью MAPLE мы посчитали спектр мощности последовательности длительностей правлений Великих Магистров Мальтийского ордена (ВММО) и несущую ту же информацию автокорреляцию этой последовательности ( [5, гл. III] ). Найденные при первой же попытке результаты имели столь неожиданный и причудливый характер (оказалось, что хронология мальтийского ордена составлена из пяти повторяющихся фрагментов, немного попорченных искажениями до сих пор не вполне понятной природы), что для осмысления их потребовалось некоторое время (а точнее – 8 лет), потраченное на изучение хронологических проблем, сбор информации и попытку объяснения найденной закономерности. В 2002 году второй из соавторов применил к обнаруженному хронологическому материалу более сильный аналитический метод (называемый микроволновым анализом), позволяющий замечать локальные повторы даже в том случае, когда спектр Фурье сигнала оказывается искажён из-за возможных разладок процесса (как написано выше, в ситуации с ВММО уже анализ Фурье даёт интересные результаты). Его выводы уточнили сделанные ранее статистические расчёты.
.
За те несколько лет, что прошли от первого анонса результатов обсчёта хронологии иоаннитов, были напечатаны книги А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского ( [6; 7] ), был переиздан десятитомник Н.А. Морозова "Христос" ( [3] ),– многое прояснившие в проблемах хронологии. Но вот что касается собственно истории мальтийского ордена, несмотря на выход немалого числа книг, на появление большого числа сайтов в Интернете по этой теме, книга ( [4] ) так и осталась наиболее интересным источником информации на русском языке. Искать дополнительную информацию далее, откладывая публикацию уже имеющихся расчётов, нам показалось неправильным и неперспективным. Поскольку дальнейшее продвижение в затронутой теме требует специальной источниковедческой работы, экспедиций в малопопулярные уголки Европы, очень сложная задача при этом состоит в отделении истинных документов от расплодившихся в Новое время фальшивок – мы рассчитываем, что наша статья поможет поиску подобной информации. Не считая предпубликационного периода хождения нашей работы, законченный первый вариант её выставлен на сайте "Новая Хронология мировой истории" омского математика Александра Константиновича Гуца и на сайте проекта "Цивилизация". Настоящая версия работы дополнена некоторыми аргументами.
.
В будущем нам представляется интересным систематическое применение микроволнового анализа к данным такой природы, анализ Фурье которых не даёт понятного результата, и заделы такой работы у нас имеются. Надеемся, что они будут опубликованы в ближайшее время. Одна из целей нашей работы состоит в привлечении в хронологию новых математических методов исследования. Попутно, насколько мы понимаем, нам удалось получить существенное продвижение в решении "евангельской загадки" – наша предварительная реконструкция возможного хода событий изложена в пятой главе нашей работы.

4

Некоторые аспекты управления Империей
А.Б. Никольский

.

В статье проводится анализ основных принципов государственного управления в Великой Орде – единой общемировой Империи XIV–XVI вв. – и причин ее распада в конце XVI – начале XVII вв. Рассматриваются также некоторые последствия этого распада.
Введение. Неизбежность Империи и проблемы реконструкции
.

Сформулированный Н.А.Морозовым принцип непрерывной преемственности человеческой культуры (см. Морозов, 1924–1932) был развит Г.М. Герасимовым, предложившим логически непротиворечивую картину исторического развития человеческой цивилизации от гомеостатических сообществ, ведущих натуральное хозяйство, к общепланетному образованию имперского типа – системе управления, позволившей освоить все пригодные для обитания места планеты (см. Герасимов, 2001 ).
С этой точки зрения переход от гомеостаза к системе с одним управляющим центром представляется вполне закономерным и даже неизбежным.
При этом возникает правомерный вопрос: не носит ли такая реконструкция чересчур умозрительный характер? Ведь из традиционной истории мы ничего не знаем о существовании в прошлом человечества беспрецедентного геополитического образования, охватывавшего всю Ойкумену, – напротив, все описанные в источниках империи имели весьма ограниченный ареал распространения и распадались задолго до достижения пределов повсеместной экспансии.
Однако, в результате исследований того же Н.А.Морозова, а вслед за ним А.Т.Фоменко в области исторической хронологии выясняется, что традиционная, принятая в настоящее время в науке и обществе хронология древности и средневековья не имеет под собой реальной научной основы, а является плодом умозрительного творчества средневековых схоластов XVI–XVII веков (см. Морозов, 1924–1932; Фоменко, 1999).
Если подходить к изучению исторических источников, отказываясь от привязки их к конвенциональной хронологической шкале, очень быстро обнаруживается, что практически все древние и раннесредневековые империи являются лишь фантомными отражениями Великой Ордынской империи XIV–XVI веков, получившие свои места в истории благодаря вышеупомянутой схоластической деятельности средневековых хронологов.
Первая серьёзная попытка реконструировать систему управления Великой Империей была предпринята Г.В.Носовским и А.Т.Фоменко (см. Носовский, Фоменко, 1996, 1998, 1999). При этом они столкнулись в своей работе с целым рядом почти непреодолимых трудностей, к числу основных из которых следует отнести:
.
а) практически полное отсутствие надёжно датируемых источников ранее XVII века;
.
б) сознательное искажение информации о своём ближайшем прошлом историографами XVII–XVIII веков во всех странах. (Подробнее об этом: Носовский, Фоменко, 1996, с.368–373; Носовский, Фоменко, 1998, т.I, с.665–672; Носовский, Фоменко, 1999а, с.491–504.)
.
Тем не менее, положение не является таким уж безнадёжным.
Во-первых, базовые принципы государственного управления хорошо известны из позднейшей истории, а также из современной политической практики и её научного обобщения. Надо лишь экстраполировать эти принципы на государственное образование, стремившееся осуществлять управление всем обитаемым миром – Ойкуменой, и, естественно, тщательно учесть все различия, из такого стремления вытекающие.
Во-вторых, информация о прошлом сохраняется и в поздних, и даже в тенденциозно отредактированных источниках. Методика выявления такой информации хорошо известна в источниковедении. Например, если установлена тенденциозность источника, приверженность его автора-редактора-компилятора определённой политической линии, то сведения, этой линии противоречащие, с большой вероятностью находятся ближе к фактологии реальных событий, чем сведения, «генеральной линии» соответствующие (см., например, Лаппо-Данилевский, 1913, вып.2, с.642; Лурье, 1997, с.27).
В настоящей работе предпринимается попытка выявить и обосновать основные механизмы, в соответствии с которыми осуществлялось управление Империей, а также дать самые общие контуры организационно-коммуникационно-сословных имперских структур.
Исследование проводилось в два этапа. Вначале были сформулированы теоретические предпосылки самой возможности эффективного управления геополитической структурой, одной из основных целей которой является неограниченная экспансия. На втором этапе проводился поиск информации в источниках, которая могла бы подтвердить или опровергнуть существование таких механизмов управления в реальной истории.
.
Понятийный аппарат
.

Перед формулированием теоретических предпосылок управления Империей полезно разобраться со значениями основных используемых терминов. Это, во-первых, позволит избежать неоднозначности в толковании тех или иных понятий в различных документах и в разные эпохи, а во-вторых, может дать ключ к пониманию существа явлений, за этими понятиями скрывающихся.
В качестве путеводителей по терминологическим лабиринтам будем пользоваться тремя фундаментальными трудами: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка (Фасмер, 1996); Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов (Бенвенист, 1995); Кеслер Я.А. Азбука и русско-европейский словарь (Кеслер, 2001). Первый из этих словарей хорош в первую очередь своей энциклопедичностью, а два других – принципиально новым, качественным подходом к этимологии: значение слова определяется его первоначальным функциональным смыслом, и все дальнейшие его эволюции прослеживаются с учётом этого принципиального обстоятельства.
.
Империя
Начнём с понятия, уже использованного несколько раз в настоящей статье для обозначения исследуемого феномена.

Это слово закрепилось в русском языке достаточно поздно, при Петре I. М.Фасмер отмечает (Фасмер, 1996, т.2, с.129) появление этого слова у Шафирова (см. Шафиров, 1717), а производного от империи слова император – у Феофана Прокоповича, т.е. в начале XVIII века.
В более ранних документах термин империя также встречается, но во всех таких случаях имеется в виду что-то постороннее, существующее за пределами Руси, – либо это Священная Римская империя, либо это Византийская империя (как полагают комментаторы этих документов, т.к. из самих документов подобные локализации, как правило, не следуют).
Что касается смысла самого термина, то он довольно прост: в переводе с латинского imperator означает просто управляющий, а imperia – управление.
В данной работе будем употреблять это слово для обозначения социально-властного (государственного) образования, имеющего целью, в отличие от национального государства, неограниченную экспансию и контроль над всем обитаемым миром (Ойкуменой). С точки зрения успешного достижения такой глобальной цели проблема управления в самом деле приобретает первостепенный характер.
.
Государь, государство

Словарь Фасмера выводит слово государь из русского слова господарь, а слово господарь – из слова Господь (Фасмер, 1996, т.1, с.446, 448). Смысл прозрачен. Имеется в виду государство как владычество. Таким образом, в русском языке до самых новейших времён (XIX век) ничего общего с современным пониманием термина государство не наблюдалось. Т.е. в понятие государство не входили такие важнейшие для современных политологических и юридических дисциплин составляющие, как территория и суверенитет. Просто владычество чего-то над чем-то. Это необходимо иметь в виду, встречая слова государь и государство в древних документах.
При этом этимология самого слова Господь остаётся неясной. Словарь Фасмера хранит по этому поводу загадочное молчание, настаивая лишь без каких-либо доказательств на его исконно-славянском происхождении (Фасмер, 1996, т.1, с.448). Отмечу здесь очень интересную версию Я.А.Кеслера, обратившего внимание на то, что датчане «произносят имя Бога-Отца Саваофа (Sabbaoh), а точнее Бога Субботы – Go’ Sabbath практически в точности как русское «Господь», которое также весьма близко к испанскому huesped «хозяин». А если иметь в виду, что само слово «бог» у славян означало счастье (ср. богатый), то имеем тождество Господь-Бог», которое образовано так же, как и «царь-батюшка» (Кеслер, 2001, с.31).
.
Орда

Интересен смысл термина орда. Здесь тот же словарь Фасмера позволяет сделать удивительные наблюдения (Фасмер, 1996, т.3, с.150). Орда в русском языке заимствовано из тюркского. Причём заимствовано довольно-таки странным образом. В тюркских языках это слово означает либо военный лагерь, либо дворец, шатёр султана, хана. А в русский вошло в значениях кочующее племя и толпа, орава, ватага, скопище народа (Даль, 1994, т.2, ст.1788) – иными словами, что-то беспорядочное, хаотическое, но очень большое и стремительно куда-то несущееся.
Однако слово орда буквально совпадает с латинским словом ordo, откуда корень ord- перешёл в западноевропейские языки (английский, немецкий, французский). И во всех этих языках это слово означает нечто прямо противоположное – ряд, порядок.
А если мы вспомним значение слова орда в смысле войско, то войско, эффективно воюющее, – это войско безусловно предельно упорядоченное.
Получается, что и в тюркских, и в западноевропейских языках рассматриваемый термин обозначает схожие по смыслу понятия. И только русскому языку досталось слово с противоположным смыслом.
Это – типичный пример традиционноисторического новояза. Традиционная история очень богата на подобные искажения терминов, когда одним и тем же словом в ясно читаемых политических целях начинают обозначаться противоположные по смыслу понятия.
Согласно Я.А.Кеслеру, русская Орда, она же Рада, происходит от первоначального корня ъръдъ, означающего данное слово, присяга. «Поэтому «ордынцы» - это присяжные воины, они же казаки, они же легионеры, они же рыцари» (Кеслер, 2001, с.22, см. также с.214).
В данной работе термин орда при написании с прописной буквы употребляется в качестве одного из синонимов термина Империя, а со строчной – как наименование одной из главных имперских структур – армии, войска, обеспечивающего имперскую идею путём её распространения по Ойкумене.
.
Хан, кесарь, цезарь, царь

Все эти понятия являются синонимами. Пожалуй, только историографы XIX–XX веков стали находить различия в их употреблении. Древние же документы таких различий не улавливают. Хан – слово тюркское, кесарь – греческое, цезарь – позднесредневековый латинизированный вариант греческого слова, а царь – русское сокращение от цезарь (Фасмер, 1996, т.4, с.221, 290-291). И все эти термины означают одно: верховный правитель. Соответственно, этот верховный правитель называется ханом в тюркских источниках, кесарем в греческих, цезарем в латинских, а в русских летописях именуется исключительно царём.
Например, известный Девлет-Гирей, крымский хан (как его принято называть в позднейшей историографии), о котором ещё будет идти речь впереди, во всех русских хрониках XVII–XVIII веков назывется исключительно крымским царём.
.
Король. Rex.

Среди немногочисленных дошедших до наших дней русских документов XVI века есть письма и актовые грамоты с упоминанием в них различных европейских королей и королев. Не рассматривая сейчас вопрос о возможной апокрифичности этих источников, попробуем чуть подробнее поразмышлять на тему самого термина король: какой смысл он мог иметь в то время.
При попытке выяснить происхождение этого интересного слова мы сталкиваемся с самой настоящей этимологической загадкой, на грани сенсации.
Заглянув в тот же словарь Фасмера, легко обнаружить, что слово с таким корнем присутствует только в славянских языках – русском, украинском (король), болгарском (кралят), сербохорватском (), польском (), чешском (krl), словацком (krl '), словенском (krlj) и т. д. (Фасмер, 1996, т.2, с.333). Сенсация же заключается в том, что этимологию этого слова Фасмер выводит из… имени Карла Великого (и в подтверждение своего мнения приводит ссылку на работы ещё 13 специалистов, считающих точно так же). Факт совершенно феноменальный в своей исключительности. Ведь это слово попало только в славянские языки. В самом деле, по-латыни – rex, по-английски – king, по-немецки – knig, по-французски (а Франция в традиционной истории – метрополия империи Карла Великого!) – roi. Возникает законный вопрос: чем так прославился этот Карл на славянских землях, чем уж так велик и ужасен он был для славянских народов, если они даже вставили в свои языки его имя в качестве универсального термина, обозначающего правителя государства? Особенно для западных славян, которые этим словом называли не только иностранных, но и своих правителей.
Похоже на то, что несмотря на законность вопрос получился риторическим. А в таком случае не имеет ли смысла поискать другую этимологию?
Надо отдать должное научной честности М.Фасмера – в спорных случаях, подобных этому, он приводит и мнения, с которыми не согласен. И одно из этих мнений (польского лингвиста Рудницкого) очень любопытно: он производит слово король от исконно-славянского карать. И если допустить, что Рудницкий прав, то мы придём к любопытному выводу: королями назывались имперские наместники в Европе, одной из основных функций которых была именно карательная.
Слово rex, засвидетельствованное только в италийском, кельтском и индийском, то есть на западной и восточной окраинах индоевропейского ареала, принадлежит, по Э.Бенвенисту, к очень древней группе религиозно-правовых терминов. Сопоставление лат. rego с гр.  ‘простирать, протягивать’ и изучение исконного значения reg- в латинском языке приводят лингвиста к выводу, что rex – скорее жрец, чем царь в современном понимании, т.е. лицо, обладающее властью очертить расположение будущего города или определить черты правопорядка (Бенвенист, 1995, с.249–252).
Что же касается греческого термина , обычно отождествляемого с царём, то Э.Бенвенист полагает, что лицо, называемое так, осуществляло магико-религиозные функции, вероятно изначально заданные трёхчастной структурой общества (о чём ниже). Скипетр – символ его власти – первоначально был просто палкой, дорожным посохом вестника, передающего начальственные речи (Бенвенист, 1995, с.258). Таким образом, базилевс тоже оказывается разновидностью имперского наместника.
Общие подходы к организации управления
.

Формулируя задачу неограниченной всемирной экспансии, Верховное правительство Империи неизбежно должно было ставить перед собой вопросы обеспечения управляемости создаваемого геополитического образования. И не просто ставить, а находить механизмы решения этих вопросов.
Попытаемся поставить себя на место Верховного имперского правительства и для начала сформулировать те вопросы, без решения которых задача всемирного распространения имперской власти не может быть осуществлена в принципе.
Во-первых, нужен надлежащий силовой ресурс. Любое властное решение, принятое в центре (в столице Империи – ханской ставке), должно неукоснительно исполняться в любой точке контролируемой территории – иначе просто бессмысленно говорить о наличии центральной имперской власти. Следовательно, необходим и механизм принуждения тех, кто с принятым решением не согласен.
В качестве силового ресурса Империи будем рассматривать военную силу – регулярное войско, орду.
Второе, не менее, а в определённом смысле и более важное: идеология. Власть, держащаяся на голом принуждении, не может быть устойчивой. Гораздо легче управлять, когда тот, кто управляет, и тот, кем управляют, являются единомышленниками в достижении общей цели.
Идеологией Империи была единая монотеистическая христианская религия. Можно назвать эту религию и православием. А можно и правоверием. Только тогда нужно чётко понимать, что это совсем не то православие и совсем не то правоверие (мусульманство), какими они являются сейчас. Современное православие – это продукт XVII века, послераскольная религия. И мусульманство приняло современные формы также только в XVII веке. Христианская религия до раскола (т.е. как раз в период существования Империи) была, по-видимому, существенно иной.
Третья проблема, которую надо решать, – коммуникации. Изданный в центре приказ надо иметь возможность довести до исполнителя, на каком бы расстоянии от центра он ни находился, даже на противоположной стороне земного шара. В таких условиях вопрос о коммуникациях приобретает важнейшее, принципиальнейшее значение.
Выясняется, что механизм осуществления коммуникационных мероприятий, – естественно, с поправкой на технические средства, доступные в XIV–XVI веках, – существует. И механизм этот заключается в определённой системе организации путей сообщения в Империи (см. детали: Носовский, Фоменко, 1999а, с.127–128). Также интересна (в плане реконструкции коммуникационной структуры Империи) география расположения основных евразийских столиц. (См. подробное рассмотрение этого вопроса: Носовский, Фоменко, 1998, т.2, с.244–254, а также в материале В.Жаркова «Некоторые особенности распределения точек на земной поверхности», опубликованном в Интернете.)
Ещё одним средством, благодаря которому в Империи решалась как проблема коммуникаций, так и проблема идейного единства, – это наличие на всей территории Империи единого языка общения. Понятно, что наличие такого языка самым благоприятным образом сказывается как на коммуникационных возможностях, так и на взаимопонимании подданных. Я.А.Кеслер установил, что таким единым языком в Великой Орде был древнерусский, или старославянский, язык, прямым наследником которого является современный русский (см. Кеслер, 2001, 2002).
И, четвёртое, без чего не обойтись, – это экономика. Для эффективного управления Империей необходимо наличие на всей её территории эффективных товарно-денежных отношений.
Имеется достаточное число свидетельств того, что эффективные товарно-денежные отношения в Орде существовали. Более подробное рассмотрение этого вопроса выходит за пределы настоящей статьи. Единственное, что хотелось бы здесь отметить, – это то, что гиперцентрализованная экономика не может быть эффективной. Это мы хорошо знаем на примере нашей совсем недавней истории, когда после громадного перенапряжения всех ресурсов Советский Союз всё-таки распался, и главной причиной распада советской империи, главной причиной поражения коммунистической идеи вообще была её экономическая неэффективность.
.
Возможность реконструкции и состояние источниковой базы
.

Представляется, что ключом к реконструкции основных механизмов управления Империей может стать русская история XVI века.
Во-первых, XVI век – это период расцвета Империи, век её наибольшего могущества, век, в течение которого под контроль Империи было поставлено наибольшее число территорий.
Во-вторых, это наиболее поздний, т.е. наиболее приближенный к настоящему времени, период существования Империи, и информация, дошедшая из этого века, в целом более надёжна, чем информация из более древних веков.
В-третьих, необходимо иметь в виду, что именно этот, поздний, период подвергся наиболее поспешной, а значит, и наиболее грубой фальсификации со стороны придворных историографов уже в XVII веке, сразу после прихода к власти новой династии (Романовых). Если «древнюю» русскую историю писали системно и сосредоточенно историки XVIII века (см. Носовский, Фоменко, 1999), то своё ближайшее прошлое новая, утвердившаяся на российском троне династия постаралась исказить прежде всего и раньше всего. Грубость и поспешность этой фальсификации дают нам шанс на восстановление подлинной информации о предшествующем XVI веке.
Тем не менее, взгляд на источниковую базу русской истории эпохи Ивана Грозного приводит к обескураживающему выводу. Информации о XVI веке сохранилось настолько мало, что историкам приходится собирать её буквально по крупицам. Но даже собранная по крупицам информация в большинстве случаев не может быть признана достоверной.
Известный исследователь «эпохи Грозного» Р.Г.Скрынников в своём фундаментальном труде «Царство террора» в специальной главе приводит обзор основных источников этого периода русской истории (Скрынников, 1992, с.10–69). Эти источники можно разбить на шесть основных групп.
1) »Синодик опальных царя Ивана Грозного».
Подлинник не сохранился. Известен в многочисленных противоречащих друг другу копиях. Скрынников проделал громадную работу по восстановлению первоначального текста синодика и опубликовал его в приложении к своему труду (Скрынников, 1992, с.529–545). Но всё это нисколько не помогает в решении вопроса о подлинности и достоверности данного документа. Он вполне мог быть изготовлен в XVII веке или даже позже.
2) Официальные московские летописи в различных редакциях и списках, а также местные летописцы, в особенности Псковский и Новгородские.
Как уже отмечалось, к датировке всех русских летописей имеются серьёзные претензии. Есть веские основания полагать, что все они изготовлены не ранее конца XVII века (см. Носовский, Фоменко, 1996, 1999).
3) Эпистолярное наследие XVI века, включающее письма Андрея Курбского, Ивана Грозного и других лиц.
Вопрос о подлинности переписки Грозного с Курбским и других посланий Грозного является предметом острейшей дискуссии в академической исторической науке вот уже более тридцати лет, сразу после выхода сенсационной книги профессора Гарвардского университета Эдварда Кинана «Апокрифические сочинения Курбского – Грозного. Происхождение в XVII веке «корреспонденции», приписываемой князю А.М.Курбскому и царю Ивану IV», в которой автор высказал и обосновал гипотезу о том, что знаменитая переписка является литературным произведением, написанным в XVII веке (Кинан, 1971). (Я.С.Лурье указал (Лурье, 1981, с.218), что впервые в подлинности переписки Ивана Грозного с Андреем Курбским усомнился в 1956 году советский историк С.М.Дубровский – Вопросы истории, 1956, № 8, с.121–129; № 9, с.203.)
В опровержение книги Э.Кинана вышло бесчисленное количество статей отечественных историков и даже целая книга (Скрынников, 1973). Все они единодушны в том, что переписка является подлинной, но, что интересно, строят свои доказательства на исключающей друг друга аргументации – см., например, указание Я.С.Лурье на некорректность аргументации Р.Г.Скрынникова, автора наиболее объёмной и известной работы по опровержению версии Э.Кинана (Лурье, 1981, с.223).
А нам приходится констатировать, что корректных доказательств подлинности переписки пока не представлено и сомнения, высказанные Э.Кинаном, остаются.
А если переписка Грозного с Курбским была подделана в XVII веке, что могло помешать подделке остальных писем?
Всё это – предмет отдельного интереснейшего исследования, выходящего за рамки настоящей статьи.
4) «История о великом князе Московском» князя А.М.Курбского.
То же самое. Подложность переписки Курбского заставляет предположить подложность и этого сочинения. (Что, кстати, и сделал Э.Кинан.)
5) Духовное завещание Грозного.
Сохранилось в единственной испорченной поздней копии без даты. Причём, как показал выполненный Скрынниковым текстологический анализ, копия снята не с окончательного варианта, а с черновика, в котором присутствуют различные варианты распоряжений о наследстве (Скрынников, 1992). Нет никаких оснований считать такой текст подлинным документом эпохи «Грозного».
6) Записки иностранцев И.Таубе и Э.Крузе, А.Шлихтинга, Г.Штадена.
Данные источники (см. Таубе, Крузе, 1922; Шлихтинг, 1934; Штаден, 1925) и в русской, и в зарубежной историографии всегда рассматривались как дополнительные ввиду явной субъективности авторов и сомнительности целого ряда их свидетельств. Более того, в свете вышеизложенных претензий к принятой датировке русских источников, есть основания для тщательной проверки аутентичности и датировки указанных записок иностранцев. Впрочем, некоторые показания этих источников (а именно, те, которые не согласуются с официальной романовской трактовкой опричных событий) представляют известный интерес, так как такие показания вполне могут свидетельствовать о следах каких-то подлинных событий и их оценок, не подвергшихся цензуре «создателей русской истории».
Может быть, такая ситуация только с нарративными (повествовательными) источниками? Может быть, с правительственными документами, с актами распорядительного характера дело обстоит принципиально по-иному, и именно такие документы должны быть использованы в первую очередь для реконструкции механизма государственного управления Российским государством в XVI веке?
В качестве ответа на эти вопросы приведу без комментариев подборку цитат из работ отечественных историков.
«...документов правительственной деятельности от XVI столетия сохранилось крайне мало. Описи архивов XVI – начала XVII в. можно рассматривать и как мартирологи погибших для нас архивных исторических источников» (Шмидт, 1984, с.172). «...исследователям известны лишь немногие, иногда случайные, документы правительственной деятельности XVI в.» (Шмидт, 1984, с.5). «Из названных в Описи (имеется в виду Опись Царского архива 1570-х гг. – А.Н.) документов внутренней политики подавляющее большинство безвозвратно исчезло» (Шмидт, 1984, с.109).
«История Боярской думы в изучаемый период может быть прослежена только в самых общих линиях, что объясняется скудостью сохранившихся источников» (Зимин, 1972, с.409). Это о времени Василия III. С.О.Шмидт добавляет: «О деятельности Боярской думы времени правления Ивана IV известно значительно больше материалов, но основной массив источников о каждодневной работе Боярской думы <...> утрачен, и уцелевшие документы <...> не всегда достаточно представительны и типичны для научно обоснованных утверждений, поэтому подчас приходится довольствоваться соображениями предварительного характера, опирающиеся преимущественно на описательные (нарративные) источники» (Шмидт, 1984, с.93).
«Акты, датированные временем до 1626 г., – сравнительная редкость» (Тихомиров, 1973, с.350).
«...количество дел до Смутного времени прямо ничтожно в сравнении с тем, что сохранилось за XVII в., <...> количество документов за первую четверть этого века, т.е. до пожара 1626 г., не составляет сотой части документов последующего времени XVII в.» (Веселовский, 1978, с.301).
С.О.Шмидт резюмирует: «...исследователь остаётся лишённым возможности составить опирающиеся на достаточно прочную источниковую базу представления о каждодневном функционировании центральных учреждений и системе их делопроизводства в XVI в.» (Шмидт, 1984, с.174).
Повторюсь: такое состояние источниковой базы по-настоящему обескураживает. Но ещё более обескураживает то, каким образом традиционные историки компенсируют фиксируемую ими самими информационную скудость. Завершу этот раздел ещё одной подборкой цитат.
«...рассматривая период становления центральных учреждений XVI-XVII вв., приходится иногда довольствоваться гипотетическими построениями или даже по-прежнему излишествовать приёмами исторической аналогии, привлекая для описания и объяснения явлений XVI в. факты и из истории XVII в.» (Шмидт, 1984, с.174).
«В настоящее время мы пока не имеем возможности судить полностью о структуре и организации работы складывавшихся в первой половине XVI в. приказов. Скудость материалов приказного делопроизводства XVI в. затрудняет решение этого вопроса, и историки пока вынуждены переносить структуру и организацию работы приказов XVII в. и на приказы XVI в.» (Леонтьев, 1964, с.113, примеч.136).
Так отливается железобетонная историческая версия, попадающая затем в учебники и энциклопедии.
И это несмотря на то, что ещё в начале XX века А.Е.Пресняковым было высказано обоснованное мнение о неправомерности такого подхода: «...выясняется искусственность соединения в один исторический период XVII и XVI вв. (не говоря уже о предыдущих): смута вырыла более глубокую пропасть между ними, чем петровские реформы между Петербургской и Московской Русью». И далее: «...для истории нашей государственности более существенны черты отличия, чем сходства, между царствованиями Алексея Михайловича и Ивана Грозного» (Журнал Министерства юстиции, 1909, № 2, с.294-295).
Кстати, это отличие можно зафиксировать и вполне наглядно, обратившись к картам XVII века, на которых наша «великая держава» умещалась в то время между Нижним Новгородом на востоке, Тулой на юге и Можайском на западе.
Необходимо, впрочем, отдать должное представителям советской исторической школы: многие из них прекрасно понимают масштаб проблемы и в своих выводах предельно аккуратны. И только привязанность к априорно принятой и, как показал А.Т.Фоменко, не основанной на исторических фактах традиционной хронологической версии не позволяет им сделать следующий шаг.
Попробуем сделать этот шаг за них. Тем более что историки – представители советской исторической школы XX века ввели в научный оборот массу неизвестного или не принимавшегося в рассмотрение материала, которым теперь можно пользоваться.
Вот как это произошло.
Известно, что в 30-е–40-е годы прошлого века «эпохой Грозного» чрезвычайно заинтересовался И.В.Сталин, имевший (как любой правитель в любые времена) свои конкретные политические идеи и цели и сформулировавший под эти идеи и цели политический заказ историкам. К проекту по реализации сталинского заказа были подключены громадные силы и ресурсы, в том числе квалифицированные научные кадры. А по исчерпании заказа сформировалась устойчивая традиция. Такие выдающиеся исследователи, как М.Н.Тихомиров, А.А.Зимин, Р.Г.Скрынников, Я.С.Лурье, Д.Н.Альшиц, С.О.Шмидт и многие другие вскрыли массу архивного материала, и практически всё, что они могли найти, они нашли. И материалами, которые добыли советские историки, теперь можно пользоваться в попытке восстановить истину.
В этом, а также в сформулированном выше теоретическом подходе – основной шанс на реконструкцию механизма управления Империей.
.
Основные принципы управления Империей (попытка реконструкции)
.
В качестве попытки реконструкции основных механизмов управления Империей предлагается слудующая гипотеза:

Два основных принципа, которые обеспечивали управляемость общепланетным геополитическим образованием, – это разделение властей и договорная система.
Разделение властей
Власть в Империи была разделена не так, как рекомендовали французские просветители XVIII века, а существенно иначе: на военную, светскую и духовную.
Военную власть осуществлял царь-хан, руководитель имперского войска.
Духовную власть осуществлял духовный лидер (патриарх, митрополит). По-видимому, до взятия Царьграда турками в 1453 году центром духовной власти Империи продолжал оставаться Царьград, он же Константинополь. И его уполномоченные представители осуществляли духовную власть на всей территории Империи.
Светская власть – это наиболее автономная и распределённая ветвь власти. Великий князь, удельные князья, европейские короли (см. выше возможную этимологию этого слова) – всё это светские наместники, которые осуществляли светскую (гражданскую) власть на подведомственной им территории.
Здесь интересно отметить, что вывод о трёхчастной структуре имперского общества делает и Э.Бенвенист путем анализа значений индоевропейских социальных терминов: структура и иерархия общества определялась тремя основными общественными функциями – жреца, воина, земледельца (Бенвенист, 1995, с.187–195).
.
Договорная система

Очевидно, что военная власть наиболее централизована и призвана для выполнения в основном глобальных задач, а также для осуществления силовых акций, удерживающих Империю в единстве и подчинении. Для реализации повседневного управления необходима некая локализация территории, т.к. невозможно повседневно управлять всей планетой сразу. Поэтому всё пространство Империи было разделено на страны-территории, которые управлялись наместниками, назначаемыми царём-ханом. Управление осуществлялось на принципах широкой самостоятельности наместников, от которых требовалось выполнение только двух условий-обязательств: признание верховной власти царя-хана и своевременная неукоснительная выплата установленной дани.
Логично предположить, что подобная система взаимоотношений «центра» и «регионов» фиксировалась в виде договоров между царём-ханом и наместниками.
Оказывается, что это предположение подтверждается анализом дошедших до нас источников. Вот какие интересные наблюдения сделал Р.Г.Скрынников:
«Крупная феодальная вотчина возникла уже в Древней Руси. Наиболее основательно в литературе исследован процесс возникновения крупного землевладения в Новгородской земле».
«Древнейшие законодательные памятники и летописи подтверждают вывод об активном процессе формирования феодального землевладения на Руси (в виде княжеского домена, а также однотипной с ним боярской вотчины) в конце XI – начале XII в.»
«...княжеский домен в конце XI-XII в. формировался в первую очередь за счёт окняжения крупных крестьянских волостей».
«Становление княжеского домена – собственности главы государства – оказало значительное влияние на политическую структуру русского общества. Вслед за доменом на Новгородских землях начало быстро расти боярское вотчинное землевладение. Формирование русского боярства было тесно связано с развитием вотчины в XIII-XV вв. В Новгороде Великом бояре достигли такого могущества, что сломили княжескую власть. <...> Завоевав Новгород, Москва воспользовалась победой, чтобы возродить великокняжеские владения в пределах Новгородской земли. Речь шла о столкновении принципов, двух типов политической эволюции. Московские государи осуществили первый в русской истории опыт ликвидации большой социальной группы. Они конфисковали вотчины и выселили из пределов Новгорода всех местных бояр и прочих землевладельцев, составлявших высшие слои новгородского общества. Таким образом, речь шла не о вхождении Новгорода в состав России, не об объединении русских земель (Москвы и Новгорода), а о завоевании Новгорода, положившем конец боярско-вечевой республике».
«Московская знать помогла династии одолеть новгородское боярство. Но для самой этой знати успех имел роковые последствия. Падение Новгорода создало почву для рождения московского самодержавия. В царствование Ивана Грозного знать пожала плоды нового порядка, при котором взаимоотношения между государством и высшими сословиями строились на основах принципа обязательной службы с земли».
«...введение обязательной службы с земли при Иване IV фактически означало упразднение частной поземельной собственности, «экспроприацию общества короной».
«...военная служба требовалась от всех землевладельцев, поэтому земельные владения не давали основания для независимости; дворянство не имело голоса как корпорация».
«На Западе, как подчёркивают зарубежные историки, отношения между монархом и его вассалами имели договорный характер, тогда как в России господствовал принцип обязательной службы, выражавший подчинённость дворянства монарху.
Изложенная концепция требует уточнений. В Новгородской феодальной республике XII-XV вв. политические отношения носили договорный характер. Новгородские посадники и вече заключали договор («ряд») с князем, приглашая его в Новгород, и «указывали ему путь», если он нарушал договор. Этот порядок рухнул после завоевания Новгорода Москвой» (Скрынников, 1992, с.70–72).
Проанализировав совокупность вышеперечисленных наблюдений, а также учитывая (см. Носовский, Фоменко, 1999, с.15–29, 34–36, 56–60, 116–121; Носовский, Фоменко, 1998, т.I, с.408–412):
а) локализацию на Волге Великого Новгорода – столичной области Империи,
б) скомпилированность фигуры Ивана IV «Грозного» из 4-х реальных правителей, в т.ч. регентство Захарьиных-Романовых в период опричнины,
в) 100-летний хронологический сдвиг в русской истории, в соответствии с которым часть событий эпохи Ивана IV «Грозного» оказалась перемещена в эпоху Ивана III,
г) отсутствие надёжно датированных русских летописей ранее конца XVII века,
можно сделать следующие несложные выводы:
1) Отношения между монархом (царём-ханом) и вассалами (наместниками) имели в Империи договорный характер – только так можно было обеспечить управляемость этой колоссальной геополитической структурой.
2) Первый приход Романовых к власти в Империи в период опричнины сопровождался попыткой (во многом удачной) коренного слома социально-политической структуры государства, в т.ч. замены принятой в Империи вотчинно-договорной системы отношений между монархом и вассалами на дворянско-служилую (подробнее об этом см. ниже).
3) Мятежи в Европе, приведшие в конце концов к распаду Империи, могли быть вызваны в том числе и указанным социальным экспериментом.
4) Русский абсолютизм, сиречь самодержавие, окончательно оформился в качестве социально-политической системы только при Петре I Романове. Воссозданная им империя коренным образом отличалась от Великой Империи прежде всего не территорией, а способом государственного управления.
5) Одной из важнейших задач при составлении «древних» русских летописей в начале XVIII века было обеспечить историко-идеологическое обоснование правомерности самодержавной власти. Именно этим, по-видимому, объясняются сведения о формировании княжеских доменов в XI–XII вв. за счёт окняжения волостей.
К фактам, иллюстрирующим договорный характер взаимоотношений верховного правителя с территориальными наместниками, помимо знаменитого самоуправления Великого Новгорода, можно также отнести договорные отношения Великого Новгорода с большим количеством европейских стран, договоры царя-хана Великой Империи, известного как Иван Грозный, со своими (как это сейчас трактуется) «союзниками» в Швеции.
При смене верховного правителя, при восшествии на престол Великой Империи нового царя-хана договоры с наместниками перезаключались, т.е. возобновлялись на новой, личной основе. Источники сохранили несколько отчётливых упоминаний об этом интересном управленческом принципе, сохранявшемся в Османской империи и после распада Великой Орды. Например, Халкокондил сообщает о возобновлении мирного договора между Византией и Османским государством после восшествия на престол Баязида I – 1389 год по традиционной хронологии, а также о целом потоке посольств в Адрианополь в конце лета 1451 года (венецианская миссия, представители Яноша Хуньяди, посольство из Рагузы, посланцы великого магистра ордена рыцарей Родоса, господаря Валахии, властителя Лесбоса, правительства Хиоса, сербского деспота и императора Константина) по случаю вступления на престол Мехмеда II (Халкокондил, 1843, с.211, 375–376).
Такие выдающиеся современные византинисты, как Д.Коробейников (Россия) и С.Рансимен (S.Runciman, Великобритания), делают синхронный вывод о том, что это была обычная практика, когда с восшествием нового султана пересматривались договоры, заключённые его предшественником (Коробейников, 1996, с.156; Рансимен, 1983, с.63).
Договорная система позволяла не злоупотреблять силовым ресурсом и решать большинство проблем мирным путём, а силу применять только в тех случаях, когда кто-либо из наместников оказывался неспособным или нежелающим выполнять взятые им на себя обязанности.
В качестве подтверждения высказанной гипотезы можно также привести отмеченные С.О.Шмидтом интересные особенности делопроизводства на Руси XVI века:
«Посыльными грамотами», по терминологии того времени, называли все государевы грамоты, посылавшиеся на места из Москвы или из другого места пребывания государя.
Чаще всего это были «указные грамоты». <...> «Посыльными» были также «наказы» воеводам «с росписью» их по полкам» (Шмидт, 1984, с.75).
Вроде бы ничего особенного, но читаем дальше:
«Посыльными» назывались и документы внешних сношений, в том числе и отправляемые из Москвы за рубеж» (там же).
А это уже интересно. Уместно вспомнить, что в русском языке уже давно закрепился исключительно внешнеполитический смысл слова «посол». Хотя этимологически это понятие гораздо более универсально и происходит от глагола «слать, посылать». И вот оказывается, что в XVI веке в Русском государстве не было никаких различий между внутри- и внешнеполитической перепиской. И то, и другое – посыльные грамоты. Возникает естественное предположение, что в то время вообще не было разделения на внутреннюю и внешнюю политику. Вся политика в Империи была внутренняя. И грамоты, рассылаемые на места, были однотипные – посыльные. И термин «посол» имел не такой смысл, как сейчас.
И ещё один прелюбопытнейший штришок:
«В татарские «юрты» такие документы писались иногда по-татарски», – добавляет С.О.Шмидт, подкрепляя своё сообщение цитатой из описи Царского архива 1570-х годов: «списки казанские старые и грамоты посыльные татарским письмом» (там же).
О других языках посыльных грамот С.О.Шмидт ничего не сообщает. Следует ли это понимать так, что для дипломатических сообщений использовалось только два языка – русский и татарский? Любопытно было бы также уточнить, что здесь понимается под «татарским письмом» – может быть, арабская вязь?
.
Сословная структура Империи (введение в предмет)
.

На основных моментах сословной (кастовой) структуры Империи придётся остановиться очень коротко, так как эта объёмная и очень непростая для исследователя тема требует того, чтобы ей была посвящена отдельная работа.
Первоначально социальная структура Империи была довольно проста и точно соответствовала трёхчастной структуре её управления. Э.Бенвенист обнаружил в древнеиндийском и древнеиранском языках чёткие указания на существование в древнем обществе этих трёх первоначальных каст (Бенвенист, 1995, с.187):

Индия

Иран

http://s7.uploads.ru/NXmew.gif

лицо, наделенное военной властью

http://s7.uploads.ru/roZ1U.gif

воин; ‘тот, кто стоит на колеснице’

http://s7.uploads.ru/ub7oi.gif

жрец, исполнитель священных, религиозных обрядов

http://s7.uploads.ru/VAZDg.gif

жрец

http://s7.uploads.ru/CWazj.gif

человек, принадлежащий vis, роду, ‘человек из народа’

http://s6.uploads.ru/XzN8u.gif

‘тот, кто занимается скотом’

.   
Мы видим, что выявленная Э.Бенвенистом социальная структура точно повторяет предложенную нами систему разделения властей в Империи.
По мере расширения территории Империи и соответствующем усложнении задачи управления ею менялась в сторону усложнения и всё большей специализации и сословно-кастовая структура ордынского общества.
По мере развития технологий выделилась каста ремесленников, мастеровых.
По мере развития торговли и торговых отношений сформировалась особая каста купцов, ‘гостей’.
По мере расширения подконтрольных, подвассальных территорий приобрела повышенную сложность проблема сбора дани, и для её решения в обществе выделилась каста мытарей, профессиональных сборщиков дани, её последующего учёта и хранения.
Расширявшаяся территория Империи потребовала профессионализацию обслуживания караванных путей и ямских станций. Сформировалась каста коневодов.
И т.д.
Г.В.Носовскому и А.Т.Фоменко принадлежит рискованное, но исключительно интересное предположение, что многие современные нации и устойчивые социальные группы представляют собой совокупность потомков имперских каст, сохранивших свои профессиональные навыки и предпочтения, интересы и после распада империи (казаки – потомки касты воинов-ордынцев, евреи – потомки касты мытарей-финансистов, цыгане – потомки касты коневодов; см. Носовский, Фоменко, 1998, т.II, с.197–198; Носовский, Фоменко, 1999а, с.486–489).

5

Опричная катастрофа
.

Стереоскопичность выявленной структуре имперских управленческих механизмов можно придать, если посмотреть на систему управления Империей под другим углом зрения, от противного, через фактологию её распада. Иными словами, если мы рассмотрим попытку поменять систему управления, то нам станет яснее, какой эта система была ранее.
Противоречия во властной элите Великой Орды существовали всегда и временами прорывались в виде кровавых междоусобных столкновений. Самой знаменитой и самой кровавой из таких междоусобиц следует признать Куликовскую битву 1380 года. По-видимому, Куликовская битва стала провозвестником глубокого системного кризиса в Империи. После этого события Империя уже не могла быть такой, как раньше.
Не менее знаменитое событие, зафиксированное в источниках и отразившее наличие в Орде системного кризиса и глобальных внутренних противоречий, – это взятие в 1453 году Царьграда-Константинополя казачьими войсками султана Мехмеда II.
Одним из важнейших последствий этого завоевания стало перемещение духовного центра Империи из Царьграда в Москву (концепция «Москва – Третий Рим», введение патриаршества).
Другим последствием – не менее, а может быть, и более важным – стало разделение Империи на два союзных образования. В книгах Г.В.Носовского и А.Т.Фоменко эти образования названы как Русь-Орда и Турция-Атамания. Данные названия представляются не вполне удачными (особенно первое), но за неимением лучших будем пока использовать их. А Турцию будем иногда ещё именовать принятым в исторической литературе названием «Османская Порта».
Помимо территориального размежевания двух частей Великой Орды произошло и разделение имперских функций: Русь взяла на себя функцию светской метрополии Империи, а после падения Царьграда и функцию духовного центра Империи; за Османской Портой осталась функция, если можно так выразиться, распространяющей силы, функция продвижения имперской идеи по всей Ойкумене, – это и плавание Колумба, это и освоение Сибири, Аляски, западного побережья североамериканского континента, вторжение в Индию и Китай и т.д. (подробнее см. Носовский, Фоменко, 1998, 1999а).
Однако все эти события ещё не были катастрофами. Их последствия, хоть и углубляли раскол Империи, не подвергали сомнению саму имперскую идею, идею единого человечества.
Катастрофа разразилась в следующем, XVI веке.
В результате династических проблем, постигших династию древних правителей – царей-ханов Великой Орды, власть в метрополии Империи захватила небольшая группа псковских бояр Захарьиных-Юрьевых (подробнее см. Носовский, Фоменко, 1999, с.116–120). Период их фактического правления (1564–1572 гг.) вошёл в историческую литературу под названиями «опричнина» или «опричный террор».
Если попробовать разобраться, что же произошло с Россией во время опричнины, то выясняется, что фактически произошёл государственный переворот, что к власти в имперской метрополии пришла новая группа людей, которая самым радикальным образом изменила систему государственного управления.
Попытаемся понять смысл создания новой управляющей двухуровневой структуры, исходя из анализа результатов её деятельности.
Последовательность развития переворота удобно прослеживать по фундаментальной книге Р.Г.Скрынникова «Царство террора». К ней мы при дальнейшем изложении и обратимся. При этом приводя некоторые традиционные даты, будем иметь в виду достаточную их условность, поскольку в связи с обозначенными выше проблемами с состоянием источниковой базы, строгому доказательству извлечённые из источников датировки не поддаются. Что вовсе не мешает использовать их как примерный ориентир при рассмотрении последовательности событий.
Указом царя-хана была введена так называемая «опричнина», организованная по типу удельного княжества и находившаяся в личном владении монарха. Опричнина получала свою территорию, финансы и войско.
В состав опричных владений царя вошли земли трёх категорий:
1) крупные дворцовые и великокняжеские оброчные волости, расположенные по большей части невдалеке от столицы;
2) обширные территории Поморья и Севера;
3) несколько небольших уездов с развитым служилым землевладением (Скрынников, 1992, с.217).
Таким образом, в составе Империи была выделена область с особой системой управления. Управление всеми остальными территориями («земщиной») осталось прежним.
Интересно, что опричное правительство забрало в опричнину важнейшие центры соляной промышленности страны. В XVI в. соляная торговля была делом более прибыльным, нежели даже виноторговля (Скрынников, 1992, с.218).
В связи с организацией опричнины штаты дворцовых ведомств были разделены надвое, как и уездное дворянство. Параллельно земскому был образован опричный Дворец.
Одним из первых мероприятий опричных властей явилось формирование опричного дворянского и стрелецкого войска. Отбор на опричную службу был проведён нетрадиционным способом. В опричнину царь велел зачислить лишь тех, против кого у него не было подозрения и кто не был дружен с князьями и боярами. При наборе опричной тысячи предпочтение оказывалось худородному провинциальному дворянству.
Опричный корпус сохранял традиционную структуру. Основную массу его составляли городовые дети боярские, служившие с уездом, верхушка входила в опричный Государев двор. По прихоти Грозного его «особный двор» принял вид своего рода монашеского ордена или братства (Скрынников, 1992, с.219, 223).
Очень интересные наблюдения по структуре опричного двора систематизировал А.Л.Никитин (Никитин, 2001). Он внимательно проанализировал малоизвестную работу И.И.Полосина (Полосин, 1963) и сделал вывод о двухуровневой структуре опричного двора.
Опричнину в целом венчал некий рыцарско-монашеский (или придворный) орден, созданный Иваном IV для своей безопасности, представленный корпусом опричников из 500 человек, имевших свой орденский костюм, свою символику, свой орденский храм в Александровой слободе, своего гроссмейстера, в роли которого выступал царь, и даже свою печать (Полосин, 1963, с.154–155). Пресловутый «царский обиход», в который Иван IV запрещал «вступаться» митрополиту Филиппу, во многом соответствовал орденской практике Западной Европы того времени, переживавшей период возникновения разнообразных рыцарских, монашеских и придворных орденов, и находил подтверждение в заявлении Г.Шлитте 1547 г. о намерении московского царя организовать в России свой рыцарский орден (Полосин, 1963, с.152–154).
А.Л.Никитин высоко оценивает содержащийся в работе И.И.Полосина терминологический анализ опричной лексики, позволяющий по новому взглянуть на некоторые факты, связанные с этим явлением, и в первую очередь – на учреждение корпуса опричников, сочетавшего в себе функцию личной охраны царя и его личного карательного органа (Полосин, 1963, с.139–141; Никитин, 2001, с.631).
Выводы, к которым приходит А.Л.Никитин в ходе филигранного анализа доступной источниковой базы (интересующихся читателей отсылаю за подробностями к его работе), таковы: «весь комплекс «опричнины Ивана IV» предстает перед нами в виде двух взаимопроникающих и взаимообусловленных структур. Первая из них представлена территориально-государственным аппаратом управления царским уделом, копирующим аналогичный аппарат «земщины», вершиной которого служит «царский двор», вторая – сращенный с верхушкой этого двора (но не тождественный ему) «орден кромешников», который опирается на «корпус убийц», выполняющих карательные и охранительные функции, и на опричное войско, никакого отношения к ордену не имеющее и точно так же возглавляемое царем. Внешним отражением такой двойственности «опричнины» оказываются два ее центра, функционировавшие одновременно на протяжении 1567–1571 гг.: закрытый ото всех заставами и караулами орденский замок-застенок в Александровой слободе и открытый для глаз обывателей опричный дворец на берегу Неглинной в Москве, официальное местонахождение царя и его приказов» (Никитин, 2001, с.643).
Таким образом, за опричными реформами Ивана IV А.Л.Никитин увидел «не самоцель в виде первой, внешней структуры управления «царским уделом», а всего только средство для функционирования второй, внутренней структуры, какой был «орден кромешников». (Никитин, 2001, с.643–644) Вопрос, для каких целей была создана такая двухуровневая структура, А.Л.Никитин оставляет без ответа. Полагаю, что, оставаясь в рамках традиционной исторической парадигмы, найти ответ на этот вопрос будет затруднительно.
Интересны идеологические предпочтения новой власти. Основываясь в основном на показаниях Г.Штадена (Штаден, 1925), Р.Г.Скрынников так излагает трансформации, которые претерпела вера правящей опричной верхушки.
Крупнейшим городом в русской Ливонии был город Юрьев (Дерпт). Выселение немецких купцов из Юрьева имело место после учреждения опричнины. Правительство «вывело» бюргеров в земские города Владимир, Кострому, Углич и Нижний Новгород. В результате на ордынских землях поселились приверженцы стремительно распространявшейся в Западной Европе протестантской веры. Церковные власти, естественно, старались любыми средствами предотвратить распространение «люторской ереси» на Руси и с этой целью требовали воспретить переселенцам-протестантам отправление их религии. Но их попытки натолкнулись на сопротивление опричнины. Царь наказал митрополита, насильно заставившего одного немца-протестанта принять православие.
Немецкие купцы, ездившие в Москву, с похвалой отзывались о веротерпимости царя и его расположении к немцам. Царь, передали они, обнаруживает обширные познания в религиозных вопросах. Он охотно ведёт диспуты на догматические темы, особенно с ливонскими пленниками (протестантами), разбирает различия между православием и католичеством, всерьёз подумывает о соединении церквей.
Грозный отверг домогательства церковников и к великому их возмущению позволил немецким бюргерам-переселенцам отправлять свой культ. Протестансткий проповедник Ваттерман свободно ездил по русским городам, где жили немцы, обучая их «люторской ереси». В середине 70-х гг. Иван IV дозволил немцам выстроить протестантскую кирху в двух верстах от православной столицы.
Царь не только защищал еретиков, но и приблизил к себе некоторых из них. Он зачислил в опричнину К.Эберфельда, А.Кальпа, И.Таубе и Э.Крузе. Особым влиянием в опричнине пользовался доктор прав из Петерсхагена Эберфельд, присутствовавший на всех совещаниях Грозного с Боярской думой (Скрынников, 1992, с.281–282; см. также Форстен, 1893, т.1, с.471–474).
Одним из первых крупных «мероприятий» новой власти был разгром старой ордынской знати. Репрессиям в первую очередь подверглись Суздальские, Ярославские, Ростовские и Стародубские княжеские и боярские роды. Причём если Суздальская знать была почти целиком уничтожена физически, то остальные роды были отправлены в так называемую Казанскую ссылку. Выселение сопровождалось конфискацией княжеских земельных вотчин. Конфискованные земли распределялись между служилыми людьми опричнины.
Первая реакция на государственный переворот в Руси-Орде со стороны Турции-Атамании последовала незамедлительно. В июне 1565 года вассал Порты крымский хан Девлет-Гирей потребовал от России уступки Поволжья с Казанью и Астраханью, подкрепив свои требования ссылкой на «хандыкиреево величество» – турецкого султана. Так были обозначены наиболее важные приоритеты султана – вывести из-под контроля узурпаторов древние ордынские столицы. Возможно, в этом был какой-то сакральный смысл. Однако, силовое решение этой проблемы пока пришлось отложить: военные силы Крыма были отвлечены на Балканы в связи с войной Турции против Габсбургов (Скрынников, 1992, с.266). Мятежи против имперской власти уже разворачивались по всей Европе, и своевременно вмешаться в ситуацию на Руси султан не смог.
Действия опричных властей через некоторое время натолкнулись на решительное противодействие сил отстранённых от власти в результате переворота. С небольшим перерывом последовали выступления земской оппозиции конюшего И.П.Фёдорова-Челяднина и церковной оппозиции митрополита Филиппа Колычёва. Но без внешней поддержки эти выступления были обречены на поражение перед военизированным опричным орденом.
Разгром земской и церковной оппозиций сопровождался новой волной репрессий и последовавшим за ними существенным расширением опричного удела. В 1567 году в опричнину был взят обширный Костромской уезд, а вслед за ним и территория бывшего Старицкого удельного княжества (Скрынников, 1992, с.302).
Опричная политика стимулировала рост сепаратистских настроений по всей Империи. В сентябре 1568 года Юхан и Карл – мятежные братья шведского короля Эрика, сохранявшего верность, имперской идее, – свергли его с наместнического престола и заточили в крепость Скрынников, 1992, с.355; Альшиц, 1988, с.126). Стали формироваться новые государственные образования. После заключения в 1569 году Люблинской унии Польша и Литва образовали единое государство – Речь Посполитую.
Девлет-Гирей совершал регулярные набеги на южные границы Руси. Султан принял решение готовить военный поход на Астрахань. Поход несколько раз откладывался и в конце концов закончился неудачей (Скрынников, 1992, с.334, 349–350).
Важнейшей задачей в деле удержания власти для узурпаторов было устранение династической угрозы. До той поры, пока был жив Владимир Андреевич, князь Старицкий, внук Ивана III и двоюродный брат Ивана IV, периодически то отправляемый в опалу, то из неё возвращаемый, новая власть не могла чувствовать себя спокойно. Ликвидировав его в октябре 1569 года, правящая группа сумела продлить своё пребывание у власти ещё на несколько лет.
Знаменитый эпизод опричного разгрома Новгорода Великого в 1570 году также остаётся загадкой для исследователей. (Согласно Г.В.Носовскому и А.Т.Фоменко, это же событие отразилось в хрониках со 100-летним сдвигом в виде знаменитой ликвидации Иваном III самоуправления Великого Новгорода в 70-е годы XV века (Носовский, Фоменко, 1998, т.I, с.408–412).)
Какова была цель этого разгрома?
Вот что сообщают историки о судьбе новгородского архива после погрома (напоминаю, что читать эти известия необходимо, имея в виду, во-первых, наличие 100-летнего сдвига в русской истории, во-вторых, факт опричного переворота 1564 года и нахождения у власти Захарьиных-Романовых вплоть до начала 1570-х гг. и, в-третьих, географическую локализацию Великого Новгорода не в северных болотах, а на берегу Волги).
«Не вполне ясным остается вопрос о судьбе архивов Новгородской боярской республики, и прежде всего ее главного государственного архива, дошедшего до нас лишь в малой своей части» (Шмидт, 1984, с.44).
«В 1478 г. Иван III забрал весь новгородский архив» (Чернов, 1940, с.24).
«...этот архив погиб, и вряд ли случайно. Возможно, что его намеренно уничтожила московская рука, не желая хранить те документы, которые не отвечали политическим позициям Москвы конца XV в.» (Черепнин, 1946, с.353).
«Известно о массовой реквизиции документов монастырских архивов Новгорода в 1570 г.» (Шмидт, 1984, с.45; см. также Маяковский, 1941, с.75–76, Скрынников, 1969, с.101).
А вот и более конкретное проявление 100-летнего сдвига, выражающееся в противоречивости дошедших от тех времён сведений. Цитирую С.О.Шмидта:
«И.П.Шаскольский в работе «Судьба государственного архива Великого Новгорода» показал недостаточную основательность мнений как о вывозе основного массива документации новгородского архива (или новгородских архивов) в Москву в 1471–1477 гг., так и об уничтожении тогда архива московскими властями. Новгородский архив в конце XV и первой половине XVI в. оставался в Новгороде. Там оставались даже основные документы внешнеполитических отношений – договоры с соседними государствами, тем более что «Новгородское государство» (упоминаемое в титуле государей всея Руси – великих князей, а затем царей) формально продолжало функционировать, а стоявшие во главе его управления наместники сохраняли и внешнеполитические функции – право непосредственных сношений с иностранными государствами. В обязанности новгородских наместников долго оставалось и внутреннее управление не только Новгородом, но и его громадными владениями, что тоже предопределяло необходимость обращения к прежней документации» (Шмидт, 1984, с.45).
Приведённые цитаты подтверждают гипотезы о том, что, во-первых, ещё в конце XV и даже, по-видимому, в начале XVI века столицей Империи был Великий Новгород на Волге, а во-вторых, отношения метрополии с входящими в состав Империи территориями-уделами-государствами и их наместниками-королями носили договорный характер.
Кстати, с учётом хронологического сдвига пропадает всякая неясность в вопросе о количестве погромов и о судьбе архивов. В самом деле, новгородский погром был только один, в 1570 году. Это был разгром старой столицы Империи. И два главных последствия этого разгрома – это
1) ликвидация политического влияния старой имперской столицы, выражавшееся, в частности, в сохранявших ещё силу договорах с территориальными наместниками;
2) массовый вывоз и уничтожение имперских архивов.
В 1571 году опричному режиму был нанесён сокрушительный удар. И нанёс его представитель старой ордынской династии «крымской царь» Девлет-Гирей. Решив не повторять ошибок астраханского похода, он объявил о священной войне против «неверных». На время похода ему удалось объединить силы крупнейших татарских ханств. Кроме Крымской орды во вторжении участвовали Большая ногайская орда и Малые ногаи. Ханские эмиссары поддерживали тайные сношения с казанскими и астраханскими феодалами (Скрынников, 1992, с.424). Благодаря внезапности вторжения татары имели многократный перевес в силах. Ни одна военная кампания не принесла такого числа перебежчиков, как кампания, последовавшая за новгородским погромом и московскими казнями. Вслед за Сумароковым, служившим по опричному Галичу, на сторону хана перешли несколько детей боярских из земских городов Серпухова и Калуги, опричного Белёва, позже несколько татар-новокрещенов. (Скрынников, 1992, с.425).
Москва была взята стремительным броском и полностью сожжена. Выскажем предположение, что известный указ об отмене опричнины 1572 года (объяснить смысл которого историки традиционной парадигмы так же не в состоянии, как и смысл указа о введении опричнины) явился закономерным следствием девлет-гиреевского удара.
Власть Захарьиных была пресечена и на имперский трон, согласно Г.В.Носовскому и А.Т.Фоменко, был возведён младший сын Ивана III, известный в исторической литературе под именем «Симеон Бекбулатович» (Носовский, Фоменко, 1999, с.120–121).
На сравнительно короткое время в Империи воцарились мир и стабильность. Но уже в начале следующего, XVII века, со смертью последнего ордынского царя-хана Бориса и его малолетнего сына Фёдора смута разразилась вновь, приобретя необратимый характер и закончившись развалом Империи.
Итак, подведём некоторые итоги.
Группа, пришедшая к власти в имперской метрополии в результате опричного переворота 1564 года, сумела разрушить оба основных механизма управления – разделение властей и договорную систему.
Основная цель проводимых во время опричнины политических мероприятий – укрепить узурпированную власть.
Основной избранный способ отправления власти – централизация вместо договоров, концентрация власти вместо её разделения. Обычно от опричнины отсчитывают такое понятие, как русское самодержавие. (Например, Р.Г.Скрынникову принадлежит изумительная по краткости и точности политическая оценка: «По сути опричнина явилась первой попыткой утверждения в России самодержавной формы правления» (Скрынников, 1992, с.231).) Т.е. опричный террор – это первая в истории человечества попытка сосредоточить всю полноту государственной власти в руках узкой группы лиц.
Методы, которыми достигалась поставленная цель:
1) Военный разгром.
Преимущественно этим методом были достигнуты все основные политические результаты опричного террора – разгром земской оппозиции, разгром церковной оппозиции, устранение династической угрозы, ликвидация самоуправления Великого Новгорода.
2) Замена идеологии.
Увлечение опричной верхушки «люторской ересью» стимулировало процесс религиозного раскола, завершившегося на Руси никонианскими реформами XVII века, в результате которых децентрализованная веротерпимая конфессия была заменена нынешним ортодоксальным православием с иерархической структурой, напоминающей строение тоталитарного государства.
3) Разрыв связей.
Как известно, власть легче удержать на небольшой территории (как это происходило, например, в России 350 лет спустя, после падения монархии и прихода к власти большевиков), а потом уже, удержав и укрепив власть, распространить её сколь угодно далеко.
И, наконец, перечислим основные результаты этого ключевого эпизода русской и мировой истории:
1) Разрушение идеи единства человечества.
Это самый главный и самый глобальный по своим долгосрочным последствиям результат. Человечество перестало восприниматься населением Ойкумены (и прежде всего территориальными властными и другими элитами) в качестве единого социального организма, в качестве единого всечеловека Адама.
С точки зрения автора, библейская легенда о Вавилонской башне – это философское осмысление того, что же реально произошло с человечеством в XVI веке.
2) Потеря управляемости.
Разрушив коммуникационную систему Империи и разорвав договорные отношения с имперскими наместниками (которые не могли да и не должны были признавать власть узурпационной клики), мятежники утратили ресурс управления отдалёнными территориями, спровоцировав тем самым мятежи и сепаратизм практически по всей Ойкумене.
3) Мятежи наместников.
Вполне естественно, что, обнаружив отсутствие в центре законной власти, многие наместники-короли решили властвовать самостоятельно, подняв тем самым мятежи против Империи. Наместники же, сохранявшие верность имперской идее несмотря на узурпацию власти в метрополии, зачастую свергались мятежными группами формирующихся сепаратистских элит.
4) Зарождение идеи суверенизации.
Понятие суверенного государства в том виде, в каком оно нам известно сейчас, очень долгое время вообще не приходило ни в чью голову жителя Земли. Люди не могли подумать, что можно жить отдельным, не зависимым ни от кого образованием. Человечество было единым, и единство человечества обеспечивала Империя и в том числе имперская система управления.
Массовое образование суверенных государств подтолкнуло их правителей к выработке сепарационных управленческих механизмов. А поскольку сразу выяснилось, что управлять небольшими государствами гораздо проще, остановить процесс суверенизации уже было невозможно.
5) Дробление имперской идеи.
Разумеется, идея единого человечества и Империи как инструмента её реализации не могла умереть в одночасье. Суверенизация в сочетании с восприятием рядом властных элит имперского пути развития в качестве наиболее естественного привела к такому интересному феномену, как попытки восстановить Империю из других центров. Подробнее об этом – в следующем разделе.
.
Распад Империи
.

Для окончательной иллюстрации глобального характера происшедших в середине XVI века в имперской метрополии политических событий рассмотрим очень коротко основные исторические вехи последующего развития человечества в контексте вышеперечисленных результатов опричного террора.
Со смертью Бориса «Годунова» древняя ордынская династия пресеклась окончательно, и после кровавых событий Смутного времени на московском троне утвердилась новая царская династия – Романовых (бывших Захарьиных).
Управляемость восстановить так и не удалось. Разбитый сосуд Империи склеить обратно не удалось также. Территория, которой владела Московская Русь при Михаиле Фёдоровиче и Алексее Михайловиче, как уже говорилось выше, умещалась между Можайском на западе, Нижним Новгородом на востоке и Доном на юге.
Не дожидаясь Смуты на Руси, Западная Европа погрузилась в кровавые религиозные войны, одним из следствий которых явилась Реформация – децентрализация конфессиональных структур и идеологическое обеспечение происходящей суверенизации.
В течение XVI–XVII веков стремительно оформляется большое число суверенных государств. Особенно в этом смысле «повезло» Европе – к концу XVII века на континенте было уже несколько десятков независимых государственных образований.
Естественно, имперская идея пропасть не могла. Но одним из следствий опричной катастрофы стало дробление имперской идеи, что выразилось в появлении новых имперских центров.
Во-первых, функции Империи попыталась взять на себя Османская Порта. Но против неё ополчились практически все остальные государства Европы. Почти триста лет сосредоточенного всеобщего противодействия, сопровождавшиеся непрерывной чередой тяжёлых военных поражений, вынудили турецкие власти в конце концов отказаться от имперского пути и перейти к началу XX века к строительству национального государства.
Другой пример – Манчжурия. Имперскую идею попытались осуществлять там, и тоже без особого успеха.
Наиболее могущественные западноевропейские осколки: Британия, Испания, Португалия, Нидерланды. Имперская экспансия этих государств была направлена в основном на колониальное освоение американского, африканского и азиатского континентов.
Более поздние образования (это уже XIX век): Австро-Венгерская империя, Франция (империя Наполеона).
Во второй половине XIX века после успешной объединительной политики канцлера Бисмарка, сумевшего создать из разрозненных земель мощное государство, на имперский путь развития вышла Германия.
Здесь уместно напомнить, что основной смысл имперской идеи – это неограниченная экспансия и, в идеале, установление контроля над всем миром. С этой точки зрения наиболее успешными европейскими империями следует признать империю Наполеона и третий рейх продолжателя дела Бисмарка Адольфа Гитлера.
Нельзя, впрочем, не отметить весьма относительную «успешность» всех упомянутых империй. Все они в конце концов разделили судьбу Великой Орды. В результате тяжёлых военных поражений Наполеона и Гитлера завоёванные было огромные территории восстановили свою независимость, а крах колониальной системы в середине XX века привёл к образованию большого числа новых суверенных государств и к переходу великих колониальных империй Европы на путь национального развития.
Перечислим также наиболее реальные попытки восстановить имперскую идею в России.
Это прежде всего так называемые крестьянские войны под руководством Разина (XVII век) и Пугачёва (XVIII век). В книгах Г.В.Носовского и А.Т.Фоменко приведены убедительные соображения, позволяющие трактовать их как войны, носящие династический характер, как попытки младших представителей старой ордынской династии свергнуть Романовых с престола бывшей столицы Империи (см. Носовский, Фоменко, 1999, 1999а).
Это, во-вторых, многочисленные русско-турецкие войны XVII–XIX веков, которые также являлись ничем иным, как войнами за имперское наследство.
Несмотря на локальные успехи в этих войнах, романовской России очень долго не удавалось изменить своё захолустное положение на мировой геополитической арене. Такая ситуация сохранялась вплоть до восшествия на императорский престол Екатерины II и появления во главе русской армии непревзойдённого полководческого гения – Александра Суворова.
Благодаря заслугам этих двух выдающихся деятелей российской истории бывшая метрополия Великой Орды сумела вновь выйти на имперский путь развития.
В состав Российской Империи при Екатерине II вошли обширнейшие территории от Польши и Кавказа до Аляски и калифорнийского побережья.
Только удар Московской Татарии «Емельяна Пугачёва», нанесённый в самое подбрюшье ураганно расширявшейся Империи и потребовавший бросить на затыкание образовавшейся бреши отборные войска под командованием самого Суворова, не позволил Екатерине осуществить свой самый заветный, самый амбициозный проект – окончательно разгромить Османскую Порту и перенести столицу государства в Древний Рим – Царьград – Константинополь.
Кстати сказать, отголоски этого нереализованного замысла ещё долго оставались существенным фактором, формировавшим внешнюю политику России. Вопрос о «проливах», т.е. об обеспечении свободного беспошлинного прохода русского флота через Босфор и Дарданеллы в Средиземное море, продолжал оставаться актуальнейшим вопросом российской внешней политики вплоть до окончания Первой мировой войны, т.е. даже после падения монархии и перехода власти к Временному правительству.
Наконец, наиболее реальная попытка восстановить Империю в масштабах Ойкумены была предпринята уже в середине XX века Советским Союзом Иосифа Сталина, попытавшегося реализовать замыслы Ленина и Троцкого о мировой революции через индустриализацию, создание непобедимой армии и военную агрессию в Европу. Эта попытка была сорвана превентивным ударом Гитлера 22 июня 1941 года. (См. об этом подробнее: Суворов, 1993, 1994, 1996, 1998, 2000, 2003; Мельтюхов, 2002.)
Таким образом, к началу XXI века нам приходится фиксировать полный крах всех предпринятых попыток воссоздания общемировой Империи военным путём.
.
Заключение. Глобальные последствия распада Империи на современном этапе
и новая цивилизационная парадигма

.

В качестве одного из глобальных последствий распада Империи необходимо отметить продолжающуюся суверенизацию. К концу XX века количество суверенных государств на нашей планете перевалило за 200 и продолжает стремительно увеличиваться.
И нет никаких признаков остановки этого процесса. А значит, нет никаких оснований полагать, что имеющаяся тенденция может измениться в ближайшем обозримом будущем.
В связи с этим можно сделать вывод, что разыгрывание сеперационных сценариев, приведшее к потере управляемости общепланетного социального организма, знаменовало собой переход человеческого общества к определённой форме хаотического состояния. В самом деле, парадигма, в которой имеет место приоритет личностных и групповых (всякого рода – государственных, национальных, сословных, партийных и пр.) интересов над интересами человечества в целом, способна, казалось бы, привести человеческую цивилизацию к самоуничтожению, ибо в этой парадигме отсутствуют хоть сколько-нибудь эффективные механизмы сдерживания неумеренных аппетитов отдельных личностей и групп.
Однако, как известно из синергетики, хаотическая стадия является имманентным свойством любого развития и необходимым этапом перехода к будущему порядку. Будем объективны – именно сепарационной парадигме мы обязаны такими явлениями, как научно-технический прогресс и многие сотни шедевров литературы и искусства. Другое дело, что бесконтрольное, ничем не сдерживаемое прохождение человечества по сепарационному этапу привело его на грань серьёзнейшего системного кризиса, грозящего самоуничтожением цивилизации. И доказательством тому – политика Соединённых Штатов Америки последних двух с небольшим десятилетий.
По-видимому, имперская идея – если понимать под ней идею общецивилизационного единства – не может умереть совсем. В этом диалектика эволюции человеческого социума. Человечеству в целом и каждому человеку в отдельности постоянно приходится выбирать между тотальной суверенизацией, предел которой – это каждая отдельная, не зависимая от других личность, и тотальным же обобществлением, когда каждый человек ощущает себя лишь элементом общецивилизационной структуры – всечеловека Адама.
При этом следует честно и адекватно отдать себе отчёт в том, что провалы всех попыток возрождения Империи явились объективным залогом прогресса. Накопленный за время имперской стадии развития цивилизации созидательный потенциал мог в полной мере реализоваться только на фоне развала всех стабильных управленческих общепланетных структур, цементирующих мироздание и сковывающих свободное развитие личностных и групповых потенциалов. Сепарационная парадигма обеспечила эмансипацию этих потенциалов, благодаря чему и последовал взрыв науки и культуры.
Диалектика социального развития заключается, однако, в том, что научно-культурный прорыв был обеспечен за счёт развала имперского управленческого механизма, который не только цементировал человечество в единый социальный организм, но и гарантировал необходимую стабильность взаимоотношений человечества и породившей его природной среды, их, если угодно, гомеостаз. Нарушение этой взаимосогласованности, явившееся неизбежным следствием победы сепарационных тенденций, победы приоритета интересов отдельных личностей и групп перед интересами всего человечества, привело к неконтролируемому нарастанию процессов медленного самоуничтожения цивилизации.
Эти тенденции к настоящему времени приобрели уже фактически катастрофический характер и угрожают выживанию человечества. В повестке дня важнейших социальных проблем – переход к новой цивилизационной парадигме, которая смогла бы обеспечить прекращение дальнейшего развала и ввести человечество в устойчивое равновесие с окружающей средой. Мы должны снова стать единым социальным организмом и чётко осознать, что одна часть человечества выжить за счёт другой её части не сможет. Потеря управления грозит гибелью всей цивилизации.
Задача восстановления управляемости цивилизацией и её развитием не может быть, однако, решена путём возрождения Империи как системы с одним управляющим центром. С точки зрения принципа непрерывной преемственности человеческой культуры это объективно был бы шаг назад, к той стадии общественного развития, которую человечество уже миновало. В пользу этого вывода говорит и солидный перечень уже упоминавшихся выше попыток такого возрождения, заканчивавшихся неизменным провалом.
Поэтому избранный четырьмя последними администрациями США путь на построение Империи военным путём (с учётом судьбы предыдущих попыток, а также наличия у целого ряда далеко не союзных к США государств ядерного оружия) представляется занятием абсолютно бесперспективным. А потому имперский вариант, избранный Соединёнными Штатами Рейгана – Буша – Клинтона – Буша, следует, вслед за их предшественниками в движении по этому пути Францией Бонапарта, Германией Бисмарка – Вильгельма – Гитлера и Советским Союзом Ленина – Сталина, признать абсолютно тупиковым.
Каков же выход? Если восстановить общепланетное управление путём возврата к моноцентричной системе управления невозможно, а восстанавливать его надо в силу исчерпанности сепарационной стадии, то каким же должен быть принцип такого управления?
Ответ на этот вопрос даёт синергетический подход. Другое, качественно новое стабильное состояние всечеловеческого социума может быть достигнуто только путём построения полицентричного механизма общепланетного управления.
Эта мысль одновременно парадоксальна и проста. В самом деле, из теории управления хорошо известно, что система с одним управляющим центром очень неустойчива. Стоит отключить управляющий центр (как применительно к нашей истории и произошло в результате опричного переворота в XVI веке), как вся система довольно быстро разваливается. Полицентричность управления обеспечивает очень высокую устойчивость системы. Распределение управляющих функций и коммуникативных возможностей между различными управляющими центрами (иерархически, организационно и пространственно диверсифицированными) позволяет сохранить не только устойчивость системы, но и качество её функционирования даже в случае отключения некоторых центров и линий коммуникации.
Сколько же должно быть таких управляющих центров? Сколько угодно. Любое состояние, отличное от уникальности, характеризуется свойством бесконечной повторяемости. Или, иначе, любое число, отличное от нуля и единицы, принципиально ничем не отличается от бесконечности: либо этого не бывает вообще, либо это уникально, либо это можно повторить сколько угодно раз.
Сколько возникнет центров управления, готовых в той или иной степени взять на себя ответственность за стабильное развитие человечества, столько их и будет. Международное, межкорпоративное, межотраслевое, меж… всякое разделение компетенции и полномочий по поддержанию системы «планета Земля» в стабильности и устойчивом развитии – вот самые общие контуры новой системы цивилизационного управления.
С этой точки зрения важнейшую, решающую роль приобретает развитие самоуправления во всяких его формах. Если какая-то часть человеческого сообщества достигла такой степени самоорганизации, что берётся решать осознанную ею проблематику самостоятельно и под свою ответственность, – чрезвычайно высока вероятность, что именно эта самоуправляющаяся структура станет одним из центров общепланетного управляющего механизма.
Здесь следует особо ответить, что в предыдущем абзаце речь идёт уже вовсе не о чём-то гипотетическом, как несколькими абзацами выше, а наоборот, о чрезвычайно реальной ситуации, весьма знаково характеризующей современное состояние различных общественных структур в разных странах мира. Ситуация всеобщего развала и потери управления привела к массовой самоорганизации людей в различные территориальные, корпоративные, идеологические и иные самоуправляющиеся структуры.
Порядок рождается из хаоса на наших глазах. Самоуправляющиеся структуры вполне способны выполнить функцию странных аттракторов в деле формирования нового мирового порядка.
Кроме того, сверхбыстрое развитие современных информационных технологий, и прежде всего глобальной компьютерной сети Интернет, наталкивает на мысль, что именно информационная, а отнюдь не военная экспансия будет уже в ближайшие десятилетия определять характер развития человеческой цивилизации.
Если это предположение справедливо, то отсюда следует естественный вывод, что наиболее реальный шанс на пресечение сепарационного распыления человечества и возвращение его к единому социальному организму видится, помимо развития самоуправляющихся структур, также и в предстоящей глобальной информационной интеграции. А значит, история даёт нам ещё один, новый шанс на объединение.
Сепарационная стадия человеческой истории себя исчерпала. Развал пора прекращать, пока он не принял необратимого характера.
Именно в этом направлении и надо обозначать контуры нового общественного договора.
.
Литература
.

Альшиц, 1988 – Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России: Государство Ивана Грозного. Л., Наука, 1988
Бенвенист, 1995 – Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов. М., Прогресс, Универс, 1995
Веселовский, 1978 – Веселовский С.Б. Труды по источниковедению и истории России периода феодализма. М., 1978
Герасимов, 2001 – Герасимов Г.М. Прикладная философия. М., 2001
Даль, 1994 – Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. СПб.–М., 1903–1909 (Репринтное воспроизведение: М., Прогресс, Универс, 1994)
Зимин, 1972 – Зимин А.А. Россия на пороге нового времени. М., Наука, 1972
Кеслер, 2001 – Кеслер Я.А. Азбука и русско-европейский словарь. М., Крафт+, 2001
Кеслер, 2002 – Кеслер Я.А. Русская цивилизация. М., ЭкоПресс-2000, 2002
Кинан, 1971 – Keenan E.L. The Kurbskii – Groznyi Apocrypha. The Seventeenth-Century Genesis of the “Correspondence” Attributed to Prince A.M.Kurbskii and Tsar Ivan IV. – Harvard University Press, Cambridge, Mass., 1971
Коробейников, 1996 – Коробейников Д.А. Восточные хроники Лаоника Халкокондила. Эпизод 1. Походы Баязида I Йылдырыма в Малой Азии // Византийские очерки. Труды российских учёных к XIX международному конгрессу византинистов. М., Индрик, 1996
Лаппо-Данилевский, 1913 – Лаппо-Данилевский А.С. Методология истории. СПб., 1913
Леонтьев, 1961 – Леонтьев А.К. Образование приказной системы управления в Русском государстве: Из истории создания центрального государственного аппарата в конце XV – первой половине XVI в. М., 1961
Лурье, 1981 – Лурье Я.С. Переписка Ивана Грозного с Курбским в общественной мысли Древней Руси // Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. М., Наука, 1981
Лурье, 1997 – Лурье Я.С. История России в летописании и в восприятии Нового времени. // Лурье Я.С. Россия древняя и Россия новая. СПб., Дмитрий Буланин, 1997
Маяковский, 1941 – Маяковский И.Л. Очерки по истории архивного дела в СССР. М., 1941
Мельтюхов, 2002 – Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу 1939–1941 гг. М., Вече, 2002
Морозов, 1924–1932 – Морозов Н.А. Христос. История человеческой культуры в естественнонаучном освещении. Т.1–7. М.–Л., Государственное издательство, 1924–1932 (Репринтное воспроизведение: М., Крафт+Леан, 1997)
Никитин, 2001 – Никитин А.Л. Опричнина Ивана IV и «Орден кромешников» // Никитин А.Л. Основания русской истории. Мифологемы и факты. М., Аграф, 2001
Носовский, Фоменко, 1996 – Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Империя. М., Факториал, 1996
Носовский, Фоменко, 1998 – Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Библейская Русь. Т. I, II. М., Факториал, 1998
Носовский, Фоменко, 1999 – Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Новая хронология Руси, Англии и Рима. М., АНВИК, 1999
Носовский, Фоменко, 1999а – Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Реконструкция всеобщей истории (Новая хронология). М., Деловой экспресс, 1999
Полосин, 1963 – Полосин И.И. Что такое опричнина // Полосин И.И. Социально-политическая история России XVI – начала XVII в. М., 1963
Скрынников, 1969 – Скрынников Р.Г. Опричный террор. Л., Наука, 1969
Скрынников, 1973 – Скрынников Р.Г. Переписка Грозного и Курбского: Парадоксы Эдварда Кинана. Л., Наука, 1973
Скрынников, 1992 – Скрынников Р.Г. Царство террора. СПб., Наука, 1992
Суворов, 1993 – Суворов В. Ледокол: Кто начал Вторую мировую войну? М., Новое время, 1993
Суворов, 1994 – Суворов В. День–М: Когда началась Вторая мировая война? М., АО «Всё для вас», 1994
Суворов, 1996 – Суворов В. Последняя республика: Почему Советский Союз проиграл Вторую мировую войну. М., АСТ, 1996
Суворов, 1998 – Суворов В. Очищение: Зачем Сталин обезглавил свою армию? М., АСТ, 1998
Суворов, 2000 – Суворов В. Самоубийство: Зачем Гитлер напал на Советский Союз? М., АСТ, 2000
Суворов, 2003 – Суворов В. Тень Победы. Донецк, Сталкер, 2003
Таубе, Крузе, 1922 – Послание Иоганна Таубе и Элерта Крузе / Пер. М.Г.Рогинского // Русский исторический журнал. Пг., 1922. Кн.8
Тихомиров, 1973 – Тихомиров М.Н. Российское государство XV-XVII веков. М., 1973
Фасмер, 1996 – Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. СПб., Терра – Азбука, 1996
Фоменко, 1999 – Фоменко А.Т. Методы статистического анализа исторических текстов. Приложения к хронологии. Т. I, II. М., Крафт+Леан, 1999
Форстен, 1893 – Форстен Г.В. Балтийский вопрос в XVI–XVII столетиях. СПб., 1893
Халкокондил, 1843 – Laonici Chalcocondylae Athensis historiarum libri decem // Corpus Scriptorum Historiae Byzantinae. Bonn, 1843
Черепнин, 1946 – Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы XIV–XVI вв. Ч.1. М.; Л., 1946
Чернов, 1940 – Чернов А.В. История и организация архивного дела в СССР. М., 1940
Шафиров, 1717 – Шафиров П.П. Рассуждение, какие законные причины его царское величество Петр Первый к начатию войны против короля Карла XII Шведского 1700 имел. СПб., 1717
Шлихтинг, 1934 – Шлихтинг А. Новое известие о России времени Ивана Грозного / Пер. А.И.Малеина. Л., 1934
Шмидт, 1984 – Шмидт С.О. Российское государство в середине XVI столетия: Царский архив и лицевые летописи времени Ивана Грозного. М., 1984
Штаден, 1925 – Штаден Г. О Москве Ивана Грозного: Записки немца-опричника / Пер. С.И.Полосина. Л., 1925

6

Выпуск 2
7 февраля 2005г.

.

ПРЕДИСЛОВИЕ
.

С удовлетворением отметим, что Сборник НХ с самого первого выпуска стал полноценным научным изданием (что было для нас очень приятно) и поэтому название "Альманах" для него уже не вполне подходит.
Все статьи, составившие второй выпуск Сборника содержат новые результаты или идеи. Выпуск получился очень интересным. Хочется пожелать его авторам дальнейших творческих успехов.
.
Принято решение образовать Редакционный совет Сборника в составе:
.
Главный редактор - Фоменко Анатолий Тимофеевич.
Зам. главного редактора - Носовский Глеб Владимирович.
.
Члены Редакционного Совета:
.
Веревкин Андрей Борисович, кандидат физико-математических наук.
.
Мусина Ирина Робертовна (г. Москва), переводчик.
.
Йордан Табов (г. София), кандидат физико-математических наук, доктор педагогических наук.
.
Тюрин Анатолий Матвеевич (г. Вунгтау, Вьетнам), кандидат геолого-минералогических наук, изобретатель Республики Узбекистан.
.
Фоменко Татьяна Николаевна (г.Москва), кандидат физико-математических наук.
.
Шиленко Юрий Валерьевич (г.Москва).
.
Ходаковский Николай Иванович (г. Москва), доктор исторических наук, профессор.
.
В Сборнике НХ теперь будет несколько разделов:
.
1) основной (без названия),
.
2) Путевые заметки,
.
3) Краткие сообщения (до 3 страниц)
.

Просьба посылать статьи на сайт или непосредственно членам Редакционного Совета Сборника на их электронные адреса с указанием раздела, куда предназначена статья.
.
Требования к статьям сохраняются прежние, однако в раздел "Путевые заметки" будут помещаться статьи не обязательно содержащие научные результаты (достаточно, чтобы были интересные с точки зрения НХ фотографии).
.
Авторы второго выпуска:
.
К. Василев (Институт математики Болгарской Академии Наук, г. София),
Е. Б. Васильев (г. Москва)
А. Велчев (Институт математики Болгарской Академии Наук, г. София)
Н. Д. Гостев (г.Москва),
Д. Л. Осипов (г. Москва, МФТИ),
Й. Табов (Институт математики Болгарской Академии Наук, г. София),
Н. Томов (Институт математики Болгарской Академии Наук, г. София),
А. М. Тюрин (Вунгтау, Вьетнам),
С. А. Чумичёв (Institutute of low temperature science, Hokkaido University, Sapporo, Japan)
.
Статьи
.
Н. Томов
"О датировке Угаритского солнечного затмения"
Климент Василев, Асен Велчев, Йордан Табов
"Находки старинных монет в Болгарии за сорок один год (1910-1950)"
А. М. Тюрин
"Абсолютное датирование новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным "
А. М. Тюрин
" К вопросу о соотношении новгородской дендрохронологии и системы «Археология и история Новгорода"
А. М. Тюрин
"Радиоуглеродное датирование. Структура системы полуправд, неправд и лукавств"
Е. Б. Васильев
"Некоторые совпадения в истории фараонского Египта и Византийской империи"
Н. Д. Гостев
"Столетний хронологический сдвиг в истории Яицкого казачьего Войска"
Н. Д. Гостев
"Об употреблении казаками в качестве самоназвания слова казара и о других, производных от него слов"
С. А. Чумичёв
"Катастрофа 1259 года: факты и выводы"
Путевые заметки
.
Д.Л. Осипов
"Сирия"
Краткие сообщения
.
А. М. Тюрин
"Происходит ли миграция 14С внутри стволов живых деревьев?"
.
Архив второго выпуска сборника статей по НХ
.
HXvolume2_CHM.zip (chm, 1 690 kb), по ссылке из архива в разделе "Примечание автора" можно взять фотографии Сирии (8.95 kb)
Подготовил к публикации К. Люков (http://imperia.lirik.ru/)

7

Необходимо также добавить о совпадениях в состоянии государств, управляемых шестью вышеуказанными правителями:

Фараонский Египет

Византия

    4.1. Оба государства – империи

Период XVIII династии относят к первому периоду Империи

Византийская империя


4.2. Примерное совпадение количества провинций (42 против 38)

«Число 42 вообще в Египте как бы каноническое (например, 42 судьи за гробом) и идет от 42 номов».

Вопрос о провинциальном (фемном) управлении при Комнинах не разработан. Известно, что в XI веке число фем доходило до 38. В связи с некоторым изменением территории империи в XI и XII веках, в смысле ее уменьшения, границы провинций и их число не могли остаться прежними. Материал для суждения по данному вопросу может быть почерпнут из новеллы Алексея III Ангела от ноября 1198 г., где говорится о торговых привилегиях, дарованных императором Венеции и где перечисляются "поименно все области, находящиеся под властью Романии, в которых (венецианцы) должны торговать." Список, имеющийся в этой новелле и являющийся еще недостаточно изученным источником, дает приблизительное представление об изменениях, которые произошли в провинциальном устройстве империи в XII веке.

   
.
Список цитируемой литературы:

[1]. А.А. Васильев - «История Византийской империи» эл. версия (http://www.biblicalstudies.ru/Books/Vasil8.html).
[2]. Д. Брестед, Б. Тураев «История Древнего Египта», Минск, Харвест, 2003.
[3]. Говард Картер «Гробница Тутанхамона», издательство восточной литературы, Москва, 1959
[4]. К. Рыжов «Все монархи мира. Древняя Греция. Древний Рим. Византия.», Москва, Вече, 2001.

8

Столетний хронологический сдвиг в истории Яицкого казачьего Войска
Н. Д. Гостев

.
Г. Москва
.

Аннотация. В настоящей статье рассматривается проблема датировки начала Яицкого казачьего войска.
Сегодня предлагается несколько разных дат для прихода казаков на Яик. В основном это середина XVI века. Также предлагаются даты: конец XIV века – самое начало XV (самая ранняя) и вторая половина и даже самый конец XVI века (самая поздняя). При подробном рассмотрении вопроса о начале Яицкого войска оказалось, что сохранившиеся сведения имеют непосредственное отношение к проблеме новой хронологии, как противоречащие принятой версии истории. На основе этих сведений хорошо представлен т.н. византийский 100-летний хронологический сдвиг, присутствующий в русской истории [10].
На сегодняшний день известны два источника о времени первоначального поселения казаков на Яике. Одним из них является привезенная станичным атаманом Федором Михайловичем Рукавишниковым(1) челобитная российскому царю Петру I, датированная 1720 годом. Вторым – записанное в 1744 году Петром Ивановичем Рычковым «по сказаниям некоторых яицких казаков» и затем дополненное им же в 1748 году от рассказа Атамана Ильи Григорьевича Меркурьева устное предание о древнейших событиях в истории Войска. Интересующие нас сведения содержатся во втором источнике, поэтому в начале я полностью приведу фрагмент, посвященный появлению казаков на Яике и описывающий происходившие в это время события. Из дальнейшего станет понятна необходимость столь пространного цитирования источника.
.
«В сию мою бытность (Рычкова в Яицком городке – Н.Г.) тогдашний войсковой атаман Илья Григорьев сын Меркурьев в разговорах со мною о начале того войска против учиненного в вышеозначенном описании объявления (речь идет о первой записи 1744 года – Н.Г.) гораздо пополнительнее сказывал. Сие его показание достойно всякого вероятия, потому паче что не токмо он, но и отец его, войсковой же атаман Григорий Меркурьев (который, имев около ста лет от роду, в прошлом 1741 году умер), были яицкие уроженцы и как тамошние главные командиры все тамошние обстоятельства столь сведущие, что ныне таковые едва уже могут ли там и сыскаться, кроме нынешнего войскового атамана Андрея Бородина, но и сей все то ж мне подтверждал. …
По сказаниям их, помянутый войсковой атаман Григорий Меркурьев, кой, как выше значится, более ста лет жил, помнил бабку свою, а отца его, Меркурья, тещу, которая умерла в младенчестве его, Меркурьева, жив также более ста лет. Сия его бабка сказывала ему и другим, что она, будучи уже лет двадцати от рождения, знала весьма престарелую женщину татарской природы, по прозванию Гугниху, которая о начале войска Яицкого и о первых их обстоятельствах объявляла следующее.
В самые де те времена, когда Темир-Аксак, а по европейскому названию Тамерлан, со многими татарскими войсками разные области разорял (по истории об нем могло быть сие в исходе 14 или в начале 15 столетия), был некто из донских казаков именем и прозванием Василий Гугна; сей прибрав себе в товарищество тамошних казаков … отлучился с Дону … выехали на Каспийское море … и дошед до устья, до протоков реки Яика … пошли по ней вверх … рассудили, как ту реку, так и оные места иметь себе убежищем и пристанищем…
…между Волги и Яика рек, и за Яиком на степной стороне, кочевали тогда татары называемой Золотой Орды, которые имея слух, что Тамерлан по возвращении своем из России намерен учинить нападение на ту их орду и оную разорить, пребывали в крайней от него опасности; и для того предуготовляя себя ко всегдашней от него обороне, лошадиные свои табуны и скотские стада близ кибиток своих содержали и по нескольку оседланных лошадей при самих кибитках имели» [1], с.195-196.
.
Итак, согласно преданию, казаки впервые появились на Яике во времена походов знаменитого Тамерлана на Русь и на Золотую Орду. Именно так характеризовали сами казаки то далекое время.
Упоминание в этом рассказе Темир-Аксака, т.е. Тамерлана, вроде бы однозначно связывает с ним и время появления казаков на Яике. Это, кстати, послужило основанием для ряда исследователей говорить о начале заселения казаками Яика как о самом конце XIV века (см., например, [4] и [6]). Однако оказывается все не так просто. Как можно видеть, в предании содержится ценное указание на время такого важного события, как приход казаков на Яик. Причем ценность и значимость этого указания заключается не в ссылках на уже готовые даты или известные события, которые ко времени записи предания уже были распределены по временной шкале, а на непосредственной памяти поколений, на живой передаче информации от человека к человеку. К счастью, цепочка поколений оказалась не так велика, чтобы рассказ был либо совсем забыт, либо сильно поврежден. Это обстоятельство делает наш источник вполне аутентичным, не зависящим от скалигеровской версии хронологии исторических событий.
.
До сегодняшнего дня она почитается казаками как прародительница Войска. Существует давний обычай пить первый тост «за бабушку Гугниху». На существование этого обычая еще в начале XIX веке указывал А.С.Пушкин – см. [7].
Цепочка рассказчиков до Ильи Меркурьева, основного информатора, состояла всего из трех человек: Григорий Меркурьев, его бабушка (имени нет) и легендарная Гугниха. Как выше говорилось, малое число звеньев в цепи информаторов обеспечивает хорошую сохранность самого предания. Теперь рассмотрим сведения, касающиеся этих трех лиц подробнее, делая попутно соответствующие выводы.
.
Григорий Меркурьев – войсковой Атаман

Умер в 1741 году «имев около ста лет от роду». Возраст Атамана Григория Меркурьева далее в тексте предания уточняется дважды: «как выше значится, более ста лет жил» и «жив также (как и Г. Меркурьев – Н.Г.) более ста лет», т.е. выражение «около ста лет» следует понимать в смысле «сто с небольшим». Однако из-за неопределенности этого выражения, при проведении расчетов надежней все-таки исходить из 100-летнего возраста Атамана. Применение этой цифры, следуя сообщениям казаков, будет являться наиболее обоснованным. Хотя всегда нужно помнить о возможной ошибке в несколько лет.
Таким образом, с большой долей вероятности, можно заключить, что родился Григорий Меркурьев около 1641 года. Эта дата может быть отодвинута (по указанной причине) вниз на несколько лет, но не намного.
.
<имени нет> – бабушка Григория Меркурьева

Григорий Меркурьев «помнил бабку свою, а отца его, Меркурья, тещу, которая умерла во младенчестве его, Меркурьева, жив также более ста лет».
Приняв во внимание, что младенческий возраст – это до семи/десяти лет, то получаем для даты смерти бабушки Григория Меркурьева примерно 1648/51 год.
Имея указание на более чем столетний возраст бабушки Григория Меркурьева, для надежности и в этом случае следует принять возраст информатора как 100-летний. Из этого можно предположить примерную дату ее рождения – 1548/51 год, памятуя о возможной ошибке на несколько лет.
.
Гугниха – жена первого Атамана

Бабушка Григория Меркурьева «будучи уже лет двадцати от рождения, знала весьма престарелую женщину татарской природы, по прозванию Гугниху».
«Лет двадцати от рождения» – дает примерно 1568/71 год. В это время Гугниха была «весьма престарелой женщиной», без указания на конкретный возраст.
Определить возраст бабушки Гугнихи весьма сложно, так как, в отличие от предыдущих информаторов, предание не содержит указания на ее возраст, даже приблизительного. Она либо сама его не знала, либо его не знала бабушка Григория Меркурьева, либо он отсутствует в предании еще по какой-то причине. Так что в данной ситуации мы имеем только неопределенное указание на «весьма престарелый» возраст Гугнихи. Здесь в нашем расчете слабое место, ибо даже приблизительный возраст Гугнихи нам неизвестен.
Учитывая возраст предыдущих информаторов, вряд ли Гугнихе было всего шестьдесят-семьдесят лет. Скорее также около ста или восемьдесят-девяносто. В качестве предположительного возраста возьмем девяносто лет. Забегая вперед, отмечу, что А.И. Левшин и А.Б. Карпов, о которых пойдет речь ниже, в своих расчетах также руководствовались 90-летним возрастом Гугнихи.
На таких условиях получаем приблизительно 1478/81 год для даты рождения Гугнихи. Если взять сто лет, то, соответственно – 1468/71 год. Возможная ошибка составляет здесь, вероятно, два-три десятка лет в сторону омоложения даты и вряд ли более десяти лет в сторону ее удревления. Иначе придется предположить, что в XVI-XVII веках доживать до 105-110 лет было обычным делом (что маловероятно).
.
Теперь остается выяснить, когда же на Яик пришел Василий Гугна.
Согласно преданию, до того, как будущую прародительницу Войска взяли в полон казаки, она была женой младшего из трех братьев, пришедших на промыслы на Яик и убитых казаками. Детей она родить еще не успела, так что в это время была довольно молода. Учитывая брачный возраст в средние века и, даже если предположить, что прожила она со своим первым мужем несколько лет, разумно будет считать ее ко времени появления на Яике казаков пятнадцати-двадцатилетней. Мы будем пользоваться цифрой 20 лет. Впрочем, и здесь возможны поправки, но несущественные – на несколько лет.
С учетом предыдущих выводов, приблизительной датой прихода на Яик Василия Гугни с казаками будет являться 1498/1501 год в случае 90-летнего возраста Гугнихи, или 1488/91 год при ее 100-летнем возрасте. Теперь будет уместным вспомнить и те возможные отклонения при вычислениях, о которых упоминалось выше. Как уже говорилось, они могут нам дать два-три десятка лет в сторону омоложения и 5-10 лет сторону удревления полученной даты..
Подводя итог, можно сказать, что согласно произведенным расчетам, основанным исключительно на тех данных, что содержатся в записанном П.И. Рычковым от казаков(3) предании, приход на Яик знаменитого атамана Гугни случился, с большой долей вероятности либо на исходе XV века, либо в начале XVI века.
После получившихся вычислений становится понятным, почему этой теме посвящено крайне мало исследований. Ведь в предании приход казаков на Яик тесно связан с деятельностью Темир-Аксака(4).
Известно, что походы Тамерлана происходили в 80-х и 90-х годах XIV века и продолжались вплоть до его смерти в 1405 году. В частности против Тохтамыша Тимур предпринимал три похода – в 1389, 1391, 1395-96 годах [8, с.44, 46-47, 205-206]. Несомненно, что в предании рассказывается именно об этих походах, так как по рассказам Гугнихи видно, что казаки пришли на Яик сразу же после разгрома Тимуром Золотой Орды. Дата последнего похода Тимура на Золотую Орду ровно на сто лет отличается от полученной выше даты прихода атамана Гугни на Яик. Здесь мы сталкиваемся с очевидным столетним хронологическим сдвигом. При этом время прихода казаков на Яик идеально ложится на время Тимуровских походов - но только конца XV, а не конца XIV века!
Замечательно, что Рычков не произвел вычислений и не подверг критическому анализу опубликованное им предание. По крайней мере, если он это и сделал, то не счел нужным привести результат в предназначенном для печати тексте. Так что это интереснейшее обстоятельство, осталось Рычковым никак не отмеченным. Но с точки зрения общепринятой хронологии русской истории данное предание - явный анахронизм. Другими словами, оно ей противоречит.
Насколько мне известно, впервые предание было проанализировано в начале XIX века А.И. Левшиным. Руководствуясь скалигеровской хронологией, он естественно подверг резкой критике сообщение Гугнихи о приходе казаков во времена Тамерлана: «Продолжение ее рассказов сходно с тем, что мы будем описывать за истинное; но изложенное сейчас начало (Яицкого войска – Н.Г.) … хронологически невозможно и противно многим несомненным историческим известиям» [7, с.90]. В своей работе(5) Левшин привел расчет, но лишь для опровержения хронологически «неправильных» рассказов Гугнихи. Полученная Левшиным датировка прихода казаков на Яик самым концом XV века абсолютно ничем не отличается от той, которая была получена чуть выше в настоящей статье, ибо при расчетах Левшин также руководствовался одним только преданием. Получив крамольную для истории походов Тамерлана дату, Левшин резонно заметил: «Как же она могла помнить такие происшествия, которые были в XIV столетии, то есть почти за сто лет до ее рождения: ибо Тамерлан приходил в Россию в 1395 году?» [7, с.90].
Заново предание было проанализировано Карповым А.Б. (яицким казаком по происхождению) в книге «Уральцы» [2]. Предложенная им датировка появления казаков на Яике несколько отличается от той, которую получил Левшин. По мнению Карпова, это событие произошло около 1550 года, или даже позже.
Других вариантов датировки описанных в предании событий нет. В советское время работы по истории Яицкого войска были малочисленны и не затрагивали исследуемую в настоящей работе проблему. О Яицком войске говорили в основном только в связи с войной 1773-1775 гг. Из работ последних лет следует выделить претендующее на академизм сочинение А.М. Дубовикова [5]. Но и он аккуратно обошел эту скользкую тему: «И все же сегодня уже невозможно дать точный ответ на вопрос о времени обоснования казачества на Яике. Это вполне справедливо отмечал А.И. Левшин: «О времени их появления на занимаемых теперь местах (мы) не находим положительного и единогласного известия» (А.И. Левшин. Историческое и статистическое обозрение уральских казаков. – СПб., 1823, с.3)» [5, с.46].
Поскольку, как было замечено, выводы Карпова отличны от полученных Левшиным, о его расчетах следует сказать отдельно. К тому же весьма показательны его рассуждения при попытке объяснить наличие Тамерлана в рассказе Гугнихи.
.
Расчет Карпова.

Процитировав вначале предание, Карпов пишет: «Если мы взглянем в перепись войска, произведенную Захаровым в 1723 году, то увидим, что войсковому атаману Григорью Меркурьеву в это время было 57 лет. Следовательно Григорий Меркурьев родился в 1666 г. Если предположить, что ему было 10 лет, когда он слышал от своей столетней бабушки рассказ о Гугнихе, то выходит, что его бабушка родилась приблизительно в 1576 г. и познакомилась с Гугнихой в 1596 г. (двадцати лет от рождения) и если предположить, что «престарелой» Гугнихе было тогда 90 лет, то выйдет, что родилась она в 1506 г., и если 20 лет (приблизительно) была взята атаманом Гугнею, то это произошло в 1526 – 1530 году» [2, с.46].
Как видно, единственным отличием его расчета от расчета Левшина является возраст Атамана Григория Меркурьева. Не совсем понятно, откуда Карпов взял сведения о 57 летнем возрасте Григория Меркурьева в 1723 году. Мне пока не удалось найти источник таких сведений и соответственно проверить его, т.к. при обследовании самой переписи Яицкого Войска, хранящейся ныне в РГВИА, упоминание возраста Григория Меркурьева я не обнаружил [9]. Здесь следует сказать, что Карпов пользовался той копией переписи, которая была сделана собственноручно Вяч. Петр. Бородиным с копии, которую в свою очередь сделал писец Я. Егоров по просьбе М.П. Хорошхина с оригинала находившейся в Москве переписи [2]. При такой передаче вполне вероятно наличие ошибок и описок.
Прежде чем перейти к изложению предания Рычков дважды уточняет, что Григорий Меркурьев жил не просто около ста лет, но даже «более ста лет жил». Это заставляет сомневаться в сведениях Карпова о 57-летнем возрасте Атамана во время переписи Войска в 1723 году. Тем более что свое повествование Рычков основывает, главным образом, на рассказах Ильи Меркурьева, сына Григория Меркурьева. Мне кажется неправдоподобным, чтобы сын спутал 75-летний (если следовать данным Рычкова) возраст отца со 100-летним возрастом. Все таки, четверть века – довольно большая разница. Кроме того, эти сведения были подтверждены и другим Атаманом – Андреем Бородиным. Интересно, что сам Карпов обошел молчанием упоминание о столетнем возрасте Григория Меркурьева.
В любом случае эта разница для исследуемого вопроса не имеет большого значения, ведь даже по расчетам Карпова получается, что знаменитый Тамерлан действовал в 1520-х годах. А это – начало XVI века! Хотя если пользоваться исключительно сведениями Рычкова (без поправки возраста Григория Меркурьева), столетний хронологический сдвиг в истории проявляется идеально.
Вернемся к датировке заселения казаками Яика. Первоначально у Карпова по его расчетам получается 1526-1530 годы. Такая дата вроде бы подтверждается и уже упомянутой грамотой Ф.М. Рукавишникова, согласно которой казаки пришли на Яик «около двухсот лет» назад, т.е. около 1520 года. При этом следует учитывать, что из-за неопределенности содержащейся в грамоте формулировки в расчетах возможны некоторые вариации, как в сторону удревления, так и в сторону омоложения.
Однако вопреки сделанному им самим выводу, ниже у Карпова в качестве времени появления Гугни на Яике почему-то фигурирует середина XVI века: «если примем 1550 год за время первого появления казаков на Яике, то едва ли отступим от истины» [2, с.46]. Но как увидим ниже, и эту дату Карпов не удержит, заменив ее на еще более позднюю. Из дальнейшего становится ясным, для чего ему потребовалось отказаться от собственных расчетов.
Напомню, что приход Гугни на Яик согласно преданию произошел «в самые де те времена, когда Темир-Аксак, а по европейскому названию Тамерлан, со многими татарскими войсками разные области разорял». Это упоминание чрезвычайно неудобно, поскольку согласно скалигеровской хронологии Тамерлан жил в 1336-1405 годах.
В отличие от Левшина Карпов был более почтителен к рассказам бабушки Гугнихи. Вместо выпадов в ее адрес и обвинений в исторической безграмотности, Карпов попытался, исходя из ошибочной скалигеровской хронологии, объяснить появление в предании Темир-Аксака, наличие которого в корне противоречило получаемым расчетам.
Он, как и все исследователи до и после него, читая у Рычкова старинное казачье предание, вынужден был выбирать между временем Тимура и получающимися расчетами. Естественно, что он выбрал более надежную датировку, основанную на устной передаче воспоминаний о тех событиях. Сразу же после своих расчетов Карпов пишет: «Упоминание в предании о Тамерлане … не может быть принято во внимание, т.к. имя этого грозного завоевателя и разгром, который он сделал Золотой орде, настолько врезались в память татар, что все последующие беспорядки и междоусобные войны, бывшие в Золотой орде, казались татарам пред Тамерлановым нашествием столь незначительными, что исчезали из памяти. Осталось одно только грозное имя Тамерлана, как виновника всех бед и полного развала Золотой орды». С помощью такого вот объяснения Карпов, не сомневающийся в правильности скалигеровской хронологии, попытался разрешить неразрешимый в этом случае вопрос. Однако, сделав подобный вывод, он должен был предложить события, о которых, по его мнению, на самом деле рассказывала Гугниха, спутав их с событиями 150-летней давности.
Карпову было известно, что еще со времен «настоящего» Тамерлана Яик был местом, на котором располагалась Ногайская Орда. Поэтому Карпову ничего не оставалось делать, как подыскать в ногайской истории события более-менее подходящие под описанные в предании: «В истории ногайских татар за вторую половину XVI века, именно в то время, когда появился Гугня у устья Яика (здесь он меняет полученную им же дату на 30 лет – Н.Г.), красной нитью проходит ряд кровавых междоусобий; с 1550 – до 60-х годов князь Измаил (Яицкий, в Сарайчике) режется со своим племянником из-за престола, битвы идут с переменным счастием и иногда продолжаются по несколько дней. Упоминая о времени прихода казаков на Яик, Гугниха говорит, что в орде были междуусобия и великие смятения, что вполне совпадает и с историческими данными».
Изменив полученную им самим дату минимум на 30 лет, Карпов тем самым невольно ставит под сомнение переданные сведения о возрасте информаторов. Конечно, при подобных расчетах всегда разумно иметь ввиду возможные отклонения на несколько лет, но 30 лет это слишком много для цепочки из трех человек. Поэтому Карпов, по сути, перечеркивает все предание и выдвигает самостоятельную датировку времени прихода Гугни на Яик. Стараясь объяснить наличие в предании Темир-Аксака, Карпов жертвует самим преданием, окончательно потеряв тем самым, какие бы то ни было, основания для своей версии.
.
Полученная примерная датировка прихода казаков на Яик последним десятилетием XV века, либо самым началом XVI века, или, как у Карпова, серединой XVI века, дает такую же датировку и для времени правления Тамерлана.
Интересно, что исторические события последнего десятилетия XIV века, как они описаны в традиционной истории, идеально подходят под события, описанные в казачьем предании. Они дополняют общую картину и способствуют лучшему пониманию причин событий тех далеких времен.
Как говорит предание, атаман Гугна пришел на Яик со своими казаками с Дона, да там и остался. Что заставило казаков совершить столь длительный переход и обосноваться в далеком крае? Для чего понадобилось казакам уходить с Дона, неужели там стало слишком тесно?
Обратимся к истории указанного периода и посмотрим, что нам известно о времени походов Железного Хромца на Золотую Орду, а также о происходивших в это время событиях. Вот что говорит о событиях бывших сразу после похода Тимура 1395-96 годов В.В. Трепавлов:
«Каракалпакский дастан рассказывает, что после ухода Тимура из разгромленной Золотой Орды восвояси Эдиге решил воспользоваться ослаблением разбитого Тохтамыша и продиктовал ему условия раздела сфер влияния: «Отказавшись от незаселенных земель по одной стороне Волги, ты отдай их в мое распоряжение; а кроме того, ты не требуй подати с лиц, ко мне приходящих, а равно и с нищих, вдов и сирот». Хан согласился и подписал договор, который забрал себе Эдиге. Узнав, что на левобережье Волги не нужно платить налогов, измученный войнами народ потянулся во владения беклербека, и вскоре число подданных Тохтамыша уменьшилось в шестеро (Беляев 1917, с.37). Со всех сторон сходились туда ордынцы, и, если верить Ибн Арабшаху, юрт Эдиге наполнился «вереницами множеств людей» (Ибн Арабшах 1887, с.61).
По-видимому, хан даровал Эдиге тархан (налоговый иммунитет) и фактически вывел из-под своей юрисдикции. Это произошло, очевидно, в 1396 или 1397 г. … Он был заинтересован в увеличении числа подданных и заселении подвластной ему территории. Этим стремлением скорее всего и объясняется его знаменитый запрет на продажу детей в рабство на чужбину, что сразу было замечено на работорговых рынках Сирии и Египта (Макризи 1884, с.474). Д. Девиз тоже допускает, что данное распоряжение принесло беку преданность ордынских племен и дополнительную военную мощь» [3, с. 75-76].
В свете этого естественно предположить, что и приход казаков на Яик также был связан с деятельностью основателя Ногайской Орды: добычей им у Тохтамыша тархана на земли лежащие за Волгой вплоть до Эмбы и его призывом.
Результатом проводимой политики Эдиге стало создание им собственного юрта – известной Ногайской Орды – в самом центре которого – на Яике – расположилось Яицкое казачье Войско.
Как видно, ранняя история Яицкого Войска тесно связана с историей походов Тамерлана, распадом Золотой Орды и созданием Ногайской Ордой. Небезынтересно, что у Трепавлова приводятся сведения о выдающейся роли того же Эдиге и в устроении Донского казачьего Войска, со ссылкой на этнографические данные начала XIX века – предания донских казаков. Так что следует гораздо более внимательней отнестись ко всестороннему изучению как деятельности самого беклербека Эдиге, так и к истории всей Ногайской Орды.
.
Глядя на разобранное выше старинное казачье предание, исследователи ранней истории Яицкого войска заходили и заходят в тупик. Им остается выбирать, к каким из двух временных привязок следует отнести появление казаков на Яике – к последнему десятилетию XIV века (времени Тамерлана), или к последнему десятилетию XV века – началу/середине XVI века (используя расчеты Левшина или Карпова). Разница между этими двумя датами ни много, ни мало в 130/160 лет! К сожалению, большинство бывших и нынешний ученых предпочитали и предпочитают не вдаваться в тонкости казачьего предания, где походы Железного Хромца из XIV века хитроумно переплетены с заселением казаками в конце XV – начале XVI веков берегов Яика.
.
Источники

1. Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. – Уфа: «Китап», 1999 г., 312 с. Переиздание с оренбургского издания 1887 г. этой же книги Рычкова.
2. Карпов А.Б. Уральцы: исторический очерк. Ч.1: Яицкое войско от образования войска до переписи полковника Захарова (1550-1725 гг.). – Уральск, 1911 г., 1010 с.
3. Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. – М.: «Восточная литература» РАН, 2001 г., 752 с.
4. Коротин Е.И. Устное поэтическое творчество уральских (яицких) казаков (антология). – Самара-Уральск, 1999 г., ч. I, с.464; ч. II, 224 с.
5. Дубовиков А.М. Уральское казачье войско как старинное казачество дореволюционной России. Ч.I. (Вторая половина XVI века – первая половина XIX века). – Тольятти: ОАО «Современник», 2003 г., 300с.
6. Трегубов А.Г. От Гугни до Толстова. – Уральск, 2003 г., 100 с.
7. Пушкин А.С. История Пугачева. – М.: Художественная литература, 1976 г., собрание сочинений, т.7., 400 с.
8. Амир Тимур в мировой истории. // Под ред. Вдовиной С.А., Кириченко О.А., Иргашевой Э.А. – Ташкент: Шарк, 1996 г., 296 с.
9. Перепись яицкому войску. Российский государственный военно-исторический архив.
10. Носовский Г.В., Фоменко А..Т. Новая хронология Руси, Англии и Рима. – Москва, изд-во «Деловой
экспресс», 2001.

9

Об употреблении казаками в качестве самоназвания слова казара
и о других, производных от него слов
Н. Д. Гостев

.
г. Москва
.

Аннотация. Из истории мы знаем о существовании в древности могущественного государства под названием Хазарский каганат. Традиционно оно датируется VI-X веками. Правда, некоторые ученые выдвигают более смелое предположение о последней дате – XIII век. «Нет сомнений, что в сильно сузившихся границах оно (т.е. Хазарское государство – Н.Г.) продержалось еще как минимум двести лет, то есть до середины XII в., а возможно – хотя и более сомнительно – до середины XIII в.» [11, с.131].
До недавнего времени происхождение хазар, именуемых в старых документах славянского происхождения казарами или козарами, представляло из себя загадку. Сложность поиска корней хазарской культуры состояла, по замечанию исследователей, в том, что ни один из современных народов не считает себя потомками древних хазар [10]. Сегодня практически все исследователи пришли к мнению, что хазары являлись одним из тюркских племен. Основания этому были извлечены из сведений арабских авторов об употреблении хазарами тюркского языка.
Хотя теперь исследованию истории Хазарии посвящено не так мало книг, однако чаще всего они охватывают лишь одну сторону жизни хазар. В основном у исследователей вызывает интерес обращение части хазар в иудаизм и их последующая судьба (см., например, [8] и [11]). Однако, согласно свидетельствам арабских авторов, хазары-иудеи были религиозным меньшинством, что признается и современными историками. Двумя наиболее крупными религиозными группами в Хазарии являлись христиане и мусульмане. Аль-Масуди: «Если бы мусульмане и христиане вошли бы в соглашение, царь не имел бы средств [противостоять им]» (цитата по [11, с.53]).
В отношении хазар-иудеев существует мнение, что они, мигрировав с приволжских земель на Запад, осели на Украине и в Польше, образовав там многочисленные еврейские поселения [11]. Но куда же делась оставшаяся, и при том бо'льшая часть хазар? Даже, несмотря на все происходившие войны, многочисленное население Хазарии не могло бесследно сгинуть во мраке времен, как это часто полагают. Неужели бежавшие хазары-иудеи единственное живое свидетельство существования Хазарского каганата?
Возможно, приводимый ниже материал поможет пролить свет на судьбу неиудейской части жителей Хазарии.
.
Мнение о родстве летописных козар или казар (напомню, что именно так именуются в документах хазары) и казаков высказывались уже давно. Ему следовали многие ученые мужи XVII-XVIII веков. Знаменитый архиепископ Белорусский Георгий (Кониский) в конце XVIII века писал: «Воины сии … переименованы от царя греческого Константина Мономаха из Козар – Козаками, и таковое название навсегда уже у них осталось» [1]. Однако сторонниками такого взгляда на происхождение казаков никаких подтверждений в обосновании своего мнения выдвинуто не было. Единственное, чем обосновывалась связь казаков с хазарами – это близость слов казаки/козаки и казары/козары. Отсутствие серьезной аргументации дало повод противникам такого генезиса казачества совсем отказаться от всестороннего анализа выдвинутого предположения. На смену поискам XVII-го – XVIII-го веков исторических предков казаков пришла теория об их происхождении от беглых русских крепостных крестьян(1). Между тем, обращение к казачьей этнографии дает весьма интересный материал, опровергающий мнение о беспочвенности отвергнутой теории и заставляющий более внимательно к ней отнестись.
.
До сих пор в обиходовом языке казаков старейших общин(2) присутствуют яркие следы использования ими в качестве самоназвания слова, которым летописи и другие старые документы именуют хазар.
На Яике (совр. р. Урал) хорошо известно слово казара', употребляющееся, хотя и реже, как этноним наряду с собственно казаки (в отличие от этнонима русские, которое до недавнего времени вовсе не было распространено среди казаков). В уникальном «Словаре говора уральских (яицких) казаков» под редакцией Н.И. Малечи говорится следующее: «КАЗАРА, казарра, -рре, собир., иногда шуточно или пренебреж., - уральские казаки». В качестве иллюстраций употребления этого слова приводятся такие примеры: «Што ето мужики обиждаются, кода их музланами дразниют? Нас вон назовут казарой да еще мокрожопой, а нам, мотри, вроде как-то приятно. Скв. Горяченные вы, казара! – Что делать? Быват! «Уралец», 1898, № 46. Казарра – ча сделашь? Батенька ррадимый! Вот она де порода-то рразинска! Вот де! Ур. Иногда сами казаки говорили про себя: все вот сами наделали казара. Оз. Казара за Родину погибнуть готовы были. Казара, особенно уральцы, дисциплинисты были. Чап. М/с. = Буд., Куш., Инд., Сер.» [2]. Интересно, что последний пример наглядно показывает уверенность яицких казаков, что именем казара называются все вообще казаки, а не они лишь одни.
В качестве эквивалента слову казаки слово казара использовалось в разговорной речи не только самими казаками. Как второе название казаков, его знало и население соседних губерний. О широком распространении этого этнонима может свидетельствовать использование Дмитрием Фурмановым, костромским крестьянином по происхождению, абсолютно не знакомым с культурой региона до времени гражданской войны, слова казара в обессмертившем его имя романе «Чапаев» (1923 г.) [12].
В годы советской власти слово казара стало использоваться на Яике в качестве брани, но сохранило при этом свою специфику. Оно по-прежнему применялось исключительно к казакам. Нестор Малеча отмечал по этому поводу: «Употр. неказаками (иногородними) как бранное слово, обычно с прибавлением эпитета «проклятая» и т.п.». Показательны и приводимые им примеры такого употребления слова: «Казара проклята, на говне распята! (фольк.). Ур. А иногородни отвечали: «У-у, казара уральска!» Сер. Ах вы, казара проклята, только бы драться вам, бить всех! УВВ, 1871, № 42» [2]. Не правда ли, довольно выразительно?
Жители кубанских станиц, преимущественно бывшего Черноморского Войска(3), употребляют слово козарлю'га, эквивалентное слову казачина, означающего удалого казака, молодца, и обычно употребляемого в сочетании с «матерый» или «щирый». Факт этот хорошо известен и, также как и в случае с яицким этнонимом казара, зафиксирован в специальной литературе [3, с.111]. Кроме того, подтверждается он и информаторами (например, казаком Пластуновской станицы Еремичевым Н.Е. и др.).
На его раннее употребление запорожскими казаками указывает наличие этого слова в казачьем фольклоре уже XVIII века. Так в песне, повествующей о разгроме Екатериной II Запорожской Сичи, поется:
«Васюринскый козарлюга та пье в корчми, гуляе,
Свого пана кошового батьком называе.» [4, с.58].
.
Несколько хуже обстоит дело с донцами. В донском словаре Миртова отмечено слово казарно' с пометой аналогичной той, которую поставил в своем словаре Н.М. Малеча – «собир. пренебр.» и толкованием «о казаках» [5]. В недавно изданном словаре донского казачества, «составленного по материалам последних лет», ни самого слова казара ни его производных, в т.ч. и слова казарно «при сборах при подготовке этого словаря обнаружено не было» [6].
Однако по устному сообщению ряда информаторов – донских казаков (например, Сахарова В.) на Дону (по крайней мере, раньше) все-таки употреблялось слово казарлю'га, с таким же смыслом, как и запорожцами. С уверенностью нельзя сказать, самостоятельно ли оно для Дона, или это – результат влияния запорожцев. Но все-таки пример с казарно' указывает на бытование и среди донцов исходного слова казара.
.
И на Дону и среди бывших запорожцев Кубани слово казарлюга/козарлюга рассматривается как естественное производное от слова казара, хотя информаторы и не отметили его бытование. В известной литературе об этом также ничего нет. Хотя в настоящее время слово казара сохраняется только на консервативном Яике, однако наличие его некогда в лексиконе донских и запорожских казаков, в свете всех имеющихся данных, представляется бесспорным.
Стоит заметить, что большинство опрошенных высказались отрицательно к идее происхождения или какой-то связи казаков с хазарами, поскольку считают хазар иудеями, а Хазарский каганат враждебным государством. Однако нетрудно заметить, что это есть лишь сформированный в последнее время на основе научных (и не только) изысканий образ. В таких условиях продолжающееся до настоящего времени бытование слов казара и козарлюга говорит об исконном наличии этих слов в казачьем лексиконе, о независимости их от идеологических пристрастий.
На глубокую древность употребления казаками этнонима казара указывает и то обстоятельство, что он был широко распространен на обоих полюсах первоначального ареала казачьего расселения – Днепра на западе и Яика на востоке. Причем, что интересно, ввиду большой удаленности двух казачьих Войск друг от друга(4) , а также наличия существенных различий в их культуре, и особенно в религиозной жизни, связи между яицкими и запорожскими казаками были чрезвычайно редки. В связи с этим говорить о влиянии какой-то одной группы казаков на другую не приходится.
Интересно, что яицкое слово казара стоит во множественном числе. Именно поэтому Нестор Малеча сделал отметку «собир.», т.е. «собирательное». Это заставляет задуматься о том, какова же была форма единственного числа. Никогда форма единственного числа не употребляется в разговорной речи. О том употреблялась ли она раньше, сказать сложно, поскольку в письменных источниках она не зафиксирована.
Итак, сделанные выше наблюдения этнографического характера, говорят о древности этнонима казара и об исконности его применения по отношению к казакам. Как для казаков, так и для окружавших их народов слова казаки и казара были равнозначны и использовались ими как синонимы(5).
.
Однако, несмотря на столь интересные этнографические данные, вопросу о соотношении летописных казар и казачьей казары не было уделено абсолютно никакого внимания ни в исследованиях посвященных Хазарскому каганату, ни в исследованиях посвященных истории казачества. Насколько мне известно, ни одна статья, пусть даже критическая, относительно происхождения в казачьем лексиконе такого своеобразного этнонима как казара и производных от него слов, не появлялась в печати. На фоне повышение интереса как к истории хазар, так и к истории казаков такое положение вещей не вызвать недоумение не может.
Надо понимать, сталкиваясь с такими словами, находящимися в употреблении у казаков, ученые приходят в полное замешательство, и вот от чего. Все имена и названия, производные от летописного имени хазар, сегодня однозначно связываются с хазарами. В Восточной Европе, например, существуют поселения Казара, Козаров, Козаржевск и т.д., основателями которых считаются хазары: «На Украине и в Польше очень много древних топонимов, происходящих от слов «хазар» и «жид» (еврей): Жидово, Козаржевск, Козара, Козаров, Жидовска Воля, Жидадице и т.д. Некогда это были, наверное, деревни или временные лагеря хазарско-еврейских переселенцев на Запад (цит. по 94)» [11, с.147]. Из этого естественно сделать вывод о, пусть пока неясных, связях казаков с казарами, т.е. хазарами. Тем более что на такую связь существуют прямые указания самих казаков. Автор «Истории о донских казаках» А.И. Ригельман критикует одно такое свидетельство: «Сия сказка (рассказы донских казаков о начале Донского Войска – Н.Г.) точно весьма подобна басням Сечевских, то есть Запорожских, Козаков, как они о себе объявляли, что будто б и их войско начало свое возымело чрез вышедшего из Польши некоего человека, именем Семена, роду Казарского» [13]. К тому же наблюдается и территориальное соответствие районов проживания казаков той территории, которую занимал древний Хазарский каганат. И тут обнаруживаются хронологические противоречия, из-за существующей в истории временной лакуны. Ведь конец Хазарского каганата традиционно относят к X веку. Иные исследователи к XII или даже XIII веку. Но и столь поздняя датировка не спасает, т.к. появление в летописях слова казак относится лишь к XV веку(6) .
Все эти обстоятельства, видимо, основательно смущают исследователей, раз до сих пор не только вопрос о явной связи казаков с хазарами старательно обходился стороной, но даже и сам по себе вопрос о судьбе хазар-христиан и хазар-мусульман после распада Хазарского каганата. Но основным фактором, заставляющим прекращать всякое изучение ранней истории казаков, является довлеющая с XVIII века над умами ученых басня о беглохолопском происхождении казаков.
Вопреки подобным ошибочным суждениям, все имеющиеся в настоящее время сведения показывают, что казаки, по крайней мере, трех старейших общин являются потомками жителей Хазарии, тем самым бесследно исчезнувшим из официальной истории христианским и мусульманским большинством хазар арабских авторов.
Во избежание кривотолков, особенно это касается определения этнической составляющей хазар-иудеев, хазар-христиан и хазар-мусульман замечу, что Хазарский каганат был многонациональным государством, куда входили не одни только хазары. С течением времени подданные народы могли принять на себя имя хазар, что могло особо проявиться при контактах их с внешним (по отношению к Хазарии) миром. Но даже относительно самих хазар можно привести такое свидетельство Истахри: «Хазары … разделяются на два разряда, один называется кара-хазар, они смуглы так сильно, что их смуглота отдает в чернь, они словно какой-либо разряд из Индии. Другой разряд – белые, красивые и совершенные по внешнему виду» (цитата по [11, с.20]). Однако исследование происхождения народов, населявших Хазарию, выходит за рамки настоящей статьи.
.
Источники

1. Еп. Георгий (Конисский). История русов или Малой России. – М.: Университетская типография, 1846 г.
2. Малеча Н.И. Словарь говоров уральских (яицких) казаков. – Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 2002 г., Т.II, 592 с.
3. Ткаченко П. – Кубанский говор. Опыт авторского словаря. – М.: Граница, 1998 г., 240 с.
4. Петрусенко И. – Кубань в песне: страницы музыкальной летописи трех веков. – Краснодар: «Сов.Кубань», 1999 г., 432 с.
5. А.В. Миртов. Донской словарь. Материалы к изучению лексики донских казаков. – Ростов-на-Дону, 1929 г.
6. Большой толковый словарь донского казачества. – М.: «Русские словари», «Астрель», «АСТ», 2003 г., 608 с.
7. Ригельман А.И. История о донских казаках. – М.: Университетская типография, 1846 г. Взято с http://fstanitsa.ru.
8. Хазарский альманах. // Редкол.: В.К. Михеев (гл.ред.), А.И. Айбабин, В.С. Аксенов и др. – М.: Мосты культуры, Гешарим, 2004 г., Т.2, 200 с.
9. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Империя – М.: РИМИС, 2004 г., т.I, 568.
10. Гумилев Л.Н. Открытие Хазарии: Историко-географический этюд. – М.:
11. Кестлер А. – Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и ее наследие. – СПб.: Евразия, 2001 г., 320 с.
12. Фурманов Д.А. Чапаев. – М.: Издательство «Художественная литература», 1967 г., 760 с.

10

Катастрофа 1259 года: факты и выводы
С. А. Чумичёв

.
Institutute of low temperature science, Hokkaido University, Sapporo 060–0819 Japan
.
Аннотация.

В статье на основе цепочки логических рассуждений показывается, что кислотный горизонт, обнаруженный в толще гренландского ледникового покрова и в Антарктиде и датируемый 1259 г., является следом извержения вулкана Санторин в Эгейском море, ставшего причиной гибели поселений т.н. «крито–микенской культуры» на островах Кикладского архипелага и о.Крит. Рассматривается вопрос о роли этого извержения в истории цивилизации.
.
ВВЕДЕНИЕ. Естественные архивы Земли, представленные натуральными седиментационными образованиями самого разного характера (лёссы, донные морские и озерные отложения, торфяники, ледники и ледниковые покровы, и т.п.), в той или иной форме хранят сведения о всех сколь–либо значимых природных изменениях, имевших место на нашей планете. И – по крайней мере за тот период времени, что на Земле существует человеческая цивилизация – эта информация обладает разрешением, достаточным для выработки уверенных выводов о влиянии названных изменений на жизнь и деятельность человеческих сообществ.
.
Данная работа была спровоцирована рядом исследований других ученых, основанных на интерпретации так называемого «вулканического сигнала» в гренландских и антарктических ледниковых кернах в плане поиска источников этого сигнала и выработки гипотез о связи отслеженных таким образом природных катаклизмов с цивилизационными процессами - см., например, статью Я. А. Кеслера «Осознание сквозного времени» [Кеслер, 2003]. Суть вопроса заключается в следующем.
.
Известно, что один из наиболее эффективных методов исследования вулканической деятельности в прошлом – это изучение кислотности и аэрозольных включений в ледниковых кернах, так как они содержат в себе вещественное доказательство атмосферной загрузки. В центральных зонах крупных ледниковых щитов температура воздуха в течение всего года сохраняется отрицательной, причем намного ниже нулевой отметки шкалы Цельсия (среднегодовые температуры ниже –25°С). Этим обусловлен тот факт, что таяние в подобных областях отсутствует, и происходит лишь накопление выпадающего снега или намерзающих осадков с последующим их оседанием и рекристаллизацией, приводящей к превращению снега в фирн (переходную породу между снегом и собственно ледниковым льдом, состоящую из связанных между собой ледяных зерен), а затем, на глубине 50-150 м от поверхности – в лед. Пробурив ледниковый щит, можно проследить в колонке льда хорошо сохранившиеся годовые слои, уверенно отделяемые друг от друга по летним и зимним отложениям, которые различаются по структуре, плотности и запыленности [Котляков и Гордиенко, 1982; Котляков, 1994; Войтковский, 1999; Николаев, 1999; детали также в сб. Oeschger и Langway, 1998]. В слоях отмечается изменение химического и физического состава льда, а также пепловые включения, являющиеся результатом выпадения на поверхность ледника продуктов вулканических извержений. По интенсивности подобного вулканогенного сигнала в керне можно в той или иной степени судить о мощности извержения и о степени удаленности данного места от источника вулканического материала, поэтому датированные вулканогенные слои в ледниковых кернах довольно эффективно используются в качестве временных реперов при сравнении с результатами палеоботанических и геологических исследований [Hammer и др., 1980].
.
Анализ вулканических сигналов, на протяжении последнего тысячелетия проявившихся одновременно в кернах из обоих полярных районов планеты (Гренландии и Антарктиды), выполнили Langway с соавторами [1995]. В результате изучения этой информации, ими была построена шкала наиболее значительных извержений, имевших место в голоцене, о чем ниже будет рассказано более подробно. Сейчас же стоит отметить, что в ряду обнаруженных таким образом эруптивных событий особняком стоит извержение 1259 года новой эры (ниже для краткости именуемое «событие–1259»). След этого извержения наблюдается повсеместно в полярных ледниковых кернах, и, очевидно, оно представляет собой крупнейшее эруптивное событие, выбросы которого транспортировались от источника по всему миру [Langway и др., 1988]. Так как сигнал «события–1259» отмечается в кернах как северного, так и южного полушария, это может свидетельствовать не только о большой мощности извержения, но и о том, что оно произошло скорее в низких широтах, чем в средних или тем более в высоких. Привязать сульфатный и кислотный пики 1259 г. к конкретному вулкану на настоящий момент представляется проблематичным, однако, в данной работе мы попытаемся сделать это, исходя из некоторых базовых постулатов и простых логических рассуждений. Полученные выводы затем будут проанализированы в свете их значения для цивилизационных исследований.
.
Но сперва необходимо дать краткий обзор методов, позволивших обнаружить в ледниковых кернах сигнал «события–1259» и очертить круг дальнейшего поиска, введя вышеупомянутые базовые постулаты. Начнем с методов. Структура посвященного им очерка будет, преимущественно, основана на материалах, любезно предоставленных автору настоящей статьи заведующим лабораторией активного вулканизма Института Вулканологии ДВО РАН, к.г.н. Я.Д.Муравьевым (личное сообщение, 2000).
.
ИЗМЕРЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ВУЛКАНИЧЕСКИХ АЭРОЗОЛЕЙ ВО ЛЬДУ. Аэрозольные сульфаты из вулканических эруптивных облаков поступают в атмосферу после каждого извержения. Отложение у ближайших вулканов начинается немедленно после извержения, а на больших расстояниях от центров эрупции может продолжаться до 2-4 лет после извержения. Некоторые виды аэрозолей в атмосферных осадках или сухим отложением достигают поверхности ледников и ледниковых шапок и сохраняются в снеге и льду. Измерения общей кислотности или содержания сульфата в ледниках потенциально позволяет вычислить вулканический вклад с высокой точностью в результате перекрестной синхронизации между разными регионами.
.
Пробурив ледниковый покров, можно получить колонку льда с хорошо сохранившимися годовыми слоями, отделяемыми друг от друга по летним и зимним отложениям, которые различаются по структуре, плотности и запыленности. Такое отделение не представляет особого труда для последних нескольких тысяч лет, однако с глубиной проводить его все сложнее, так как из-за давления вышележащих слоев различия сглаживаются. В этом случае для датирования более древнего льда используют численное моделирование его растекания, исходными данными при котором служат скорость накопления снега, температура и вязкость льда, скорость его движения и рельеф ложа [Войтковский, 1999; детали см. в сб. Oeschger и Langway, 1998; также см. Чумичёв, 2003].
.
Наиболее заметные пики кислотности, выявленные в ледниковых кернах путем электронных и химических измерений, представляют собой различия в уровнях содержания H2SO4 (в некоторых случаях – в уровнях HCl и HF). Они связаны, в основном, с крупнейшими вулканическими извержениями [Hammer, 1977; Hammer и др., 1980, 1981, 1994; Herron и Langway, 1985; Legrand и Delmas, 1987; Lyons и др., 1990; Moore и др., 1991; Delmas и др., 1992; Zielinski и др., 1994], и могут представлять вулканические события местного, регионального и глобального происхождения. На более низких уровнях концентрации также обнаружены продолжительные систематические и последовательные сезонные изменения кислотности до больших глубин в ледниковых кернах. Годовые сигналы относятся, главным образом, к факторам, связанным с сезонными изменениями в источниках кислотности [Hammer, 1977; Hammer и др., 1981, 1994].
.
Для получения информации о вулканическом аэрозольном отложении применяются несколько методов, основанных на измерениях химического содержания снега и льда. Кислотность обычно измеряется методом электрокондуктивности твердого льда одним из двух способов: или, пропусканием постоянного тока через лед (ECM), или диэлектрическим профилированием, использующим переменный ток (DEP). Кроме того, проводятся измерения электрокондуктивности и талой ледниковой воды. Четвертый метод – определение концентрации иона водорода кислотным титрованием. Он считается наилучшим для измерения кислотности [Moore и др., 1994]. При полном химическом анализе всех главных анионов и катионов, кислотность также может быть рассчитана в результате вычисления разности между их насыщениями.
.
Выполняются прямые измерения и содержания сульфат-иона. Так как результаты общих сульфатных измерений включают и сульфат натрия из морской соли, который обычно удаляется из данных, то из общей концентрации иона натрия вычитается фракция, отражающая количество сульфата не морского происхождения (NSS SO4 или "сульфат-эксцесс" (“остаточный сульфат”).
.
При сравнении сульфатных профилей ледяных кернов, должны учитываться типы измерений вулканической нагрузки. Прямые измерения содержания сульфата предпочтительнее, в сравнении с измерениями рН, потому что сульфаты – одна из основных составляющих стратосферного аэрозоля, в то время как показания рН в разной степени включают и другие кислоты. Кроме того, диэлектрическое профилирование льда имеет отклик на вариации аммония, который не связан с вулканизмом [Moore и др., 1994].
.
Другая проблема – время, в течение которого происходит аэрозольное выпадение на поверхность ледника. Осаждение от отдельного вулкана может происходить полностью в течение одного года, или наоборот, продолжаться более двух лет.
.
Направление движения пепловых облаков, воссозданное на основе регионального распределения размера частиц и изопахитовых данных, информирует о преобладающих ветрах во время извержений. Хотя они представляют собой моментальные данные о распределении ветров в прошлом (если вообще существует достаточное количество действительных примеров для того или иного региона), они могут помочь оценить преобладающую модель ветра для определенных периодов (например, средний голоцен, поздний ледниковый период, последний ледниковый максимум).
.
Как только сульфаты поступают в тропосферу над ледяными щитами, они вымываются из атмосферы на ледниковую поверхность сухим осаждением или снегопадами. Оба этих процесса сильно изменчивы во времени и пространстве. Например, в 8 снежных шурфах при пересечении через Гренландию, сигнал извержения вулкана Эль-Чичон (Мексика, 1982) был сильным в некоторых из них, и отсутствал в других [Zielinski и др. 1994]. Скорость аккумуляции и концентрации ионов могут варьировать в разных пространственных масштабах, даже порядка нескольких сотен метров [Jaffrezo и др. 1994]. Как только сульфат достигает поверхности ледника, ветровое переотложение снега добавляет дополнительный шум к сульфатному сигналу [Fisher и Koerner, 1994]. Этот фактор тоже должен учитываться в изменчивости осаждения, для объяснения приведенных выше результатов.
.
Taylor и др. [1992] указали, что величины ECM сильно зависят от температуры, при которой проводятся измерения. Во время скольжения электродов по поверхности керна происходит подтаивание льда за счет трения, вследствие чего наличие талой воды на контакте приводит к улучшению электрического контакта и увеличивает ток. Естественно, что количество плавящегося льда также зависит от температуры воздуха в лаборатории.
.
Несмотря на некоторые объективные трудности, с которыми сталкивается исследование эруптивного сигнала, ледниковые керны являются обещающим источником информации о вулканических аэрозолях (по кислотности и рядам сульфатов) в прошлом и активно используются при изучении влияния вулканических извержений на колебания климата. Нас же они будут интересовать несколько в другой связи, а именно как регистраторы собственно вулканических событий и их мощности.
.
БИПОЛЯРНАЯ ГЛЯЦИОХРОНОЛОГИЯ МОЩНЫХ ВУЛКАНИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ. На базе ледниковых кернов Гренландии и Антарктики была построена реальная биполярная химическая стратиграфическая хронология крупнейших вулканических событий за последние 1000 лет (рис.1) [Langway и др., 1995].
.
В качестве характерного примера отображения вулканического события (из недавнего прошлого) в кернах обоих полушарий прежде всего надо отметить извержение вулкана Кракатау (6oю.ш., 105oв.д.). Оно интересно тем, что обнаружены примерно равные максимальные величины уровня концентрации содержания nss SO42- в обоих полушариях после извержения Кракатау, максимум эруптивной активности которого отмечалась 26 августа 1883 г. [Simkin и др., 1981]. В результате анализа керна Crete в центральной Гренландии C.U.Hammer [1977] пришел к выводу, что понадобилось около 1 года для того, чтобы сигнал от этого извержения достиг поверхности Гренландии, и около 2 лет для появления максимальной концентрации вблизи скважины. Сигнал сначала появляется в керне D318C в южной Гренландии с задержкой в 1 год, но указывает на значительный остаток SO42- и в течение следующего года.
.
Другой случай – горизонты максимальной концентрации сульфат-эксцесса (nss SO42-) в биполярных точках, отвечающие аккумуляции 1835 и 1832 гг. н.э., которые в 3-5 раз выше фоновых уровней. Прослой 1832 г. н.э. обнаруживается не во всех антарктических кернах, возможно из-за относительно низкой скорости аккумуляции на Южном полюсе, и представляет собой пример “неидентифицированного” вулканического события, часто обнаруживаемого в ледниковых кернах.
.
Химические сигналы в разных кернах, представляющие извержение Тамбора (8oю.ш., 118oв.д.), происшедшее 5 апреля 1815 г., а также “неидентифицированный” сигнал около 1810 г., также хорошо выражены. Эти два вулканических события отмечались ранее в керне Crete [Hammer, 1977] и другими [Legrand и Delmas, 1987; Dai и др., 1995; Moore и др, 1991; Delmas и др., 1992]. Пик сигнала от извержения Тамбора появился в Гренландии год спустя после извержения.
.
Высокие уровни концентрации nss SO42- между слоями аккумуляции, отмеченными годами с 1450 по 1464 гг. н.э., также проявляются в разных кернах. Примечателен горизонт, принадлежащий 1464 г.н.э., измеренный в керне NBY89, который представляет второй по мощности пик концентрации nss SO42- по всему протяжению данного керна.
.
Максимальные потоки H2SO4, обнаруженные в результате биполярного исследования, присутствуют в образцах, собранных из горизонтов 1259 г. н.э. Как и ожидалось, изменчивость потоков больше в Антарктике, чем в Гренландии. Это объясняется наблюдаемыми обычно условиями с более суровыми ветрами на поверхности, которые часто переоткладывают свежевыпавший снег, препятствуя естественному образованию его слоев [Fisher и Koerner, 1994] и влияя на химический состав и распределение изотопов, а также на распределение аккумуляции снега. Однако, чтобы уверенно это утверждать требуется большее количество данных. В любом случае, прослой 1259 г.н.э. является вулканическим сигналом, наблюдаемым повсеместно в полярных ледниковых кернах [Langway и др., 1988], и, очевидно, представляет собой крупнейшее эруптивное событие, выбросы которого транспортировались от источника по всему миру. Из анализа изотопных кривых и их сопоставления с данными по кислотности можно сделать вывод, что событие произошло в зимний период 1258/59 гг. (скорее всего – вторая его половина, т.е. после января 1259 г.), выпадение продуктов продолжалось и в 1260 г. Несмотря на хорошую выраженность сигнала «события-1259» в ледниковых кернах, о самом извержении, ставшем источником этого сигнала, известно мало, т.е. «событие-1259» является одним из неидентифицированных, что чрезвычайно важно для последующего анализа.
.
Стоит отметить, что извержение 1259 г. по мощности выброса примерно в два раза превысило извержение вулкана Тамбора в 1815 г., общий аэрозольный выброс которого в стратосферу составил тогда по оценкам M.R.Rampino и др. [1988], порядка 200 мегатонн. Значит для 1259 г. можно приблизительно оценить суммарный выброс в 400 мегатонн. D.Raynaud [1983], а также T.M.Gerlach и E.J.Graeber [1985] оценивают выброс в стратосферу аэрозолей серной кислоты в результате извержения вулкана Тоба (ок. 75000 л.н.) от 9х1014 до 5x1015 г, в то время как общий аэрозольный выброс, согласно Рампино (см. выше) для этого извержения – от 1000 мегатонн и выше. Из пропорции находим, что (при допущении равновеликого соотношения компонентов выброса для Тобы и извержения 1259 г.) в последнем случае было выброшено порядка 3.6х1014 г, т.е. порядка 360 мегатонн серной кислоты.
.
ПОИСК ИСТОЧНИКА «СОБЫТИЯ-1259»: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ. Понятно, что для обнаружения вулкана, извержение которого в 1259 г. н.э. послужило источником мощного сигнала в биполярных ледниковых кернах, необходимо прежде всего определиться, в каких хронологических координатах мы будем производить поиск. Поскольку на настоящий момент существует несколько альтернативных хронологических гипотез, следует выбрать из их числа одну, предоставляющую более позитивные основания для поиска, придающую ему большую осмысленность. Мы склоняемся к тому, чтобы в данном конкретном исследовании воспользоваться гипотезой Фоменко-Носовского, «сворачивающей» хронологию человеческой цивилизации в несколько раз и ограничивающей ее известную историю последней тысячей лет [Носовский и Фоменко, 1999]. Так как в традиционной истории (ТИ) для извержения 1259 г. н.э. подходящего вулкана не обнаруживается, то выводы можно сделать такие: а) если ТИ верна, то извержение произошло в районах, выходивших на тот момент за пределы Ойкумены и не нашедших отражения в жизни и эволюции цивилизации, а потому осталось для нее незамеченным; б) если ТИ не верна, то извержение 1259 г. вполне могло иметь место в пределах Ойкумены. Таким образом, вариант а) оснований для поиска не предоставляет и может быть опущен (хотя мы и не отказываем ему в праве на существование, – но с точки зрения последующих исследований он нас не интересует).
.
Дальнейшая логика проста: если верен (то есть, если мы принимаем за постулат, который далее по определению считается верным) пункт б), и если в пределах Ойкумены найдется вулкан, извержение которого происходило на веку человеческой цивилизации и удовлетворяло тем данным, которые у нас имеются в отношении «события-1259», то у этого вулкана есть все основания претендовать на роль источника для данного события. Окончательным фильтром станет датировка: если извержение этого вулкана датировано достаточно надежно независимыми методами и не совпадает с окрестностью 1259 г. н.э., то оно должно быть отброшено. Если извержение не датировано или датировано не надежно, то оно проходит контроль и становится одним из претендентов. Другими словами, если в прошлом нашей цивилизации оказалось зафиксированным (в археологических или письменных данных) некоторое достаточно мощное вулканическое извержение в низких широтах (субтропических, тропических либо экваториальных, т.е. грубо – между 40° ю.ш. и 40° с.ш.), надежной хронологической привязки которого мы, тем не менее, не имеем – и при этом вся история «свернута» в последнюю тысячу лет – то и названное извержение должно было произойти в этот период, и, обладая известной мощностью, оставить след в биполярных кернах, причем этот след обязан быть неидентифицированным. Мощное извержение в низких широтах, являясь источником стратосферной загрузки для обоих полушарий, попросту не могло не отразиться в виде мощного же сигнала в биполярных ледниковых кернах.
.
Таким образом, если за последнюю тысячу лет случилось извержение, которое должно было отразиться в кернах, и если есть в тех же кернах неидентифицированный сигнал подходящей мощности, причем единственный в удовлетворяющем нас диапазоне времени, то мы практически со стопроцентной уверенностью должны их отождествить. Сигнал в кернах у нас уже имеется – это «событие-1259». Осталось порыться в цивилизационных архивах и найти ему подходящее извержение, что тоже не составляет особого труда. Речь идет об извержении вулкана Санторин в Средиземноморском бассейне.
.
САНТОРИНСКОЕ ИЗВЕРЖЕНИЕ. Санторин (средневековое итальянское искажение имени Sant' Irene, патронессы о.Тира) – это название небольшой группы вулканических островов в Эгейском море, 36°24'13" с.ш., 25°23'47" в.д., примерно в 210 километрах к юго-востоку от Афин и в 110 километрах к северу от о.Крит. Название Thera происходит от имени спартанского вождя, который завоевал остров в районе 1000 г. до н.э. (по ТИ – С.Ч.), – это античное название архипелага. В наше время название Санторин прилагается к группе в пять островов, и Тира – название крупнейшего из них [Bullard, 1976].
.
Финикийцы называли остров Каллисти (Лучший). Эта колония существовала до 1089 г. до н.э. (по ТИ – С.Ч.), когда сюда пришли лакедеманы и основали вторую колонию, назвав ее именем своего вождя – Тира [Нинкович и Хейзен, 1969].
.
Данные, приводимые в различных источниках относительно мощного извержения вулкана Санторин, ставшего причиной гибели минойских поселений на острове Тира, разнятся в деталях, но сходятся в главном – катастрофичности данного события. Ниже приведена небольшая подборка информации из вулканологических справочников и статей, посвященных исследованиям того, что же произошло на острове Тира, призванная дать более или менее объемную картину этого грандиозного катаклизма.
.
Итак, на вышеназванном греческом острове, принадлежащем к архипелагу Киклады, приблизительно в 1500 г. до н.э. (по ТИ – С.Ч.) произошло мощное эксплозивное извержение и связанное с ним обрушение, с образованием кальдеры объемом 83 км3, так что от бывшего вулканического комплекса Санторин остались лишь серповидный главный остров Тира и более мелкие острова Тирасия и Аспронизи. В результате более поздних извержений возникали новые небольшие острова, один из которых – Неа-Камени – иногда еще проявляет вулканическую активность [Раст, 1982].
.
Кальдера площадью 83 км2 и слой тефры (вулканического материала – С.Ч.) мощностью 30 м на островах Тира, Тирасия и Аспрониси позволяют предполагать, что минойское извержение Санторина было значительно сильнее и, по-видимому, более (! – С.Ч.) катастрофично, нежели извержение Кракатау в 1883 г. [Нинкович и Хейзен, 1969]. Непосредственные продукты эксплозивной деятельности этого катастрофического извержения в нижних слоях атмосферы в основном распространились в юго-восточном направлении, но значительная их часть также попала и в стратосферу, где произошло перемешивание и разнос облака вулканических выбросов по всему земному шару.
.
У подножия вулкана мощность пемзовых пуццолановых отложений составляет от 20 до 65 м. Ими был погребен город среднеминойской культуры, в котором жили до 30 тыс. человек. В 30 км к востоку от вулкана (о.Анафи) мощность пемзовых отложений составляла свыше 5 м. В 200 км от вулкана мощность пеплов достигала 2 м; в районе о.Карпатос в 480 км – в донных осадках Средиземного моря – 4,5 см. При взрыве было извергнуто 72 км3 материала, площадь, захваченная интенсивным пеплопадом, превысила 200 000 км2. Извержение сопровождалось катастрофическими цунами [Гущенко, 1979]. Выброс огромных масс богатой газами магмы неизбежно вызвал обрушение кровли подземного резервуара с образованием обширной кальдеры. Считается, что это извержение явилось причиной упадка Минойской культуры на о.Крит [Гущенко, 1979; Резанов, 1980].
.
После того как еще в 1899 г. под рыхлыми вулканическими накоплениями были обнаружены следы древней культуры, в результате систематических раскопок, проводившихся особенно интенсивно с 1967 г., по-видимому, удалось разрешить одну из загадок ранней истории Восточного Средиземноморья: под 30-метровым слоем пемзы на острове Тира, вблизи селения Акротири, был обнаружен город позднеминойской эпохи. Высказанное греческим археологом Маринатосом еще в 1930-е годы предположение о связи между извержением Санторина и закатом крито-минойской культуры казалось подтвержденным. Предполагалось, что энергия, освобожденная при извержении, вызвала появление мощной приливной волны высотой около 30 м, ударившей в побережье Крита и опустошившей располагавшийся там минойский портовый город Аниссос; спустя несколько часов она затопила дельту Нила и разрушила даже удаленный на 1000 км от места извержения порт Угарит [Раст, 1982].

11

Хотя пепел, выброшенный при извержении Санторина, встречается в керне почти всех скважин, пройденных в осадках восточной части Средиземного моря, археологическое датирование последнего времени, произведенное по минойским гончарным изделиям из древних поселений и дворцов критского побережья, свидетельствует о том, что разрушение последних произошло лишь через 50 лет после вулканической катастрофы. Более поздние оценки энергии, освобожденной при эксплозивном извержении Санторина, позволяют предполагать приливную волну не столь высокой, а пеплопад на Крите не столь обширным, как считалось раньше, поэтому разница во времени между катастрофическим извержением и разрушениями на Крите представляется реальной. Последние можно связывать с одним из особенно сильных землетрясений, нередких в восточной части Средиземного моря. Дворец Кноссос на Крите был разрушен в результате землетрясения, которое произошло еще до извержения Санторина. Тем не менее это раннеисторическое извержение следует отнести к числу наиболее тяжелых природных катастроф в области Средиземноморья, сопровождавшихся многочисленными жертвами [Раст, 1982].
.
Вместе с тем, о санторинской катастрофе не упоминается ни в одном из дошедших до наших дней письменных источников древности. Об этом катаклизме стало известно лишь после начатого в конце позапрошлого века геологического изучения острова Тиры, а также океанологических исследований 60-х годов прошлого столетия. Впервые внимание к острову было обращено в 19-м веке, когда французские инженеры, руководившие на Тире добычей пуццоланы, использовавшейся для производства высококачественного цемента при строительстве Суэцкого канала, обнаружили на дне шахты остатки каменных строений [Bullard, 1976].
.
Произведенные впоследствии раскопки открыли миру древний погребенный город, своего рода "Эгейские Помпеи". Здесь было найдено множество засыпанных пеплом домов – целые кварталы, с многоэтажными зданиями, терассами, пышными вестибюлями, балконами, настенными фресками. При взрыве вулкана северная часть города погибла, южная же была частично погребена под многометровой толщей вулканического пепла, а частично – опустилась под воду [Резанов, 1980]. Открытие этого города вызвало необычайный ажиотаж и, вместе с тем, послужило причиной активного изучения геологической истории острова.
.
Согласно имевшим место геологическим исследованиям, первоначальный остров Санторин, до того, как на нем возник вулкан, был сложен метаморфическим комплексом мраморов и кристаллических сланцев, известных в настоящее время у Сент-Илиаса и Меса-Воуно на острове Тира. С конца третичного периода вулкан постепенно рос в результате последовательных извержений, а в постледниковое время превратился в большой вулканический остров. Его назвали Стронгиле (круглый). Остров заселили минойцы (Minoan population), но мощное извержение разрушило остров Стронгиле, а на его месте остались лишь отдельные фрагменты, получившие названия островов Тира, Тирасия и Аспрониси. После минойской эпохи подводные извержения в центре образовавшейся кальдеры продолжались с перерывами до 197 г. до н.э. (по ТИ – С.Ч.), когда над водой появился остров Камени. Последующие надводные извержения происходили в 46, 60, 726, 1457, 1508, 1573, 1650, 1707-1712, 1866, 1925-1926, 1928, 1939-1941 и 1950 гг. н.э. [Нинкович и Хейзен, 1969]. В каталоге "Извержения вулканов мира" И.И.Гущенко [1979] приводятся также несколько других дат извержений, а именно: 19, 1050, 1866-1870 гг. н.э.
.
Все извержения вулкана в историческое время описывались как катастрофические для населения острова Тира. Кроупнозернистая тефра, лапилли, вулканические бомбы и глыбы выбрасывались на расстояние до 3 км от вулкана. Тонкий пепел распространялся над островами Эгейского моря, а иногда отмечался даже в Анатолии. Обильные газы и пары временами были настолько сильно насыщены сернистым водородом, что вызывали у людей удушье, частые обмороки, сильные головные боли и рвоту. Все извержения вулкана в историческое время сопровождались цунами, вызывавшими сильные разрушения на берегах Эгейского моря. Извержения Санторина сопровождались сильными взрывами газа. Во время извержения 1650 г., например, взрыв был настолько силен, что его слышали у Дарданелл, на расстоянии 500 км от Санторина [Нинкович и Хейзен, 1969].
.
Вместе с тем, за все время существования цивилизаций в Средиземноморье лишь одно извержение Санторина оставило по всему региону следы, уверенно идентифицируемые сегодня – то самое, в результате которого погибли минойские поселения и произошло образование кальдеры. С учетом того, что известно о других исторических извержениях Тиры, можно представить, насколько катастрофичной была минойская эксплозия.
.
Дело в том, что на морском дне были обнаружены огромные по площади отложения тефры, которые подразделялись на два различных горизонта, так называемые верхнюю и нижнюю тефры. Эти слои были открыты в восточной части Средиземного моря шведской глубоководной экспедицией 1947-1948 гг. На основе изучения показателей преломления вулканического стекла были сопоставлены два слоя в семи колонках, полученных южнее острова Крит: верхний слой с n=1,51 и нижний – c n=1,52. Было высказано предположение, что верхний слой отложился в период извержения вулкана Санторин между 1800 и 1500 г. до н.э. Относительно источника материала для нижнего слоя тефры никаких предположений сделано не было [Нинкович и Хейзен, 1969].
.
Во время 10-го (1956 г.) и 14-го (1958 г.) рейсов судна "Вима" в восточной части Средиземного моря, Ионическом и Эгейском морях было взято 14 новых колонок, содержащих слои тефры. Таким образом, в 40-х – 50-х гг. ХХ в. со дна восточной части Средиземного моря была поднята 21 колонка донных отложений с прослоями тефры. Из них 16 колонок имеют по одному слою, и пять – по два. Слои тефры сопоставлялись на базе изучения показателей преломления вулканического стекла, стратиграфической последовательности сапропелевых илов и климатических кривых, полученных в результате изучения комплексов фораминифер. Как верхний, так и нижний прослои тефры, обнаруженные в колонках "Вимы" и "Альбатроса", состоят из принесенных ветром прозрачных, мелких пепловых частиц. Ближайший источник вулканического материала – вулкан Санторин. Более 95% вулканического пепла представлено бесцветным вулканическим стеклом; остальная часть материала состоит из пироксенов и небольшого количества кристаллов плагиоклазов [Нинкович и Хейзен, 1969].
.
Конфигурация площади, где обнаружены вулканические осадки, и характер распределения мощности (толщины) двух пепловых прослоев не оставляют сомнения в том, что этот пепел образовался в результате извержений вулкана Санторин. Так, наибольшая толщина нижнего пеплового слоя, достигающего в одной колонке 10, в другой – 22 см, обнаружена к юго-востоку от Санторина. Пепел разносился на расстояние около 1000 км от вулкана. Верхний горизонт вулканических осадков (верхняя тефра) достигает наибольшей толщины также вблизи Санторина. В колонке, расположенной в 130 км к юго-востоку от вулкана, толщина его превышает 2 м [Резанов, 1980].
.
Мощный слой пепла на Тире отложился одновременно с образованием кальдеры. Этот пепел на 97% состоит из бесцветного вулканического стекла и на 3% из плагиоклаза и пироксена; аморфная часть пепла содержит 71,0% SiO2. Показатель преломления вулканического стекла, равный 1,500-1,510, согласуется с показателем преломления минералов верхней тефры глубоководных отложений. Опираясь на эти данные, слой верхней тефры из колонок восточной части Средиземного моря можно считать идентичными слою пепла мощностью 30 м, покрывающего острова группы Санторин [Нинкович и Хейзен, 1969].
.
ТРАДИЦИОННЫЕ ДАТИРОВКИ ИЗВЕРЖЕНИЯ. Микропалеонтологическое исследование колонок грунта из восточной части Средиземного моря показали, что пепел нижней тефры выпадал в течение последнего оледенения, а верхний – в постплейстоценовое время. Постплейстоценовое заболачивание происходило 7000-9000 лет назад. Возраст карбонатных отложений, залегающих вблизи границы послеплейстоценового заболоченного горизонта, составляет по С14 13600±700 лет. Возраст карбонатных отложений в той же колонке, залегающих непосредственно над горизонтом последнего плейстоценового заболачивания, составляет по С14 больше 29900±3000 лет. Вместе с тем возраст карбонатных отложений, залегающих между прослоями нижней тефры и горизонтом последнего плейстоценового заболачивания, в колонке Аlb-189 оценивается по радиоуглеродному методу в более чем 32000 лет. Приведенные данные позволяют предполагать, что отложение нижней тефры произошло по крайней мере 25000 лет назад. Далее, было показано, что прослой из птеропод, залегающий в послеледниковых карбонатных отложениях, может быть прослежен в колонках грунта от Сицилии до Эгейского моря. В колонках, содержащих верхнюю тефру, прослой из птеропод связывается с этой тефрой. В колонке большого диаметра V10-64 птероподовый прослой встречен на расстоянии 5 см от верха колонки, а возраст карбонатных отложений между 8 и 15 см от верха колонки составляет по радиоуглеродному методу 5650±400 и 5870±300 лет. Следовательно, возраст птероподового прослоя менее 5000 лет. Очевидно, что верхняя тефра, таким образом, тоже образовалась менее 5000 лет назад [Нинкович и Хейзен, 1969].
.
Из приведенных данных ясно, что нижняя тефра образовалась при доисторическом извержении Санторина около 25 тыс. лет назад. Что же касается верхней тефры, то для нее предлагается весьма размытая датировка – "менее 5000 лет". Несомненно, она образовалась в результате извержения того же Санторина, но когда – 4500, 3000, 1000, 100 лет назад? Исследования тефры не дают ответа на этот вопрос, не говоря уже о довольно-таки сомнительной надежности радиоуглеродного метода [Постников, 2000; Тюрин, 2004а, б; и т.д.] – тем более в 50-е годы прошлого века, когда при измерении изотопного состава образцов еще не применялась атомная масс-спектрометрия (вошедшая в широкий научный арсенал только в 90-е годы).
.
С археологическими датировками дело обстоит еще сложнее. По археологическим признакам минойское извержение вулкана Санторин якобы произошло в период между царствованиями фараонов Тутмоса III и Аменхотепа IV, т.е. между 1450 и 1375 гг. до н.э. По совокупности других исторических признаков наиболее вероятной принята дата 1400 гг. до н.э. – предположительное время разрушения Кносса и других дворцов Крита [Гущенко, 1979]. Это значит, что в городе, засыпанном пеплом на о.Тира, обнаружили артефакты, похожие на предметы из Египта времен 18-й династии. Так как египетская хронология известна историкам "достаточно хорошо" (для примера ее надежности укажем лишь тот факт, что время восшествия на престол первого фараона Менеса колеблется в разных трудах в пределах двух тысяч лет), то и дату извержения Санторина можно считать установленной "достаточно надежно". Знаменитый хронолог Э.Бикерман, отец современной хронологии древности, писал, что длительность правления отдельных фараонов часто выбиралась весьма произвольно – по принципу "три фараона в сто лет", либо исходя из соображений средней длительности правления фараона – около 17 лет [Бикерман, 1975]. Возникает закономерный вопрос: насколько практично привязывать извержение Санторина к хронологии Египта в таком случае?
.
Что касается времени разрушения дворцов Крита, то оно произошло как минимум через 50 лет после извержения, хотя неизвестно, когда именно. Такой вывод сделан на основе анализа критских гончарных изделий. Дворцы разрушились, таким образом, уже после извержения, за исключением Кносса, который превратился в руины задолго до катастрофы [Раст, 1982]. В такой ситуации датировать извержение представляется затруднительным.
.
Радиоуглеродный анализ при датировании тефры дал довольно расплывчатые результаты; применение его к материалам из раскопок на о.Тира также нельзя назвать достаточно удачным. Изложим историю этого вопроса.
.
9 июля 1956 г. сильное землетрясение повредило большинство зданий на Тире, и 48 человек погибло. Профессор Джордж А.Галанопулос, директор Сейсмологической лаборатории Афинского Университета, отправился на о.Тира для проведения полевых исследований причиненного ущерба [Galanopoulos, 1960]. Будучи там, он посетил шахты, где добывается вулканическая пыль для цементных заводов в Афинах. На дне шахты он натолкнулся на руины каменного дома, в котором нашел два маленьких кусочка дерева и несколько человеческих зубов. Радиоуглеродное датирование дало для кусков дерева возраст 1410±100 г. до н.э. [Bullard, 1976].
.
Вообще, было получено две даты: 3050±150 и 3370±100 лет BP (before physics, т.е. до 1960 г. – С.Ч.). Вторая дата, 3370±100 лет, была получена после удаления из дерева гумидной кислоты, поэтому ее рассматривают, как наиболее вероятную [Нинкович и Хейзен, 1969; Гущенко, 1979].
.
Однако, объективности ради надо отметить, что эта дата (даже делая скидку на всевозможные проблемы радиоуглеродного метода) свидетельствует лишь об одном, а именно о том, что дерево, части которого были обнаружены в руинах дома, погибло в районе 1400 г. до н.э. Насколько нам известно, данных радиоуглеродного анализа по найденным там же зубам или каким-либо еще предметам нет. Следовательно, датировку дерева нельзя проверить. Более того, может оказаться, что куски дерева, обнаруженные в шахте, – это внутренние отмершие части очень старого дерева, то есть они могут быть на несколько сотен (и даже на тысячу) лет древнее, чем собственно время гибели растения. Затем, обнаруженный артефакт, изготовленный из дерева, мог использоваться на протяжении столетий и к извержению не имеет никакого отношения. Единственное, что можно утверждать с уверенностью – что извержение произошло позже гибели дерева, но это и без радиоуглеродного метода очевидно. А на сколько лет позже – сказать однозначно нельзя. Погибнуть же дерево могло само, положим, в результате попадения молнии, засыхания и пр., затем, много позже, его труха смешалась с мусором, грунтом. С другой стороны, куски дерева могли быть остатками артефакта, изготовленного в 1400 г. до н.э. из срубленного тогда же дерева, либо из дерева, погибшего по естественным причинам задолго до изготовления артефакта. Кроме того, нам кажется, что материал вообще мог быть привнесен в шахту позже, уже в наше время.
.
Дата Галанопулоса вызывает сомнения также и потому, что у него было всего два образца, то есть он не мог провести многочисленных измерений по С14. Кроме того, образцы эти по весу были настолько невелики, что вряд ли можно было определить их возраст радиоуглеродным методом с достаточной точностью – тем более в 50-е гг. ХХ века. Сама специфика этого метода такова, что для определения возраста по костям или древесине до изобретения и широкого внедрения атомной масс-спектрометрии нужно было иметь как минимум 500 г костных останков и один килограмм древесного материала, причем образец требовалось (да и ныне требуется) сжечь [Bradley, 1986]. В последнее время удалось значительно снизить этот порог, но в то время, когда Галанопулос проводил свои измерения, подобной техники еще не существовало.
.
Нам неизвестно также, насколько точно Галанопулос следовал определенным правилам отборки образцов для углеродного анализа, но, в любом случае, шансы на получение верной даты были бы гораздо выше, если бы исследованию подверглись 10, 20, 30 образцов необходимой килограммовой массы, причем в разных лабораториях.
.
Далее, необходимо указать и на то, что само присутствие в погребенных руинах дома человеческих зубов и обломков древесины не говорит о том, что дом был разрушен именно при Санторинском извержении. Он мог быть разрушен в результате землетрясения задолго до Санторинской катастрофы, и, опять же, органические остатки могли оказаться внутри задолго до разрушения. Ошибка могла заключаться также в том, что Галанопулос из нескольких датировок, полученных по двум обломкам, выбрал ту, которая наиболее хорошо соответствовала артефактам, похожим на египетские эпохи 18-й династии. Но так как мы уже высказали недоверие к египетской хронологии, придется высказать и недоверие к анализам, проведенным Галанопулосом.
.
Итак, резюмируем: извержение вулкана Санторин вполне могло произойти многим позже, чем указываемая для него традиционными историками дата. И даже на несколько тысяч лет, если привязывать его к египетской хронологии. Современная наука не дает приемлемых датировок. Даты по тефре свидетельствуют лишь о том, что извержение вулкана произошло менее 5000 лет назад.
.
«СОБЫТИЕ-1259» И ГИБЕЛЬ МИНОЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ. Что же мы имеем в итоге? Во-первых, неидентифицированный сигнал 1259 г. в кернах. Во-вторых – катастрофическое, по мощности превосходившее знаменитую эксплозию Кракатау, извержение вулкана Санторин. Уверенных естественнонаучных датировок для него нет. В то же время, санторинское извержение произошло на историческом этапе развития общества – следовательно, согласно реконструкционной гипотезе Фоменко-Носовского, оно должно укладываться в последнюю тысячу лет. В биполярных ледниковых кернах на этом промежутке времени имеется только один неидентифицированный сигнал соответствующей мощности. Таким образом, мы по необходимости должны отождествить его с санторинской катастрофой.
.
Логическим путем мы пришли к единственно возможному при введенных выше условиях решению задачи: источником «события-1259» послужило катастрофическое извержение вулкана Санторин, ставшее также причиной гибели поселений т.н. «крито–микенской культуры» на островах Кикладского архипелага и о.Крит. Всякое другое решение в заданных пределах будет порождать неизбежные логические противоречия и потому должно быть отвергнуто.
.
Теперь рассмотрим вопрос о роли санторинского извержения в истории цивилизации. Начнем с того, что оно наполовину разрушило – и наполовину погребло под слоем пепла поселение городского типа на самом острове Тира. Были ли при этом жертвы? И.И.Гущенко указывает население города равным числу в 30 тыс. жителей [Гущенко, 1979]. Но при этом умалчивается тот факт, что во время раскопок в городе найдено всего несколько человеческих скелетов, что же касается основной массы населения, то она покинула остров до извержения, предупрежденная, по всей видимости, подземными толчками различной мощности [Резанов, 1980].
.
Известно, что центром минойской культуры был о.Крит, по соседству с которым и расположен вулкан Санторин. Из приведенных в предыдущих разделах описаний разрушений на Крите ясно, что хотя мы и имеем дело с довольно серьезным и масштабным извержением, вряд ли стоит относить на его счет вину за упадок минойской цивилизации в результате воздействия цунами и пеплопадов. То есть, имеются факты, свидетельствующие, что вулкан, послужив источником выпавшего на Крите пепла, тем не менее не уничтожил минойские поселения на этом острове. Однако затем, через определенный промежуток времени – согласно археологическим данным – с материка пришли представители "микенской культуры" и сожгли все, что уцелело. После чего заселили Крит с нуля [Резанов, 1980].
.
Однако, некоторые исследователи, и прежде всего – С.Маринатос [Marinatos, 1939] и А.Галанопулос [Galanopoulos и Bacon, 1969] – сошлись во мнении, что именно Санторинская катастрофа погубила критскую культуру. Пеплы, якобы, нанесли невосполнимый урон сельскому хозяйству, землетрясения и цунами разрушили города, страна ослабла, после чего стала легкой добычей для пришельцев с материка. Следует отметить, как уже это было сделано Х.Растом [1982], что некоторые города Крита (Кносс), были разрушены до извержения Санторина, поэтому оно, конечно же, не могло быть тому причиной. Более того, если при извержении где и выпадали значительные (более 10 см) пепловые осадки, то только на восточной оконечности Крита (Гурния, Палекастро, Закросс); его же центральные, наиболее густо заселенные районы (Кносс, Тилисс) с обширными сельскохозяйственными угодьями, не должны были подвергаться выпадению более 4 см пепла (это - еще раз подчеркну - максимальное значение; в среднем для этих районов мощность пеплового слоя меньше - порядка 2 см. - С.Ч.), что следует из анализа схемы распространения верхней тефры по Нинковичу и Хейзену [1969]. Еще более западные, а также густо населенные южные части Крита (Миноя, Аптара, Фест, Агиа-Триада) вообще не подвергались сколь-либо значительным пеплопадам, поэтому вряд ли стоит предполагать роль выпадения пепла столь существенной для минойской культуры. Материалы археологических раскопок на Крите не подтверждают также и гипотезу об уничтожении минойской культуры катастрофической волной цунами, поскольку в поселениях, удаленных друг от друга всего на 10 км, были обнаружены различные по характеру разрушения [Pollit, 1970].
.
Чешский геолог З.Кукал пишет по этому поводу: «Между катастрофой и гибелью минойской культуры существует весьма значительный временной разрыв, около 50 лет. Хотя на Крит выпал слой пепла мощностью несколько сантиметров и волна уничтожила часть флота критян, это не могло привести к гибели цивилизации... Мы видим, что связь между катастрофой на Тире и гибелью минойской цивилизации косвенная, не слишком ясная и во многом надуманная. Все же куда более правдоподобно предположение, что гибель минойской культуры была обусловлена социальными и политическими причинами» [Кукал, 1989].
.
Таким образом, причины гибели минойской культуры скорее всего не имели прямого отношения к извержению. Как уже указывалось выше, существует мнение, что Крит захватили иноземцы, пришедшие из материковой Греции – сперва т.н. ахейцы, затем дорийцы. Нам точно не известно, как скоро после извержения произошел захват острова, поэтому он мог случиться как в период ослабленного (по причине извержения) состояния минойской державы, либо уже после того, как Крит оправился от катастрофы. Вообще, не совсем понятны мотивы «ахейцев» и «дорийцев», отправившихся покорять Крит. Это достаточно небольшой остров, хотя и удачно расположенный – на пересечении торговых путей – но все-таки не сравнимый по полезным площадям с землями, расположенными на Анатолийском полуострове и на Балканах. Ко всему прочему, мы, видимо, имеем дело с полной заменой «минойской» культуры Крита на «микенскую» культуру пришельцев, что возможно только в случае уничтожения большинства носителей предыдущей культуры. Многочисленные следы пожарищ, обнаруженные в развалинах построек минойской эпохи, относящихся к периоду после санторинской катастрофы [Резанов, 1980], могут быть лишним свидетельством имевшей место тотальной зачистки территории. Спрашивается, какие причины могли подвигнуть завоевателей на столь серьезные меры?
.
Позволим себе высказать предположение в рамках принятой в данном исследовании хронологической гипотезы. В 13 веке Средиземноморье – и в том числе Крит – были частью Империи [Носовский и Фоменко, 1996]. В конце 13 в. здесь вспыхнула эпидемия чумы, и из центра были посланы карательные отряды для зачистки территории. Тотальное уничтожение минойской культуры, на наш взгляд, может служить доказательством того, что подобные карантинные мероприятия действительно имели место. Я.А.Кеслер, оценивая возможный эффект от «события-1259», отмечает, что «миграции крыс и распространение чумы в 14 в. могут рассматриваться как прямое следствие катаклизма. И не только одной болезни – обыкновенной чумы, но и бубонной чумы, и туберкулеза, и цинги и т. д. “Чумное время” - как обобщающая характеристика - закончилось в середине XV века» [Кеслер, 2003].
.
Отдельно необходимо упомянуть гипотезу, согласно которой объем выброшенных в атмосферу продуктов извержения был достаточно велик для того, чтобы повлиять на глобальный климат; т.о. «событие-1259» можно рассматривать как триггер для начала Малого Ледникового Периода (Муравьев, 2000, личное сообщение). Однако, вопрос о влиянии вулканизма на глобальный климат еще не достаточно хорошо изучен, чтобы делать на этот счет какие-либо уверенные выводы.
.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ. В настоящей статье проведен анализ и сопоставление данных о вулканических сигналах в полярных ледниковых кернах и о следах, масштабах и последствиях извержения вулкана Санторин в Эгейском море.
.
На основе цепочки логических рассуждений показано, что в рамках хронологической гипотезы академика А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского (также известной как «Новая Хронология»), вулканогенный горизонт, обнаруженный в толще гренландского ледникового покрова и в Антарктиде и датируемый 1259 г., является следом извержения именно вулкана Санторин. Данное извержение стало причиной гибели поселений т.н. «крито-микенской культуры» на островах Кикладского архипелага и о.Крит и предшествовало периоду классической античности.
.
Таким образом, при условии принятия концепции короткой Новой Хронологии, дата 1259 г. может служить реперной точкой для развертывания хронологии европейской цивилизации на интервале XIII-XVII вв.

.
ЛИТЕРАТУРА

Бикерман, Э. (1975) Хронология древнего мира. Ближний Восток и античность. М., Наука, 336 с.
Войтковский, К.Ф. (1999) Основы гляциологии. М., Наука, 256 с.
Гущенко, И.И. (1979) Извержения вулканов мира. Каталог. М., Наука.
Кеслер, Я.А. (2003) Осознание сквозного времени. Доклады VII МКПЦ «Новая Парадигма» (Москва, 13-14 декабря 2003 г.). URL: http://newchrono.ru/prcv/doklad/skvoz.htm
Котляков, В.М. (1994) Мир снега и льда. М., Наука, 288 с.
Котляков, В.М. и Ф.Г.Гордиенко (1982) Изотопная и геохимическая гляциология. Л., ГИМИЗ, 288 с.
Кукал, З. (1989) Великие загадки Земли: Атлантида в свете современных знаний. Загадка Бермудского треугольника. М., Прогресс, 400 с.
Николаев, В.И. (1999) Изотопная гляциология в СССР и России. Материалы гляциол. иссл. 87, 217-227.
Нинкович, Д. и Б.Хейзен (1969) Тефра острова Санторин. Науки о Земле: Геология и геофизика морского дна. Труды симпозиума. М., Мир. [Англ. ориг. текст: Ninkovich, D. and B.C.Heezen (1965) Santorini tephra. 18th Symp. Colston Res. Soc., London, 413-450].
Носовский, Г.В. и А.Т.Фоменко (1996) Империя. М., Факториал, 1999, 752 с.
Носовский, Г.В. и А.Т.Фоменко (1999) Введение в новую хронологию (Какой сейчас век?). М., Крафт-Леан, 757 с.
Постников, М.М. (2001) Критические исследования хронологии древнего мира. М., Крафт+Леан.
Раст, Х. (1982) Вулканы и вулканизм. М., Мир, Редакция литературы по геологии, 344 с.
Резанов, И.А. (1980) Великие катастрофы в истории Земли. М., Наука.
Тюрин, А.М. (2004а) Возможна ли оценка достоверности результатов радиоуглеродного датирования? Электронный альманах проекта Новая Хронология. URL: http://new.chronologia.org/volume1/antur.html
Тюрин, А.М. (2004б) К вопросу о влиянии вариаций содержания 13С в атмосфере и гидросфере Голоцена на достоверность результатов радиоуглеродного датирования. Электронный альманах проекта Новая Хронология. URL: http://new.chronologia.org/volume1/antur_c13.html
Чумичёв, С.А. (2003) Климат голоцена по естественнонаучным данным и его отражение в исторических хрониках: корни системных противоречий. Альм. цивилиз. иссл. Новая Парадигма 1 (Хожение в Ойкумену), 64-90.
Bradley, R.S. (1985) Quaternary paleoclimatology. Methods of paleoclimatic reconstructions. Boston, Allen & Unwin, 496 pp.
Bullard, F.M. (1976) Volcanoes of the Earth. University of Texas Press, Austin & London. 580 pp.
Dai, J.C., L.G.Thompson and E.Mosley-Thompson (1995) A 485 year record of atmospheric chloride, nitrate and sulfate: results of chemical analysis of ice cores from Dyer Plateau, Antarctic Peninsula. Ann. Glaciol. 21, 182-188.
Delmas, R.J., S.Kirchner, J.M.Palais and J.R.Petit (1992) 1000 years of explosive volcanism recorded at the South Pole. Tellus 44B, 335-350.
Fisher, D.A. and R.M.Koerner (1994) Signal and noise in four ice-core records from the Agassiz Ice cap, Ellsemere Island, Canada: details of the last millennium for stable isotope, melt and solid conductivity. Holocene 4, 113-120.
Gerlach, T.M. and E.J.Graeber (1985) Volatile budget of Kilauea volcano. Nature 313, 273-277.
Galanopoulos, A.G. (1960) Tsunami observed on the coast of Greece from antiquity to present time. Annali Geofisica 13, 369-386.
Galanopoulos, A.G. and E.Bacon. (1969) Atlantis: The truth behind the legend. New York: Bobbs-Merrill.
Hammer, C.U. 1977. Past volcanism revealed by Greenland ice sheet impurities. Nature 270, 482-486.
Hammer, C.U., H.B.Clausen and W.Dansgaard (1980) Greenland ice sheet evidence of post-glacial volcanism and its climatic impact . Nature 288, 230-235.
Hammer, C.U., H.B.Clausen and W.Dansgaard (1981) Past Volcanism and climate revealed by Greenland ice cores. J.Volc. and Geothermal Res. 11(1), 3-10.
Hammer, C.U., H.B.Clausen and C.C.Jr.Langway (1994) Electrical conductivity method (ECM) stratigraphic dating of the Byrd Station ice core, Antarctica. Ann. Glaciol. 20, 115-120.
Herron, M.M. and C.C.Langway (1985) Chloride, nitrate and sulfate in the Dye 3 and Camp Century, Greenland ice cores. Greenland Ice Core: Geophysics, Geochemistry and the Environment. Washington, D.C., 84-88.
Jaffrezo, J.L., C.I.Davidson, M.Legrand and J.E.Dibb (1994) Sulfate and MSA in the air and snow on the Greenland ice sheet. J. Geophys. Res. 99, 1241-1253.
Langway C.C.Jr., H.B.Clausen and C.U.Hammer (1988) An inter-hemispheric time-marker in ice cores from Greenland and Antarctica. Ann. Glaciol. 10, 102-108.
Langway, C.C.Jr., K.Osada, H.B.Clausen, C.U.Hammer and H.Shoji (1995) A 10-century comparison of prominent bipolar volcanic events in ice cores. J. Geophys. Res. 100(16), 241-247.
Legrand, M. and R.J.Delmas (1987) A 220 year continious record of volcanic SO42- in the Antarctic ice sheet. Nature 328, 671-676.
Lyons, W.B., P.A.Mayewski, M.J.Spencer, M.S.Twickler and T.E.Graedel. (1990) A nothern hemisphere volcanic chemistry record (1869-1984) and climatic implications using a South Greenland ice core. Ann. Glaciol. 14, 176-182.
Marinatos, S. (1939) The volcanic destruction of Minoan Crete. Antiquity 13, 425-439.
Moore, J.C., H.Narita and N.Maeno. (1991) A continious 770-year record of volcanic activity from East Antarctica. J. Geophys. Res. 96(17), 353-359.
Moore, J.C., E.W.Wolff, H.B.Clausen, C.U.Hammer, M.R.Legrand and K.Fuhrer (1994) Electrical response of the Summit-Greenland ice core to ammonium, sulphuric acid and hydrochloric acid. Geophys. Res. Lett. 21, 565-568.
Oeschger, H. and C.C.Jr.Langway (editors) (1998) The Environmental Record in Glaciers and Ice Sheets. Report of the Dahlem Workshop on The Environmental Record in Glaciers and Ice Sheets, Berlin, 1998 March 13-18. Physical, Chemical, and Earth Sciences Research Report 8, John Wiley & Sons, 420 pp.
Pollit, J. (1970) Atlantis and Minoan Crete. An Archeological Nexus. Yale Alumni Magazine, 20-29.
Rampino, M.R., S.Self and R.B.Stothers (1988) Volcanic winters. Annual Review of Earth and Planetary Sci. Lett., 16, 73-99.
Raynaud, D. (1983) The total gas content in polar ice core. The climatic record in polar ice. Cambridge, 79-82.
Simkin, T., L.Siebert, L.McClelland, D.Bridge, C.G.Newhall, J.H.Latter (1981) Volcanoes of the World. Van Nostrand Reinhold, New York, 232 pp.
Taylor, K., R.Alley, J.Fiacco, P.Grootes, G.Lamorey, P.Mayewski and M.J.Spencer (1992) Ice-core dating and chemistry by direct-current electrical conductivity. J. Glaciol., 38(130), 325–332.
Zielinski, G.A., P.A.Mayewski, L.D.Meeker, S.Whitlow, M.S.Twickler, M.Morrison, D.A.Meese, A.J.Gow and R.B.Alley (1994) Record of volcanism since 7000 B.C. from the GISP2 Greenland ice core and implications for the volcano-climate system. Science 264, 948-952.

12

Когда жил Рафаэль?

Игорь Дин

Вы никогда не задумывались над тем, почему античные сюжеты в произведениях западного искусства стали встречаться только в эпоху Возрождения и в более позднее время?
Существует расхожее мнение, что до этого периода Церковь якобы поощряла только религиозное искусство в ущерб светскому, которое она старалась всячески подавить.
Если это так, то что же заставило Церковь пересмотреть свои взгляды в эпоху Ренессанса?
А если вспомнить, что эпоха Возрождения пришлась как раз на самый пик деятельности инквизиции, которая боролась в первую очередь с ересью, то невольно задумаешься: ведь античная тематика представляла собой сюжеты из жизни языческих (греческих и римских) богов, и, значит, должна была являться основным объектом борьбы Церкви. В её глазах язычники представляли собой самую опасную разновидность еретиков, так как они противопоставляли единому Богу многобожие.
Но мы наблюдаем совсем другую картину: вместо запретов, направленных на пресечение античной тематики в изобразительном искусстве происходит нечто противоположное - боги и богини классической древности, после долгих столетий пребывания в безвестности, выступают в искусстве на первый план.
Целая плеяда знаменитых художников и скульпторов эпохи Возрождения создаёт многочисленные шедевры на античные сюжеты, тем самым прославляя языческих богов и героев.
И заметьте: инквизиция их не трогала, а Церковь молчаливо поощряла такое творчество.
Разгадка этим удивительным фактам проста: церковные запреты на античное искусство - заблуждение искусствоведов и историков. Дело в том, что существуют веские доказательства, подтверждающие, что многие церковные деятели эпохи Возрождения были покровителями искусства и сами заказывали картины на сюжеты языческой мифологии. Можно указать на фрески Корреджо в зале Сан Паоло в Парме (1518г.), который был некогда апартаментами аббатисы монастыря, и на декор виллы Фарнезе, созданный братьями Карраччи для кардинала Одоардо Фарнезе (XVI век).
Дело оказывается совершенно в другом. С возникновением Ренессанса, в искусстве, как религиозном, так и классической античности, изображение обнажённого человеческого тела становится одним из существенных элементов. Отношение церкви к наготе с этого времени было двойственным. С одной стороны, в Ветхом завете в Песни Песней воспевается обнажённое тело, с другой стороны, Иеремия (13 : 26) высказывает резко негативное отношение к наготе: «За то будет поднят подол твой на лице твое, чтобы открылся срам твой».
И всё-таки в XIV веке в церковном искусстве появляются обнажённые фигуры добродетелей наряду с теми сюжетами из Священного Писания, которые ассоциировались с наготой. В произведениях живописи того времени можно увидеть обнажённую фигуру Истины, обнажённые фигуры Адама и Евы, обнажённого Иисуса Христа, обнажённого св. мученика Себастьяна и т.п.
Но с расцветом эпохи Возрождения и расширением светского искусства, изображение женской обнажённой фигуры выходит из-под контроля церкви. Флорентийские гуманисты пошли дальше и утверждали, что из двух аспектов любви - небесной и земной - первая (высшая) должна персонифицироваться только обнажённой женщиной.
С таким положением дел Церковь мириться не захотела, поэтому, уже в середине XVI века Тридентский собор осудил изображение обнажённого человеческого тела в искусстве и регламентировал, в каких случаях можно пользоваться этим приёмом, а в каких - нет. С этой целью нагота была разбита на четыре разных аспекта:
.
1. Нагота естественная (Nuditas naturalis) - олицетворялась Адамом и Евой до грехопадения, или наготой мучеников и воскрешённых на Страшном Суде.
.
2. Нагота временная (Nuditas temporalis) - метафорически выражала утрату благоприятных условий жизни либо в результате обнищания (как Иов), либо в результате добровольного отказа от мирских благ (подобно Франциску Ассизскому).
.
3. Нагота добродетельная (Nuditas vertualis) - характеризовала праведность, утверждаемую в повседневной жизни, ту, что сродни голой правде (Истине).
.
4. Нагота преступная (Nuditas criminalis) - грех, осуждённый пророками, воплотившийся в изображениях пороков, Сатаны и языческих богов и богинь.
.
Как видите, запреты Церкви касались только изображения наготы человеческого тела [15].
.
Примечательно, что в самом начале Ренессанса изобразительное искусство основывалось исключительно на религиозной тематике. Взгляните на произведения флорентийского живописца Джованни Чимабуе (XIII век), скульпторов Никола и Джованни Пизано (XIII век), флорентийского живописца Андреа Тафи (XIV век), флорентийского живописца и скульптора Джотто (XIV век), скульптора Андреа Пизано (XIV век) и многих других живописцев XIII – XIV веков, и вы сами убедитесь, что ещё в этот период в Западном искусстве, античные сюжеты полностью отсутствовали.
Но уже в XV веке христианским сюжетам в искусстве пришлось потесниться, постепенно уступая место античной тематике.
.
Так, венецианский живописец Джованни Беллини (XV век), помимо христианских, использует уже и античные сюжеты. Известны его работы: «Праздневство богов» и «Венера перед зеркалом».
.
То же самое мы видим и у флорентийского живописца Антонио Полайоло (XV век). Известны его работы на античную тему: «Битва Геркулеса с Антеем», Аполлон и Дафна», «Геркулес и Несс».
Уже к концу XV и началу XVI века античная тематика в Западном искусстве становится необходимым атрибутом. Сандро Боттичелли (1445 – 1510) пишет полотна: «Рождение Венеры», «Весна», «Венера и Марс», «Паллада с кентавром». Андреа Мантенья (1431 – 1506) - «Триумф Цезаря», «Парнас», «Триумф Сципиона», «Весталка Туция и Софонизба», «Вакханалия» [2a].
В XVI – XVII веках античные сюжеты в творчестве многих знаменитых живописцев получают самое широкое распространение.
Складывается такое впечатление, что ЕЩЁ в XIII – XIV веках АНТИЧНАЯ ИСТОРИЯ В ЕВРОПЕ БЫЛА НЕИЗВЕСТНА, и поэтому живописцы того времени использовали в своём творчестве только христианские мотивы.
Но вот, в XV веке в Европе «открывают» античную историю, и деятели искусства тут же начинают иллюстрировать её сюжеты в своих произведениях.
.
Давайте совместно проверим эту гипотезу на примере античного писателя Апулея Луция (II век н.э.), автора знаменитой книги «Метаморфозы или Золотой осёл».
Прежде всего, я должен сказать, что если читатель думает, что события, описанные в «Метаморфозах», происходили в глубокой древности, то его ждёт большое разочарование.
Судите сами: что бы вы сказали о человеке, жившем во II-м веке нашей эры, который знает об электричестве? Совершенно верно, вы бы не поверили этому. И тем не менее, факты, как говорится, упрямая вещь. Давайте послушаем самого Апулея. Привожу цитату без всяких изменений:
«Словно электрический ток пронзил всё моё тело».
Возможно читатель и забыл, но я напомню, что электрический ток был изобретён только в XVIII веке [14]. Но может быть Апулей имел ввиду статическое электричество? Но и его обнаружил лишь в конце XVI века английский учёный Вильям Гилберт (1540 – 1603), а сам термин «электричество» впервые ввёл в обиход в 1645 году другой английский учёный Сэр Томас Браун (1605 – 1682) [14].
Конечно, мне могут возразить, что этот термин попал в текст античного писателя по вине недобросовестных переписчиков. Но скажите на милость, откуда взялись в XVII веке переписчики? Ведь в это время уже вовсю работал печатный станок.
Кое – кто может возразить, что это поздняя вставка какого-то редактора. Но подумайте, какой здравомыслящий человек станет вставлять в древний текст современный технический термин? Тем самым давая повод для сомнения в подлинности древней книги. Наоборот, редакторы таких книг старались придать им статус древности. Известны примеры, когда в древние книги поздние редакторы вносили изменения в случаях, если какое-то слово или выражение допускали сомнения в достоверности древнего события. Особенно много таких исправлений обнаружено в библейских текстах [11].
.
Так что поздние вставки производились как раз наоборот - с целью придания какому-то древнему событию иллюзии достоверности.
.
Приходится признать, что пассаж об электрическом токе - заслуга самого автора. И этот необдуманный шаг позволил рассекретить средневековое происхождение Апулея.
Но если даже предположить, что электрический ток попал в текст в результате какого-то недоразумения, то неоднократное упоминание в тексте цифры СЕМЬ ставит читателя в тупик.
Вот некоторые цитаты, в которых автор без всякого повода и объяснения использует цифру СЕМЬ:
.
«Женщина отвела меня в соседнюю комнату, пригласив СЕМЕРЫХ свидетелей, открыла покойника».
.
«Когда пришли мы в СЕМИВРАТНЫЕ Фивы, то прежде всего разузнали, есть ли в городе богатые люди».
.
«А в виде награды нашедший Психею получит от Венеры СЕМЬ поцелуев сладостных».
.
«Вещь, которую я дома сидя за СЕМЬ динаров продала».
.
«И получив свои СЕМЬ динариев, злополучный ремесленник принуждён был тащить бочку».
.
«Продали на СЕМЬ нуммов дороже той цены, за которую прежде купили».
.
«СЕМЬ раз погружаю свою голову в морскую влагу, так как число это ещё божественным Пифагором признано было наиболее подходящим для религиозных обрядов».
.
Общеизвестно, что СЕМИ планетам в астрологии в средние века придавалось огромное значение, так как считалось, что по ним можно определить судьбу человека. Поэтому цифра СЕМЬ в эту эпоху приобрела статус божественного и магического числа [5]. Но откуда об этом узнал Апулей, живший в те далёкие времена, когда гадали по полёту птиц и по внутренностям жертвенных животных?
Нас ожидает ещё большая неожиданность, когда автор в своём повествовании упоминает астрологов, гороскоп, зодиак и зодиакальное созвездие Козерог.
Привожу дословно его цитаты:
«Некий астролог, составлявший его гороскоп»…)
.
«Но вот… с правильным течением светил, чередованием дней и месяцев, и год, свершая свой круг…склонялся к зимнему инею Козерога»
.
«Вот великое Солнце, пройдя весь круг Зодиака, уже завершило свой годовой путь».
.
В то же время Большой Оксфордский Словарь (Webster) свидетельствует, что слова, приведённые в нём помимо традиционного толкования и этимологии, сопровождаются указанием даты, когда это слово именно в указанной форме
впервые появляется в письменных источниках. И что же мы узнаём? Оказывается, слова Astrolodgy (Астрология) и Zodiac (Зодиак) в Европе появились только в XIV веке! [7].
Остаётся только развести руками и признать, что Апулей не мог во II-м веке слышать эти термины и понимать смысл «божественности» числа СЕМЬ. И если он всё же знал об астрологии и гороскопах, то пусть читатель сам решает, когда мог жить этот автор.
.
Совершенно неожиданно мы узнаём, что Апулей предстаёт перед нами ещё и большим эрудитом в области музыки. В книге V у него звучат мелодии, исполняющиеся на флейтах не просто так, а в ионийском ладу (натуральном мажоре), которого ни древние греки, ни древние римляне не знали. Ионийский лад получил распространение в позднем средневековье и входил в состав СЕМИ натуральных ладов. Впрочем, нас сейчас убеждают, что в Древней Греции тоже существовало якобы СЕМЬ музыкальных ладов, но они были построены совсем по другой системе [19]. В их состав входили:
Гиподорийский
Гипофригийский
Гиполидийский
Дорийский
Фригийский
Лидийский
Миксолидийский
Как видите, ничего похожего на ионийский лад у древних греков не было. Скорее всего, у древних греков вообще ничего этого не было. Семинотная, семиладовая и семиинтервальная системы были образованы гораздо позже, когда расцвёл культ цифры СЕМЬ, то есть в средние века. В это же время была придумана и астрономическая теория «музыки сфер», традиционно приписываемая пифагорейцам и заключающаяся в том, что все СЕМЬ планет при своём передвижении по небосводу якобы издают звуки определённого тона. Вызывает интерес музыкальная система пентатоника ( в отличие от современной диатоники) [14]. Эта система основана на пяти нотах. Она встречается в старинных песнях многих народов. Это говорит о том, что ещё в старину (под этим выражением я понимаю эпоху XII – XIII веков нашей эры) культа цифры СЕМЬ ещё не существовало, и людям было ближе число Пять (благо, что перед глазами у каждого человека постоянно находились руки с пятью пальцами, так называемые естественные счёты человечества). В настоящее время пентатоника распространена в Китае, Вьетнаме и других странах Востока, а также у татар, башкир, бурят и других народов. По-видимому, народы, не прошедшие этапа развития астрологии, основанной на СЕМИ планетах, оказались в стороне от культа числа СЕМЬ и всего, что с ним связано.
.
Продолжим же наше повествование. Проявив недюжинные знания в музыке, Апулей решил удивить нас ещё и глубоким знанием часового дела. По этому случаю я приведу ещё одну цитату знаменитого автора:
«Ни день, ни ночь одна, ни даже МИНУТА краткая не протекает, твоих благодеяний лишённая».
Насколько известно, во времена Апулея для определения времени человечество использовало только солнечные часы. Однако у людей того времени просто не было необходимости делить часы на более мелкие отрезки времени, да и технические возможности не позволяли этого делать. И только с изобретением механических часов в конце XIII - начале XIV веков такая возможность появилась [3]. Но, опять же, технический прогресс того времени не нуждался ни в минутах, ни в секундах, поэтому продолжительное время циферблаты первых механических средневековых часов украшали только часовые стрелки. И лишь когда была изобретена подзорная труба и стали создаваться первые обсерватории, когда начали проводиться астрономические исследования и составляться географические карты с координатами долгот и широт, потребовался отсчёт более точного времени. Именно в XVI веке в некоторых механических часах появляется минутная стрелка. Этому предшествовало изобретение зубчатого колеса и разработка кинематики зубчатых механизмов. В это время зубчатыми передачами заинтересовались Леонардо да Винчи (1452 – 1519) и Джеронимо Кардано (1501 – 1576) - изобретатель знаменитого карданного вала, которым оснащены все современные автомобили [14].
Читатель спросит, откуда же «древний» Апулей узнал про минуту и механические часы? Я вынужден предположить, что Апулей, или человек, скрывающийся под этим псевдонимом, жил не ранее XVI века, когда в часах уже появилась минутная стрелка.
В подтверждение этой версии отметим ещё одну странность, связанную с существованием Апулея. Сейчас принято считать, что знаменитые произведения Данте Алигьери (1265 – 1321) «Божественная комедия» [4] и Франсуа Рабле (1494 – 1553) «Гаргантюа и Пантагрюэль» [13], являются по своему охвату энциклопедиями средневековья, в которых упоминаются все знаменитые исторические деятели, начиная с древних времён и кончая современной эпохой, в которой жили эти авторы. Но ни тот, ни другой об Апулее не слышали. Выходит, что ещё в XIV – XVI веках Апулей был неизвестен.
.
Вывод напрашивается такой, что Апулея «открыли» позже, очевидно, не ранее XVII века. И тогда всё становится на свои места: в это время Европа уже знала об электричестве и оснастила механические часы минутной и секундной стрелками.
.
Чтобы поближе познакомиться с Апулеем, я воспользовался Интернетом. Меня поразило огромное число исследований жизни и творчества Апулея. Сотни авторов пишут монографии о его деятельности и творчестве не упуская ни одной мелочи из его жизни. Исследуются его литературный стиль и язык. Комментируются его произведения. Но особый восторг у всех исследователей творчества Апулея
вызывает сочинённая им легенда о трогательной любви Амура и Психеи. Вот, её краткое содержание. Психея была столь красивой девушкой, что возбудила зависть самой Венеры. Амур, посланный богиней разжечь любовь Психеи к некоему недостойному созданию, сам влюбился в неё. Он привёл её в свой дворец, где посещал её только с наступлением темноты, запрещая ей самой поднимать на него глаза. Любопытство и страх по отношению к неизвестной внешности своего возлюбленного и уговоры двух её завистливых сестёр побудили Психею взять как-то ночью лампу и посмотреть на него, пока он спал. Но она неосторожно капнула на него горячим маслом, и он проснулся. Разгневанный, Амур покинул её, а его дворец исчез. Ища Амура, Психея скиталась по всей Земле, выполняя, казалось бы, невыполнимые задания, поручавшиеся ей Венерой, надеясь тем самым вернуть своего возлюбленного. С помощью доброжелательно настроенных муравьёв ей удалось рассортировать гору зерна. Из царства мёртвых от Розерпины она получила шкатулку, открыла - в ней был заключён подземный сон, и Психея уснула. Церера и Юнона тщетно ходатайствовали за неё перед Венерой. В конце концов Юпитер, тронутый просьбой Амура, сжалился над Психеей, и она была вознесена на небо Меркурием, вновь соединилась со своим возлюбленным, и они поженились. Сюжет легенды средневековые гуманисты стали трактовать как философскую аллегорию стремления Души (Психея с греческого переводится как душа) соединиться с Желанием (Амур - божество любви), результатом чего является Наслаждение (их Потомство) [15].
Этот сюжет получил отражение во многих произведениях искусства. Эту тему использовали в своём творчестве скульпторы Филипп Бертран (1664 – 1724), Антонио Канова (1757 – 1822), Морис Дени (1870 – 1943), художник Рафаэль (1483 – 1520), придворный живописец Наполеона Франсуа Жерар (1770 – 1837), драматург Мольер (1622 – 1673), поэт и писатель Лафонтен (1621 – 1695), композиторы Люли (1632 – 1687) и Сезар Франк (1822 – 1890). [8; 9; 10; 14]. Обратите внимание на даты жизни всех этих людей: XVII –XVIII – XIX века. И только один Рафаэль выпадает из этой эпохи - как бы случайно здесь оказался. Вызывает удивление, что такой привлекательный сюжет легенды не заинтересовал остальных знаменитых художников и скульпторов эпохи Возрождения. Неужели эта романтическая история не вызвала интереса ни у Микеланджело (1485 – 1564), ни у Жана Гужона (1510 – 1565), ни у Лукаса Кранаха Старшего (1472 – 1553), ни у Тициана (1485 – 1576), ни у Бенвенуто Челлини (1500 – 1571), ни у Сандро Боттичелли (1445 – 1510)?
Уверен, что они бы не прошли мимо такого выигрышного сюжета, и если никто из них не создал шедевров на эту тему, то только по одной единственной причине: они не слышали об этой легенде. Иными словами, в XV – XVI веках этой легенды ещё не было. Но как узнал о ней их современник Рафаэль и создал известную фреску «История Амура и Психеи» на вилле Фарнезина в Риме, якобы ещё в 1517 году? По этому поводу можно предположить две версии объяснения феномена причастности Рафаэля к легенде, созданной, когда Рафаэля уже не было. Либо Рафаэль жил гораздо позже, то есть, в XVII веке, когда «открыли» Апулея с его «древнегреческой» легендой. ( Кстати сказать, современный немецкий литературовед..Ганс Лихт (см. «Сексуальная жизнь в Древней Греции») считает, что материал легенды очень древний и якобы существовал в древнегреческой прозе с незапамятных времён, но каким-то образом был утерян и стал известен нам только в той форме, которую придал ему Апулей. Очень интересно было бы узнать, чем руководствовался Г.Лихт, делая такое заявление. Во всяком случае то, что он переименовал «древнеримского» Амура в «древнегреческого» Эрота ещё не является аргументом древнего происхождения легенды. Да и не знаем мы древнегреческих скульптур на эту тему - не дошли они до нас. Зато точно известно, что из всех античных авторов только один Апулей рассказал нам эту легенду). И тогда нам понятно, откуда Рафаэлю стал известен облик Данте (очевидно, он видел известный бронзовый бюст поэта, который по убеждению академика А.Фоменко [12], был отлит не ранее XVII века, и воспроизвёл этот образ в своей знаменитой фреске «Диспут» в ватиканских станцах [17; 18]. При этом сходство оказалось потрясающим. Тем более, мне не удалось найти сообщения о прижизненных портретах Данте ). Либо «Историю Амура и Психеи» в вилле Фарнезина написал другой живописец в XVII веке, что мало вероятно. Дело в том, что авторство Рафаэля подтверждает такой авторитетный человек, как Джорджо Вазари (1511 – 1574) в своих «Жизнеописаниях наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» [2a]. Но вот незадача: годы жизни Вазари тоже не совпадают с годами «возникновения» Апулея. Традиционно считается, что Дж. Вазари жил в XVI веке, и по моей версии, так же как и Рафаэль, не должен был знать об этой легенде . Хотя и с Вазари не всё обстоит гладко. В его «Жизнеописаниях» выявлена масса анахронизмов. Во-первых, он не видит большой разницы между очень отдалёнными временами. Например, он считал, что Тит Ливий, Саллюстий, Вергилий и Овидий жили незадолго до изобретения книгопечатания. Напомню читателю, что по официальной версии печатный станок был изобретён Гуттенбергом якобы в середине XV века. Но я больше склонен верить академику А.Фоменко [11], утверждающему, что книгопечатание появилось как минимум на сто лет позже официальной даты.
Во-вторых, сами искусствоведы и историки считают, что сочинение Вазари наполнено «глупостями и небылицами» [6]. Например, чего стоит утверждение Вазари, что «старые» греки доделывали мозаики, начатые «древними» греками»! Что он имел в виду? Но, помимо этого, я отметил в «Жизнеописаниях» очень много ошибок, недопустимых для знаменитого историка искусств. Так, Вазари в своём описании делает очень грубую и непростительную для искусствоведа ошибку, говоря, что евангелисты у Рафаэля изображены в «Афинской школе» (на самом же деле Рафаэль их изобразил в «Споре о причастии». В «Афинской школе» он перепутал св.Матфея с Пифагором. Вазари, описывая ватиканскую фреску Рафаэля «Парнас», упоминает изображённых там амуров, на самом же деле, их там нет. Вазари пишет, что Рафаэль написал фреску «Галатея в колеснице» во дворце богача Агостино Киджи и снова ошибается: «Галатея» написана в вилле «Фарнезина». Вазари рассказывает о том, как Рафаэль написал картину с изображением Мадонны, которая была установлена во дворце герцога Козимо в качестве алтарного образа в виде св. Анны. На самом же деле на картине изображена не св.Анна, а св.Елизавета. Перечень таких ошибок можно продолжать очень долго. Объяснения этому феномену я не нахожу, если только не предположить, что «Жизнеописания» составлялись не в XVI веке, а гораздо позже, и задним числом были отброшены в эпоху «Возрождения». А сам автор не видел большинства художественных произведений, которые он описал в своей книге, а пользовался старыми каталогами и описями. Иными словами, похоже на то, что и книга «Вазари» - заказная продукция, которая была создана с целью подтверждения якобы имевшей место эпохи «Ренессанса».
И здесь я вижу две версии развития событий: либо, когда утверждалось летоисчисление и создавалась скалигеровская хронология, многие деятели позднего средневековья, в том числе художник и архитектор Рафаэль и художник, архитектор и историк искусств Дж. Вазари, были намеренно отброшены назад для создания мифа об эпохе «Возрождения», либо - это вымышленные персонажи, и под их псевдонимом действовали совсем другие люди Но эта отдельная тема, и мы поговорим о ней в другой раз.
Существует ещё одна интересная деталь. Традиционно считается, что XIV век является началом эпохи расцвета любовной и эротической литературы в Европе. Именно в это время появляются произведения итальянского писателя и гуманиста раннего Возрождения Джованни Боккаччо (1313 – 1375) «Декамерон» [2] и английского поэта Джефри Чосера «Кентерберийские рассказы» [16], а «Гермафродит» Беккаделли (1394 – 1471) превзошёл в откровенности самые дерзкие произведения эротики того времени. Все эти произведения объединяются общей сюжетной рамкой и схожей композицией. Обращает на себя внимание тот факт, что «Метаморфозы» Апулея построены точно по этому же принципу, но композиция этой вещи намного сложней, чем произведения Боккаччо и Чосера, что наталкивает на мысль, что «Апулей» жил гораздо позже этих авторов. Такой сложной детализации, как считают А.Жабинский и Д.Калюжный [6], не найти у Боккаччо и Чосера, авторов, явно предшествовавших ему. Это утверждение косвенно подтверждает мою версию позднесредневекового происхождения «Апулея».
Сейчас же перед нами открывается необычная картина: появляется легенда о трогательной любви Амура и Психеи якобы ещё во II-м веке нашей эры, но её никто не замечает, и только, начиная с XVII века её сюжет стал привлекать художников, скульпторов, поэтов и музыкантов. Не странно ли это?
А может быть дело обстояло так: какой-то анонимный писатель в XVII веке, используя сюжетные и композиционные наработки Боккаччо, Чосера и Беккаделли придумывает Апулея и под его именем сочиняет «Метаморфозы». Ему даже не надо было ничего особенно и придумывать, достаточно было ознакомиться с циклом поэм Боккаччо на сюжеты античной мифологии. Книга вызывает большой интерес в обществе, что подстёгивает новых фальсификаторов на сочинение его биографии и ещё одной его книги «Апологии». Сюжет легенды об истории любви Амура и Психеи тут же подхватывают художники, скульпторы, поэты и композиторы, в том числе и Рафаэль, тоже живший в это же время.
Таким образом, был создан очередной миф об «античном» писателе Апулее.
.
Что же касается Рафаэля, то я предоставляю возможность разобраться с годами его жизни историкам и искусствоведам. Но я готов «подбросить» им «информацию к размышлению»: Дж.Вазари в своих «Жизнеописаниях» рассказывает, что первые свои работы Рафаэль писал в манере своего учителя Пьетро Перуджино. Сходство в стиле и манере было столь велико, что не будь на них подписей самого Рафаэля, «всякий принял бы [их] за произведения Перуджино» [2a]. Напрашивается вопрос: а
что, подпись Рафаэля невозможно было подделать? И, может быть, эти работы принадлежат на самом деле кисти Перуджино, а не Рафаэлю? Кстати сказать,
существует ещё один многозначительный факт: Перуджино на три года пережил рано умершего Рафаэля.
Выше я уже говорил о необъяснимых фактах, связывающих Рафаэля с апулеевскими Амуром и Психеей. Справочная литература указывает нам на Вазари, который упоминает единственное произведение Рафаэля на эту тему: фреску на вилле «Фарнезина» - «История Амура и Психеи». Кстати сказать, эту «Историю» Рафаэль изобразил в виде цикла сцен. Я в Риме, к сожалению, не бывал и воочию этих фресок не видел. Но в альбомах по искусству некоторые эпизоды фрески запечатлены, такие, например, как: « Психея в своём будуаре держит лампу над спящим Амуром», или «Церера и Юнона просят Венеру смилостивиться над Психеей», или «Венера прогоняет Психею к Меркурию». Но оказалось, что существует ещё одна работа Рафаэля на эту тему. В Лувре (Париж) экспонируется ещё одна его картина на апулеевскую тему: «Психея и Венера», написанная им якобы в 1517-1518 годах. Это даже не картина, а рисунок, или, вернее, набросок, где нарисованы две женщины, а надпись гласит: « Психея преподносит Венере кувшин с благовониями». Самое удивительное заключается в том, что современник и биограф Рафаэля Джорджо Вазари ничего об этой картине не знает! Может ли такое быть? Вазари дотошно перечисляет все работы Рафаэля в «Жизнеописании», а современные искусствоведы и комментаторы в примечаниях сообщают нам, в каких музеях мира сейчас находятся все эти работы. Но картина «Психея и Венера» не упоминается.
Я намеренно упомянул выше о подписях на картинах Рафаэля. Не странно ли, что в одних случаях подписи Рафаэля стоят на работах, написанных в манере Перуджино, в других же случаях авторство Рафаэля идентифицируется исключительно по его подписи?
На мой взгляд, ключ ко всем этим загадкам нужно искать в фальшивой скалигеровской хронологии, создавшей миф об эпохе «Возрождения».
.
CПИСОК использованной литературы
1. Апулей Луций «Метаморфозы или Золотой осёл». «Внешторгиздат».М.1993
.
2. Боккаччо Дж. «Декамерон». М. Н.Н.Н. 1994
.
2а. Вазари Дж. «Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и
Зодчих». В 5 томах. М.»ТЕРРА» - «TERRA». 1994
.
3. Валянский С, Калюжный Д. «Другая история науки» М.Вече. 2002
.
4. Данте Алигьери «Божественная комедия». М. Моск.рабочий. 1986
.

5. «Иллюстрированная история суеверий и волшебства от древности до наших дней». Москва «Книжное дело». 1900. Переиздано: Киев «Украина».1993
.
6. Калюжный Д, Жабинский А. «Другая история литературы».М.Вече.2001
.
7. Кеслер Я. «Русская цивилизация вчера и завтра». М.Олма-Пресс.2005
.
8. Кун Н.А. «Легенды и мифы Древней Греции». Ростов на Д.»Феникс».1996
.
9. Лосева И.Н. и др. «Мифологический словарь». Ростов на Д. «Феникс». 1996
.
10. «Мифологические, литературные и исторические сюжеты». Ленинград. «Аврора». 1978г.
.
11. Носовский Г.В, Фоменко А.Т. «Библейская Русь». 1-2 т. М.Факториал Пресс. 2000г.
.
12. Носовский Г.В, Фоменко А.Т. «Реконструкция всеобщей истории» кн.1. М. «Деловой экспресс». 2000
.
13. Рабле Ф. «Гаргантюа и Пантагрюэль». М.Правда.1981
.
14. Советский энциклопедический словарь. М.Сов.Энциклопедия.1980
.
15. Холл Джеймс «Словарь сюжетов и символов в искусстве».М.Крон-Пресс.1996
.
16. Чосер Дж. «Кентерберийские рассказы». М.Грантъ.1996
.
17. Raphael (Grace and Beauty). Printed by Skira Editore S.p.a. Milano.2001
.
18. Raphael. Printed by Ballantyne Press. London. 1910
.
19. The World Book Encyclopedia. 22 volumes. Copyright 1978. USA. Chicago.

13

«АНТИЧНАЯ» ТРОЯНСКАЯ ВОЙНА, КАК ЭПИЗОД СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИСТОРИИ1

САХАРОВ Е.В.

(Выпускник МГГУ (2001 г.) и РЭА им. Г.В. Плеханова (2005 г.))
E-mail: Evgen78@mail.ru

 
Сегодня широкой известностью пользуется пьеса Гете «Фа-уст», написанная в конце XVIII в. Первые две части пьесы Гете не вызывают вопросов: средневековый доктор общается со средневеко-выми людьми. Но, третье действие, третьей части, если стоять на по-зициях традиционной историографии, является абсурдом. Фауст общается с античными героями: Еленой Прекрасной и аргонавтом Линцеем. И при этом, подобный «перенос» во времени не является художественным приемом. Но возможно ли, чтобы средневековый доктор Фауст был современником античной царицы Елены Пре-красной? С точки зрения традиционной хронологии, конечно же, нет! Греческая царица Елена послужила причиной начала Троянской войны в XIII в. до н.э. Она считается исторической личностью. А доктор Фауст – собирательный образ средневекового алхимика.
.
«Но великий Гете не мог быть безумцем», - хватаются за голо-ву современные комментаторы. Как же объяснить все эти странно-сти? Но выход был найден. Комментаторы говорят: «Елена, забыв об Аиде, из которого она вызвана, воображает, что она только что вер-нулась из Трои» [1], с. 230. Ну, хорошо, допустим, Елена (современ-ные комментаторы: «предстает здесь как воплощение античного идеала красоты» [1], с. 230) была вызвана Мефистофелем из Аида, для похотливого Фауста. Хотя Гете об этом ничего не говорит, для него Елена живая современница Фауста. Ну а зачем же понадоби-лось вызывать аргонавта Линцея? Современные комментаторы мол-чат. Да и что здесь можно сказать? В отличие от современных ком-ментаторов, которые, если их что-то не устраивает, предлагают счи-тать это неверным (Фауст современник Елены – иносказательно, Иван Грозный родственник Цезаря и Августа – абсурд), автор, вслед за А.Т. Фоменко и Г.В. Носовским, предлагает читать источники, так как они написаны.
.
Менее известен средневековый сборник произведений, назы-ваемый «Легенда о докторе Фаусте». Среди прочих произведений, в нем есть пьеса «Доктор Фауст или великий негромант», в котором общение средневекового Фауста с античным миром представлена гораздо шире, чем у Гете. В этой пьесе Фауст общается с царицей Еленой, и отправляется на свадьбу троянского принца Гектора (сына троянского царя Приама). Приведем отрывок из этого произведения:
«М е ф и с т о ф е л ь. Не бойся Фауст, иди в свою опочиваль-ню, там лежит мешок с драгоценными камнями и дорогими одежда-ми, надень их, и тебя станут принимать за князя. Отправляйся в Парму, в Италию, там как раз празднуется бракосочетание принца Гектора. Развлекайся там, наслаждайся радостями…» [3], с. 175.
.
И дальше:
«М е ф и с т о ф е л ь. Встань, Фауст, вот я привел тебе пре-красную Елену из Греции, о которой ты так много рассказывал мне. Она будет твоей супругой.
Ф а у с т. Убирайся прочь, проклятый дух, и не нарушай моего благочестия. Как можешь ты привести мне Елену, которую я неко-гда видел! Прекраснее ее я не видел ничего на свете!
М е ф и с т о ф е л ь. Это она сама! Взгляни, как она манит те-бя, она тянется к тебе.
Ф а у с т. О ты, лживый бес, это, наверное, такое же отврати-тельное исчадие ада, как ты, туман, который рассеется, как только я прикоснусь к нему.
М е ф и с т о ф е л ь. Нет, Фауст, встань и взгляни на нее сам.
Ф а у с т. Я могу взглянуть на нее? Поднять с лица ее покры-вало?
М е ф и с т о ф е л ь. Да, можешь, она уже сбросила покрыва-ло.
Ф а у с т. Ну что же, быть тому. У меня ведь еще много време-ни для молитв я сейчас докажу тебе, что ты обманщик. (Встает и смотрит на Елену). Да, да это она, та самая, которую я некогда ви-дел в Греции. Пойдем со мной, в мою комнату, теперь ты – моя Еле-на.
Е л е н а. А ты будешь моим Фаустом (Оба уходят).
М е ф и с т о ф е л ь (один). Ха-ха-ха! Ну, теперь он мой наве-ки. Но много времени я ему не дам, я отведу его с Еленой на Блокс-берг, а оттуда – прямиком в ад! (Уходит)» [3], с. 178.
.
Получается, что или Фауста следует отнести в античность, и тогда он органически становится современником античных героев: принца Гектора и спартанской царицы Елены Прекрасной. Или Тро-янская война – событие средних веков. И в пользу последнего допу-щения свидетельствует рассказ средневекового историка Рамона Мунтанера об одном из эпизодов средневековых событий: «На мысе Атраки в Малой Азии находилась одна из троянских застав, недале-ко от острова Тенедоса, куда обыкновенно… отправлялись знатные мужчины и женщины Романии… для поклонения божественному изваянию. И вот однажды Елена, супруга герцога Афинского, отпра-вилась туда в сопровождении сотни рыцарей на поклонение, ее при-метил сын троянского короля Парис, умертвил всю ее свиту, со-стоящую из 100 рыцарей, и похитил красавицу герцогиню» (цитир. по [7], с. 59).
.
Получается, что знаменитая Троянская война происходила в средние века. Более того, в конце XVIII в., еще были люди (одним из них был гениальный Гете), которые считали Троянскую войну, со-бытием средневековья. Если Троянская война произошла в средние века, то и само Троянское царство должно было существовать тогда же. Если так, то в средневековой истории надо найти державу, исто-рия которой будет насчитывать семь правителей (по числу троян-ских царей), которая была разрушена, и больше никогда не возрож-далась. В истории такое царство известно. Это – Латинская империя семи императоров со столицей в Новом Риме, которая была образо-вана крестоносцами в 1204 г. на месте павшей Византии, и просуще-ствовала до 1261 г.
.
Династический поток Троянского царства насчитывает семь правителей: Дардан или Придеш; Ил; Лаомедонт; Ширик; Дардан; Троил или Лаомедонт; Приам [4, Т.1], с. 403. Имя старшего сына ца-ря Приама – ГЕКТОР. Династический поток Латинской империи также насчитывает семь правителей: Балдуин I Фландрийский (1204-1205 гг.), Генрих Фландрийский (1206-1216 гг.), Пьер де Куртене (1217 г.); Иоланта (жена Пьера) (1217-1219 гг.); Робер де Куртене (1221-1228 гг.); Иоанн Бриеннский (1231-1237 гг.); Балдуин II де Куртене (1238- de facto 1261 гг.) [5, Т.8], с. 482. Примечательно, что в роду Куртене в конце XV в. встречаем редкое даже для античности имя – ГЕКТОР (Гектор де ла Ферте-Лупьер). Греки-никейцы назы-вали второго латинского императора Генриха, за его доблесть, «вто-рым Аресом», иначе говоря, они сравнивали его с богом. А второго троянского царя звали Ил, что в осмысленном переводе означает – бог. Стоит отметить, что именование Генриха именем античного языческого бога средневековыми православными греками выглядит довольно странно. Так скорее могли бы именовать его «античные» греки, не знавшие христианства. Это обстоятельство служит косвен-ным аргументом в пользу переноса эпохи Троянского царства в средние века, и его отождествления с Латинской империей.
.
Столицей Троянского царства был город Троя, в более поздние времена получивший название Новый Илион. Троя мощная при-брежная крепость. Место нахождения Трои сегодня не известно. Раскопанное Генрихом Шлиманом древнее городище, было объяв-лено Троей без всякого на то основания. Шлиман варварски раско-пал древнее городище, нашел в нем огромный клад золотых украше-ний, и объявил руины древнего города Троей, а сокровища – кладом последнего троянского царя Приама. По мнению основоположников новой хронологии, Троя, есть другое название Константинополя [4, Т.1], с. 389. Это предположение хорошо согласуется с отождествле-нием Троянского царства и Латинской империи, поскольку столицей последней был Константинополь, известный так же под названием Новый Рим. Примечательно, что во вторых названиях Трои и Кон-стантинополя, присутствует название «Новый». Новый Рим мощная приморская крепость.
.
При шестом троянском царе Лаомедонте (Троиле), отце царя Приама произошел конфликт между греками и троянцами. На берегу Троянского царства высадились греки – Ясон и Геркулес. Лаомедонт приказал им убираться из его владений. Греки послушались троян-ского царя, но пригрозили, что еще вернуться. Автор не случайно отметил, что царь Лаомедонт был отцом царя Приама, поскольку в династическом потоке троянского царства двое царей носили это имя, в результате чего может возникать путаница. Но Дарет Фригий-ский в «Истории о разрушении Трои», четко отмечает факт того, что этот конфликт произошел в правление Лаомедонта – отца Приама (седьмого и последнего царя Трои) [6], с. 151. И следовательно кон-фликт между троянцами и греками произошел в правление шестого троянского царя. В правление шестого латинского императора Ио-анна Бриеннского (1231-1237 гг.), войска никейского (греческого) императора Иоанна III Дуки Ватаза, вступили в военный конфликт с Латинской империи. Войска Иоанна III «грозили» Новому Риму.
.
При седьмом троянском царе Приаме, к Трое подходят войска греческих царей Менелая спартанского и Агамемнона микенского. Главным полководцем греческого войска был поставлен герой Ахиллес (Ахилл), а после его смерти, греческие войска возглавил царь-полководец Одиссей (Улисс). Цари Менелай и Агамемнон при-нимают весьма незначительное участие в войне. А в правление седьмого латинского императора Балдуина II, в 1261 г. к Новому Риму подходят греческие войска никейских (=микенских?) царей Михаила VIII Палеолога и его номинального соправителя Феодора II Ласкариса. Полководца взявшего Новый Рим звали Стратигопул Алексей. Цари Михаил VIII и Феодор II во взятии Нового Рима не участвует.
.
Войска царя Менелая, в результате хитрости, внезапно захва-тывают и разрушают Трою. Считается, что греки построили огром-ного пустотелого серого коня, куда забралось 300 греческих воинов. Основные части греческого войска взошли на корабли и отплыли в море, сымитировав снятие осады Трои. Обрадованные троянцы вта-щили огромного коня в город. Ночью, греки сидевшие внутри коня, вылезли, и убив охрану у ворот, открыли ворота и впустили вновь подошедших к Трое греческие войска. Ворвавшись в Трою, греки разбили троянцев, и захватили город. Троя подверглась разграбле-нию и была уничтожена пожаром. Происходит исход оставшихся в живых троянцев из захваченной греками Трои. Троянское царство никогда не возрождается. По мнению А.Т. Фоменко и Г.В. Носов-ского, под «троянским конем» следует понимать заброшенный акве-дук, через который «спецназ» греков и проник в город. Акведук это инженерное сооружение, призванное вести воду в город. Примеча-тельно, что слово «лошадь» и «вода», на латыни пишутся практиче-ски одинаково: equa (лошадь) и aqua (вода). Детали см. в [4, Т.1], с. 434-435. На стороне троянцев воюет царь Рез, который владеет зага-дочными конями, от которых зависит, падет или устоит Троя. Одис-сей похитил коней Реза, после чего греки смогли взять город. Неко-торые источники, рассказывающие о Троянской войне, утверждают: «Если бы кони Реза испили бы воды из Скамандра (реки на которой стояла Троя – авт.), Троя не была бы взята» (цитир. по [4, Т.1], с. 457). Это можно понять следующим образом: если бы акведук функционировал и вел воду в город («кони Реза пили бы воду»), то греки не смогли бы через него проникнуть в Трою и захватить город.
История падения Трои напоминает описание взятия греками Нового Рима. Войска царя Михаила VIII Палеолога, внезапно по-дойдя к Новому Риму, захватывают город. «В ночь на 25 июля пат-риоты-горожане тайком провели через проходы в обветшавших сте-нах (через разрушенный акведук? – авт.) нескольких храбрецов Алексея (Стратигопула – авт.). На рассвете стража у ворот Пиги была молниеносно ими перебита, и весь отряд никейцев ворвался в Константинополь» [2], с. 285. Алексей приказал поджечь дома фран-ков. Происходит исход франков с территории Латинской империи. Латинская империя никогда не возрождается. Средневековые источ-ники называют жителей Латинской империи франками. В рамках традиционной хронологии, это явный анахронизм, поскольку к XIII в. никаких франков уже не должно было существовать. Считается, что в эпоху раннего средневековья франки ассимилировались с гал-лами, в результате чего появился новый народ – французы. Интерес-ный аспект: франки считали себя выходцами из Трои.
.
После падения Трои, из царского рода в живых остается «принц крови» Эней (а также, его парализованный отец Анхиз, и сын Юл). Эней вместе со своими родственниками и сподвижниками бежит из погибающей Трои, и долгое время скитается по средизем-номорью. Приплыв, наконец, в Италию, Эней вступил в военный конфликт с местным царем Латином, которого он разбил. После это-го Эней основал город-царство Лавиний, став его первым царем и основав в Италии династию Сильвиев. Эней, проявил себя талантли-вым полководцем и бесстрашным героем. А после падения Латин-ской империи, в 1265 г. родственник Балдуина II – французский принц Карл Анжу (король Анжу или король Энжу?) вторгся в Ита-лию. В 1266 г. Карл стал первым королем Неаполитанского королев-ства, основав в Италии Анжуйскую династию. В 1268 г. Карл разбил императора Священной Римской империи Кондрадина. Карл Анжу, проявил себя талантливым полководцем и бесстрашным рыцарем.
.
Такова общая параллель между историями Троянского царства и Латинской империи. И весьма вероятно, что, Троя, на самом деле, была взята греками в 1261 г. н.э. Эта гипотеза позволяет снять про-тиворечия, возникающие при чтении средневековых источников, ко-торые делают современниками людей «античности» и средневеко-вья. И как нельзя лучше, свидетельствует о глобальных хронологи-ческих ошибках, которые разнесли во времени различные описания одних и тех же исторических событий.
И здесь же уместно отметить, что по мнению некоторых исто-риков, известный индийский эпос Махабхарата пересказывает по-эмы Гомера. И в этом случае стоит ожидать, что и между историей Латинской империи (=Троянского царства) и событиями, изложен-ными в Махабхарате, должны прослеживаться событийные паралле-ли. И это предположение вполне оправдывается. Идейный стержень Махабхараты – это борьба между двумя ветвями царского рода Ку-ру: Пандавами и Кауравами, первопричиной которой была СЛЕПО-ТА старшего брата Дхритараштры, из-за чего престол занимал младший брат Панду. После смерти Панду разворачивается дли-тельная междоусобная борьба, в которой Пандавы одержали победу [6], с. 6. Очевидно, что эти события, попавшие на страницы Махаб-хараты, являются фантомным отражением войны между императо-рами Латинской империи (=Троянского царства) – Куртене и васи-левсами Никейской империи – Ласкарисами и Палеологом. Эта вой-на была следствием 4-го крестового похода, участники которого осадили Новый Рим из-за того, что брат императора Исаака II Анге-ла – Алексей, ОСЛЕПИЛ василевса, и сам занял престол. В конеч-ном итоге Палеологи одержали победу над Куртене. Обращает на себя внимание вероятная звуковая близость имен: Куртене – Каура-вы, а также Палеологи – Пандавы.
.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
.

1.Гете Иоганн Вольфган. Фауст. Перепечатано по изданию: Гете. Фауст. М.: Изд-во «Детская литература», 1969.
2.Дашков С.Б. Императоры Византии. М.: Издательский дом «Крас-ная площадь», 1997. – 369 с.
3.Легенда о докторе Фаусте. Издание подготовил В. М. Жирмун-ский. Второе, исправленное издание. М.: Издательство «Наука», 1978.
4.Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Русь и Рим. Правильно ли мы по-нимаем историю Европы и Азии? В 2-х кн. – М.: Олимп, Издатель-ство АСТ, 1997.
5.Советская историческая энциклопедия. Гл. ред. Е.М. Жуков. В 16-ти томах. М., «Сов. Энциклопедия», 1961 – 1976.
6.Участкин В.И. Этруски заговорили по-русски. М.: 2003. – 179 с.
7.Фоменко А.Т. Критика традиционной хронологии античности и средневековья (какой сейчас век?). Реферат. Издательство механико-математического факультета МГУ, 1993. – 204 с.

14

http://s58.radikal.ru/i160/1210/0b/0a356ccf7be7.gif


Вы здесь » Новейшая доктрина » Без картинок майбб » из Сборник статей по новой хронологии