Новейшая Доктрина

Новейшая доктрина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новейшая доктрина » ПРОЗА И ПОЭЗИЯ » Древнейшая история Славян и Славяно-Руссов


Древнейшая история Славян и Славяно-Руссов

Сообщений 61 страница 90 из 202

61

http://www.educatorsoft.com/alexandraco … PageID=153

Завет Буса Белояра

Бусово провещание

Рождение Буса Белояра

Бус Белояр  князь Русколани 4-го н. э.. Сын князя Дажень-яра (которого арабы называли Джайна-саром, армяне Джуаншером). Славянский Спаситель, просветитель, утверждал ведославие, канон ведических книг, был среди ведунов учителем из учителей то есть Будаем, Пробуждённым и пробуждающим, духовным учителем и вестником воли богов. От Бусовой веры произошли многие иные учения мировых религий.
Как нового воплощение Крышня и Коляды совершил плавание на остров Родос и нашёл там царевну Эвелисию.
По славянской традиции именно он завершил эпоху Овна и начал эпоху Рыб. Распят вместе с 70 князьями-сыновьями Амалом Вендом и Голотой Галичанским, но воскрес.
Время Бусово упоминается в слово о Полку Игореве, это золотой век славянской традиции. О времени Бусовом рассказывает Ярилина Книга.

Монумент князя Буса.
Об этом памятнике было известно давно. Первым его описал немецкий путешественник и естествоиспытатель Иоахим Гюльденштедт. Он путешествовал по Кавказу летом 1771 года и зарисовал статую, увиденную им на берегу реки Этоко - притока Подкумка. Затем он выпустил книгу "Reisen burch Rusland und im Caucasischen Geburg", St. Petersburg, 1791. В этой книге он опубликовал рисунок Этокской статуи, полностью воспроизвел руническую надпись и дал подробнейшее описание монумента. Этот рисунок потом был повторен Ю. Клапротом в книге, описывающей путешествия Яна Потоцкого по России - "Voyage de Jean Potocki dans les steps d'Astrakhan et du Caucase", t.1, Paris, 1829. Обратил внимание на эту статую и канцлер Николай Петрович Румянцев, известный древностелюб, основатель Румянцевской библиотеке (современная Библиотека им. Ленина, или РГБ)[1].

В письме от 23 июня 1823 года митрополиту Евгению Болховитинову из Целительных Вод Н. П. Румянцев рассказал о том, как он совершил поездку в сопровождении 50-ти казаков к этому изваянию. Дал он и подробнейшее описание памятника.

"Монумент состоит из одного гранитного камня вышиною в 8 футов и 8 дюймов. Очень грубо изображает человеческую фигуру с руками до самого пояса, а ниже пояса видна надпись. Она тем более интересна, что начертана на неизвестном языке буквами, составленными частью из греческих, а частью из славянских. После подписи <...> высечены разные грубые фигуры. Одна изображает двух рыцарей <...>. Лицо у статуи похоже не на монгольское, ибо нос длинен, и не на черкесское, будучи слишком кругло <...>. Но что всего любопытнее и что может привести к разным заключениям, то это изображение маленького креста, находящееся на задней части воротника... Сам памятник называется (кабардинцами) Дука Бех".

Николай Петрович Румянцев сделал и рисунок с этой статуи, тогда же на месте "очень верно снятый". Но, что стало с тем рисунком, неизвестно.

Великий просвятитель адыгейского народа Ш.Б. Ногмов в своей книге «История адыхейского народа» (изданной в Нальчике в 1847 году), также дал подробное описание памятника князю Бусу. Он пересказал адыгейские легенды о Бусе, коего он отождествил с нартом Баксаном, а также указал, что в конце надписи, высеченной на постаменте, стоит дата - IV век н.э.

Эта легенда стала в те годы известна многим, потому судьба памятника круто изменилась. В 1849 году трудами члена Одесского общества любителей древностей Авраама Фирковича (еврея и масона, искавшего на Кавказе следы хазарских древностей) памятник с древнего кургана, что близ реки Это ко, был перенесен в Пятигорск и помещен близ бульвара, ведущего в Елизаветинскую (ныне Академическую) аллею.

Здесь он был сфотографирован одним из первых русских фотографов Раевым. И было это еще в середине XIX века. Сия уникальная фотография вообще является одной из первых, сделанных в России.

Замечу, эта фотография поныне единственная, с тех пор (полтораста лет!) этот монумент никто не фотографировал. Фотография одно время выставлялась в Пятигорском краеведческом музее. Во время поездки по Кавказу в апреле 1995 года я обращался в этот музей, но найти следов снимка, сделанного Раевым, уже не смог. Но потом, в 1997 году, мне копию сей фотографии прислали кисловодские археологи.

В 1850-х годах монумент князя Буса был перевезен в Исторический музей, в Москву. В Москве его изучали многие историки и археологи. Так, знаменитый археолог XIX века А.С. Уваров признал его «каменной бабой» IV века и сделал об этом сообщение, опубликованное в «Трудах 1-го археологического съезда».
.
В дальнейшем судьба монумента стала загадочной. Так, в 1876 году ученые Г.Д. Филимонов и И. Помяловский заявили о полной утрате рунической надписи и о невозможности что-либо сказать о ее содержании[2]. Однако через десять лет надпись вновь была обнаружена и опубликована академиком В.В. Латышевым. Впрочем, судя по сей публикации В. В. Латышева, надпись действительно была сильно попорчена[3].

В.В. Латышев попытался прочесть ее по-гречески, для чего он ввел много новых букв, а рунические буквы истолковал, как искаженные греческие. У него получилось «Упокоился раб Божий Георгий грек...». Сам памятник он отнес к XII веку. Если верить сему толкованию, то в XII веке близ Пятигорска жил некий грек Георгий, христианин, которому после смерти насыпали курган, справили языческую тризну, а потом воздвигли на кургане 3-х метровый монумент. Причем скалу для монумента доставили из верховьев реки Баксан со склонов Эльбруса (150 верст по крутым горам), то есть с места, где, по «Книге Коляды», обратился в камень Алатырь и реку Алатырку (ныне Баксан) бог Крышний-Коляда.

Потому я полагаю, что толкование надписи, предложенное В.В. Латышевым, неверно. Правильность Латышевского прочтения этой надписи тогда же оспорил некий историк Тегурказов[4]. А ныне новую попытку чтения предпринял Г.Ф. Турчанинов[5]. Он прочел часть текста по-гречески, а часть по-кабардински, причем основывался он именно на Латышевской публикации, а саму статую не изучал, ибо статуя находится в Историческом музее и потому недоступна последние сто лет даже историкам, занимающимся конкретно этой статуей и пишущим о ней статьи в научных монографиях.

Не исключаю я и того, что в дальнейшем будут предприняты попытки прочтения этой надписи и на других языках народов Кавказа. Как известно, короткие рунические надписи, если их разбивать на слова произвольным образом, озвучивать руны так, как вам удобно, а также добавлять недостающие звуки, можно читать самыми разными способами. Потому, все указанные попытки чтения считаю неудачными.

В чем же была причина этих неудач? Да именно в том, что никто не пытался прочитать эту надпись по-славянски. Несмотря на то, что славянскою надпись считали уже первые исследователи ее, славянскою ее считали и местные жители. Но кто ж из уважающих себя ученых будет читать славянские руны, известно же, что письменность славянам дали Кирилл и Мефодий и т.п. и т.д. И потому никто не обратил внимания на адыгейскую легенду, приписывающую этот памятник князю Русколани Бусу (Баксану).

К тому же, согласно установившейся в научном мире ложной традиции, славяне не могли в IV веке жить на Северном Кавказе. Прародиной славян наши древники признают лишь Приднепровье и Карпаты. Ими не принимаются во внимание свидетельства, противоречащие этой теории. И дело не только в данных по сию пору не признаваемой «Книги Велеса», не только в преданиях донских казаков, кои никогда не покидали этих земель. В XIX веке о прародине славян, находившейся в Причерноморье, в нижнем течении Дона, писали историки Илловайский, Гедеонов. Они привели немало убедительных доводов в пользу теории «Черноморской Руси», основывались на богатейшем топонимическом материале, на свидетельствах древних географов и путешественников. Ныне эту теорию поддержал и развил академик О.Н. Трубачев. Можно привести еще один убедительный пример. В 1580 году польский историк Матфей Стрыйковский .опубликовал книгу «Хроника королевства польского, великого княжества литовского, русского, прусского, жмудскoro и государства московского». Он также назвал прародиной славян не только Приднепровье, но и земли у Дона, Северный Кавказ. Но устоявщаяся традиция отрицать бытие Черноморской Руси, антинаучная по своей сути, по-прежнему мешает многим ученым признать существование как «Книги Велеса», так и «Боянова гимна», так и надписи на монументе князю Бусу. Конечно, если придерживаться подобных устаревших взглядов, признать монумент, привезенный с Кавказа, - памятником славянскому князю IV века не было ни какой возможности. И его не признали.

И это, возможно, сохранило его от уничтожения. Потому до сих пор он стоит в 12 зале Исторического Музея (инв. № 3017), завернутый в пленку и заставленный коллекциями.

В 1995 году почти месяц я потратил на выяснение современного местонахождения монумента. У меня были серьезные опасения, что он был утрачен, так как последним его видел и описал В. В. Латышев, и было это более 100 лет назад. Я обратился в Исторический музей от редакции журнала «Наука и религия», и мне долго объясняли, что найти эту статую невозможно (и это при том, что статуя отмечена в «Указателе к первым 10 залам Исторического музея», выпущенном в 1881 году). Будто для того, чтобы найти среди коллекций музея этот монумент нужно перерыть картотеку, а на это уйдет несколько лет и пр. Наконец, один сердобольный сотрудник музея обнаружил эту статую (надо полагать, увидел, ибо трехметровый монумент трудно не заметить).

Теперь стало известно, где она стоит, но подойти к статуе и сфотографировать ее оказалось невозможно. Тогда музей вот уже десять лет был закрыт на ремонт. Ничего не изменилось и в 1998 году, когда его, наконец, открыли. Ибо сию статую, верно, наиболее интересную благодаря надписям и рельефам, так и не выставили. В экспозиции оказались лишь обычные половецкие каменные бабы, без надписей.

Словом, Исторический музей, национальная сокровищница России, не столько хранит, сколько скрывает свои сокровища. И это относится не только к этому монументу (который все же хоть удалось найти благодаря его размерам), но и другим коллекциям.

Возможно, в нем хранятся и утраченные рунические рукописи и многое другое. Но из сего музея доносятся только окрики и маловнятная околонаучная критика. Например, недавно вышла книжка молодой сотрудницы сего музея, причем именно отдела древних рукописей, Е.В. Ухановой под названием «У истоков славянской письменности». Она в очередной раз напала на «Книгу Велеса», повторив псевдонаучные (а по сути антинаучные выпады своих предшественников). И такие люди становятся хранителями древних славянских рукописей! Стоит ли удивляться после этого, что мы так мало знаем о своей древней истории и культуре.

Конечно, не все так печально в научном мире. И я много работал с музейными и архивными работниками, археологами, этнографами, историками, филологами разных городов России. И везде встречал заинтересованное понимание проблемы, желание помочь. Так было везде и всегда. Но, к сожалению, только не в Историческом музее.

Потому по сию пору мы не имеем современной фотографии монумента князю Бусу. В нашем распоряжении есть только фотография Раева, на коей руника почти не видна, а также рисунок, снятый со статуи немцем Гюльденштедтом в конце XVIII века. О сем рисунке и фотографии стоит рассказать отдельно.

Судя по рисунку Гюльденштедта, а также фотографии, статуя князя Буса изображает человека в одежде, традиционной для берендея, или бродника-казака.

Кожаные латы, сшитые полосами подобным образом, они носили по крайней мере с XIII века, а теперь мы можем утверждать, что и ранее - с IV-го. Голова обрита так, как это всегда было принято у казаков.

Связано это с древним ведическим обрядом жертвоприношений волос - из этих волос, по поверью, строится мост, по коему люди после смерти будут переходить в загробный мир. Следуя тому же обычаю, казаки оставляли на голове чуб, за который Бог вынимает душу после смерти.

На статуе Буса традиционного чуба не видно под круглым шлемом. Шлемы такого рода, как на статуе, были на вооружении у бродников, половцев и ратников из Черниговского княжества.

Бус держит в правой руке рог с медовой сурьей. С правой стороны у него - колчан со стрелами, с левой - лук и сабля.

На правой грани постамента изображены следующие фигуры и символы. Сверху - круг (по Гюльденштедту, «солнечный диск»). Также изображены две коровы (Гюльденштедт их назвал «самками оленя»), думаю - это дочери небесной коровы Земун, которые впряжены в чегирное колесо - вращающееся звездное небо. Между коровами - окружность (по Гюльденштедту, «мировой круг»), а ниже - воин с копьем.

Полагаю, что это изображение следует толковать, как рассказ о введении Бусом Белояром календаря. Ибо «мировой круг» - это, очевидно, круг Сварожий, то есть Небо, символически представленное кругом зодиакальным, иначе - «мировым».

Воин с копьем - это сам Бус, держащий копье-стожар, которое должно быть направлено на Полярную Звезду. (Подобные изображения мы можем найти и на других древних надгробиях, например, на Эльхотском кресте, см. фотографию.)
.
На "левой грани монумента можно видеть рельеф на сюжет из «Книги Коляды». Это - последнее деяние Коляды. Согласно тексту песни, Коляда после освобождения отца - Дажьбога плыл на корабле по Черному морю (на статуе это символически изображает Коляда с веслом). На корабль Коляды напал Черный бог, обратившийся в Пятиглавого Дракона. Коляда опутал его корабельной цепью, оседлал и улетел на нем к трону Всевышнего. Этот сюжет повествует о Преображении Коляды, об уходе его из земного мира (подобный змей изображен и на Эльхотском кресте).

На задней части постамента также представлен сюжет из «Книги Коляды». Здесь повествуется о Преображении Крышня из «Веды Крышня». В нижней части два ратника - это Крышень и Черный бог. Они пускают друг во друга стрелы, после чего Крышень уходит по Звезды ному мосту к трону Всевышнего. К вратам Ирия Крышня провожает Небесный Олень - он открывает перед Сыном Всевышнего врата Неба.

Думаю, что на тризне по князю Бусу его сын Боян пел эти песни из «Книги Коляды», имея в виду не только Коляду и Крышня, но и самого Буса Белояра, воплотившегося Вышня.

На передней части монумента изображена тризна по князю Бусу. Сосуд с сурьей, из которого тризники черпают сурью. Один из них должен быть сын Буса Боян. Внизу состязаются два конных ратника, как это принято на тризне. Над фигурами Гюльденштедт изобразил руническую надпись.

Надпись сделана теми же пелласго-фракийскими рунами, что и «Боянов гимн». Некоторая разница в начертании рун объясняется тем, что нанесены они были на разный материал. Есть в надписи и собственно греческие буквы (в «Бояновом гимне» также для красоты используются греческие буквы - несколько раз в заглавии и первых строках).

Мы видим руну, подобную поставленной на бок греческой букве «омега». В греческом алфавите и в кириллице (а также в азбуке «Боянова гимна») она означает долгий звук «о». Также она является христианским символом Всевышнего. Вспомним, Христос говорил: «Я есмь Альфа и Омега» (Апок. 22, 13).

По ведической традиции, представленной в Упанишадах, Шастрах Индии, «Оом» - имя Бога, не отличимое от него самого. В санскрите имя «Оом» изображается специальным знаком, сходным с изображенным на этом монументе. Близко по начертанию изображается имя Аллаха и в арабской письменности.

«Оом-Хайэ», несколько раз повторяющиеся в начале надписи, это основная ведическая мантра, прославление Всевышнего. Означает «Оом - мой Боже!» Подобное восклицание есть в «Книге Велеса», «Веде славянъ», в шастрах Индии. «Хайэ» - у славян (ср. с совр. «хвала»), «хай-ре» - у греков, «хайль» - у германцев», «хай» - у англичан и пр. суть восклицание, означающее приветствие, пожелание здоровья и благополучия. В целом надпись перевожу так:
О-ом! Боже! Ом!
О-ом хайэ! О-ом хайэ! О-ом хайэ!
О-ом хайэ! О-ом хайэ! Побуд!
О-ом хайэ! Побуд! Cap!
Верьте! Cap Ярь Бус - Богов Бус!
Бус - Побуд Руси Божей! -
Боже Бус! Ярь Бус!
.
5875, 31 лютеня. (368 год н.э. 21 марта.)
.
Боян называет Буса - Побудем Руси Божей. Вспомним, что себя в «Бояновом гимне» Боян именует послушцем, то есть - послушником, учеником, тем, кто слушает.

Побуд - слово, образованное по тому же закону. Оно означает того, кто будит, пробуждает, именно - духовного учителя, пробужденного. Тот же смысл и то же происхождение имеет слово «Будда». Замечу, в «Книге Велеса» Буса именуют: «Будою», а также «Будаем».

В современном языке «побудок» - это благовест, утренний колокольный звон. Потому Побуд - это также и благовестник, пророк - тот, кто несет слово Божье.

Сохранились на месте древних святилищ Буса Белояра и почитаемых мест созвучные названия. Например, в Москве есть речка Будайка, впадающая в Яузу (буквально в двух шагах от моего дома).

Дата, приведенная в конце, написана по греко-славянской, раннехристианской традиции. Весьма характерна цифра, означающая 800.

Такое написание этой цифры отметил только А. И. Сулакадзев в своей рукописи «Буквозор»[6], в коей, в разделе «Кириллические азбуки», он описал также азбуки раннехристианских славянских рукописей, входивших в его собрание.

Эта дата, а также крест, носимый, как это было принято у ранних христиан - на воротнике, говорит о том, что Бус принимал не только ведическое, но и христианское учение, идущее еще от апостола Андрея. То учение, которое еще не было искажено позднейшими наслоениями, не отрицающее ведическую веру.

Замечу, что в Причерноморье к IV веку христианство уже имело прочные и давние корни. Апостол Андрей в I веке н.э. принес учение Христа в Сурож и Херсонес (Хорсунь).

Русские легенды об апостоле Андрее повествуют о том, что он водрузил крест на Киевском холме, а потом проповедовал в Новгороде. Очевидно, имеются в виду Киев Антский у горы Эльбрус (на Днепре Киев был основан через четыре века), а также Неаполь Скифский в Крыму (на Ильмене Новгород был основан только в VI-VII веках).

В IV веке на Боспоре уже было свое епископство. Так Боспорский епископ Кадм принимал участие в Никейском соборе 325 года и подписал никейский символ веры. Известно в Боспоре (в Илурате) и несколько греческих и скифских христианских надгробий того времени, находящихся в языческих некрополях.

Не так давно были известны раннехристианские рукописи, сделанные еще в то время (они хранились вместе со славянскими ведическими книгами).

Возможно, это те самые Евангелия (полагаю, от апостола Андрея), которые, согласно «Житию Кирилла и Мефодия», были писаны русским письмом, то есть - руникой.

Подобные рукописи изучал в Хорсуне Кирилл перед началом своей проповеднической деятельности. Но ныне отыскать эти книги не просто при бытующем отрицательном отношении к таким находкам в России.

Вернемся к дате, стоящей на постаменте статуи князя Буса. 5875 год от Сотворения Мира - это 367 год от Р. X. 31 лютеня - это последний день 367-го года (равнозначно 21-му марта 368 года по современному календарю). Это - особая дата.

Известно, что лютеню соответствует февраль. В феврале ныне 28 дней, а 29-й бывает только в високосном году. Некогда в феврале было на один день больше, но его отнял римский император Август, и прибавил к месяцу, названному в его честь августом - дабы в августе не было меньше дней, чем в июле, названном в честь другого императора - Юлия Цезаря.

Разумеется, эти римские нововведения не коснулись славянского календаря, потому последний месяц года - лютень имел в обычном году 29 дней, а в високосном - 30 дней. 368 год - високосный, в лютене тогда должно было быть 30 дней. 31-й день мог быть только в том случае, если славяне имели отличный от юлианского календарь.

Как известно, юлианский календарь был заменен григорианским, дабы день весеннего равноденствия не отходил от 21 марта, назначенного Никейским собором. Возможно, в славянском календаре число 31 лютеня было введено для этих же целей. По крайней мере, тогда было известно, что истинный год отличается от юлианского. Уже греческий ученый Гипарх во II веке до н.э. вычислил долготу года 365 1/4 - 1/300 суток, и это вычисление могло быть известно на Руси.

Могла сохраниться на Руси и иная календарная традиция, о которой мы можем только догадываться.

В любом случае, день 31 лютеня не мог быть обычным днем. Возможно даже, что он прибавлялся не только раз в четыре года, но и в определенных случаях еще раз, например в 300-500 лет (если каждую сотню лет, подобно тому как то делается в Григорианском календаре, славянами также отменялся високосный год).

Последний день эпохи Белояра 31 лютеня - это день Преображения князя Буса. День, завершающий Сварожий круг. Это день, который Черный бог отнял тогда у весны. Силы Черного бога обрели самую большую силу за всю эпоху Белояра, потому Бус был распят, потому в этот день он ушел к Всевышнему и оставил Землю.

Но нам, русским людям, он оставил великое наследие. Это и русские земли, которые удалось тогда отстоять. Это календарь Буса, который слился с православным народным календарем, определявшим в течение столетий образ жизни русского человека. Это и песни сына Буса - Бояна и брата его - Златогора, дошедшие до нас народными песнями, былинами. Из этой традиции выросло «Слово о полку Игореве».

Бус заложил основание русского национального духа. Он оставил нам в наследство Русь - земную и небесную.
1. См. кн. «Переписка Митрополита Киевского Евгения с государственным канцлером, графом Николаем Петровичем Румянцевым». Вып. 2. Воронеж, 1885. С. 76.
2. Вестник общества древнерусского искусства при Московском Публичном музее, под ред. Г. Филимонова. М., 1876, вып. 11-12.
3. В. В. Латышев. Кавказские памятники в Москве. Зап. РАО (НС), т. II, вып. 1. СПб, 1886.
4. Зап. РАО, 1851, Перечень заседаний РАО за 1850 год.
5. Г.Ф. Турчанинов. Памятники письма и языка народов Кавказа и Восточной Европы. Л., 1971.
6.«Буквозор» издан В. В. Грицковым в брошюре «Сказания русов», М., 1994 (публикуется он и здесь).

РУСКОЛАНЬ

62

http://papersolders.ucoz.ru/_fr/1/5960703.jpg
http://www.knigirossii.ru/pictures/17/207/sbig-2239989.jpg


http://www.u-tube.ru/pages/video/9570
http://www.vesti.ru/videos?vid=258682
Холки.Свято-Троицкий монастырь
История обители. В этом месте в XI веке существовала древнерусская крепость. Она была разрушена при нашествии Орды.Когда татаро-монголы захватили Киев, многие монахи были вынуждены бежать в пустынные и недоступные места. Меловые породы этих холмов позволяли им высекать келии для проживания и молитв. Начало монашеской жизни здесь относится к XIV веку.Первое упоминание письменное датируется 1620 годом. Тогда инок Герасий подал прошение о выделении земель для обители. Согласно летописи в монастыре проживало 8 монахов. Под землей находилось 12 келий для проживания и Свято-Троицкий храм. Во время правления Екатерины II обитель была закрыта, вход в пещеры засыпан. В 1917 году священник Вячеслав Васильчиков производит раскопки и открывается один из входов в монастырь. Следующие 73 года пещеры находятся в запустении. В 1990 году здесь было совершено первое богослужение. 11 мая 1997 года владыкой Иоанном Белгородским и Старооскольским были освящены закладные камни на месте строительства верхних храмов и братского корпуса и благословлено регулярное богослужение. Решением Священного Синода от 28 декабря 1998 года Свято-Троицкий монастырь был открыт вновь.

В Ярославле в честь тысячелетия воссоздали древнерусское предание об основании города

Смотрите оригинал материала на http://www.1tv.ru/news/economic/160943
Дружина князя Ярослава Мудрого победила язычников, и на берегу Волги появилась сначала крепость, затем два крупных монастыря.
Один из символов города - Успенский собор, который простоял 700 с лишним лет, в 30-е годы прошлого века был разрушен. И уже в наше время воссоздан на прежнем месте.
Во времена Смуты, когда Москва была захвачена поляками, Ярославль был столицей, именно оттуда выступало ополчение Минина и Пожарского. И ещё город известен как родина российского театра и один из главных объектов знаменитого Золотого кольца.

Смотрите оригинал материала на http://www.1tv.ru/news/economic/160943

63

АНАЛИТИКА ⁄ КОНФЕРЕНЦИИ, КРУГЛЫЕ СТОЛЫ... ⁄
«1917 ГОД В ИСТОРИИ РОССИИ». ВЫСТУПЛЕНИЕ ВЯЧЕСЛАВА НИКОНОВА НА НАУЧНОЙ СЕССИИ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ РАН, ПОСВЯЩЕННОГО ГОДУ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ
18.12.2012
На Земле есть только две страны, которые могут похвастаться пятью столетиями непрерывной суверенной истории – Англия и Россия. Вопреки распространенному заблуждению наша страна – одна из самых жизнестойких в мире. Лишь четыре раза за всю свою историю – при нашествии монголов, в Смуту, в 1917 и в 1991 году - она терпела Крушения, когда государство дезинтегрировалось, превращалось в поле кровопролитного гражданского противостояния и  разграбления внешними силами, прежде чем вновь возродиться как великая держава.
1917 год  – крупнейший исторический водораздел, и до сих пор вызывает много эмоций. Одним – нравится Февральская революция - как первый прорыв к свободе, свергнувший самодержавие. Другим – Октябрьская - как начало создания государства диктатуры пролетариата. Третьи считают 1917 год величайшей катастрофой, отрывом государственности.
Множество объяснений причин. Чаще всего считают, что  революция была объективной: слабая и нищая Россия терпела поражение в Первой мировой войне, ее экономика рухнула, армия развалилась, «тюрьма народов» трещала по швам, людские ресурсы иссякли, свирепствовал голод, недееспособное и неадекватное самодержавное правительство вело страну путем измены, за что буржуазия его и свергла в Феврале, а ее, в свою очередь, в Октябре свергли пролетариат и крестьянство. Все это весьма далеко от истины.
Конечно, революции не происходят на ровном месте. Но объективного в истории вообще очень мало.
Россия не была слабой и нищей. Она  не была сверхдержавой. Но была одной из великих держав.
Ее площадь превышала 22,4 млн. квадратных километров (площадь современной Российской Федерации — около 17 млн. квадратных километров). Численность населения страны к началу Первой мировой войны составляла около 170 млн. человек, каждый восьмой на планете. Страна стояла на одном из первых мест в мире по уровню рождаемости, почти половина населения была моложе двадцати лет.
Русское экономическое чудо было реальностью. Промышленное производство с 1860-х годов и вплоть до Первой мировой войны увеличивалось в среднем на 5% в год,  выше, чем в странах Западной Европы. По общим показателям индустриального развития Россия оказалась на четвертом месте на планете, ее доля в мировом промышленном производстве составляла 8,2% (США – 32%, Германии – 14,8, Великобритании – 13,6) . Конечно, мы отставали от ведущих держав Запада по качественным хозяйственным параметрам, технологии, уровню жизни, но опережали остальные страны мира.

К 1917 году российский государственный строй не был самодержавным.
Под влиянием революционных выступлений  1905 года, Россия получила конституцию в виде Основных законов 1906 года, политические свободы, двухпалатный парламент. Гарантировались неприкосновенность жилища, частной собственности, право на выбор места жительства, свободный выезд за границу,  свободы слова, вероисповедания, печати, собраний, создания союзов. Принципы гражданской свободы были сформулированы достаточно полно, хотя  их подкрепление законодательными актами и конкретная практика оставляли желать много лучшего. Настоящим было избирательное право, хотя оно и не было всеобщим:  женщины не голосовали, но в начале ХХ века они не голосовали даже в самых развитых демократиях, как не было новостью в тогдашней демократической практике  применение имущественного ценза.
Россия перестала быть абсолютной монархией, главный родовой признак которой заключается в недифференцированнности законодательной и исполнительной власти, сосредоточенной в одних руках. Согласно Основным законам, император уже не мог законодательствовать помимо Госдумы и Госсовета и должен был действовать «согласно закону». Столетие назад конституционные монархии делились на парламентарные, в которых исполнительные органы действительно формировались парламентским большинством, и дуалистические, где исполнительная власть сохранялась за монархом и назначаемым им правительством, а законодательная власть принадлежала монарху и избираемому парламенту (как в Германии). Нет никаких сомнений, что по Основным законам 1906 года Российская империя может быть квалифицирована как конституционная дуалистическая монархия.

Николай II был адекватным  руководителем.
Царь был умен, высокообразован – он успешно прошел программы университета и Академии Генштаба, - свободно владел несколькими иностранными языками. За обходительными манерами, мягким обращением, граничащим со скромностью и даже робостью, простотой нрава скрывалось упрямое мужество, основанное на глубоких и выстраданных убеждениях. Он проявил это мужество, когда в 1915 году принял на себя командование армией, идя на сознательный риск. Именно август 1915 года стал тем поворотным пунктом, после которого заметно улучшились и результаты работы Ставки, и боеспособность русской армии.
Но Царь проявлял нерешительность, когда речь шла о применении силы. И это воспринималось как слабость, а для императора и было слабостью. В России лидеру прощают все, кроме слабости. У Николая были и бесспорные недостатки, из которых на первом месте - неумение глубоко разбираться в людях и опасение делать ставку на сильные личности, представлявшие весь срез элиты. Безусловным недостатком Николая, который в какой-то момент окажется едва ли не самым существенным, был его мистицизм.
Царь не был противником перемен. Николай провел больше реформ и больше сделал для модернизации России, чем кто-либо из его предшественников. Но он также понимал, насколько опасно одномоментно разрушать традиционные, сложившиеся органично государственные и общественные институты, особенно в условиях войны.

Буржуазия как класс не осуществляла Февральскую революцию, которую часто называют буржуазной.
Торгово-промышленная элита оставалась скорее «классом в себе». Политическая активность бизнеса в России проявилась довольно поздно и по своему размаху уступала активности всех других социальных групп, включая даже дворянство. Во многом это объяснялось тем, что буржуазия не имела опоры в народе, который откровенно ее не любил и не ценил, российская интеллектуальная культура была антибуржуазной в своей основе, и особенностями бизнеса, который не всегда демонстрировал образцы высокой предпринимательской этики.
Однако предпринимательский класс поучаствовал в лице своих ярких представителей в свержении режима. Павел Рябушинский возмущался, что нужно ездить в Петербург «на поклон, как в ханскую ставку» и обещал, что «наша великая страна сумеет пережить свое маленькое правительство . Бизнес принял активное участие в формировании военно-промышленных комитетов, земских и городских союзов (Земгор), взявшихся оказывать всестороннюю помощь фронту. Однако именно эти организации и стали одним из важнейших инструментов дестабилизации императорской власти. Из олигархической среды вышел ряд очень активных революционеров, которые будут готовить заговор по свержению царя, а затем войдут в состав Временного правительства. Прежде всего, в этой связи заслуживают быть названными лидер октябристов, представитель крупной банкирской семьи Александр Гучков, богатейший сахарозаводчик Михаил Терещенко, хлопчатобумажный фабрикант Александр Коновалов.

Ведущей социальной группой, приближавшей революцию, явилась интеллигенция. Конечно, интеллигенция была разной. Но нигде в мире столь большое количество интеллектуалов («мы») так не противопоставляли себя власти («они»), как в России. Распространению подобных настроений способствовала и сама власть, не подпускавшая интеллигентов к административной деятельности (впрочем, они и сами к этому мало стремились), что превращало их в антисистемную силу. Интеллигенция не думала о том, чтобы улучшить, модернизировать государственный строй, — она стремилась его свергнуть. Прогресс, демократия представлялись не как результат эволюционного развития и реформаторских усилий, а как естественное для человека состояние, стремление, реализации которых мешает только одно — самодержавный строй. Западные абстрактные теории, интересные на Западе только самим философам, в России становились руководством к действию.
Во время войны пораженческие, антиправительственные настроения в интеллигентской среде оказались распространены достаточно широко, многие действительно считали патриотизм прибежищем негодяев. В борьбе за светлые идеалы именно интеллигенция давала целеполагание и наиболее эмоциональные аргументы противникам власти. Именно из нее в основном и складывались все политические партии — от либеральных до экстремистско-террористических.

Пролетариат в революции выполнил в основном роль массовки, причем не на главной сцене. Из-за неразвитости городов рабочий класс был немногочисленным и представлял в массе своей скорее разновидность крестьянства, в основном не порвавшего связи с землей. В начале войны, как и весь народ, рабочий класс испытал прилив патриотических чувств. Ситуация резко стала меняться в 1916 году, что было связано и с углублением экономических проблем, и с общим изменением морального климата в стране, и с творческой деятельностью Земгора. Главным раздражителем стал рост стоимости жизни. Темпы увеличения заработной платы в 2-3 раза отставали от роста цен на продовольствие, жилье и одежду. Но в целом сил самого рабочего класса было совершенно недостаточно для совершения революции.

Крестьянство проявило в предреволюционную эпоху очевидную пассивность, его существовавший политический режим вполне устраивал. Крестьянство с непониманием относилось к идеям политических прав и свобод и отличалось повышенным чувством патриотизма, и лояльности православному царю. Деревня связывала свои проблемы исключительно с безземельем. Крестьяне ждали, что со дня на день помазанник Божий на троне проведет равнение всей земли по стране, как это регулярно делалось внутри общин.
Основной причиной растущего недовольства села стало затягивание войны, которая уносила все больше жизней, в России — в основном жизней крестьянских. Количество мобилизованных в армию составит к моменту Октябрьской революции в общей сложности 15,8 млн. человек, из них 12,8 млн. призывались из деревни. Крестьяне начали задавать вопросы о справедливости целей войны, правильности правительственной политики и не всегда находили устраивающие их ответы. Но выступать инициаторами изменения существовавшего государственного строя крестьяне, настроенные в основном крайне консервативно, не могли и не хотели.

В подготовке Февральской революции приняло участие большинство российских политических партий - в спектре от октябристов до большевиков.
Вплоть до революции в стране не сложилось партии, которую хоть с каким-то основанием можно было считать правящей. Лишь октябристы в столыпинские времена претендовали на эту роль, но затем и они оказались в оппозиции. Таким образом, ни одна из партий не проходила испытания на власть, не имела ни малейшего опыта практического государственного управления.
Октябристы во главе с Гучковым перешли к оппозиции режиму под влиянием военных неудач 1915 года. Либералы, ведущими представителями которых были кадеты во главе с профессором истории Павлом Милюковым, изначально выступали оппозиционной силой. Либералы занимали гораздо более левые позиции, чем аналогичные группы в Западной Европе: не имели ничего против экспроприации крупных помещичьих имений, государственных и церковных земель.
Немногочисленные левые партии, в годы войны радикализировались: народники - эсеры, энесы, трудовики - были крайне малочисленными, чтобы сыграть сколько-либо заметную роль в подготовке Февральской революции, но они сильно вырастут после нее.
Социал-демократы – меньшевики и большевики – оставались единой партией – малочисленной, сверху донизу пронизанной полицейской агентурой. Накануне Февральской революции численность самой боевой социал-демократической группировки — большевиков — не превышала 20 тысяч человек, а их вожди были в эмиграции или ссылке. Ситуация в корне изменится в результате Февраля, открывая крайне левым все шансы, которыми они в итоге и воспользуются.

Оппозиция опиралась на государственные и полугосударственные институты, находившиеся в перманентном конфликте с правительством: Государственную думу и самодеятельные организации.
Госдума, с первых дней своего создания представляла собой не столько законодательных орган, сколько антиправительственный митинг. IV Дума, с которой Россия встретила революцию, отличалась особой политизацией, поляризацией и оппозиционностью. Центром оппозиции стал Прогрессивный блок, объединивший шесть фракций Думы — прогрессивных националистов, центра, земцев-октябристов, Союза 17 октября, прогрессистов и кадетов.
Огромную роль в подготовке Февральской революции сыграли созданные во время войны самодеятельные организации - Всероссийские Земский и Городской союзы, а также военно-промышленные комитеты. Их руководство сосредоточилось в Москве, которая была центром оппозиционных настроений в отношении официального и бюрократического Санкт-Петербурга. Именно во второй столице — в домах князей Петра и Павла Долгоруковых, Рябушинского, Коновалова, — традиционно проходили оппозиционные собрания Земгора, именно здесь была главная твердыня кадетов. И именно председатель Земского Союза князь Львов сменит Николая II на посту главы российского государства. Самодеятельные организации насчитывал около 8000 учреждений с сотнями тысяч служащих, которые получали освобождение от военной службы, но носили военного вида форму и были прозваны в народе «земгусарами».
Не менее важным, направлением деятельности самодеятельных организаций стало развертывание ими антиправительственного пролетарского движения в виде рабочих групп ВПК во главе с Кузьмой Гвоздевым, который станет инициатором создания Петроградского Совета в первый день Февральской революции.
В земгоровских кругах были составлены еще в 1915 году списки будущего правительства, которые почти полностью совпали с составом первого Временного правительства, возникшего после Февраля.

Революция не была результатом развертывания национально-освободительного движения по окраинам «тюрьмы народов».
Первая мировая война показала недостаточность формулы «единой и неделимой», особенно в условиях, когда австро-германская коалиция предпринимала небезуспешные попытки расчленить Россию, разыгрывая карту национальной самобытности и прав на самоопределение населявших ее народов. Особенно успешно это удавалось делать в Польше, Финляндии, Прибалтике, Украине. Брожение наблюдалось и в других регионах — Закавказье и даже в Средней Азии. Однако до Февраля нигде, за исключением Польши, почти полностью оккупированной Центральными державами, сепаратистские движения не приняли масштабов, угрожающих целостности государства или прочности ее власти.

В революции сыграли роль внешние силы.
Как и другие воюющие страны, Россия была объектом подковерной дипломатии, подрывных усилий спецслужб, международных пиар-кампаний, финансовых махинаций.
Центральные державы проводили активную подрывную деятельность против России. До войны особую активность проявляла Австро-Венгрия, С началом войны все австрийское хозяйство подрывных действий перешло под руководство Германии, которая поставила эту работу на широкую и систематическую основу  в рамках «стратегии апельсиновой корки»: расчленить Россию «как апельсин, без ножа и ран, на ее естественные исторические и этнические составные части» — Финляндию, Польшу, Бессарабию, Прибалтику, Украину, Кавказ, Туркестан, которые должны стать независимыми государствами под германским контролем.  Наиболее яркой звездой на фоне этого собрания международных авантюристов и организаторов революционного процесса по прошествии почти столетия выглядит Александр (Израиль) Гельфанд, известный также как Парвус. В центре его политической паутины была неправительственная организация в Копенгагене — Институт изучения социальных последствий войны. Гельфанд вошел в историю прежде всего как спонсор Ленина и большевиков, но спонсировал он не только их.
Вклад в нарастание революционных тенденций внесли и союзники России. Их политика в отношении России была, как минимум, трехслойной. На первом, высшем уровне, где взаимодействовали главы государств, уровень доверительности был высок. На втором — элитном — уровне к России относились плохо, считая ее диктатурой, а русских — полуварварским племенем. Отсюда — плохая пресса о России и ее руководстве. На третьем уровне — общественно-политическом — осуществлялась поддержка непримиримой оппозиции внутри страны. А когда политика Запада была другой?

Россия не проигрывала в войне.
Страна вооружила, снабдила и выставила на поле боя 60 армейских корпусов вместо тех 35-ти, которыми располагала в начале войны. Численность армии, осенью 1915 года составлявшая  3,5 миллионами, к концу 1916 года достигла семи миллионов. Фронтовые части оставались боеспособными, свидетельством чему был героизм, проявленный в операциях 1916 года – как в наступательных, так и оборонительных. Состоялась авиация как род войск, быстро рос российский флот. Чувствовать себя обреченными было куда больше оснований у стран Четверного союза во главе с Германией. Уже было ясно, что в войну на стороне Антанты в ближайшее время вступит экономически наиболее сильная страна мира – Соединенные Штаты.
По сравнению с началом войны в 1916-м собственное производство   пулеметов выросло в шесть раз, легких орудий – в девять, 3-дюймовых снарядов – в 16 раз. За 12 месяцев – удалось построить 1050-километровую железнодорожную колею до Мурманска, куда стала поступать внешние поставки. В относительно удовлетворительном состоянии были финансы.
Продовольственные трудности в России были, но имели  меньшие масштабы, чем в других воевавших странах и наблюдались только в крупных городах. Голод и экономический коллапс наступят годом позже как результат деятельности постреволюционных правительств.
Наши потери убитыми, умершими от ран и ранеными (5,5 млн. человек) были меньше, чем у Германии (6,05 млн.), сражавшейся на два фронта. Ситуация с людскими ресурсами в России также была лучше. За всю войну у нас было мобилизовано в армию 8,7% населения страны, тогда как Великобритании – 10,7, во Франции и Австро-Венгрии – 17, а в Германии -  20,7%.
Известно, что история не терпит сослагательного наклонения, и нам уже не дано знать, когда и как закончилась бы Первая мировая война, не свершись революция, следствием которой действительно было позорное поражение России и вынужденный унизительный сепаратный Брестский мир. Но мы знаем, как война реально закончилась: Германия капитулировала в ноябре 1918 года. Логично предположить: если бы Россия осталась в числе воюющих стран, если бы были реализованы согласованные стратегические планы союзников, война могла бы кончиться тем же – триумфом Антанты, - но только намного раньше и с участием России.
Но армия, становясь более многочисленной, лучше вооруженной и управляемой, в то же время, теряла в качестве личного состава и моральном духе. Нравы огрубели. Реквизиции – неизбежные спутники любой войны – подрывали понятия о собственности или законности. А самой взрывоопасной была ситуация в запасных батальонах. Особенно много призывников оказалось в столице, где было расположено до двадцати запасных частей численность около 200 тысяч человек, которым абсолютно не хотелось отправляться на передовую. Именно они выступят главной вооруженной силой революции.

«Прогерманская партия» существовала только в сознании оппозиции.
Из земгоровских кругов вышла  широко распространявшаяся по стране концепция «блока черных сил»: германофильской придворной партии, связанной с германской военной аристократией и выступающей за сепаратный мир. Главой немецкой партии объявлялась императрица Александра Федоровна и Георгий Распутин. Эта концепция ляжет в основу идеологии, агитации и пропаганды всех оппозиционных партий и групп. Многие приписывали авторство концепции Гучкову.
Ловкий и бывалый сибирский мужик, который умел блестяще играть на человеческих слабостях и религиозно-мистических струнах, безусловно, пользовался доверием и симпатией Александры Федоровны, в чем едва ли не главную роль сыграла гемофилия наследника, которую Распутин мог лечить. Его имя как символ аморальности власти все активнее поднималось на щит оппозицией. Распутин оказался подлинным проклятьем Романовых. Николай весьма скептически относился к советам Друга и к его святости, уважая, однако, чувства жены.
По самоощущению, родному языку, кембриджскому образованию внучка великой английской королевы – Виктории - никогда не была немкой, она была скорее англичанкой, говорила по-русски или по-английски (реже по-французски), переписку с мужем вела на английском. Женщина деятельная, она была одним из крупнейших организаторов санитарного дела в России. В течение трех лет императрица и ее старшие дочери прослужили сестрами милосердия, причем, отнюдь не декоративными. Правда, это мало кто оценил. Темы измены императрицы, правительства и засилья распутинщины, достигая чудовищных размеров, стали важнейшим инструментом разрушения династии.

Власть императора пала жертвой нескольких разрушительных потоков, которые сойдутся в двух точках – на улицах столицы и в Ставке. Все эти потоки носили форму мало скрываемых заговоров, которые вынашивались в думских, аристократических, земгоровских и социалистических кругах и уже в полной мере затронули армейскую верхушку.
Первым залпом революции стали выступления Милюкова и ряда других депутатов на открытии сессии Думы 1 ноября 1916 года, где они обвинили руководство страны в измене.
Вокруг трона вовсю плелись заговоры,  в которых участвовали даже члены царской фамилии, имевшие целью «спасение монархии от монарха». В ночь с 16 на 17 декабря князь Феликс Юсупов, великий князь Дмитрий и черносотенец Пуришкевич исполнили приговор знати Распутину.  В центре одного из них, готовившего отречение Николая в пользу наследника Алексея при регентстве брата царя Михаила, был Гучков, опиравшийся на близкие ему армейские круги. Предложенный именно этой группой план свержения Николая II – задержание императорского поезда на дальней станции и принуждение к отречению под воздействием авторитета армии или угрозы силой – технически и будет претворен в жизнь.
О заговорах и нарастании революционных тенденций было известно спецслужбам. Почему же они не смогли предотвратить развития по катастрофическому сценарию? Потому, что они создавались для борьбы с революционным движением снизу, а удар по государственности наносился из тех сфер, куда офицерам спецслужб вход был заказан.

Февральское восстание в Петрограде было порождено антиправительственной пропагандой, паническими настроениями и подкреплено бунтом запасных батальонов. Легитимацию перевороту дала Дума.
27 февраля начался бунт запасных частей, приведший к аресту правительства и формированию Временного комитета Думы и Петроградского совета. Возникло знаменитое двоевластие, которое парализовало российский государственный механизм.

Император отрекся под давлением армии.
Николай полагал возможным пресечь восстание силой, однако этот сценарий был фактически просаботирован армейской верхушкой. 1 марта в Пскове, где оказался императорский поезд, командующий Северным фронтом Рузский и начальник Генштаба генерал Алексеев уговорили Николая II во имя успешного завершения войны отказаться от подавления восстания, согласиться с созданием ответственного перед Думой правительства. А 2 марта по инициативе Алексеева Рузскому стали поступать телеграммы - от командующего Юго-Западным фронтом генерала Брусилова, Западным фронтом – генерала Эверта, Кавказским фронтом – великого князя Николая Николаевича, Румынским фронтом – генерала Сахарова. Все призывали царя принести жертву на алтарь Отечества и отречься. Царь сложил корону к ногам предавшего его армейского руководства, отрекшись в пользу своего брата Михаила. 3 марта по  настоянию большинства Временного правительства от престола отрекся и Михаил Романов. Многовековая Российская империя прекратила свое существование.

Временное правительство разрушило российское государство.
Ученые, земские деятели, юристы, промышленники, они неплохо разбирались в общеполитических вопросах и парламентской практике, но никто из членов кабинета не обладал ни малейшим опытом административной или государственной работы. Премьер – князь Львов – был бездеятельным, мягким и благодушным популистом, безгранично верившим в добрую душу народа и испытывавшим отвращение к любому централизованному управлению. В заявлении об образовании Временного правительства вслед за его составом шли «основания» его деятельности, которые почти дословно воспроизводили 8 пунктов, сформулированных Советом. Слабый либеральный кабинет с сомнительной легитимностью был связан необходимостью реализовывать социалистическую программу и мог пользоваться властью лишь с молчаливого согласия энергичных советских лидеров, дожидаясь Учредительного Собрания, выборы в которое еще долго даже не будут назначены.
Воевавшей стране, привыкшей на протяжении последнего тысячелетия к централизованной системе власти, была предложена крайняя форма политического либерализма. Действуя в твердом убеждении, что представители прежней власти по определению являются некомпетентными, антинародными, и склонными к предательству элементами, Временное правительство в здравом уме и твердой памяти самостоятельно ликвидировало весь государственный аппарат России, оставив потом большевиков с их идеей слома старой государственной машины практически без работы. 
Исчезла вертикаль исполнительной власти. 7 марта 1917 года премьер Львов говорил: «Временное правительство сместило старых губернаторов, а назначать никого не будет. В местах выберут…. Будущее принадлежит народу, явившему в эти исторические дни свой гений».  Одновременно повсеместно возникли Советы, воспроизводя ситуацию «двоевластия» на местах. На деле же получалось «многовластие», что тождественно безвластию: административные функции осуществляли подобия комитетов общественной безопасности, куда на равных основаниях входили и Советы, и подновленные органы земского самоуправления, и профсоюзы, и все наличные партии и общественные организации. Машина местной администрации в России перестала функционировать. Керенский был в ужасе от содеянного: «Огромные пространства страны попали в руки абсолютно неизвестных людей!»
В марте 1917 года Временное правительство полностью уничтожило российскую правоохранительную систему. Были упразднены особые гражданские суды, охранные отделения, отдельный корпус жандармов, железнодорожная полиция, контрразведка. На места были разосланы инструкции о создании отрядов народной милиции под командованием армейских офицеров, выбранных земствами и Советами. Дееспособность такой милиции была нулевой, тем более, что в нее в массовом порядке стали записываться криминальные авторитеты, выпущенные на волю в рамках всеобщей политической и уголовной амнистии. Функции охраны порядка все больше приходилось брать на себя вооруженным силам, которые оказались в состоянии прогрессирующего разложения. Ситуацию в армии усугубляло и само Временное правительство, открыто выражавшее недоверие старому генералитету и офицерскому корпусу, и Совет,  выпустивший «Приказ №1», который уничтожил армейскую дисциплину, но и заявлявший об общности интереса народов всех воевавших стран к прекращению захватнической политики собственных правительств.

После февраля страна дезинтегрировалась.
На промышленных предприятиях свои порядки стали устанавливать повсеместно возникшие фабзавкомы. Производство дезорганизовалось скачкообразно. Начались серьезные перебои с транспортом, разладилась система распределения. В конце марта правительство установило государственную монополию на торговлю хлебом, предписав крестьянам сдавать зерно по твердым ценам, ввело карточную систему. Крестьяне хлеб придерживали еще больше, на железных дорогах участились грабежи составов с продуктами. Голодные бунты и погромы шли по всей России. Крестьянство повсеместно восприняло революцию прежде всего как начало реализации мечты о «черном переделе». Не в силах собирать налоги, власть прибегла к печатному станку, резко провоцируя инфляцию. В расстройство пришла вся финансовая система.
Вразнос пошла страна. На Дону и на Кубани – казачьи республики, Советы разогнаны. Финляндия провозгласила автономию и требовала вывода русских войск со своей территории. Украинская Рада объявила о включении в свой состав земель юга России чуть не до Урала, приступила к формированию собственной армии и готовила сепаратный мир с Германией. Кавказ  и Сибирь требовали для себя отдельных учредительных собраний. И по всему пространству необъятной страны прокатывались огромные беспорядочные волны дезертиров. Медвежью услугу правительству оказывали союзники, требовавшие от него скорейшего наступления на фронтах и ускоренного внедрения либеральных ценностей в качестве условия поддержки.

Большевики подобрали власть, которая валялась на земле.
Победителями революции оказались большевики, которые принимали в ней весьма скромное участие. В апреле в Петроград из Швейцарии вернулся Владимир Ленин, сразу захвативший воображение массы лозунгами немедленного мира, передела собственности и перерастания революции буржуазно-демократической в социалистическую. К осени у большевиков окажутся преобладающие позиции в Советах, опираясь на которые Ленин объявит себя верховной властью после стремительной операции собственных вооруженных отрядов. Большевики породили надежду на мир и землю, что дало им ту лестницу, по которой они вскарабкались к власти – армию. Идея экспроприации экспроприаторов нашла более короткий путь к народной душе, чем концепции конституционализма.
По словам Николая Бердяева, «России грозила полная анархия, анархический распад, он был остановлен коммунистической диктатурой, которая нашла лозунги, которым народ согласился подчиниться».
Большевизм воплотил и широко разлившуюся после целого года хаоса потребность в порядке. Оппозиция большевикам оказалась относительно слаба и потому, что они имели дело не с функционирующей государственной системой, разрушенной Временным правительством, а с анархией. На первых порах с правительством Ленина почти некому было бороться. Да и никто не спешил бороться, поскольку существовала стойкая уверенность, что большевики – калифы на час, и продержатся максимум до Учредительного собрания. Продержались 74 года – до нового крушения в 1991 году.
Еще одной революции страна наша может уже не выдержать.

Вячеслав Никонов,
Председатель Правления фонда «Русский мир»,
Декан факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова,
доктор исторических наук
http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/ … s0021.html

64

Русский каганат - забытая история Дона.
Сергей Беззаконов.

Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хазарам:
Их села и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам. 

http://uploads.ru/t/a/9/c/a9cug.jpg
Со школьной скамьи многие из нас помнят эти пушкинские строки проВещего Олега. Но немногие знают, что они имеют самое непосредственное отношение к истории донского края. И вовсе не потому, что согласно учебникам истории во второй половине I тыс. н. э. Подонье и Приазовье входили в составХазарского каганата, а потому, что в этот период на Дону уже существовалопервое русское государство – Русский каганат – та самая изначальная Русь, от которой «есть пошла Русская земля». За разгром этой Руси и мстил хазарамвещий Олег.

  К сожалению, Русский каганат не самая «удобная» тема для отечественных историков. Отчасти потому, что сам факт существования некого русского государства, территория которого находилась не у балтийских берегов, сводит на нет многие теоретические построения, худо-бедно объясняющие механизм возникновения Киевской Руси. Отчасти из-за упрямства норманистов иантинорманистов, стараниями которых в российской исторической науке укоренились устаревшие представления, что русами «Повести временных лет»могли быть только скандинавы (германцы) или балтийские славяне. Но так как сведения о Русском каганате довольно часто встречаются в трудах арабских и персидских географов и путешественников, не понаслышке знавших русов, сведения эти требуют объяснения. И такие объяснения периодически появляются. Правда, авторы выдвигаемых теорий, исходя из всё тех же общепринятых концепций балтийской родины русов и опираясь на свои собственные предпочтения, помещают Русский каганат на севере Европы, в районе Новгорода, на Верхней Волге, в Поочье и даже в устье Дуная. В общем, везде, где угодно, но только не там, где он действительно был. Несостоятельность таких теорий очевидна уже потому, что у большинства восточных авторов русы – не славяне и уж тем более не скандинавы. К тому же,«страна русов» у них находится восточнее «страны славян», то естьПоднепровья.

  «Это огромная страна, - говорится в анонимном сочинении «Худуд аль-алам мин аль-машрик ила-л-магриб» («пределы мира от востока к западу»), написанном в X веке на персидском языке, - и обитатели её плохого нрава, непристойные, нахальные, склонны к ссорам и воинственны. Они воюют со всеми неверными, окружающими их, и выходят победителями. Царя их зовут хакан русов. Страна эта изобилует всеми жизненными благами. Среди них есть группа моровват (рыцари – С.Б.). Знахари у них в почете. Ежегодно они платят 1/10 добычи и торговой прибыли государю. Среди них есть группа славян, которая им служит».

  Помимо этого, из сообщений арабских и персидских купцов известно, что в«стране русов» много больших, богатых городов и через их земли течет «река Рус», которую большинство современных историков отождествляет с Доном. В общем, достаточно очевидно, что Русский каганат надо искать не на северо-западе Европы, а где-то в другом месте. И это место было найдено.

  Ещё в 70-х годах XX века украинский историк Д.Т. Березовец, опираясь на археологические данные, высказал предположение, что русы восточных авторов – это древнее население Северского Донца, Среднего и Нижнего Дона, Приазовья, оставившее после себя памятники так называемой салтово-маяцкой археологической культуры, расцвет которой пришелся на VIII-IX вв. н. э.

   Естественно, в это время теория Березовца никем из ученых не была поддержана, уж слишком она расходилась с господствующими взглядами. Да и не смог историк объяснить, как этноним «Русь» с Дона попал на Днепр. Пробел этот не заполнен и сейчас. И цель данной статьи его восполнить.

   О древних городах и крепостях на Дону, Северском Донце и его притокеОсколе (древнее название – Рось) было известно очень давно. Ещё и сейчас в этих местах можно увидеть остатки белокаменных укреплений. А сколько их было разобрано при строительстве городов, посёлков и дач уже в наше время или ещё раньше, в XVII веке, при возведении пограничных застав, не знает никто. Изучать эти исторические памятники, получившие свое название от селаВерхнее Салтово на Северском Донце и маяцкого городища на Дону, стали ещё в 1900 году. Тогда же стало ясно, что построены эти города и крепости на месте древних скифских городищ аланами-асами, которые под натиском арабских войск в начале VIII века ушли из предгорий Кавказа на Верхний Дон. Возглавил этот исход из Азии аланское племя Рухсас («светлые асы»). Антропологи считают их потомками роксолан, в первые века нашей эры обитавших в Северном Причерноморье и степях между Днепром и Доном. Из арабских источников известно, что это племя занимало доминирующее положение среди сарматских племён Северного Кавказа и ему принадлежала верховная власть у алан.

  По мере проведения раскопок учёные пришли к выводу, что салтово-маяцкая археологическая культура является самой высокоразвитой культурой Средневековья в Восточной Европе. И не мудрено, нигде больше в Восточной Европе того периода нет такого скопления каменных городов, как на Дону и Северском Донце. Тот же Киев, например, в IX век представлял собой лишь три разрозненных поселения, еще не слившихся в один город, а Новгорода Великого, как такового, вообще ещё не было. Салтовские же города – это уже крупные торговые и ремесленные центры, при строительстве которых использовались последние достижения архитектурной мысли того времени и огромное количество рабочей силы.

   Учёные подсчитали, что для возведения стен

Верхнесалтовского городища понадобилось 7 тыс. куб. м камня,

Маяцкого – 10 тыс. куб.м,

Правобережного – 12 тыс. куб.м,

Мохначевского – 14 тыс. куб.м.

Соответственно, для проведения необходимых работ, по мнению специалистов, требовалось не менее 20’000 человеко-дней. Цифры для Восточной Европы Средневековья довольно приличные. Все это позволило предположить наличие у салтовцев государства с хорошо отлаженной административной системой, способной своевременно доставить рабочих из других мест, а также наличие у них мастеров-архитекторов. Для лучшего понимания масштабов Русского каганата приведём ещё ряд примеров. Так, вокруг Верхнесалтовского городища, крупнейшего и древнейшего в салтово-маяцкой археологической культуре, учёными обнаружено огромное поселение. По свидетельству археологов, в могильниках, прилегающих к этому поселению, покоятся более100’000 человек. Скорее всего, это и была столица Русского каганата – Куйаба. Но все-таки наиболее величественным из салтовских городов былоПравобережное Цимлянское городище. По сложности планировки ему нет равных ни в салтово-маяцкой культуре, ни вообще в Восточной Европе того периода.
http://uploads.ru/t/7/c/M/7cMK8.jpg
  Естественно, столь мощная и своеобразная культура не могла не вызвать интереса у учёных всего мира. Но так как аланы-асы в их представлении такой культурой не обладали, а о русах в Подонье в то время вообще не шла речь, сразу же начались поиски господствующего этноса, претендовавшего на роль«цивилизатора» восточных славян. Как всегда, первыми на открытие салтово-маяцкой археологической культуры отреагировали норманисты. Не имея на то никаких оснований, шведские учёные с ходу объявили о скандинавской принадлежности салтовских городов. Однако позже «народ-господ» все-таки был обнаружен. Им, вопреки археологическим данным, объявили хазар. Причины такой метаморфозы закономерны. Ещё до революции отечественные историки смотрели на Хазарское государство, как на самое могущественное в Европе, в зависимости от которого находилось все народы, населявшие её вVIII-X вв. К середине XX века знания о Хазарии расширились, частично благодаря переводу сочинений арабских авторов, частично из-за случайно обнаруженного хазарского документа – письма царя Хазарии Иосифа испанскому еврею Хасдаи ибн Шафруту, из которого, кстати, следует, чтохазарская знать исповедовала иудаизм. Все это как нельзя лучше способствовало оживлению интереса к хазарской истории и появлению«хазароведения». Под ставшую популярной гипотезу подгонялись результаты археологических изысканий, а после того, как в 30-х годах у станицыЦимлянской был раскопан Саркел, салтово-маяцкая археологическая культура получила статус «государственной культуры Хазарского каганата». В одночасье древние белокаменные крепости, построенные аланами-русами, стали объявляться «замками хазарских феодалов», «центрами сбора дани»,«сторожевыми крепостями и опорными пунктами хазарских военизированных колонистов». Те же немногочисленные высказывания археологов, считавших, что салтово-маяцкая культура в состав Хазарии никогда не входила, попросту игнорировались. Как игнорировались и их предположения о существовании ираноязычного народа «рус», имевшего самое непосредственное отношение к салтовской культуре. Это и понятно. Поскольку даже самые упертые хазароманы сознавали, что если салтово-маяцкую культуру вывести из состава Хазарии, то миф о Великой Хазарии попросту рухнет. Что, в общем-то, уже и произошло. По последним данным археологии, опирающимися на письменные источник, Хазарский каганат начала IX века представлял собой небольшое полукочевое государство, не выходившее за пределы Предкавказья и низовий Волги.

   То ли дело Русский каганат. К началу IX века это было уже довольно крупное военно-торговое государство с вполне сформировавшейся производящей экономикой и развитыми ремеслами. Торговые связи салтовцев впечатляют. По«реке Рус» (среднее и нижнее течение Дона, Северский Донец, правые притоки Днепра) из стран Юго-Восточной Прибалтики на Кавказ они поставляли популярный в Азии янтарь. Из славянских земель везли меха и рабов. В городищах салтовцев археологи обнаружили иранские ткани, шелк, золотую и серебряную посуду, дорогие украшения из Хорезма, Сирии,предназначавшиеся для продажи в Западной Европе. Большим спросом у иноземных купцов пользовались и товары, произведенные самими русами. Славянские купцы охотно покупали салтовскую лощеную керамику, изготовленную на гончарном круге. Русское оружие хотя и не конкурировало с дамасской сталью, но, по сообщению арабов, считалось одним из лучших.Чеканили салтовцы и свою собственную монету. И хотя деньги Русского каганата довольно сильно напоминали арабские дихремы, что позволило специалистам по нумизматике объявить их всего лишь «варварским подражанием» оригиналам, все-таки это были уже «русские» деньги. По содержанию серебра и его качеству они превосходили аббасидские дихремы, имели намеренное искажение в легенде, а также особый знак, наносившийся на оборотной стороне. Имели русы Подонья и свою собственную руническую письменность, восходящую к скифо-сарматскому письму, известному в Северном Причерноморье ещё со II-III вв. н. э. Позже это сармато-аланское (русское) письмо у салтовцев заимствовали булгары, а через их посредничество уже и хазары.

  Естественно, столь интенсивное развитие Русского каганата, его торговые успехи не могли не вызывать зависть и раздражение у хазар, живших за счет малоприбыльной транзитной торговли по Волге. Арабы писали:«Преимущественная их (хазар) пища есть рис и рыба; остальное же… привозится из Руси, Булгара». Не вызывали восторга успехи салтовцев и у Византии, столкнувшейся с руссами в Причерноморье. Именно поэтому во второй четверти IX в. ею был создан византийско-хазарский альянс, призванный объединить усилия в борьбе против русов. Во исполнения своей части договора хазары разрушили Правобережное Цимлянское городище – форпост Русского каганата на Нижнем Дону. Население его было частью вырезано, частью угнано в полон. Византия в свою очередь помогла хазарам построить Саркел – единственную каменную крепость на левом берегу Дона.
http://uploads.ru/t/H/t/3/Ht3qX.jpg
Русы готовились к войне. Спешно строились каменные крепости, способные отразить удар с северо-востока и юго-востока (а не с запада от славян, как утверждают «хазароведы»). Но, несмотря на все усилия, в серединеIX в. Русский каганат был разгромлен. Приостановилась торговля из Закавказья и Сирии по «реке Рус», исчезли богатые города. Скорее всего «руку» к этому погрому приложили кочевые мадьяры – давние союзники и вассалы хазар. И только после этого «наидоша Козаре» на русские и славянские земли и наложили дань, поставив в зависимость от Хазарского каганата славянские племена, раньше находившиеся под влиянием донских русов.

   На этом история Русского каганата в Подонье закончилась и началась история Русского каганата на берегах Днепра. Но и в создании этого каганатадонские русы принимали самое деятельное участие.

ИСТОЧНИК:
http://www.sarkel.ru/istoriya/russkij_k … ezzakonov/

АВТОР Юрий Ильинов
2012-05-01 23:09:23
Тема "КАГАНАТЫ"
Nellytim

65

Эксперты: Туринская плащаница - не средневековая подделка
29.03.2013 | Источник: Правда.Ру
http://pravda-team.ru/pravda/image/article/3/9/7/282397.jpeg
Очередное исследование Туринской плащаницы с использованием инфракрасного света доказало: это не средневековая подделка, а самый настоящий древний погребальный саван, в который, возможно, действительно заворачивали тело Христа.

На протяжении нескольких веков ученые вели споры о подлинности плащаницы, ставшей одним из самых культовых образов Римско-католической Церкви. Теперь, похоже, разногласиям пришел конец. Профессор Джулио Фанти, специалист в области механических и тепловых измерений Университета Падуи, и журналист Саверио Гаэта изучили волокна плащаницы и сравнили их с образцами тканей, начиная с 3000 лет до нашей эры до современности.

Результаты анализов показали, что "день рождения" плащаницы приходится на период между 3000 годом до нашей эры и 400 годом нашей эры. Правда, откуда на ткани взялся отпечаток лика Христа, эксперты пока объяснить не могут.

Ранее, в 1988 году, ткань подвергли углеродному анализу, и он показал, что плащаница была создана между 1260 и 1390 годами. С тех пор ученые неоднократно посылали Церкви запросы на проведение новых анализов, но неизменно получали отказ. Так что в своих исследованиях Фанти и Гаэта использовали те же волокна, что и ученые в 1988 году.
http://www.pravda.ru/news/faith/29-03-2013/1150360-Shroud-0/?fb_action_ids=10200335372400812,10200335232717320,10200331034452366,10200331031612295,10200331030812275&amp;fb_action_types=og.recommends&amp;fb_source=other_multiline&amp;action_object_map={"10200335372400812":433913043364055,"10200335232717320":477859312269092,"10200331034452366":147387488769624,"10200331031612295":162517763907305,"10200331030812275":344704955630493,"10200328156420417":587262617951361,"10200326430057259":274226542712482,"10200326406056659":126074777581495,"10200326403136586":356749177768982,"10200326402536571":290885781043537

66

სურამზე შეყვარებულთა გვერდი (Происки страницы любителей)
19 ч. назад
სტატია სადაც ეს რუკა ვნახე, ეძღვნება არგონავტებს და ატლანტიდას. საინტერესოა, რომ რუკაზე არის მხოლოდ თბილის, ფოთი, ქუთაისი და სურამი :)
Я видел статью, где он находится на карте, посвящена аргонавтов и Атлантиды. Интересно, что карты только в Тбилиси, Поти, Кутаиси и Сурами :)

67

http://ceshe.chez.com/travaux/histoire/exode.htm
L'EXODE, L'EFFONDREMENT DE L'ATLANTIDE ET LE VOYAGE DES ARGONAUTES

Pourquoi avoir rassemblé dans une même conférence trois évènements de l'histoire ancienne, l'un tiré de la Bible et les deux autres des traditions grecques? C'est parce que le monde savant n'admet pas l'historicité de la Pâque, passage de la Mer Rouge par les Hébreux, dont les Juifs fêtaient religieusement l'anniversaire comme le fit Notre-Seigneur la veille de sa Passion avec ses Apôtres et que nous allons nous aussi célebrer dans quelques semaines. Or Crombette a montré dans son oeuvre égyptologique que l'Exode était bien un fait de l'histoire égyptienne et qu'il avait eu lieu en même temps que l'effondrement de l'Atlantide qu'évoque Platon dans son Critias et que le voyage des Argonautes raconté par Orphée. Nous allons donc décrire ces trois évènements successivement et montrer comment ils se coordonnent et éclairent l'histoire des peuples de l'Antiquité.

Les égyptologues prétendent qu'ils ne trouvent pas de traces du séjour des Hébreux en Egypte: c'est parce qu'ils ne savent pas lire les hiéroglyphes. Au contraire, Crombette grâce à sa méthode de déchiffrement par rébus a pu montrer que les fils de Jacob, à commencer par Joseph qui fut le maître du plus grand empire de tous les temps, séjournèrent 430 ans en Egypte comme le dit Saint Paul dans les Actes des Apôtres. Il a décrit le règne de Joseph avec beaucoup de détails sous les Rois Pasteurs, dont Apophis le Grand qui est représenté par le Sphinx de Gizeh, la conversion d'Amenophis IV au Dieu unique, puis le retour des pharaons à l'idolâtrie avec Armaïs et la persécution des Hébreux par Ramsès II puis par son fils Meneptah, le pharaon de l'Exode. Il a montré que les plaies d'Egypte accomplies par Dieu à la demande de Moïse avaient bien eu lieu et avaient laissé un souvenir dans la mémoire collective des Egyptiens. Enfin il a fixé la date de la Pâque à la nuit du 25 au 26 mars 1226 avant Jésus-Christ. Si l'on tient compte du fait que dans toute son oeuvre il a adopté une chronologie plaçant comme les spécialistes du XVIème siècle le début de l'ère chrétienne en -4 et que des travaux plus récents comme celui du Général de Nanteuil et celui du Colonel de Montéty dont une étude va paraitre dans le prochain Science et Foi, montrent que Notre-Seigneur est bien né en l'an 1, il faudrait placer l'année de l'Exode en 1222 avant Jésus-Christ. Mais ce n'est qu'un point de détail.

Etudions d'abord l'Exode: nous connaissons celui-ci en détail grâce au récit qu'en fait Moïse dans la Bible. Mais il en existe des témoignages profanes: un cartouche de Meneptah enseigne que celui-ci connaitrait un nouveau phénix, le premier étant Joseph. Il s'agit donc de Moïse. Un autre parle de la persécution des Hébreux qui refusent d'adorer Rê. Par ailleurs le papyrus Sallier évoque des calamités: "S'il y a un fléau venu du ciel, les dieux tombent sur la face, les hommes périssent, la terre tout entière se fend pour les bestiaux; les grands et les petits sont sur le lit funèbre." Enfin Manéthon conservé par Diodore de Sicile évoque une maladie pestilentielle et le départ des Hébreux sous la conduite de Moïse pour la Judée sans donner de détails. Revenons à la Bible: rappelons que pour que le Pharaon laisse partir les Hébreux, Moïse frappa l'Egypte de dix plaies successives Crombette grâce au texte sacré et à sa chronologie a pu déterminer les dates de ces plaies:

1) L'eau changée en sang 21 janvier

2) les grenouilles qui se répandent partout 28 janvier

3) la poussière convertie en moucherons 4 février

4) les mouches qui se répandent partout 11 février

5) la peste bovine 18 février

6) les ulcères et les tumeurs 25 février

7) la grêle 4 mars

8) les sauterelles qui dévorent tout 11 mars

9) les ténèbres qui couvrent l'Egypte pendant 3 jours18 mars

10) la mort des premiers-nés le soir du 25 mars

A la suite de ce dernier fléau, Pharaon fit venir cette même nuit Moïse et Aaron et leur dit:"Retirez-vous promptement d'avec mon peuple, vous et les enfants d'Israël; allez sacrifier au Seigneur comme vous le dites. Menez avec vous vos brebis et vos troupeaux selon que vous l'avez demandé; et, vous en allant, priez pour moi... Les enfants d'Israël firent aussi ce que Moïse leur avait ordonné, et ils demandèrent aux Egyptiens des vases d'argent et d'or, et beaucoup d'habits...Ils partirent donc de Ramessès et vinrent à Socoth, étant près de six cent mille hommes de pied, sans les enfants. Ils furent suivis d'un mélange nombreux de petit peuple, et ils avaient avec eux une infinité de brebis, de troupeaux et de bêtes de toutes sortes. Ils firent cuire la farine qu'ils avaient emportée, il y avait du temps, toute pétrie de l'Egypte, et ils en firent des pains sans levain cuits sous la cendre - figure de l'Eucharistie - , par ce qu'ils n'avaient pu les faire lever, les Egyptiens les contraignant de partir, et ne leur permettant pas de tarder un moment: et ils n'avaient pas eu non plus le temps de rien préparer à manger. Or le temps que les enfants d'Israël avaient demeuré dans l'Egypte fut de 430 ans; après lesquels toute l'armée du Seigneur sortit de l'Egypte en un même jour."


Crombette a pu reconstituer les sept étapes de la marche des Hébreux depuis Ramessès jusqu'à la Mer Rouge comme le montre la carte ci-contre.

On voit qu'ils commencèrent par aller vers le nord jusqu'à Er Semout, puis redescendirent vers le sud en contournant les Lacs Amers pour arriver au bord de la mer au pied du Djebel Ataka et en face du site d'Aïn Moussa, "la souce de Moïse" sur la rive orientale. Les étapes étaient de 28 kilomètres environ, ce qui est tout à fait admissible pour la grande caravane. Nous allons voir sur la carte suivante des fonds dans la baie de Suez (carte ci-dessous) qu'il existe un haut-fond qui ne descend pas au-dessous de 4 mètres entre le Ras el Abadiyé et les sources de Moïse. Cest donc là que les Hébreux ont pu passer après que Dieu, à la demande de Moïse ait abaissé le niveau des eaux par un moyen que nous allons étudier.

Mais revenons d'abord à la Bible pour examiner ce qu'elle nous dit:

"Et l'on vint dire au roi des Egyptiens que les Hébreux avaient pris la fuite. En même temps le coeur de Pharaon et de ses serviteurs fut changé à l'égard de ce peuple, et ils dirent:'A quoi avons-nous pensé de laisser ainsi aller les Israélites afin qu'ils ne nous fussent plus assujettis? Il fit donc préparer son chariot et prit avec lui tout son peuple. Il emmena aussi six cent chariots choisis et tout ce qui se trouva de chariots dans l'Egypte avec les chefs de toute l'armée. Le Seigneur endurcit le coeur de Pharaon, roi d'Egypte, et il se mit à poursuivre les enfants d'Israël. Mais ils étaient sortis sous la conduite d'une main puissante. Les Egyptiens poursuivant donc les Israëlites qui étaient devant et marchant sur leurs traces les trouvèrent dans leur camp, sur le bord de la mer. Toute la cavalerie et les chariots de Pharaon, avec toute son armée, étaient à Philhahiroth vis-à-vis de Béelsephon. Pharaon était déjà proche. Les enfants d'Israël levant les yeux et ayant aperçu les Egyptiens derrière eux furent saisis d'une grande crainte; ils crièrent au Seigneur et ils dirent à Moïse: 'Peut-être qu'il n'y avait pas de sépulcres en Egypte et que c'est pour cela que vous nous avez amenés ici, afin que nous mourions dans la solitude. Quel dessein aviez-vous quand vous nous avez fait sortir d'Egypte?...

..Moïse répondit au peuple: 'Ne craignez point, demeurez fermes, et considérez les merveille que le Seigneur doit faire aujourd'hui; car ces Egyptiens que vous voyez devant vous, vous ne les verrez plus à l'avenir. Le Seigneur combattra pour vous et vous demeurerez dans le silence'. Le Seigneur dit ensuite à Moïse: 'Pourquoi criez-vous vers Moi? Dites aux enfants d'Israël qu'ils marchent. Et pour vous, élevez votre verge et étendez votre main sur la mer et la divisez, afin que les enfants d'Israël marchent à sec au milieu de la mer'. Moïse ayant étendu sa main sur la mer, le Seigneur l'entrouvrit en faisant souffler un vent violent et brûlant pendant toute la nuit et il la sécha; et l'eau fut divisée en deux.

Les enfants d'Israël marchèrent à sec, ayant l'eau à droite et à gauche qui leur servait comme d'un mur. Et les Egyptiens qui les poursuivaient entrèrent après eux au milieu de la mer avec toute la cavalerie de Pharaon, ses chariots et ses chevaux. Mais lorsque la veille du matin fut venue, le Seigneur ayant regardé le camp des Egyptiens au travers de la colonne de feu et de la nuée, fit périr toute leur armée. Il renversa les roues des chariots et ils furent entraînés dans le fond. Alors les Egyptiens s'entredirent:'Fuyons les Israëlites parce que le Seigneur combat contre nous'. Et le Seigneur dit à Moïse: 'Etendez votre main sur la mer afin que les eaux retournent sur les Egyptiens, sur leurs chariots et sur leur cavalerie'. Moïse étendit donc la main sur la mer et, dès la pointe du jour, elle retourna au même lieu où elle était auparavant... Les eaux étant retournées de la sorte couvrirent et les chariots et la cavalerie de toute l'armée de Pharaon qui était entré dans la mer en poursuivant, et il n'en échappa pas un seul. Mais les enfants d'Israël passèrent à sec au milieu de la mer, ayant les eaux à droite et à gauche, qui leur tenaient lieu de mur. En ce jour-là le Seigneur délivra Israël de la main des Egyptiens. Et ils virent les corps morts des Egyptiens sur le bord de la mer et la main puissante que le Seigneur avait étendue contre eux; alors le peuple craignit le Seigneur; il crut au Seigneur et à Moïse Son serviteur." Le cap Abadiyé qui se trouve sur la rive occidentale de la Mer Rouge garde le témoignage de ce cataclysme car il peut se comprendre par le copte:"La multitude des cadavres aperçus."

Cet engloutissement de l'armée de Pharaon ne fut pas le seul malheur qui atteignit l'Egypte à ce moment-là. En effet, l'égyptologue Gauthier cite une inscription originaire de Memphis qui mentionne que l'an V, au mois de Paôni, le roi fut avisé de l'invasion des Libyens sur les frontières. Une autre inscription de Karnak proclame le triomphe d'Amenephtès ou Ménephtah sur les Libyens le 3 Epépi de l'an V. Or cette date tombe quelques jours après le passage de la Mer Rouge par les Hébreux. Par ailleurs, les historiens de l'Egypte ont noté qu'au moment de l'Exode, ce pays avait été envahi par un mélange de peuples tels que des Libyens, des Sardes, des Sicules, des Tyrrhéniens et des Achéens qu'ils ont appelé d'une façon générale les "Peuples de la Mer." Il y a dû y avoir par conséquent une cause générale à toute cette migration et à l'effondrement de l'empire hittite qui est daté de la même année environ. Il semble donc que le geste de Moïse fait à la demande de Dieu pour entrouvrir la Mer Rouge a causé un cataclysme sur toute la terre que nous allons étudier maintenant de façon plus approfondie.

Reprenons la Bible pour y voir plus clair: d'abord le Livre de l'Exode (XIV, 21-22) qui nous dit:"Moïse ayant étendu la main sur la mer l'entrouvrit en faisant souffler un vent violent et brûlant pendant toute la nuit, et il la sécha; et l'eau fut divisée en deux." Il semble que le verbe que l'on a traduit par "entrouvrir" signifie plutôt "emmener, entraîner, retirer et finalement séparer." On a généralement compris que c'était le vent qui avait entraîné la mer et que celle-ci s'était séparéee en formant deux murs verticaux. Mais ceci est contraire aux lois de l'hydrostatique et le vent ne fit que sécher le sable découvert par le reflux de la mer. Dans le livre de Néhémie, l'auteur sacré parle aussi des murs de la mer à propos de l'eau d'un port. Il ne s'agit donc que de l'eau qui se trouvait de chaque côté du gué. Ceci est confirmé par deux Psaumes: au Psaume LXXVII verset 13, il est dit:"Il a interrompu la mer et il les a fait passer à travers; Il a fait tenir les eaux comme dans une outre;" et au Psaume CXIII, le Psalmiste nous dit:"La mer Le vit et s'enfuit, le Jourdain retourna en arrière. Les monts sautèrent comme des béliers et les collines comme les agneaux des brebis. Pourquoi, mer, as-tu fui? Et toi, Jourdain es-tu retourné en arrière? Pourquoi, montagnes, avez-vous sauté comme des béliers? Et vous, collines, comme les agneaux des brebis? C'est qu'à l'aspect du Seigneur la terre a été mise en mouvement, à l'aspect du Dieu de Jacob Qui change la pierre eaux qui séjournent et la roche en eau de source." Enfin, dans le cantique qu'il chanta après le passage de la Mer Rouge, Moïse dit que "Les abysses se sont rassemblées au milieu de la mer." Toutes ces citations bibliques indiquent un raz-de-marée gigantesque accompagné de bouleversements de la croûte terrestre. Crombette a pu montrer que ce raz-de-marée avait été produit par l'effondrement de l'Atlantide au milieu de l'Océan Atlantique.

Que savons-nous de l'Atlantide? Nous connaissons son existence par Platon dans son dialogue le "Critias" où Solon apprit l'histoire de ses habitants et sa disparition subite d'un prêtre égyptien. D'autre part, dans la partie géographique de son oeuvre, Crombette a montré que pour obtenir un raccord exact de l'Eurafrique et des Amériques pour reconstituer le continent primordial, il fallait admettre l'existence d'une grande île au milieu de l'Atlantique qui aurait surgi en -2004 et aurait disparu au moment de l'Exode (carte ci-contre).


La surrexion est relatée par une inscription du Pharaon Bochos et elle explique très bien le peuplement de l'Amérique précolombienne par les habitants de l'Afrique occidentale comme en témoignent les traditions aztèques. Un hiéroglyphe aztèque représentant une île appelée Aztlan est un autre témoignage en faveur de l'existence de l'Atlantide. Enfin rappelons pour ceux qui ne connaitraient pas l'oeuvre de Crombette que celui-ci a montré que le globe terrestre est constitué d'une croûte à l'intérieur de laquelle Dieu a mû un certain nombre de fois depuis le Péché Originel une terrella en forme de poire qui la soulève. A l'issue du Déluge à la fin duquel Dieu avait dispersé les continents, le sommet de la poire se trouvait sous l'Asie du Sud-Est, permettant le peuplement de l'Océanie. Dieu vint le placer sous l'Atlantide en -2004 et de cet endroit sous l'Himalaya au moment de l'Exode, provoquant l'ouverture du détroit de Gibraltar et la disparition de l'Océan Scythique situé en Sibérie. Nous examinerons plus en détail ces bouleversements quand nous étudierons à la fin de cette conférence le voyage des Argonautes.

Nous allons étudier maintenant si la date donnée par Solon pour la disparition de l'Atlantide s'harmonise avec celle de l'Exode. Que disait le prêtre de Saïs qui renseignait le sage grec à ce sujet? Il fixait le moment de leur entretien 8000 ans après la fondation de Saïs, elle-même postérieure de 1000 ans à la fondation d'Athènes. Cet évènement remontait donc à 9000 ans avant le VIème siècle avant Jésus-Christ où vivait Solon. Or le prêtre de Saïs semble placer l'effondrement de l'Atlantide entre l'époque de la fondation de Saïs et celle d'Athènes. Il paraitrait donc à première vue qu'il n'y a aucun rapport possible entre cet effondrement et l'Exode. Cependant il est possible que les unités de temps employées par le prêtre ne soient pas de véritables années. A l'appui de cette thèse se trouvent plusieurs traditions: Crombette a pu montrer dans ses travaux égyptologiques qu'il n'y a pas de date de l'histoire d'Egypte qui remonte avant 2198 avant Jésus-Christ. D'autre part, les traditions américaines situent la surrexion de l'Atlantide environ 2000 ans avant Jésus-Christ. Enfin l'astronome Eudoxe de Cnide, contemporain et disciple de Platon, regardait comme véritable l'histoire de l'Atlantide malgré l'exagération des calculs chronologiques (Diogène Laerce: Vie des philosophes, VIII, 8). Il est donc possible que le chiffre de 9000 représente des périodes plus courtes que des années car nous savons que le terme qui désigne des années en égyptien a le sens très vague de période et qu'il peut donc dès lors s'appliquer aussi bien à des saisons, à des mois, à des décades, à des semaines et même à des jours.

Une étude approfondie du récit du Critias à la lumière de l'histoire d'Egypte va permettre d'y voir plus clair. Voici ce que dit Platon: "Il y a en Egypte dans le Delta un certain nome appelé Saïtique, et de ce nome, la plus grande ville est Saïs. Pour ceux de cette ville, c'est une certaine déesse qui l'a fondée; en égyptien son nom est Neith, mais en grec, à ce qu'ils disent, c'est Athéna. Ils aiment beaucoup les Athéniens et prétendent en quelque sorte être leurs parents. Solon raconta qu'étant arrivé chez eux il y acquit une grande considération et que, comme il interrogeait un jour sur les antiquités les prêtres les plus savants en ces matières, un des prêtres qui était très vieux lui dit:"... De nos deux cités, la plus ancienne est la vôtre, et de mille ans, car elle a été formée de la semence de Gaïa et d'Héphaistos. Saïs fut fondée ensuite; or, d'après nos livres sacrés, 8000 ans se sont écoulés depuis notre établissement. C'est donc de vos concitoyens d'il y a 9000 ans que je vais vous faire connaître les institutions et, entre autres exploits, le plus glorieux de tous..." Il y a dans ce discours quelque chose d'anormal: en effet, Neith est Maia et Héphaistos est Chasluim son fils. La ville de la mère doit donc être antérieure à celle du fils, et elles ne peuvent en aucune façon être éloignées de 1000 ans. Diodore de Sicile écrit que les Egyptiens prétendent que les Athéniens descendent d'une colonie de Saïs. Toute la tradition antique proclame qu'Athènes fut fondée par l'Egyptien Cécrops et non par Héphaistos. Crombette a montré dans son tome 8 du Livre des Noms des Rois d'Egypte, page 9 que cette fondation eut lieu vers 1557. Quant à Saïs, elle dut être fondée entre 2198 et 2176 puisque Maia, à cette dernière date, dut fuir en Haute-Egypte après sa faute. Les chiffres cités par Platon sont donc non seulement inexacts, mais encore mal appliqués.

Essayons maintenant de fixer la date de la conversation de Solon avec le prêtre de Saïs. Le sage grec fut nommé archonte en -594; après avoir donné les lois à Athènes et en avoir surveillé l'application, il abandonna le pouvoir et, en -561, se mit à voyager en Egypte et en Asie mineure. Comme il est dit qu'il acquit en Egypte une grande considération, Solon dut y séjourner un certain temps. Il est donc logique de placer son entretien après -561, c'est-à-dire juste 1000 ans après la fondation d'Athènes.

L'historien Berlioux, dans son étude sur les Atlantes montre que c'est le roi d'Athènes Thésée qui combattait ceux-ci au moment de l'effondrement de l'Atlantide . Or Thésée monta sur le trône en -1229, soit trois ans avant l'Exode. C'est bien ce que confirme le récit du prêtre de Saïs:"Or, dans cette île Atlantide, des rois avaient formé un empire grand et merveilleux. Cet empire dominait non seulement sur l'île tout entière, mais encore sur un grand nombre d'autres îles et même sur des portions du continent. En outre, de notre côté, il tenait la Libye jusqu'à l'Egypte et l'Europe jusqu'à la Tyrrhénie. Eh bien! cette vaste puissance réunissant toutes ses forces entreprit un jour d'asservir notre pays, le vôtre et tous les peuples situés de ce côté-ci du détroit. C'est alors que votre cité, ô Solon, fit éclater aux yeux de tous son héroïsme et son énergie... A la tête des Grecs d'abord, puis seule par la défection de ses alliés, elle brava les plus grands périls, vainquit les envahisseurs, dressa des trophées, préserva de l'esclavage les peuples qui n'étaient pas encore asservis et, sans rancune, libéra tous les autres peuples et nous-mêmes qui habitons à l'intérieur des Colonnes d'Hercule. Mais, dans les temps qui suivirent,il y eut des tremblements de terre effroyables et des cataclysmes. Dans l'espace d'un seul jour et d'une nuit fatale, toute votre armée fut engloutie d'un seul coup sous la terre et de même l'île Atlantide s'abîma dans la mer et disparut."

La date de -1226 est donc toute indiquée pour marquer l'effondrement de l'Atlantide. Si le prêtre de Saïs a pris comme unité de temps des mois au lieu des années, 8000 mois représentent environ 666 ans qui déduits de la date de l'Exode, -1226, nous conduisent à -559, soit à l'époque du séjour de Solon en Egypte. Si nous appliquons la même mesure aux 1000 ans antérieurs, nous obtenons 83 ans qui, reportés en amont de -1226 nous amènent à -1309. Que représente cette date? Le prêtre de Saïs dit qu'Athènes a été fondée par la semence, c'est-à-dire le descendant d'Hephaistos, mais il fait alors confusion entre le Ptah égyptien et le sixième roi d'Athènes dans l'ordre chronologique à partir de Cécrops 1er. Nous avons donc réussi à montrer l'origine des incompréhensions du récit rapporté par Platon.

Nous ne nous étendrons pas sur la partie géologique du travail de Crombette dans le tome 9 du Livre des noms des rois d'Egypte où il montre calculs et schémas à l'appui la réalité de l'effondrement de l'Atlantide et du soulèvement de l'Himalaya qui lui a immédiatement succédé si ce n'est pour dire qu'à ce moment de l'histoire la géographie de l'Europe et de l'Asie a été très largement bouleversée. Comme nous l'avons déjà dit, l'océan Scythique qui recouvrait l'actuelle Sibérie s'est vidé, l'aspect de la Manche et de la Mer du Nord s'est modifié, le détroit de Gibraltar a été ouvert, en Afrique, le Sahara a été abaissé dans sa partie occidentale et est devenu un désert, etc... Il existe un témoignage oculaire de ce bouleversement: c'est le voyage des Argonautes raconté par Orphée. Crombette a démontré que ce voyage avait eu lieu au moment de l'Exode et de l'effondrement de l'Atlantide et que les héros qui y avaient participé avaient été les premiers témoins du changement de la géographie de l'Europe.

Voyons ce que dit Vivien de Saint-Martin dans son Histoire de la Géographie à propos du récit d'Orphée:"Nul évènement des temps héroïques, pas même le siège et la prise de Troie, n'eut un plus grand retentissement. Homère applique au navire Argo que montaient les Argonautes l'épithète de mémorable, "présent au souvenir de tous." Hésiode, dans sa théogonie, rappelle aussi l'expédition de Jason. C'est le poète Orphée qui, le premier, prit comme sujet d'un poème l'histoire des Argonautes. On a révoqué en doute, non seulement l'authenticité des poèmes orphiques, mais jusqu'à l'existence d'un barde qui ait porté ce nom. C'est un doute que ne connut point la haute antiquité. Pindare, prononçant le nom d'Orphée, l'appelle "le père des chants lyriques, le poète justement célèbre"; ce témoignage date de près de cinq cents ans avant notre ère... Une Argonautique attribuée à Orphée est venue jusqu'à nous...Nous n'avons pas l'oeuvre primitive, sans doute; mais nous en avons une image qui doit en être en grande partie la reproduction fidèle. C'est un document auquel on est en droit d'attribuer une valeur réellement historique. L'antiquité nous a légué trois poèmes argonautiques: celui qui porte le nom d'Orphée, celui d'Apollonius de Rhodes, qui est une composition alexandrine du troisième siècle avant notre ère, et enfin le poème latin de Valérius Flaccus, oeuvre de la fin du premier siècle de l'ère chrétienne, qui n'est qu'une paraphrase du poème d'Apollonius. Les deux dernières oeuvres sont bien de véritables poèmes selon les formules classiques... Rien de tel dans le poème orphique: c'est bien l'oeuvre didactique des anciens temps... C'est une copie, mais une copie modelée sur le moule antique." Il ajoute plus loin:"C'est du reste une étrange géographie que celle du poème orphique." Vivien était loin d'imaginer que la géographie du poème soit une géographie réelle différente de celle d'aujourd'hui.

Ricard, dans sa traduction des "Vies des Hommes Illustres" de Plutarque, place l'expédition des Argonautes dans la Colchide en -1228. Comme il résulte du récit qui en est fait, cette entreprise dura plusieurs années; elle est donc bien contemporaine de l'Exode. Nous suivrons ainsi les Argonautes dans leur périple. Rappelons tout d'abord sommairement les circonstances qui occasionnèrent ce voyage. Jason, fils d'Aeson, roi d'Iolcos, fut élevé sur le Pélion par le centaure Chiron. Profitant de sa jeunesse, son oncle Pélias avait usurpé le trône. Celui-ci, ayant consulté l'oracle au sujet de la stabilité de son pouvoir à Iolcos, en reçut l'avis d'avoir à se tenir en garde contre l'homme qui paraîtrait devant lui avec une seule sandale. Il était en train de célébrer une fête en l'honneur de Poséidon quand Jason se présenta à lui n'ayant qu'une seule sandale: il avait perdu l'autre en traversant à gué les eaux grossies du fleuve Anauros. Immédiatement Pélias comprit qu'il avait devant lui l'ennemi signalé par l'oracle. Jason fit valoir ses droits au trône. Pélias promit de lui céder le royaume s'il rapportait de Colchide la Toison d'Or du bélier qui avait porté Phryxos d'Achaïe en Colchide et que Phryxos, dans ce dernier pays, avait consacrée comme offrande au dieu Arès. Jason consulta l'oracle qui l'encouragea à tenter l'entreprise en appelant à son aide la plus noble jeunesse de Grèce, et cinquante des plus distingués répondirent à son appel; parmi eux était Hercule qui est considéré par Diodore comme ayant été durant la plus grande partie du parcours le véritable chef de l'expédition; le magicien Orphée, fils du roi de Thrace, en fut le chantre.

Nous allons maintenant préciser le point de départ de l'expédition: Argo, fils de Phryxos, dirigé par les inspirations d'Athéna, fabriqua le vaisseau et fit entrer dans la construction de la proue une pièce de bois venant du célèbre chêne de Dôdône qui était, dit-on, doué de la faculté de parler. Dôdône se trouvait dans le nord de la péninsule balkanique, vers le 40ème parallèle; Athènes se trouve sur le 38ème. A égale distance de ces deux points et au milieu de la droite qui les relie, nous voyons, au fond du golfe de Zeitoun, auprès des Thermopyles, la ville d'Héraclée. C'est là que dut s'opérer la concentration des matériaux destinés à la construction du vaisseau et au fond du golfe que se trouva le chantier naval des Argonautes. Il n'est pas étonnant que cette ville porte le nom du chef de l'expédition, Hercule. On ne doit pas rejeter la légende parce qu'elle fait parler du bois de chêne. En effet les habitants de l'île de Pâques donnaient aussi le nom de bois-parlants aux tablettes couvertes de signes magiques par lesquels les sorciers se faisaient forts de déterminer si les gens qui venaient les consulter auraient de la chance dans leurs entreprises. Pouvons-nous essayer de préciser l'époque du départ? Lorsque Pélias invita Jason à aller conquérir la Toison d'Or, il venait de célébrer une fête à Poseidon. Le mois consacré à ce dieu était le sixième du calendrier attique, correspondant à la période décembre-février. C'est donc vraisemblablement au début de l'année 1228 que fut faite cette invitation. Le départ a donc dû avoir lieu vers le milieu de l'année, mettons au début de juillet 1228. Nous allons maintenant lire le poème des Argonautiques et en donner au fur et à mesure le commentaire de Crombette.

La carte ci-contre montrant une partie de l'Eurasie indique le cadre où va se dérouler l'expédition.

"O Seigneur qui gouvernes Pytho, bon archer, prophète, auquel est échue la roche parnassienne du sommet escarpé, je chante ton pouvoir... Tu vas apprendre de ma voix ce que je t'ai d'abord caché: comment jadis le chef des héros et des demi-dieux traversa la Piétrie et les hauts sommets des Leibèthres, et il me priait de l'aider dans son voyage sur un navire de haute mer vers des tribus d'hommes inhospitaliers, jusqu'à la nation riche et orgueilleuse que gouvernait Aiétès, fils du soleil qui éclaire les mortels."

Commentaire: Le prologue s'adresse à Musée, disciple d'Orphée et premier prêtre des mystères d'Eleusis. Le chef des héros de l'aventure est Jason. La Piétrie est une province côtière située au nord de la Thessalie et qu'il fallait franchir pour se rendre d'Iolcos en Thrace où habitait Orphée, fils du roi de ce pays. La Thrace est traversée par la chaîne des monts Rhodopes dont le sommet atteint 2275 mètres. C'est à ces monts qu'Orphée donne le nom de Leibèthres où nous pouvons voir la racine grecque Elibatos, escarpé, jointe au nom du pays Thrès pour Thrace. La nation riche et orgueilleuse que gouvernait Aiétès était celle des Colques. L'or de Colchide était réputé dans l'antiquité ainsi que ses pierres précieuses et ses richesses de toute nature. Ce pays se trouvait au fond de la mer Noire.

"Car Pélias craignait les oracles; il avait peur que le pouvoir royal ne lui fût enlevé par la main du fils d'Aison...Il ordonna d'apporter de Colchide dans la Thessalie aux bons chevaux la Toison d'Or. Et Jason, quand il eût entendu cette parole injuste, tendit les mains et appela la vénérable Héra qui appela Tritogénie. Celle-ci fabriqua d'abord un navire en chêne qui, le premier, à l'aide de rames en sapin, traversa les abîmes salés et fraya les voies de la mer.

Commentaire: C'est à Héra que s'adresse Jason et c'est elle qui donne des ordres pour la construction du navire. Or Héraclée était consacrée à Héra; c'est donc bien là comme nous l'avions supposé que le vaisseau fut construit. Ce n'était pas le premier bateau qui s'aventurât sur la mer, mais ce fut peut-être le premier qui combinât systématiquement la navigation à voile avec la propulsion par de multiples rameurs. En outre, il fut le premier à parcourir certaines voies d'eau.

"Alors Héra, épouse de Zeus, envoya une bise sifflante et Argo se hâta de voguer... Lorsque l'aube sacrée, montant des flots de l'océan, ouvrit le Levant et que la fille du matin la suivit apportant aux mortels et aux immortels la douce lumière, alors les guettes et le pic venteux du Pélion apparurent du rivage...ils abordèrent rapidement au rivage abrupt...Les héros Minyens sortirent et cessèrent de peiner."

Commentaire: Le départ d'Héraclée dut avoir lieu quelques heures avant le point du jour car au lever du soleil ils arrivaient dans le golfe de Volos au fond duquel leur apparaissait de loin l'imposant sommet du Pélion. D'Héraclée à ce point il fallait compter 60 kilomètres de parcours (voir carte ci-contre).

"Le cavalier Pélée commença à les haranguer en ces termes...C'est là que, dans une caverne, habite Chiron, le plus juste des Centaures qui furent nourris à Pholoé et sur les cimes élevées du Pinde."


Commentaire: Les héros firent d'abord une démarche respectueuse auprès du centaure Chiron, l'éducateur de Jason, résidant à Pholoé qui peut être la localité de Pherae située à peu de distance d'Iolcos. Les centaures étaient un peuple d'hommes aux moeurs rudes vivant entre le Pélion et l'Ossa et qui devaient être des cavaliers émérites, plus souvent à cheval qu'à pied. La Thessalie dont ils occupaient une partie était appelée d'ailleurs la Thessalie aux bons chevaux. C'est un cavalier, Pélée qui harangue les Argonautes. Les centaures étaient aussi de hardis montagnards. On comprend que Jason, formé à leur école ait eu tout ce qu'il fallait pour être un chef d'aventures.
"Mais quand nous fûmes partis de la caverne en hâte...quand tous furent arrivés au rivage et entrés dans le navire, ils s'assirent à leurs premières places...La pointe de Pissa se cacha et le rivage de Sépias-Sciathos apparut, et le tombeau de Dolos et la maritime Homolé et le cours du torrent envahi par la mer qui répand à travers un grand pays ses eaux tumultueuses."

Commentaire: Le séjour des Argonautes en ce lieu ne fut qu'une halte brève; c'est "en hâte" qu'ils quittèrent la caverne de Chiron. En sortant du golfe de Volo ils passent d'abord devant l'île et les récifs de Pithou qui doivent être la pointe de Pissa d'Orphée. Sépias est le cap qui termine vers l'est la bizarre presqu'île de Trikeri qui barre l'entrée du golfe de Volo. En face de ce cap s'étend l'île de Skiathos que l'Argo dut doubler à sa droite tandis qu'à sa gauche il passait en face de Magnésie où se trouvait le tombeau de Dolops, fils de Mercure, qui y mourut. Quant à la maritime Homolè, nous en voyons le souvenir dans le cap Amoni qui termine au nord-est la longue île d'Eubée. Arrivés là, les navigateurs avaient couvert dans la journée une distance de 300 kilomètres à la voile et à la rame. Ce parcours constitue pour l'époque un véritable record de vitesse qui n'a cependant rien d'invraisemblable puisque Théocrite fait parcourir en 3 jours par Argo la distance d'Iolcos à l'Hellespont. Les Argonautes durent prendre un repos nocturne bien mérité dans cette délicieuse vallée dont Virgile a célébré la beauté.

"Les Minyens aperçurent les sommets inaccessibles des rochers élevés de l'Olympe; ils contournèrent l'Athos couvert d'arbres et la large Pallène et la très divine Samothrace où sont les effrayantes cérémonies des dieux... Sur mes conseils, les héros s'y rendirent... Nous fîmes aborder le navire rapide aux rocs sourcilleux des Sinties, dans la très divine Lemnos."

Commentaire: Le lendemain matin, ils tournaient résolument le dos à l'Olympe, longeaient la côte méridionale de la péninsule de Pallène qui termine à l'ouest la Chalcidique et ils abordèrent à l'île de Samothrace, célèbre dans l'antiquité pour les terribles mystères des Cabires qui s'y pratiquaient. Mais ils se bornèrent à y sacrifier sans s'y attarder. Ils reprirent la mer et voguèrent vers le sud achevant leur deuxième étape de 300 kilomètres, ce qui les conduisit à un groupe de petites îles rocheuses toujours proches de Lemnos et qui portent le nom de sidhirites. Là ils débarquèrent pour de bon.

"Là, des oeuvres mauvaises avaient été faites par les femmes; elles avaient en effet , par leurs crimes, fait périr leurs maris, et l'illustre Hypsipyle, la plus belle des femmes, les gouvernait à leurs souhaits... Par les charmes de l'amour, Jason captiva Hypsipyle et ils s'unirent les uns aux autres. Et ils auraient oublié le voyage s'ils n'avaient pas été détournés et charmés par la magie de mes prières."

Commentaire: Les Argonautes apprirent que les femmes de Lemnos avaient tué leurs maris qui les brutalisaient et les trompaient. Ils se hasardèrent à passer dans la grande île voisine et, après quelques difficultés préliminaires, y furent tellement bien accueillis qu'ils en oublièrent le but de leur voyage. Orphée dit bien qu'il les rappela à la réalité, mais il se garda bien de préciser à quel moment il montra ainsi plus de vigilance que ses compagnons; c'est que lui-même il fit d'abord comme les autres. Or la reine Hypsipyle eut le temps de donner à Jason deux fils que nous pouvons supposer jumeaux. Il fallait donc que les Grecs séjournassent à Lemnos au moins dix mois. C'est le temps que nous adopterons et qui nous conduit, pour la reprise du voyage, au début de mai 1227.

"De là, ce fut dans l'Hellespont qu'avec l'aurore le souffle favorable et fort du Zéphyr nous porta au-delà de l'étroite Abydos vers Illion de Dardanie, ayant à droite Pitya où de ses ondes argentées l'Aisépos arrose la terre chargée d'épis d'Abarnis et de Percotè... Mais quand nous eûmes abordé sur le sable, alors Tiphys, le pilote du bateau, et le noble fils d'Aison et aussi les autres Minyens dressèrent pour Tritogénie aux yeux pers une pierre pesante là où les nymphes versent de beaux ruisseaux au pied de la fontaine Artacie. C'est pourquoi, navigant sur le large Hellespont, les héros rencontrèrent un calme serein à l'intérieur du golfe... Là, préparant sur les promontoires de la grève les repas et un abri, nous songeâmes chacun au souper."

Commentaire: De Lemnos, les Argonautes se rendirent dans l'Hellespont (les Dardannelles) dont l'entrée est située à environ 70 kilomètres de l'île qu'ils quittaient. Ils l'atteignirent à l'aurore. Ils passèrent non loin de Troie et de Dardanus, contournant le brusque crochet que fait le détroit en face d'Abydos. Les navigateurs abordent auprès de la fontaine Artacie où ils érigent une pierre en l'honneur de Tritogénie ou Athéna à qui ils attribuent et de qui ils espèrent encore le bon succès de leur voyage. Artacie est l'Artaki moderne, au sud de la presqu'île de Cysique, dans la mer de Marmara. Nous trouvons là encore une étape quotidienne de 300 kilomètres environ. (voir carte ci-contre).

68

"Comme on était attablé, survint le héros Cysique qui régnait sur les Dolopes du voisinage... Celui-ci honora de son hospitalité tous les Minyens... Mais comme Titan se plongeait dans le cours de l'océan... survinrent des hommes belliqueux qui habitaient dans les montagnes du nord... pareils aux vigoureux Titans et aux Géants; chacun avait six mains qui partaient des épaules... A cette vue, les rois invincibles s'élançaient au combat... Le robuste fils de Zeus les tua à coup de flèches. Mais en même temps, il fit périr le fils d'Aineus, Cysique, sans le vouloir... Il était de son destin d'être tué par Héraclès."

Commentaire: Non loin d'Artacie se trouvait la capitale du roi Aeneus qui régnait sur ceux qu'Orphée nomme Dolopes et qui doivent être les Dolions. Aineus traita les Argonautes cordialement. Cependant leur réunion fut troublée par l'arrivée d'adversaires venus des hauteurs. Les Grecs les tuèrent, mais en même temps, dans l'obscurité, Hercule ne s'aperçut pas qu'il tuait le fils d'Aineus. L'infortuné prince fut inhumé dans la capitale qui porta son nom. Les funérailles du fils du roi durent naturellement retenir quelque temps les voyageurs à Cysique.

"Du sommet du Dindyme, Rhéa envoya un vent direct.. de Peismatia où se délièrent les amarres qui retenaient Argo. Quand le vent eût empli les voiles du vaisseau, celui-ci s'élança, fendant les flots salés de la mer; il longea de près les confins de la terre mysienne; promptement dans sa course, il franchit les bouches du Rhyndacos; il entra dans le beau port sablonneux et il aborda au rivage. Alentour apparaissaient la colline d'Arganthos et ses vastes pics rocheux. (Ici se situe la perte d'Hylas, qu'Héraclès recherche.).

Commentaire: Les Argonautes entrèrent dans l'embouchure du Rhyndacos, fleuve de Mysie. C'est là qu'Hylas, le compagnon favori d'Hercule, fut ravi par les nymphes d'une fontaine, c'est-à-dire sans doute qu'il se noya en se baignant dans le lac d'Ulubad. Hercule se mit à sa recherche. Compte tenu du temps perdu, les navigateurs couvrirent moins de 100 kilomètres.

"A l'aurore, nous arrivâmes à une terre funeste où régnait Amycos sur les Bébryces orgueilleux qui ne se soucient pas de la loi de Zeus qui inspire tous les oracles... Le vigoureux Pollux l'anéantit... Quant au peuple des Bébryces, les Minyens les exterminèrent de leurs armes d'airain. Partis de là, peinant sur les rames, nous abordâmes sur une côte escarpée et profonde, à la grande ville des Bithyniens, et nous hâtant vers l'embouchure, dans les forêts blanches de neige, le soir campant en plein air, nous préparâmes notre repas."

Commentaire: Le lendemain matin, les Argonautes remettaient à la voile et arrivaient peu après au pays des Bébrices qui étaient sans doute les habitants de la contrée où se trouve la ville actuelle de Brousse. La guerre dut être longue, même contre des gens mal armés. Et ce qui le prouve, c'est que partant de là, quand les Argonautes arrivèrent à la grande ville des Bithyniens, Nicomédie, qui n'était séparée du pays des Bébrices que par les monts Arganthos, ils trouvèrent les forêts blanches de neige. On était alors apparemment au début de décembre 1227 et le séjour des navigateurs dans la mer de Marmara avait duré 7 mois.

"Là, jadis, Phinée, au funeste hymen... avait rendu aveugles ses deux enfants... Les deux fils de l'illustre Borée les sauvèrent et leur rendirent la vue; ils infligèrent à Phinée le châtiment de sa terrible colère en le privant de l'éclat de la lumière. Puis l'impétueux Borée, dans des tourbillons de tempête, l'enleva et le roula par les bois et les forêts de Bistoine pour qu'il y subît la mort et une destinée funeste."

Commentaire: Chez les Bithyniens, les Argonautes rencontrèrent Phinée, poète aveugle, dont Orphée résume les aventures précédentes en Thrace.

"Après avoir quitté la demeure de Phinée l'Agénoride, sur le grand gouffre de la mer, nous arrivâmes auprès des roches Cyanées dont m'avait parlé jadis ma mère, la sage Calliope. Elles ne peuvent échapper à leurs tâches pénibles, mais, poussées par les blanches tempêtes des vents, précipitées l'une contre l'autre, elles se heurtent dans leur course. La mer et le vaste ciel sont emplis du fracas des lames qui se brisent et des vagues qui se soulèvent, et l'onde infinie gronde en des flots bouillonnants... les roches inaccessibles s'écartèrent l'une de l'autre; le flot grondant reflua; l'abîme céda la place au navire... Et quand la quille parlante se fût précipitée par l'entrée du détroit à travers les roches Cyanées, aussitôt elles s'enracinèrent au fond et y restèrent fixées pour toujours. Ainsi l'avaient filé les puissantes Destinées."

Commentaire: Il semble bien résulter du texte que jusqu'à la fin de l'année 1227 avant Jésus-Christ le passage était réputé extrêmement dangereux, sinon impraticable, et que c'est depuis cette époque qu'il ne l'est plus. Il y eut donc à ce moment-là un phénomène tectonique qui élargit le passage; ce ne peut être que le même qui a relevé les seuils de l'isthme de Suez et ouvert le détroit de Gibraltar, autrement dit l'effondrement de l'Atlantide.

"Alors, échappés aux amères épreuves de la mort, nous arrivâmes à l'embouchure du Rhébanos, à une côte escarpée et noire au-delà de la longue île Thynéide. Loin d'elle, le Tembrios poissoneux déborde sur les rives verdoyantes, et le Sangarios, qui se jette dans les flots de l'Euxin. Après avoir ramé pour nous rapprocher du rivage, nous abordâmes auprès du cours du Lycos où, sur son peuple , régnait Lycos qui portait le nom du fleuve... Là le destin fit périr deux hommes, Idmon l'Ampycide et le pilote Tiphys..."

Commentaire: Le Bosphore heureusement franchi, mais au ralenti, les Argonautes aperçoivent un petit cours d'eau côtier, le Rhebanos, qui est le Riva-Déré et qui se jette dans la mer Noire, près de la sortie du détroit. Un peu plus loin, ils croisent l'embouchure du Tembrios, qui doit être la Kandra, et celle du Sangarios, la Sakaria, déjà plus importante, tous deux tributaires de la mer Noire ou Pont-Euxin. Ils débarquent enfin au Lycos que nous ne croyons pouvoir mieux identifier qu'avec le Kilidj, rivière qui se jette à Erekli, nom turc d'Héraklée et témoignage du passage des Argonautes par cet endroit. Malgré les difficultés que présentait la traversée du Bosphore, les navigateurs n'en avaient pas moins retrouvé l'excellente allure de 300 kilomètres en un jour. Là, deux des Argonautes, dont le pilote, périrent. Si peu de temps qu'aient duré leurs funérailles, elles n'en retardèrent pas moins de quelques heures le départ du lendemain.

"Ancée, savant dans l'art nautique, prit en main la barre du gouvernail, dirigeant le navire vers le cours du Parthénius... De là, longeant l'extrémité du promontoire, nous arrivâmes au pays des Paphlagons; mais Argo le dépassa dans sa course sur le grand abîme et arriva au cap de Carambis, là où est le Thermodon et le cours de l'Halys, qui jette sur la grève les tourbillons d'eau salée qu'il entraîne."


Commentaire: L'étape suivante ne fut donc que de 200 kilomètres. On dépassa d'abord l'embouchure du Parthénius, l'actuel Bartin, puis on arriva au pays des Paphlagons, qu'on dépassa pour se hâter d'arriver au cap Carambis (le moderne Kerembé) (cf. carte ci-contre)

"Lorsqu'on s'avance plus bas, à l'opposé de l'Ourse boréale, on trouve les longs noeuds de Thémiscire Doiantide: auprès, il y a les villes des Amazones dompteuses de chevaux; les Chalybes, les peuples Tibarènes et les nations Béchires mélangées aux Mossynes habitent autour de la plaine. Naviguant sur la gauche, nous abordâmes à des grèves où étaient les Macres, limitrophes des Mariandynes."

Commentaire: Après s'être reposés la nuit au cap Carambis, les navigateurs franchirent sans s'y arrêter, le double cap au fond duquel se trouve Sinope, dépassèrent le cours puissant de l'Halys ou Kizil-Irmak et arrivèrent au fleuve des Amazones qu'Orphée appelle Thémiscyre Doiantide. Le Thémiscyre pourrait signifier "le point de rencontre où se mêlent les Tschai", dont l'un arrose la ville d'Amasia, la capitale des Amazones. Dans ce parcours, les Argonautes longent les côtes au sud desquelles, à l'intérieur des terres par conséquent, à l'opposé de l'Ourse boréale comme dit Orphée, il y a les Amazones, les Chalybes, les Tibarènes, les Béchires et les Mossynes dont on peut retrouver des traces dans les noms modernes des localités. Ils poursuivirent leur navigation jusqu'à la limite entre les Macres, que l'on retrouve à Makriali, et les Marrandynes. Cette journée a été au moins aussi remplie que les précédentes puisqu'elle a compté un peu plus de 300 kilomètres.

"Plus bas, s'étend la longue gorge de Hélicé; là, au pied des montagnes, un cercle de vallons se distingue au loin, au-delà du fond du large golfe; là est le mont escarpé de Symé et une vaste prairie verdoyante; là les flots grondants du fleuve Araxe; de là coulent le Thermodon, le Phasé et le Tanaïs, où sont les illustres tribus des Colques, des Hénioques et des Araxes." (carte ci-dessous)




Commentaire: Orphée donne ici une description de l'arrière-pays dont il visite la côte. Sans doute le fait-il parce que ce site est d'une importance particulière. Au sud s'étend la longue gorge de l'Hélicé où, dans un cercle de vallons, au mont escarpé de Symé prennent naissance l'Araxe, le Thermodon, le Phasé et le Tanaïs. En effet, derrière la chaîne côtière qui atteint 3700 mètres, on aperçoit un demi-cecle de montagnes moins élevées (3000 mètres), les "vallons" d'Orphée, au revers desquelles se trouve la ville d'Ilidja dans une large vallée où l'on voit également la localité de Samou. L'autre versant de la vallée est constitué par une chaîne de montagnes qui atteint 3367 mètres à cet endroit mais qui va, vers le nord-est, rejoindre l'immense Ararat aux 5211 mètres d'altitude.

Commentaire (suite): nous sommes donc au point d'où partaient les quatre fleuves qui arrosaient la Terre au temps du Paradis terrestre: le Ghéon, le Physon, le Tigre et l'Euphrate, et voilà pourquoi Orphée a pour lui une citation spéciale. De là partent encore en effet la Tshorok, l'Araxe, l'Euphrate et le Ketkid Tschai. Cependant les noms de fleuves cités dans le poème ne sont pas tous ceux de la Bible; seul le Phase reproduit le Physon hébreu et justement ce nom de Phase n'est généralement pas donné au Tschorok qui prend sa source non loin de là, mais plutôt au Rion qui descend du Caucase et qui se jette dans la mer Noire un peu au nord du Tschorok. Qui donc a raison, Orphée ou les modernes? En hébreu, le Physon tire son nom de la racine "Pish" qui signifie: "s'avancer orgueilleusement, qui est augmenté, large, étendu". Tous ces termes indiquent un cours d'eau vaste, ce qui était bien le cas d'un des quatre fleuves qui arrosaient la terre entière avant le Péché Originel et les dislocations du Déluge. Qu'Orphée lui conserve ce nom bien que ce qu'il en reste près de l'origine soit bien peu de chose auprès de ce qui était au commencement, prouve que nous avons raison de voir le Physon dans le Tschorok. Comment d'ailleurs ce dernier nom s'explique-t-il? Le copte, langue antique proche de la langue primitive unique l'indique: "Puissant, abondant, spacieux, considérable, étendu", ce qui correspond parfaitement au sens de l'hébreu. L'Araxe est bien localisé, et ce n'est pas le Tigre. Cependant l'Araxe était originellement le premier affluent important du Tigre lorsque ce dernier coulait vers le nord par ce qui est maintenant la Caspienne; descendant comme lui du massif de l'Ararat, il était comme une seconde source du Tigre. Quant au Tanaïs, on s'exclamera si nous voulons en faire l'Euphrate, tout le monde sachant bien que Tanaïs est le nom grec du fleuve russe appelé le Don. Mais d'où vient le nom du Tanaïs russe? Est-ce le nom grec qui est le plus ancien ou l'appellation primitive est-elle Don? Nous pensons que c'est cette dernière, et comme le Don se jette dans la mer d'Azov au pied des monts du Donez, nous voyons dans ce Donez l'origine du nom grec de Tanaïs appliqué au fleuve, assimilation d'autant plus admissible que le grec Tanaos signifie "allongé", et que le Don, ayant 2100 kilomètres de cours, peut être considéré comme un grand fleuve. Enfin le Kelkid-Tschai peut être considéré comme un Thermodon. C'est très vaguement que le nom de Tschai rappelle celui du Ghéon du Paradis terrestre, et si ce fleuve est visiblement à identifier avec le Djihoun qui se jette dans le golfe d'Alexandrette, celui-ci et le Kelkid-Tschai ne semblent rien avoir de commun. Cependant, si l'on suit le cours de ce dernier, on remarque qu'arrivé à Ienidjé il reçoit une dérivation qui touche presque d'autre part le Kizilirmak naissant; à cette jonction, une énorme masse de lave indique un soulèvement récent du sol. Si nous passons par cette voie à ce dernier fleuve, nous arrivons à la hauteur de Kaisazie, à une autre dérivation constituée par un chapelet de lacs contournant l'Erdjidjas Dagh et qui a pu fort bien, dans le passé, établir une communication avec le Seihoun qui pouvait n'être sans doute qu'un affluent du Ghéon représenté par le fleuve voisin du Djihoun avec lequel il a pu jadis communiquer dans la région d'Adana, zone alluviale récente. Seehour signifie d'ailleurs "Qui verse dedans" et Djiehoun "Qui reçoit dedans." Nous tenons donc là peut-être le haut cours de l'ancien Ghéon dont Orphée nous a marqué la source. Au surplus, il est vraisemblable que le cours du KizilIrmak, à partir de Kaisarie, suive une voie nouvelle car non seulement il oblique brusquement de 90° à l'ouest, mais toute cette région est formée de roches volcaniques révélant un bouleversement tardif du sol.

"En longeant cette côte, nous arrivâmes aux ports, enfoncés dans les terres, des Oures, des Charandaies, des Solymes et des peuples assyriens, au coude rocailleux de Sinope, aux habitants de Philyre et aux villes nombreuses des Sapires; puis, après eux, aux Byzères et aux tribus inhospitalières des Sigymes. Sous le souffle du vent, Argo volait à pleine voile au point du jour... vers l'extrémité de l'inhospitalière, le long du beau cours du Phase. Mais quand nous eûmes passé les bouches du fleuve au cours paisible, aussitôt apparurent la couronne des fortes murailles d'Aïétès et le bois sacré où la Toison d'Or était suspendue à un chêne aux fruits drus comme la grêle."

Commentaire: quand les Argonautes reprennent leur navigation, ils passent devant l'habitat des Colques, le peuple de Colchide, puis devant les Hénioques de Gounieh ou Gonia; les Araxes du nom du même fleuve qui arrose la région. Parvenus à cet endroit, nous avons dépassé l'embouchure du Tschorok et nous ne sommes même plus à 50 kilomètres de l'embouchure du Rion, le cours d'eau qui arrosait la capitale d'Aiétès, Aia, la moderne Koutaïs. Dans cet intervalle, nous aurions à peine la place de loger un peuple nouveau. La rive ici est basse et ne présente aucune anfractuosité. Et voici qu'Orphée nous dit qu'en longeant la côte, il arrive aux ports enfoncés dans les terres des Oures, des Chidnaies, des Charandais, des Solymes, des peuples assyriens, de Sinope, des habitants de Philyre et aux villes nombreuses des Sapires, aux Byzores, aux diverses tribus des Sigymes, et tout ce monde doit trouver place avec ses ports avant l'arrivée chez Aiétès qui semble toute proche. Dans l'état de la géographie actuelle, le récit d'Orphée est incompréhensible. En effet il dit que c'est en longeant la côte que les Argonautes arrivèrent aux ports de ces peuples. Il faut donc admettre qu'il y avait alors une côte continue du Tschorok sur la mer Noire à la Caspienne par le sud de celle-ci et de la mer Caspienne à la mer d'Azov par le nord du Caucase. Toute cette chaîne de montagne était dès lors à cette époque, une île. Depuis cette époque, il y a eu le soulèvement de l'Himalaya à la suite de l'effondrement de l'Atlantide qui a soulevé en même temps toute cette région. Dans de telles conditions nous sommes en mesure de reconstituer le voyage des Argonautes sur la carte et nous pouvons replacer tous les peuples cités sur celle-ci. Depuis leur départ du pays des Mariandynes, les Argonautes avaient parcouru environ 2800 kilomètres, ce qui représente pour eux un peu plus de 9 jours de navigation. ils arrivèrent donc chez Aiétès vers la mi-décembre 1227, avec un battement possible de deux jours s'ils avaient gravi les pentes des montagnes des Mariandynes pour jeter un regard sur l'arrière-pays décrit par Orphée.

"Demande fut faite au roi qu'il voulût bien mettre les Argonautes, héros d'extraction divine et venus sur ordre des dieux, en possession de la Toison d'Or; en retour, ils lui offraient leur aide contre ses ennemis. Aiétès exigea qu'ils fissent la preuve de leur extraction divine et de la sanction des dieux en maîtrisant deux taureaux indomptables aux pieds d'airain et soufflant la flamme par leurs naseaux que lui avait donnés Héphaestos, en les soumettant au joug et en les forçant à labourer un champ où devaient être semées des dents de dragon. Médée, fille d'Aiétès, qui avait conçu pour Jason une ardente passion et qui était magicienne, les mit en état de remplir victorieusement ces conditions exorbitantes. Quand les dents de dragon eurent levé, elles produisirent des hommes armés qui se seraient tournés contre les Grecs si Médée ne leur avait pas conseillé de jeter au milieu des survenants un gros rocher à l'occasion duquel ils se mirent à se battre entre eux de sorte que les Grecs n'eurent pas de peine à les vaincre. Cependant Aiétès non seulement refusa encore de livrer la Toison d'Or, mais il prit même des dispositions en vue de faire assassiner les Argonautes et de brûler leur navire. C'est alors qu'ils songèrent à brusquer leur départ. Médée accepta de les accompagner et, au préalable, elle endormit le dragon qui veillait sur la Toison d'Or et la déroba. Au moment où ils comptaient s'embarquer, le fils d'Aiétès, Apsyrte, qui s'était lancé à leur poursuite, les rejoignit; ils l'emmenèrent de force avec eux. Le roi de Colchide à son tour, frêta des bateaux en hâte et fit des efforts si énergiques qu'il était sur le point d'atteindre les fugitifs quand, en désespoir de cause, Médée sacrifia son frère et le coupa en morceaux qu'elle jeta dans la mer où ils furent dispersés par les courants. Aiétès, arrivant sur les lieux, s'attarda à recueillir les restes de son fils et à leur donner une sépulture honorable, ce qui eut lieu près des îles dénommées depuis Apsyrtides en un endroit appelé Tomes; ce délai permit aux Argonautes de s'éloigner." (cf. carte ci-dessus)

Commentaire: Tout ce récit est une image. De même que les hommes d'airain étaient des hommes armés d'airain, les taureaux aux pieds d'airain étaient des peuples indomptables, comme il y en a encore dans la région caucasique, qu'Aiétès n'avait pu soumettre parce qu'ils habitaient un pays volcanique inaccessible sauf pour des pieds de montagnards exercés. Les Grecs, montagnards eux-mêmes, réussirent à les maîtriser et à faire des prisonniers conquis les esclaves d'Aiétès, lequel, pour récompenser les Argonautes, essaya de les tourner contre ceux-ci. Mais Médée en semant la zizanie parmi eux au sujet par exemple d'un territoire contesté les rendit inoffensifs. Arrivés à Aïa à la mi-décembre, les Argonautes durent en repartir vers la mi-mars; si l'on mettait leur départ plus tôt, ils n'eussent sans doute pas trouvé les fleuves du nord de la Russie et l'Océan Glacial libres de glaces et ils n'eussent pu y naviguer comme nous allons voir qu'ils l'ont fait. Notons pour confirmer la véracité du récit d'Orphée que les îles Apsyrtides dont il parle se trouvent près de l'embouchure du Tschorok. L'étymologie de Tomès vient du verbe Tomè qui signifie "découper en morceaux."

"La nuit à la tunique d'étoiles avait parcouru la moitié de sa course quand s'accomplit la ruse odieuse et la sombre destinée du glorieux Apsyrte par suite de l'amour de Médée. Ils le tuèrent et le jetèrent à l'embouchure du courant du fleuve; Apsyrte, sous le souffle violent du vent, entraîné par les tourbillons dans les flots de la mer stérile, aborda aux îles que l'on appelle Apsyrtides. Mais ce crime n'échappa point à Zeus qui surveille tout, ni aux destins. Quand ils furent entrés dans le navire et que, des deux côtés on eût coupé les amarres du rivage et que, sous l'action des rames rapides, on eût fendu en hâte une grande partie du fleuve, nous ne fûmes pas jetés, par la large embouchure du Phase dans la mer poissonneuse, mais, par erreur, nous fûmes emportés tout à fait en arrière, naviguant sans cesse en remontant; par l'étourderie des Minyens, on laissait les villes des Colques; l'obscurité ténébreuse nous enveloppait. Imprudents, nous courions en hâte sur les flots au milieu d'une plaine; des mortels habitent à l'entour, les Gymnes, les Bouonomes, les rustiques Arcyes, la tribu des Cercètes et celle des fiers Sindes qui résident au milieu des vallées des Charandaies auprès du promontoire du Caucase, à travers l'étroite Erythie."

Commentaire: Les Argonautes avaient donc quitté Aïa à la faveur de la nuit. Dès lors, leur étape ce jour-là fut plus longue que les autres. Ils étaient d'ailleurs pressés d'être hors d'atteinte d'Aiétès. Normalement, ils auraient dû pour retourner en Grèce naviguer au sud-ouest le long des côtes de Colchide; mais, par une heureuse conséquence qui les sauva temporairement de la poursuite d'Aiétès, leurs esprits troublés les portèrent en arrière, dans l'obscurité, dit Orphée, c'est-à-dire, pour des gens qui s'orientaient en regardant vers le midi, vers le nord.

Ils ne firent cependant pas à rebours le chemin qu'ils avaient suivi autour du Caucase, ce qui les eût fait tomber infailliblement entre les mains de leur ennemi; mais sitôt franchie l'extrémité occidentale de cette chaîne, ils naviguèrent franchement au nord à travers la mer d'Azov, ce qui les amena nécessairement au milieu des terres entourant cette mer presque entièrement fermée; c'est pourquoi Orphée dit qu'ils couraient au milieu d'une plaine, parce que ces terres étaient basses pour la plupart. Crombette a réussi à localiser autour de la mer d'Azov tous les peuples cités. (cf. carte ci-contre)

"Mais quand au levant parut l'aurore, nous abordâmes à une île où l'herbe fleurit; là se séparent, en cours d'eau non navigables, le vaste Phase et le Sarange au cours silencieux, que le Maiôtis, débordant sur les terres, envoie à grand bruit dans la mer, à travers les herbages marécageux."

Commentaire: l'île en question devait être formée par le Don, le Manytsch et le Sarange. Comme l'herbe est fleurie, on doit être au printemps. Le Phase est le Don qui se jetait alors dans l'Océan Scythique.

"Alors, à la rame, nous navigons une nuit et un jour, et en deux fois trois quarts de jour, nous arrivons au Bosphore au milieu d'un étang où jadis Titan, voleur de boeufs, monté sur un vigoureux taureau, fendit le déversoir du marais. Et après avoir peiné tout un jour sur les rames, nous arrivons d'abord dans le pays des Maiotes, aux molles tuniques, chez le peuple Gélon et les tribus immenses des Longues-Chevelures, les Gètes, les Gymnaies, les Cécryphes, les Arimaspes aux yeux hauts, dans la terre desquels des peuples d'hommes très malheureux habitent autour du marais Maiotide." (carte ci-contre)

Commentaire: Trompés par les marais et pensant qu'il n'y a pas d'issue vers l'est, les Argonautes reviennent en arrière et font le tour de la mer d'Azov à la rame en revenant vers leur point de départ.

"Mais après que les immortels nous eurent imposé cette déplorable affliction, nous traversâmes l'extrémité de l'abîme des eaux. Sur des rives basses, les flots soulevés et grondants vomissent une mort imminente et l'immense forêt résonne, qui s'étend jusqu'aux extrémités du nord vers l'Océan. Arraché à cet abîme, Argo passa par l'embouchure." (cartes 11 et 12)


Commentaire: Les Argonautes suivent le cours du Don et par la Karpowra aboutissent à l'Océan Scythique dont ils longent la côte ouest jusquà Kazan qui était alors l'embouchure de la Volga. Cet océan est indiqué en totalité sur la carte qui suit.

"Neuf nuits et neuf jours, en peinant, nous laissons çà et là des tribus d'hommes cruels, la race des Pactes et des Arctiers et des fiers Lélies, les Scythes porteurs d'arcs, fidèles serviteurs d'Arès et les Taures mangeurs d'hommes qui portent à Mounichia des victimes qui ne sourient pas et le cratère déborde de sang humain; plus haut les Hyperboréens, les Nomades et le peuple de la Caspienne."

Commentaire: Les Argonautes remontent le cours de la Volga en croisant des peuples que Crombette a localisés sur la carte ci-contre.

"Mais quand parut la dixième aurore qui éclaire les mortels, nous abordâmes aux vallons Rhipée et, de là, aussitôt Argo poussait devant lui, courant dans le lit étroit d'un fleuve et il tomba dans l'océan que les mortels Hyperboréens appellent Pont Cronios ou mer Morte. Nous ne pensions pas échapper à une mort misérable si, alors que le navire s'élançait de toute sa force, Ancée ne l'avait pas dirigé pour le faire aller vers la droite de la grève, confiant dans le gouvernail poli; et, maîtrisé par ses deux mains, Argo bondit. Mais, vaincus par la fatigue des rames, les mains ne restant plus en place, affligés en leur coeur, ils appuyèrent leurs fronts sur leurs coudes repliés, tâchant de sécher leur sueur; leur coeur était épuisé par la faim."

Commentaire: Le navire Argo était échoué sur la ligne de partage des eaux, à 100 kilomètres de l'océan Glacial, quand il se met à courir dans le lit étroit du fleuve et, s'élançant de toute sa force, tombe dans l'océan à une vitesse folle, si bien que les navigateurs se crurent voués à une mort certaine, sort que le pilote n'évita qu'en échouant le navire sur la grève. Que s'était-il donc passé? C'est qu'en ce moment-même l'Atlantide descendait au fond de l'abîme et que le raz-de-marée provoqué par cet effondrement atteignait alors le sud de la mer Blanche et en pompait les fleuves. Cette mer étant beaucoup plus proche de l'Atlantide que la mer Rouge, le phénomène s'y faisait sentir dès l'aurore tandis qu'il ne devait atteindre le fond de la mer Rouge que le soir du même jour. On était donc au 2 avril 1226. Voilà donc un témoignage de plus sur l'effondrement de l'Atlantide. Crombette apporte des précisions sur l'harmonie des chronologies des trois évènements qui font l'objet de cette conférence pour montrer qu'elles coïncident parfaitement. Nous ne voulons pas pour autant arrêter là le récit du voyage. Mais nous irons un peu plus vite à partir de maintenant pour ne pas trop allonger notre conférence. Reprenons le texte d'Orphée:

"Ancée bondit et excita tous les héros en les conseillant par de douces paroles. Et eux, avec des câbles bien tordus, enjambant des bordages, plongèrent leurs légères chevilles dans un bas-fond de la mer; vite, Argos et Ancée, de l'extrémité de la poupe, attachèrent aux cables bien tordus une longue corde qu'ils jetèrent et dont ils donnèrent à prendre le bout. Des héros courant rapidement sur la rive tirèrent en hâte, et le navire suivit, fendant les chemins liquides, le long des galets polis. Car la brise aiguë ne soulevait pas cette mer sous le souffle du vent mugissant: la mer gisait silencieuse, là où sont les dernières eaux de la Grande Ourse et de Tethys...Mais quand l'aurore qui éclaire les mortels vint pour la sixième fois, nous arrivâmes chez l'opulente et riche nation des Macrobies qui vivent beaucoup d'années... Nous dépassâmes leur agglomération, suivant à pied le rivage... Ensuite, amenant le navire agile, nous arrivons chez les Cimmériens qui, seuls, sont privés de l'éclat du soleil au feu frémissant. Car le mont Riphée et le col Colpios leur ferme le levant. La monstrueuse Phlégrée les ombrage de près et s'étend sur la lumière du midi. D'autre part, les Alpes aux longues pointes cachent la lumière du soir à ces mortels et l'obscurité s'étend toujours sur eux.".

Commentaire: Les Argonautes ont hélé leur navire arrivé sur la grève. Puis ils repartent dans l'Océan Glacial Arctique et font le tour de la Scandinavie (cf. carte ci-dessous).

"Du creux du navire, le chêne de Tomaros ...parla...'A cause de la mort d'Apsyrte... je rencontrerai une misère lamentable et pénible si je m'approche des navires vengeurs. En effet, si, me détournant vers les promontoires sacrés, vous n'arrivez pas à l'intérieur du sein de la mer stérile, c'est sur la haute mer atlantique que j'irai.' Et le coeur des Minyens se contracta d'outre en outre: allaient-ils avoir une fin lamentable à cause des amours de Jason?...Jetteront-ils en pâture aux poissons Médée? Mais l'illustre fils d'Aison pénétra leurs pensées et à force de prières détourna leur colère... ils prirent les rames, Ancée manoeuvrant la barre avec art; Argo passa le long de l'île d'Ierne. Par derrière, violemment survint une tempête sombre, frémissante, qui gonfla les voiles. Le navire courut sur les grosses vagues: personne n'espérait plus respirer au sortir de cet anéantissement, car la douzième aurore était venue.

Personne en son esprit n'aurait su dire où nous étions si Lynceus aux extrémités de l'océan au cours paisible n'eût reconnu une île couverte de pins et le vaste palais de la reine Déméter; alentour une grande nuée la couronnait... C'est alors que moi je dis de ne pas naviguer près des brisants de l'île ni près de ces demeures resplendissantes où nul parmi les mortels ne s'était présenté avec un navire. Car il n'y a pas de port qui puisse contenir les navires oscillants car tout autour s'élève un rocher inaccessible. L'île produit en abondance les beaux dons de Déméter. "

Commentaire: Comme on le voit sur la carte 16, les Argonautes font le tour de l'Irlande par l'ouest et se retrouvent près de l'île de Grasholm à l'extrémité du pays de Galles

"Le troisième jour, nous arrivâmes à la maison de Circé, à la terre inculte de Lyncée et aux habitations ceintes par la mer; alors nous abordâmes sur la grève, le coeur affligé et nous attachâmes les amarres à des rochers. Jason se demandant qui d'entre les humains habitait cette terre immense, envoya du navire des compagnons fidèles pour en connaître la ville et les demeures des peuples. Tout à coup, en allant, ils rencontrèrent la vierge de la même race qu'Aiétès le magnanime, la fille du soleil. Circé est le nom que lui donnent sa mère Astérope et Hypérion que l'on voit de loin. Elle descendit rapidement au vaisseau; elle s'en retourna en se hâtant et, au milieu du navire, il y avait des vases bien façonnés pleins de nourriture et de boisson. Comme nous nous hâtions, un vent favorable accourut et alors, après avoir détaché de l'île les amarres, en traversant les vagues, nous arrivâmes à l'embouchure du Tartesse et nous abordâmes aux Colonnes d'Hercule. Auprès des promontoires sacrés du roi Dionysos nous demeurâmes le soir car notre coeur avait besoin de nourriture."

Commentaire: Voilà encore une longue étape; la "Maison de Circé" doit se trouver sur les îles Cisargas au large de l'Espagne; le Tartesse est le Guadalquivir; ce sont les Argonautes qui donnèrent au détroit de Gibraltar nouvellement ouvert le nom de "Colonnes d'Hercule" car ils furent les premiers Grecs à le franchir. Enfin ils abordent à Abila sur la côte marocaine. Les voilà de retour en Méditerrannée (cf. carte ci-contre)


"Au moment où la lueur qui apporte la lumière s'éveillait au levant, dès l'aube, nous déchirâmes de nos rames l'eau verdâtre de la mer; nous arrivâmes à l'abîme sarde, aux golfes des Latins et aux îles d'Ausonie; puis aux falaises Tyrrhéniennes. Quand nous fûmes rendus au sonore détroit de Lilybée, quand nous fûmes rendus à l'île aux trois pointes, la flamme etnéenne d'Encélade écarta notre ardeur. Par dessous la proue bouillonnait une onde funeste venant du fond, et des profondeurs extrêmes sifflait Charybde enflant ses vagues; elles atteignaient le sommet du mât. Le courant retenait le navire au même endroit et il ne lui permettait pas de s'élancer en avant ni de se retirer en arrière. Dans un creux fatal, Argo errait, tournoyant en cercle, et il allait peut-être s'engloutir dans les gouffres, si la fille aînée du Vieillard de la mer n'eût désiré vivement voir le puissant Pélée, son mari. Calme, elle surgit de l'abîme, elle préserva le navire Argo et le sauva des remous." (cf. carte ci-dessous).

Commentaire: Les Argonautes longent d'abord les côtes d'Algérie et de Tunisie, puis ils naviguent dans la mer Tyrrhénienne qu'Orphée appelle l'abîme sarde. Ils passent au large du Latium et de Capri pour apercevoir l'Etna en eruption. Ils ignorent l'ouverture du détroit de Messine qui vient d'avoir lieu et font le tour de la Sicile, l'île aux trois pointes. Ils assistent à l'érection du massif volcanique de Scylla dont parle également Virgile.

"Après que, dans sa course, Argo eût échappé à ce destin et eût atteint les vagues et le golfe rempli de vents rapides qui heurtaient les cordages, il arriva à la très divine Corcyre qu'habitent les Phéaciens, habiles à la rame et aux traversées maritimes. Alcinoos, le plus sage des rois, les commande et leur fait la loi. Après avoir attaché les amarres, nous préparâmes un sacrifice à Zeus, qui prédit tout, et à Apollon du rivage de la mer.
C'est là qu'à force de ramer en hâte se portèrent sur des navires innombrables les troupes puissantes d'Aiétès, des Colques, des Eranes, des Charandaies et des Solymes à la recherche des Minyens pour amener Médée devant son père Aiétès et lui faire expier le meurtre de son frère. Afin de soustraire Médée à l'autorité de son père on la maria séance tenante à Jason. Quand les Colques et les Minyens furent venus en présence du roi irréprochable et que chacun eût parlé, Jason obtint d'Alcinoos d'emmener Médée comme son épouse." (carte ci-contre)

Commentaire: L'île de Corcyre où se passent tous les faits qui viennent d'.être évoqués est Corfou. De là, comme le montre la dernière carte, ils reprennent la mer pour reganer Iolcos. Ils sont d'abord refoulés sur la côte Libyenne, puis ils font escale en Crète. Puis ils rejoignent leur patrie après un périple à travers les Cyclades. Ils arrivent à Iolcos le 7 octobre au soir où ils sont l'objet de grandes fêtes. Citons pour terminer les deux dernières phrases du poème qui montrent l'esprit particulièrement religieux d'Orphée:

"Quant à moi, je me rendis au Tenare battu des vents pour faire un sacrifice aux rois très illustres qui tiennent les clôtures des gouffres infernaux. Parti de là, je me précipitai vers la Thrace couverte de neige, dans le pays de Leibèthre, terre de ma patrie."

En conclusion, nous voyons que le poème d'Orphée correspond bien à un voyage réel, mais que sa géographie ne peut se comprendre que si l'on admet que l'aspect de la terre changea profondément au moment de l'effondrement de l'Atlantide provoqué par Dieu pour permettre à son peuple élu de franchir la mer Rouge et d'échapper à Pharaon.

Nous ne voulons pas terminer cette conférence sans citer le début du cantique d'action de grâce de Moîse qui exalte la puissance et la bonté de Dieu:

Chantons le Seigneur, fier entre les fiers!

Cheval et cavalier, Il les a versés dans la mer!

Ma force et mon cantique, c'est le Seigneur:

Il est pour moi le salut.

C'est lui mon Dieu, je lui rends gloire,

Le Dieu de mon père, je L'exalte!

Le Seigneur est vaillant au combat

"Le Seigneur", tel est Son nom.

Les chars de Pharaon et son armée,

Il les a versés dans la mer!

Ses grands chefs sont noyés dans la mer Rouge.

69

ИСХОД, крах Атлантиды и TRAVEL Argonautes

Почему собрались в той же конференции три события прошлого, один из Библии, а два других греческих традиций? Это потому, что научный мир не признает историчность Пасхи, пересекая Красное море евреями, евреи отпраздновали юбилей религиозно, как наш Господь накануне его страсть со своими апостолами и мы будем отмечать через несколько недель. Или Crombette показали в своей работе, что Египтологические Исход был действительно факт истории Египта, и это произошло в то же время, как распад вызывает Атлантида Платона в его Критий и поездка Аргонавты сказал Орфея. Мы опишем эти три события подряд, и показать, как они координируют и осветить историю древних народов.

Египтологи утверждают, что они не могут найти следы живых Евреев в Египте, потому что они не умеют читать иероглифы. Вместо Crombette через свой метод расшифровки ребуса была показана сын Иакова, начиная с Иосифа, который был мастером величайшую империю всех времен, остался 430 лет в Египте, как апостол Павел говорит в Деяния Апостолов. Он описал правления Иосифа очень подробно в Пастыря королей, в том числе Апофис Великого, который представлен Сфинкса в Гизе, преобразование Аменхотепа IV в единого Бога и возвращения к идолопоклонству фараонов с Армаис и преследование евреев Рамзеса II и его сына Мернептаху, фараоном Исхода. Он показал, что казней египетских вызванные Бога на просьбу Моисея произошло и оставила память в коллективной памяти египтян. Наконец, он определил дату Пасхи в ночь на 25 марта по 26, 1226 г. до н. Учитывая, что во всех своих работах он принял сроки размещения специалистов в шестнадцатом веке начале христианской эры -4 и новые работы, как генерал де Nanteuil и что из Полковник Montety которая покажется рассмотрим в следующей наукой и верой, показывают, что наш Господь родился в год 1, было бы поместить год Исхода в 1222 году до нашей эры. Но это всего лишь формальность.

Давайте сначала Исход: мы его знаем в деталях, с истории, которую сделал Моисей в Библии. Но там лежат показания: картридж Мернептаху учит, что бы увидеть новый феникс, первый из которых Иосифа. Поэтому Моисея. Другой говорит о преследовании евреев, кто отказывается поклоняться Ра. Кроме того папируса Sallier вызывает бедствия "Если есть чума с небес боги падают на лицо, мужчины погибают, вся земля распадается для крупного рогатого скота, большие и малые на кровати похороны. " Наконец Манефон сохранил Диодор говорит о море и уходом евреев под руководством Моисея Иудеи не вдаваясь в подробности. Вернуться к Библии: помните, что для фараон отпустил евреев из Египта Моисей ударил десять последовательных Crombette язвы через священный текст и его времени может определить дату сими язвами,

1) вода превратится в кровь, 21 января

2) лягушки, которые распространяются везде 28 января

3) превращается в пыль столбом, 4 февраля

4) летит, которые распространяются через 11 февраля

5) 18 февраля чумы крупного рогатого скота

6) язвы и опухоли 25 февраля

7) град 4 марта

8) саранча пожирает все, 11 марта

9) темноты охватывающих Египет на 3 марта days.18

10) смерть первенцев в вечером 25 марта

После этой последней чумы, фараон вызвал тот вечер Моисея и Аарона и сказал: "Возьмите его с собой быстро на мои люди, вы и сыны Израилевы принести жертву Господу, как вы говорите Менез. Вам с Вашим мелкий и крупный скот ваш, как вы просили, и вы собираетесь, помолись за меня ... сделали сыны Израилевы, как повелел Моисей, и они спросили у египтян сосуды серебра и золота, и много одежды ... Они из Раамсеса в Суккот, и пришел, будучи до шестисот тысяч пеших мужчин, кроме детей. ними последовали смесь многих маленьких людей, и у них были с собой множество овец, крупного рогатого скота и зверей всех видов. испекли муки они привезли, было время, все погружены в Египте, и они сделали пресного хлеб, испеченный в золе - фигура Евхаристии - тем, что они не могли сделать их, заставляя египтян, чтобы уйти, и не позволяя им медля ни минуты, и они не Не больше времени для подготовки ни есть, ни время сыны Израилевы обитали в Египте, было 430 лет., после чего вся армия Господа вышли из Египта в один день. "
http://ceshe.chez.com/images/TrajetDesHebreuxAuCoursDeLExode.gif
Crombette смог реконструировать семь ступеней марша евреев из Раамсеса в Красном море, как показано на карте ниже минусы.

Мы видим, что они начали, перейдя севера на Semout Er, спустились на юг, в обход озера Горькое, чтобы добраться до моря у подножия Джебель-Атака и напротив места Айн Муса " соус Моисея »на восточном берегу. Шаги были около 28 километров, что вполне приемлемо для большого каравана. Мы увидим в следующей карте средств в бухте Суэц (карта ниже) есть мелководье не опускается ниже 4 метров между Рас-эль Abadiyé и источники Моисея. Так вот где евреев прошли после того, как Бог, по просьбе Моисея снизило уровень воды означает, что мы будем изучать.

Но вернемся к первой Библии, чтобы изучить то, что он говорит нам:

. "И сказано было царю Египетскому, что израильтяне бежали то же время сердце фараона и рабов его по отношению к людям, и они сказали:" Что нам думали отпустить израильтян, и поэтому они были более подвержены мы? поэтому запряг колесницу свою и народ свой взял с него. Он также взял шестьсот колесниц отборных и все, что находилось грузовиков в Египте с руководителями всей армии. ожесточил Господь сердце фараона, царя Египетского, и он начал преследовать сынов Израилевых. Но они вышли под руководством сильной руки. Египтяне преследуют Так израильтян, которые были перед их стопам и нашел их в своем лагере, на краю моря Все конницу и колесницы фараона и все войско его, были Philhahiroth визави Béelsephon. Фараон . был уже рядом с сынов Израилевых, подняв глаза и увидев за ними египтяне были изъяты с великим страхом, воззвали они к Господу и сказали Моисею: "Может быть, не было никаких гробов в Египте, и вот почему ты привел нас сюда, чтобы умереть в одиночестве. Какую цель вы были, когда вывел нас из Египта? ...
http://ceshe.chez.com/images/TraverseeHebreuxMerRouge.gif
.. И сказал Моисей народу: не бойтесь, стойте и рассмотрим удивительно, что Господь делает сегодня, ибо Египтян, которых вы видите перед собой, вы увидите больше в будущем. Господь будет сражаться за вас, и вы будете оставаться в тишине. " Тогда Господь сказал Моисею: "Что ты кричишь на меня? Скажи сынам Израилевым, чтобы они работают. А для вас, поднимите жезл и протянуть руку над морем и разделить его, так что сыны Израилевы ходить сухой в середине моря. И простер Моисей руку свою на море, Господь, разделенные сильный удар и жжение в течение всей ночи и ветер иссяк, и вода была разделена на две части.

Сыны Израилевы прошли по суше, с водой на правую и левую, которая служила им как стена. И погнались за ними Египтяне пришли в середине моря со всеми кавалерия фараона, колесницы его и лошадей. Но когда утром пришел часы, Господь наблюдал стан Египтян из столпа огненного и облачного, убил всю свою армию. Свергли колеса телеги, и они прошли обучение в фоновом режиме. Так entredirent египтяне: «Бегите израильтян, поскольку борьба против нас Господь". И сказал Господь Моисею, поднимите руки вверх над морем, так что воды обратно на Египтян, на колесницы их и их лошади. " И простер Моисей руку свою на море, и на рассвете, она вернулась на то же место, где она была раньше ... Вода возвращается в виде крытых вагонов и конницу и всю армию фараонова, вошедших в море в погоню, и он сделал не так много, как один. А сыны Израилевы прошли по суше среди моря, с воды на правый и левый, который занимал свое место стены. В тот день Господь освободил Израиль из рук Египтян. И они увидели трупы египтян на краю моря и мощный, как Господь продлил на них руку, так что убоялся народ Господа, кто верит в Господа и Моисею, рабу Его "Мыс Abadiyé, что есть. на западном берегу Красного моря хранит свидетельства этой катастрофе, потому что это может быть понято коптской: "Множество трупов видел".

Это гибель армии фараона была не единственная беда, которая ударила Египет в то время. Действительно, египтолог Готье цитирует уроженец Мемфиса который надпись упоминает года V, как павлин, король был проинформирован о вторжении в Ливию на границах. Другая надпись в Карнаке провозглашает торжество Amenephtès или Menephtah ливийцев 3 Год Epépi В. Тем не менее, эта дата несколько дней после прохождения Красного моря евреями. Кроме того, историки Египет отметил, что во время Исхода, страна была захвачена смесь народов, таких как ливийцы, Сарды, сицилийцы, этруски и ахейцев они обычно называют "народов моря" Там должны быть одной общей причиной всей этой миграции и распада империи хеттского датирован вокруг того же года. Так что, похоже, что акт Моисей сделал запрос Божьей частичного открытия Красного моря вызвало катаклизм на земле, что мы будем изучать более подробно.

Пусть Библию видеть более ясно: во-первых, книги Исход (XIV, 21-22), в котором говорится: «И простер Моисей руку свою на море, разделенные сильный ветер дует и горячим в течение в течение ночи и сушили и вода была разделена на две ". Похоже, что слово, которое было переведено как "полуоткрытых" означает скорее "принять, поезд, и, наконец, удалить отдельные". Все понимали, что это был ветер, который вызвал море, и это было séparéee формировании двумя вертикальными стенками. Но это противоречит законам гидростатики и ветер было обнаружено, что сухая отлива моря в книге Неемия песка, священный автор говорит также о волноломы о воде порт. Таким образом, что вода была на каждой стороне брод. Это подтверждают два псалма: Псалом LXXVII в стихе 13, он говорит: "Он прервал море и прошел он, он поставил воды стоят, как кожа," и Псалом CXIII Псалмопевец говорит нам ". моря, видел, и бежал, Иордании повернулся Горы прыгали, как овны, и холмы, как агнцы овец Почему, море, ты убежать и вы-Иордании.? Вы повернули назад Почему, горы, ты пропустить, как овны? И вы, холмы, как агнцы стада? Это только явление Господа земли было приведено в движение, аспект Бога Иакова, который превратил рок водах пребывания и рок родниковой водой. " Наконец, песня, которую он пел после пересечения Красного моря, Моисей сказал, что "пропасть собрались в середине моря" Все эти библейские цитаты указывают на гигантские приливные волны сопровождается изменениями в земной коре. Crombette было показано, что эта волна была произведена краха Атлантиды в середине Атлантического океана.

Что мы знаем об Атлантиде? Мы знаем его существование Платоном в его диалоге "Критий", где Солон услышал историю ее народа и ее внезапное исчезновение египетского жреца. С другой стороны, в географической частью его работы, Crombette показали, что для точной подгонки Евро-Африки и Америки для восстановления изначального континента, надо было признать существование большой остров в середине Атлантический, возникшие -2004 и скрылись на время Исхода (карта ниже минусы).
http://ceshe.chez.com/images/Atlantide.gif
Surrexion сказан надписью Bochos фараона и очень хорошо объясняет населению доколумбовой Америки народов Западной Африки, о чем свидетельствует ацтекской традиции. Ацтек иероглиф представляющий остров под названием Ацтлана является еще одним свидетельством существования Атлантиды. Наконец вспомним для тех, кто не знает работу Crombette, что он показал, что Земля состоит из коры, в который Бог переехал несколько раз, так как первородный грех в терреллы грушевидные расти. После потопа в конце которого Бог разошлись по всему миру, в верхней части груши была под Юго-Восточной, позволяя урегулирования Океании. Бог пришел в место Атлантиды в 2004 году до н.э., и это место в Гималаях во время Исхода, в результате чего открытие Гибралтарский пролив и исчезновение Скифский океан расположены в Сибири. Мы подробно рассмотрим эти изменения, когда мы изучаем в конце конференции путешествия аргонавтов.

Теперь мы рассмотрим, соответствует ли дата дается Солона к исчезновению Атлантиды согласуется с Исхода. Что священник ВОФК, сообщил греческий мудрец по этому поводу? Он уставился на момент их 8000 лет интервью после основания Саис себя после 1000 года к созданию Афинах. Это событие, следовательно, восходит к 9000 лет до шестого века до нашей эры, когда Солон жил. У священника Саис кажется разместить краха Атлантиды между временем основания Саис и что Афины. Так, казалось бы, на первый взгляд, что нет никакой связи между возможным распадом и Исхода. Однако вполне возможно, что единицы времени используются священник не являются реальными лет. В подтверждение этого тезиса несколько традиций Crombette смог показать в своей работе египтологии нет дата в истории Египта, начиная до 2198 г. до н. С другой стороны, американские традиции surrexion Атлантиде около 2000 лет до Рождества Христова. Наконец астроном Евдокс Книдский, современные и ученик Платона, рассматривается как реальная история Атлантиды, несмотря на преувеличения хронологических расчетов (Диоген Лаэртский: Жития Философы, VIII, 8). Поэтому вполне возможно, что цифра в 9000 короче, чем периоды лет, потому что мы знаем, что термин в течение многих лет в Египте имеет очень смутное представление о времени и может поэтому поэтому применяются как сезоны, месяцы, на протяжении десятилетий до нескольких недель и даже дней.

Тщательное изучение истории Критий в свете истории Египта поможет более ясно увидеть. Это то, что Платон сказал: "Есть в Египте в дельте называется нома Saitic и это нома, является самым крупным городом Саис Для тех, кто в городе, это некая богиня, которая основана;. египетские зовут Нейт, а по-гречески, что они говорят, Афины. Они любят афиняне и делать вид, быть как-то их родителей. Солон сказал, что приехав домой, он приобрел большое рассмотрение и, как он поставил под сомнение день о древностях самых образованных священников из этих материалов, священника, который был очень стар сказал: "... Эти два города, старейший твое, и тысяча лет, как он был сформирован из семени Gaia и Гефест. Саис был основан тогда, но, по нашей священной книги, 8000 лет прошло с момента нашего основания. Так что ваши сограждане 9000 лет назад, что я дам вам знать учреждений и, среди прочих достижений, самый славный из всех ... "Именно в этой речи что-то необычное: в самом деле, Нейт является Майя и Гефест Chasluim сына. Город матери должны быть старше сына, и они никоим образом не может быть отделена 1000 лет. Диодор писал, что египтяне говорят, что афиняне потомки Колония ВОФК. всей древней традиции провозглашается, что Афины был основан в египетской Кекропс а не Гефеста. Crombette показал в томе 8 Книга царей имена Египет, стр. 9, что основой состоялся в 1557 году. Что касается Саис, он, должно быть, был основан между 2198 и 2176, как Майя, на эту дату, был вынужден бежать в Верхнем Египте после того, как его вина. Цифры, приведенные Платоном не только неточно, но плохо реализована.

Зафиксируем теперь дата беседы Солона со священником Саис. Греческий мудрец был назначен архонтом в -594, дав законы в Афинах и мониторинг приложений, Он дал власть, и -561, начал ездить в Египет и Малую Азию. Как он сказал, что он приобрел в Египте в почете, Солон был останавливаться там некоторое время. Поэтому вполне логично, чтобы после обслуживания -561, то есть всего 1000 лет после основания Афин.

Историк lioux, в своем исследовании атлантов показывает, что афинский Тесея царя, который боролся с ними во время крушения Атлантиды. Но Тесей вступил на престол в -1229, за три года до Исхода. Это то, что подтверждает история священника Саис: "Теперь на этом острове Атлантида короли создали огромный и удивительный империю империей правили не только на всем острове, но еще большое количество. других островах, и даже в некоторых частях континента. Кроме того, на нашей стороне, он хотел Ливией до Египта и Европой в Этрурии. ну это огромную силу собирая все свои силы начали в один прекрасный день поработить нашу страну, ваш и все люди на этой стороне этого пролива. Это когда ваш город, о Солон, воссиял все его героизм и энергии ... В Глава греков, а затем только бегства из его союзников, она, невзирая на большие опасности, победили агрессоров, обратил трофеи, сохранение рабства людей, которые не были порабощены и без злобы, освободили всех других народов и самих себя, которые живут в пределах Геркулесовы столбы. Но во времена, которые последовали, были ужасные землетрясения и землю катаклизмов. В пространстве за один день и одну роковую ночь, вся ваша армия проглотил за один раз под землей и даже остров Атлантида затонула в море и исчез. "

Дата -1226 все готово, чтобы отметить погружения Атлантиды. Если священник Саис был взят единицу времени в течение нескольких месяцев, а не лет, месяцев 8000 составляет около 666 лет вычитается из даты Исхода, -1226, -559 привести нас к или во время пребывания Солон в Египте. Если мы применим ту же меру к предыдущему 1000 лет, мы получим 83 лет, сообщил перед -1226 до -1309 привести нас. Что это за дата? Священник сказал Саис Афинах был основан семь, то есть Гефест вниз, но он тогда путаницы между египетскими Птаха и шестой царь Афин, в хронологическом порядке Кекропс от первого. Таким образом, мы сумели показать происхождение непонимание истории сообщил Платон.

Мы не останавливаемся на геологическую часть работы Crombette в том 9 Книги имена царей Египта, где он показывает, расчеты и диаграммы поддерживают реальность гибели Атлантиды и восстания Гималайские который немедленно сменил его скажу лишь, что в этот момент в истории географии Европы и Азии был широко нарушена. Как мы уже говорили, Скифский океан, который покрывал текущие Сибирского опустели, появление на Английский канал и Северное море изменилось, Гибралтарский пролив был открыт в Африке Сахара была снижена в его западной части и превратилась в пустыню, и т.д. ... Существует рассказ очевидца этого потрясения: поход аргонавтов сказал Орфея. Crombette показали, что эта поездка имела место во времена Исхода и гибели Атлантиды и героев, которые участвовали были первыми свидетелями изменений в географии Европы.

Давайте посмотрим, что Вивьен де Сен-Мартен в своей истории географии об истории Орфея: "Нет событий героической эпохи, даже осада и взятие Трои, имели большее влияние Гомера относится. , что составило Арго Аргонавты эпитет запоминающимся, "Помни это вообще." Гесиода в его Теогония, напоминает доставки Джейсоном. Это поэт Орфей, первый, взяв в качестве субъекта Стихотворение история аргонавтов. не сомневался, не только подлинность Орфических стихи, но на существование барда, родившая этого имени. Это вопрос, не знающими . античности Пиндар, произнося имя Орфея, называют "отцом лирические песни, заслуженно известным поэтом" свидетельство даты почти пятьсот лет до нашей эры ... Argonautique, приписываемых Орфею приходите к нам ... У нас нет оригинального произведения, без сомнения, но у нас есть изображение, которое должно быть в значительной степени точное воспроизведение Это документ, что вы имеете право. присвоить значение поистине историческое античность оставила нам три Argonautica стихи. тот, кто носит имя Орфея, у Аполлония Родосского, которая представляет собой композицию из александрийских третьем веке до нашей эры, и, наконец, латинское стихотворение Валерий Флакк, работа в конце первого века нашей эры, который является пересказ поэмы Аполлония. Две последние работы являются настоящие стихи в соответствии с обычными формулами ... Ничего подобного в орфическим стихотворение: это работа преподавания древних времен ... Это копия, но по образцу древней копией плесень ". Далее он добавляет: «Это по-прежнему странные географии как Орфических стихотворение." Вивьен был далек от мысли, что география поэмы реальной географии отличается от сегодня.

Ricard, в своем переводе «Жизнь выдающихся людей» Плутарха, ставит аргонавтов в Колхиду в -1228. Как следует история, которая сделана, компания продолжалась в течение нескольких лет, и поэтому современные с Исхода. И мы следуем аргонавтов на их пути. Давайте сначала кратко напомним обстоятельства, причиненный этой поездки. Джейсон, сын Aeson, царя Iolcos был высок на Пелион на кентавра Хирона. Воспользовавшись его юности, его дядя Pelias узурпировал трон. Последний, проведя консультации с Oracle по поводу стабильности своей власти Iolcos получил в уведомлении быть начеку против человека, который появляется перед ним с одной сандалии. Он праздновал праздник в честь Посейдона, когда Джейсон пришел к нему только с одной сандалии: он потерял друга вброд опухшие водах реки Anauros. Pelias сразу понял, что он имел перед собой противника сообщает Oracle. Джейсон утверждал его права на престол. Pelias обещали дать ему, если он принес царства Колхиды золотое руно барана, который пропускал Phryxos Ахайя и в Колхиде Phryxos в этой стране, провел в жертву бога Ареса. Джейсон консультации оракула который предложил ему попробовать прямо сейчас, позвонив ему на помощь благородным молодежь Греции, и пятьдесят из самых выдающихся ответил на его звонок, и среди них был Геракл, который считается Диодор, были во время Большинство конечно реальный руководитель экспедиции, маг Орфея, сына царя Фракии, был кантором.

Мы будем теперь определить отправную точку экспедиции: Арго, сын Phryxos, во главе с вдохновений Афина, изготовлен корабль и привел их в строительство лука кусок дерева от знаменитого дуба Додона, что сказали, одарены способностью говорить. Додона было на севере Балканского полуострова, в 40-й параллели, Афинах на 38-м. На равном расстоянии от этих двух точек и середины линии, соединяющей их, мы видим в заливе Зейтун, от Фермопилах, город Гераклея. Именно здесь должны были сделать концентрацию материалы для строительства судна и в Персидском заливе, который находится верфь аргонавтов. Не удивительно, что этот город назван в честь руководителя экспедиции, Геркулеса. Мы не должны отвергать легенду, потому что речь идет о дубе. Действительно, жители острова Пасхи также дал название дерева-говорящих таблетки, покрытые магии признаки, по которым были сильные колдуны определить, если человек, который навестил бы шанс в своем бизнесе. Можем ли мы попытаться уточнить время отправления? Когда Pelias пригласили Джейсона пойти выиграть Золотого Руна, у него была вечеринка по случаю Посейдона. Месяц, посвященный этому богу была шестой из Чердак календарь, соответствующий период с декабря по февраль. Это, вероятно, в начале 1228 года, которое было сделано это приглашение. Старт должен был состояться к середине года, скажем, в начале июля 1228. Теперь прочитал стихотворение Argonautica и дать Как поясняется в комментарии Crombette.
http://ceshe.chez.com/images/EurasieApresEffondrementAtlantide.gif
Карта, показывающая против части Евразии показывает, что часть будет разворачиваться доставки.

"Господи рули Pytho, хороший лучник, пророк, срок действия которого истек парнасским крутые саммите рок, я пою вашей власти ... Вы узнаете мой голос, что я впервые спрятали тебя, как давно глава герои и полубоги пересек Piétrie и высокие пики Leibèthres, и он попросил меня помочь ему в его путешествии на морском судне по коленам мужчин негостеприимной для богатой и гордой нации постановил, что Aeetes, сын Солнце освещает смертных. "
http://ceshe.chez.com/images/MerEgee.gif
Комментарий: Пролог для Музей, ученик Орфея и первым священником элевсинии. Главный герой приключений Джейсона. Piétrie является прибрежной провинции на севере Фессалии, и он должен был пересечь, чтобы добраться до Iolcos во Фракии, где Орфей, сын короля этой страны жили. Фракия пересекают Родопи горная вершина которой 2275 метров. Именно эти горы дает имя Орфея Leibèthres где мы можем увидеть Elibatos греческого корня, крутой, присоединился к THRES название страны, чтобы Фракии. Богатый и гордый народ, который находился под властью Aietes из Colques. Золото Колхиды был известен в древности и его драгоценными камнями и богатством любого рода. Эта страна находится на дне Черного моря.

"Для Pelias боялись оракулов, он боялся, что королевская власть не была устранена за руку сына Aeson ... Он приказал привести в Фессалии в Колхиду хороших лошадей и Золотого руна Джейсоном. , когда он услышал, что это несправедливое слово, протянул руки и призвал почтенного Гера, который называл Tritogénie. последний изготовлен первый корабль из дуба, первый, используя весла дерева, пересекли соленые глубины и проложил путь к морю

Комментарий: Это Джейсон Гера адреса и именно она дает заказы на строительство корабля. Или Гераклеи был посвящен Гере, так это тут же, как мы предполагали, что корабль был построен. Это была не первая лодка, которая aventurât море, но это был, пожалуй, первым систематически сочетаются с двигательной парусных несколькими гребцами. Кроме того, он был первым, кто в определенной водных путей.

"Так Гера, жена Зевса, послала свист ветра и Арго поспешил плыть ... Когда священный рассвете, рост волны океана, открыл Левант и девушка утром последующим способствующих фатальным и бессмертных мягкий свет, в то время как сторожевые башни и ветреная пик Пелионе появился берегу ... они прибыли быстро крутой берег ... Герои Minyens, и перестали бороться. "

70

"Так Гера, жена Зевса, послала свист ветра и Арго поспешил плыть ... Когда священный рассвете, рост волны океана, открыл Левант и девушка утром последующим способствующих фатальным и бессмертных мягкий свет, в то время как сторожевые башни и ветреная пик Пелионе появился берегу ... они прибыли быстро крутой берег ... Герои Minyens, и перестали бороться. "

Комментарий: начало Heraclea должно было произойти за несколько часов до рассвета, как восход солнца они прибыли в заливе Волос в нижней части которого явился им на сегодняшний день является введение пик Пелион. На Heraclea в этот момент он принял 60 км маршрута (см. карту против).

"Всадник Пелеем начал увещевать их в этих условиях ... Именно здесь, в пещере, Хирон живет, прекраснейшая из кентавров, которых кормили Pholoe и высокие пики Пинд».
http://ceshe.chez.com/images/MerEgee.gif
Комментарий: первый герой сделал уважительный подход к кентавра Хирона, педагог Джейсон житель Pholoe которые могут быть местность Pherae расположен в нескольких минутах ходьбы от Iolcos. Кентавры были род человеческий для суровых уровня жизни между Пелион и Осса, которая должна была быть квалифицированным всадников, часто на лошадях и пешком. Фессалии они занимали часть также называли Фессалии на хороших лошадях. Это всадник Пелеем пламенной аргонавтов. Кентавры были также Харди альпинистов. Понятно, что Джейсон прошедший подготовку в их школе было все, что потребовалось, чтобы стать шеф-поваром приключений.
"Но когда мы остались ждать в пещере ... Когда все пришли к берегу и вошел в корабль, они сидели на своих местах ... Первый совет Писсарро HID и береговых сепиями Скиатос Оказалось, и могилу Dolos и Homole море и торрент вторглись на берегу моря, который распространяется через бурные воды большой страны ».

Комментарий: аргонавты остаться в этом месте была краткая остановка, это "в спешке", они покинули пещеру Хирона. Оставив заливе Volo они впервые отправиться на остров и рифов Pithou быть кончик Писсарро Орфея. Сепия движется в этом направлении странно Trikeri полуострова, которая закрывает вход в залив от Volo. В передней части этого курса лежит остров Скиатос, что Арго удвоилась и вправо, в левой он прошел перед магнезии, где была могила Dolops, сын Меркурия, который там и умер. Что касается морских Homole, мы видим памяти в ходе которого заканчивается Amoni северо-восток длиной Эвия. Оказавшись там, браузеры пасмурный день на расстоянии 300 километров парусный спорт и гребля. Этот курс предназначен для реальной скорости записи времени, которое, однако, не имеет ничего невероятного, поскольку Феокрита находится в 3 дня ехать Арго Iolcos расстояние до Геллеспонт. Аргонавты пришлось взять сна заслуженной ночи в этой восхитительной долине, которая отмечается Вергилия красоты.

"Миньян видел недоступны высокие скалистые вершины Олимпа, они обогнули Афоне покрыта деревьями и широкими Паллена и очень божественной Самофракия где страшные обряды богам ... по моему совету, герой с "... Мы туда заключил сделку быстрый корабль сбора пород Sinties в самой божественной Лемнос».

Комментарий: На следующее утро, они решительно повернулся спиной к Olympus, обогнул южное побережье полуострова, которое заканчивается Паллена западе Халкидики, и они высадились на остров Самофракийской, известный в древности ужасные тайны Кабиров, который практиковал там. Но они ограничились тем, что жертвуют не задерживаясь. Они вышли в море и поплыл на юг их завершения второго этапа 300 километров, что привело к небольшой группе еще вокруг скалистых островов Лемнос и назван в честь sidhirites. Там они приземлились навсегда.

"Там, злодеяния были сделаны женщинами, которые были на самом деле их преступления, уничтожил своих мужей, и иллюстрирует Гипсипила, самые красивые женщины, правили своими пожеланиями ... чарами любви, Джейсон пленила Гипсипила и они соединены друг с другом. И они забыли путешествие они не были утечки и очарованы магией мои молитвы ".

Комментарий: аргонавты слышал, что женщины Лемнос убил их мужей, которые жестоко и неправильно. Они отважились пройти через соседние острова и, после некоторых первоначальных трудностей, было настолько хорошо, что они забыли цель их поездки. Орфей сказал, что хотя он напомнил реальности, но он заботился, чтобы указать, когда он показал больше бдительности и его товарищей в том, что он сам первый, как другие. Но царица Гипсипила успел дать два сына Джейсона мы можем предположить, близнецы. Поэтому было необходимо, что греки séjournassent Лемнос по крайней мере десять месяцев. Пора принять и который ведет нас, чтобы возобновить поездки в начале мая 1227 года.

"Оттуда, это было в Геллеспонт с Авророй благоприятным и сильным дыханием Zephyr нес нас за узкие Абидосе в Иллион Дардании с правом Pitya, где его серебристыми волнами Aisépos ответственность за полив земли и уши Abarnis Percote ... Но когда мы приземлились на песке, то Tiphys, пилот лодки, и благородный сын Aeson а также другие Minyens Tritogénie устроил для глаз чел, где тяжелые каменные нимфы платить тонкой струйкой у подножия фонтана Artacie. Таким образом, работа в широком Геллеспонт, герои встретились спокойной спокойной внутри залива ... Там подготовке Мысы удара еду и кров, мы думали, что все на обеде. "
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesBosphoreEtDardanelles.gif
Комментарий: От Лемнос Аргонавты вошел в Геллеспонт (Дарданеллы), вход в который находится примерно в 70 километрах от острова они уехали. Они достигли на рассвете. Они прошли около Трои и Дардана, минуя тот факт, что резкий пролив крюк перед Абидосе. Браузеры дело с Artacie фонтана, где они возвели каменный в честь Афины Tritogénie или кому они приписывают и что они по-прежнему надеюсь, что хороший успех своего путешествия. Artacie современный Артаки, к югу от полуострова Кизик, в Мраморном море. Мы снова найти ежедневные шаг около 300 километров. (См. карту ниже минусы).

"Как мы были усажены, герой пришел Кизике правивший Dolopes окрестности ... Это большая честь за его гостеприимство Minyens все ... Но, как Titan погрузился в океан во время supervened ... воинственных людей, живших в северных горах ... как сильные Титанов и гигантов, у каждого было шесть рук пошел плечи ... С этой точки зрения, непобедимого короля бросился в бой ... сын надежные Зевс убил без стрелок. В то же время, он убил сына Aineus, Кизике, непреднамеренно ... Это была его судьба, чтобы быть убитым Гераклом. "

Комментарий: Недалеко от Artacie был столицей царя, который правит над теми аепеиз Орфей называется Dolopes и должно быть Doliones. Aineus аргонавтов рассматриваться радушно. Тем не менее, их встреча была нарушена прибытием противников с высоты. Греки убит, но в то же время, в темноте, Геракл не заметил, что он убил сына Aineus. Несчастный князь был похоронен в городе, который носил его имя. Похороны сына последнего короля естественно удерживают некоторое время путешественники Кизике.

"С вершины Dindymus, Рея отправлены прямо на ветру .. Peismatia где развязал веревки, которые держали Арго Когда ветер наполнил паруса корабля, она возникла, трещин соленые морские волны. Это обогнул вблизи концов земли Mysian, поспешил в гонке, он пересек устьях Rhyndacos, .. пошел в прекрасный песчаный гавани и подошли к берегу Alentour появился холм Arganthos и огромные скалистые вершины (Здесь является потеря Гилас, Геракл исследования.).

Комментарий: Аргонавты вступили Rhyndacos устье реки Mysia. Это Гилас, любимый спутник Геракла, был в восторге от нимф фонтан, то есть без сомнения, что он утонул, купаясь в озере Ulubad. Геракл начал свои исследования. С учетом времени, потеряли, браузеры покрыты менее 100 километров.

"На рассвете мы пришли к катастрофическому земли, где правили Амикус горд Bebryces не заботятся о законе Зевса вдохновляет всех оракулов ... сильная Поллукс уничтоженных ... Что касается народа Bebryces Minyens уничтожили их оружие из бронзы. партиях, изо всех сил на весла, мы приземлились на крутом побережье и в глубине большого города Bithynians, и мы поспешили к устью, в белый лес Снег на открытом воздухе вечером сайте, мы подготовили нашу еду. "

Комментарий: На следующее утро аргонавты перенесено на парус и прибыл вскоре после того как страна Bébrices которые были, вероятно, жители земли, где настоящее городе Бурса. Война должна была быть длинная, даже против плохо вооруженных людей. И то, что доказывает, что оттуда, когда аргонавты пришли в большой город из Bithynians, Никомидии, которая была отделена от страны к Bébrices Arganthos гор, они нашли белый лес снегом. Это было то, видимо, в начале декабря 1227 и пребывания браузеров в Мраморном море длился семь месяцев.

"Там когда-то, Финеас, катастрофические браке ... ослепил ее двоих детей ... Оба сына прославленного Борей спас их и сделал свои взгляды, они нанесли на Финес наказания его ужасно злюсь на отрицая блеск света. затем стремительным Борей, в закрученных бурей, поднял и покатился по лесу и леса для Bistoine должны страдать смерти и роковой судьбы. "

Комментарий: В Bithynians аргонавты встретились Финес, слепой поэт Орфей в котором кратко предыдущих приключений во Фракии.

"Выйдя из дома из Финес Agénoride, великая пропасть на море, мы прибыли в Cyanean пород, которые когда-то сказал мне, о моей матери, Calliope мудрым. Они не могут избежать своей тяжелой, но обусловлен белые штормовые ветры, бросились друг на друга, они сталкиваются в своей гонке. море и небо наполняется ревом огромных лопастей и грохот волн, которые поднимаются и волны бесконечное грохочет пузырится потоки ... недоступные скалы расстались друг от друга, тек ручей рычать, бездна уступили корабль ... И когда говорят килем осаждали вход в пролив через скалы Cyanean, они тут же пустили корни на дне и остается фиксированным навсегда. Таким сплел мощное судьба ".

Комментарий: Это, кажется, результат текст до конца 1227 лет до Рождества Христова прохождение считалось крайне опасным, если не невозможным, и что с тех пор его нет в живых. Так что в то время тектонических явление, которое расширяет проход, он не может быть таким же, как отметил пороги Суэцкий перешеек и откройте Гибралтарский пролив, то есть распада Атлантиды.

"Таким образом, избежали горькой испытания смертью, мы прибыли в устье Rhébanos, изрезанной береговой линии и черный длинный Thynéide за пределы острова. Отнюдь нет, poissoneux Tembrios перекрывает зеленые берега, и Сангария, которая впадает в воды Черного моря. После гребли нас ближе к берегу, мы приземлились в цене Lycos, где ее народ, царствовал Lycos который носил название реки ... Там судьба Он убил двух человек, Idmon Ampycide и Tiphys драйвер ... "

Комментарий: Босфор радостно принято, но на холостом ходу, аргонавты понимают небольших прибрежных рек, Rhebanos, который является Riva-Дере и впадает в Черное море, у выхода из пролива. Чуть позже они пересекают устья Tembrios, которая должна быть Кандры, и что из Сангария Sakaria уже больше, как притоки Черный или Euxine моря. Они, наконец, прибыли на Lycos, что мы считаем, будет лучше в состоянии идентифицировать с рекой, которая течет Kilidj Erekli, турецкий Гераклее имя и наблюдать за прохождением аргонавтов этим местом. Несмотря на трудности в переправы через Босфор, браузеры не нашел великолепный внешний вид менее 300 километров в день. Там, два из аргонавтов, включая водителя, погибли. Так мало времени, может иметь длилась их похоронах, они не бы на несколько часов Задержка вылета на следующий день.

"Ancaeus, ученого в морском искусстве, встал у руля, направляя корабль более Парфений ... затем вдоль конце мыса, мы прибыли в страну Paphlagons Арго но прошло в своей гонке на великой бездны, и пришел к мыс Carambis где Thermodon и во время Галис, которая протекает на берегу соленой воды, что влечет за собой вихри ».
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesPontEuxinSud.gif
Комментарий: Следующим шагом было поэтому 200 километров. Сначала мы прошли устье Парфения текущего Bartin, то (см. карту ниже минусы) они прибыли в землю Paphlagons, мы прошли спешить, чтобы прибыть на мыс Carambis (современный Kerembé)

"Когда мы продвигаемся ниже, напротив Северного Медведицы, представляют собой длинные узлы Thémiscire Doiantide: оттуда городов амазонок укротителей коней, халибов, народов и наций Tibarènes Béchires смешивается с Mossynes живут вокруг равнина. Плавание на левом, мы приземлились в забастовках, где каштаны, на границе с Mariandynes были. "

Комментарий: После отдыха в ночь на мысе браузеров Carambis пересекли без остановки, двойная крышка в нижней части которого находится Синопе, превысила более мощные Галис или Кизил Ирмак и пришел к реке амазонок Орфей называет Themiscyra Doiantide. Themiscyra может означать "место встречи, где смешиваются Tschai", одна из которых проходит через город Амасия, столице амазонок. В этом путешествии, аргонавты вдоль южного побережья которого во внутренних Поэтому противоположность Северной Медведицы, как Орфей говорит, есть амазонки, халибов Tibarènes Béchires и Mossynes которых мы можем найти следы в современных географических названий. Они продолжали свое путешествие на границе между каштаны, найденные в Makriali и Marrandynes. В этот день, по крайней мере так занят, как предыдущие, так как набрал чуть более 300 километров.

"Низкий лежит долгий Helice горла, там у подножия горы, долины круга выделяется далеко за пределы нижней части пропасть, есть крутые горы Сайм и широкий зеленый луг , где ревущие волны реки Аракс, и оттуда запустить Thermodon, фазы и Танаис, где прославленный Colques племен, Hénioques и Аракс ". (Карта ниже)
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesArmenie.gif
Комментарий: Орфей дать здесь описание глубине которого он посетил побережье. Без сомнения, тот факт, потому что этот сайт имеет особое значение. К югу является самым длинным ущельем Helice, где в кругу долины, крутые горы Сайм возникают Аракса, Thermodon, фазы и Танаис. Действительно, за прибрежными горами достигнув 3700 метров, мы видим полукруг нижних горы (3000 метров), "долин" Орфея, обратная которой является город Ilidja в широкой долине, где мы также видим город Саму. На другой стороне долины образуют цепь гор достигнув 3367 метров на данный момент, но будет, на северо-востоке, присоединившись к огромной Арарата до 5211 метров.

Комментарий (продолжение): таким образом, мы в точке, где четырьмя реками, поливать землю во время Eden пошел: Gheon Physon, Тигра и Евфрата, и именно поэтому Орфей был для него особые заслуги . Чтобы снова действительно Tshorok, Аракс, Евфрата и Ketkid Tschai. Тем не менее, названия рек, упомянутых в поэме не те, в Библии, только фаза воспроизводит еврейский Physon и именно то, что сценическое имя обычно не дается, чтобы Tschorok которая поднимается не далеко, но Рион, который спускается на Кавказ и впадает в Черное море, к северу от Tschorok. Кто прав, Орфей или современный? На иврите Physon берет свое название от "Pish" корня, означающего "для продвижения гордостью, которая увеличивается, широко-широко." Все эти термины указывают на большие водоемы, как было в случае одной из четырех рек, что напоил всю землю до первородного греха и вывихи потопа. Орфей он сохраняет это имя хотя она остается близкой к происхождению очень мало по сравнению с тем, что было в начале, доказывает, что мы правы, чтобы увидеть Physon в Tschorok. Кроме того, как фамилия говорит он? Коптский, древний язык близкий к одной примитивным языком говорит: «Мощный, тяжелый, большой, огромный, расширенный», который идеально соответствует значение иврите. Арас находится, а не тигр. Однако Аракса была первоначально первым из крупных притоков реки Тигра, когда она текла на север через то, что сейчас на Каспии, Который сходил, как ему массив Арарат, он был похож на второй источник Тигра. Что касается Танаис, восклицаем мы, если мы хотим сделать Евфрата, все зная, что Танаис является греческое название русская река по имени Дон. Но там, где название происходит от русского Танаис? Это греческое имя, которое является старейшим или оригинальное название это не? Мы считаем, что это последнее, и, как Дон впадает в Азовское море в предгорьях Донец мы видим в этом Донец греческом оригинале название, применяемое к реке Танаис, ассимиляция особенно допустимая греческого означает Tanaos "лежа", и Дона, с 2100 км, конечно, можно считать большой реки. Наконец Kelkid-Tschai можно считать Thermodon. Он отчасти название Tschai Gheon напоминает райский сад, и если река заметно идентифицировать себя с Djihoun которая впадает в залив Александретту, и это Kelkid-Tschai ничего не кажется есть общего. Однако, если следить за ходом последнего, отметим, что прибыл в Ienidjé он получил пас, что почти касается других зарождающихся Кизилирмак, на данном этапе, огромная масса лавы сведения о недавнем восстании почве . Если мы пойдем по этому пути последней реки, мы достигали высоты Kaisazie на другую ветку, состоит из цепи озер обход Erdjidjas дага и был хорошо в прошлом, чтобы установить связь с Seihoun, что, вероятно, может быть только приток Gheon представлена ​​соседнем Djihoun реки, с которыми он мог общаться раз в регионе Адана, современные аллювиальные области. SeeHour также означает «Кто платит внутри» и Djiehoun «Кто получает его." Поэтому мы может быть во время которой бывший Gheon Орфей забил нам источник. Более того, вполне вероятно, что во время Кизилирмак, от Kaisarie, следовать новому пути, потому что он не только резко косым углом 90 ° к западу, но и всего региона состоит из вулканических пород выявления конце нарушению почв .

"Вдоль побережья, мы прибыли в порт, встроенный в землю, Oures, Charandaies, Solymi и ассирийских народов, скалистые изгиб Синопе, жители Philyre Sapires и многие города, а затем за ними , чтобы Byzères и негостеприимной Sigymes племен. под ветром, полетел в Арго всех парусах на рассвете ... к концу негостеприимной, вдоль красивых ходе фазы. Однако, когда мы прошли устье реки мирным путем, вскоре появился венец крепкими стенами и Aeetes роще, где Золотого Руна был отстранен от плодов дуба градом ".

Комментарий: Когда аргонавты вернуться в свои навигация, они проходят обитания Colques народов Колхиды, а затем перед Hénioques из Gounieh или Gonia, Аракса названия одноименной реки, которая протекает через регион. Достигли этой точки, мы прошли устье Tschorok, и мы даже не более чем на 50 километров от устья Рион, река, которая поливала город Aeetes, AIA, современные Кутаисской. В этом интервале, мы могли только места для размещения новых людей. Берега здесь низка и не имеет трещин. И вот Орфей говорит нам, что вдоль побережья, иногда похоронен в земле Oures портах, Chidnaies, Charandais, Solymi, ассирийских народов, Синопе, жители Philyre и многих городов Sapires, Byzores, различные Sigymes племен и все, что этот мир должен найти место с его портов до прихода Aietes кажется очень близким. В текущем состоянии география, история Орфея непонятно. На самом деле он говорит, что это вдоль побережья и аргонавты пришли в порты этих народов. Надо признать, что было тогда непрерывный Tschorok побережья Черного моря до Каспийского моря к югу от него и Каспийского моря в Азовское море на Северном Кавказе. Все это гора была поэтому в это время острова. С того времени, там было восстание Гималаях после распада Атлантиды который поднял одновременно по всему региону. В этих условиях мы можем реконструировать путешествие аргонавтов на карте и мы можем поставить весь народ именем на нем. С их отъездом из страны Mariandynes аргонавтов ездил около 2800 км, что представляет для них немного больше, чем 9 дней плавания. Так они прибыли в Aietes середине декабря 1227 г., с потенциальным избиения два дня они поднялись на гору склонах Mariandynes взглянуть на глубине описывается Орфея.

"Была подана заявка царю, что он был готов поставить аргонавтов божественного героя добычи и пришли по приказу богов, во владении которого находится золотое руно, а в ответ они предложили ему свою помощь против его врагов Aeetes потребовал. они должны делать доказательство божественного добычи и наказанием богов, контролируя два быка неукротимой нагло ноги и пламя, взрывая их носом, данное ему Гефест, подав в ярмо и заставить их пахать поля, которые должны быть посеяны зубы дракона. Медея, дочь Aeetes, который задумал пламенная страсть для Джейсона и был магом, привести их в порядок, чтобы успешно завершить эти непомерные условия. Когда зубы дракона были удалены, они произвели боевиков, которые бы обратились против греков Медея, если они не советовали взять середину желающих большая скала, на которой они начали бороться между собой так, что греки имели никаких трудно преодолеть. Aietes Но не только отказались давать золотое руно, но он даже принял меры для аргонавтов, чтобы убить и сжечь их корабль. Тогда они думали, что их пик отъезд. Медея согласился сопровождать их, и ранее она спала дракон наблюдал за золотым руном и украл. Когда они приступили, сын Aeetes, Apsyrte, который был запущен в погоню, присоединился к ним, и они взяли его под силу с ними царя Колхиды, в свою очередь, судов, зафрахтованных его с поспешностью и предпринимали энергичные попытки, если он собирается достичь, когда беглецы дюйма отчаяния, Медея пожертвовала своими братом и сократить его на куски и бросили его в море, где они были разогнаны токов. Aeetes, прибывшие на место, задержался, чтобы собрать останки сына и дать им почетного захоронения, которое состоялось вблизи островов вызывается из Apsyrtides в месте под названием Tomes и эта задержка позволила аргонавтов, чтобы уйти ". (См. карту выше)

Комментарий: Хотя эта история является картина. Как мужчины были вооружены латуни медных волов с ног бронзового мужчины были неукротимый народ, как там еще в кавказском регионе, qu'Aiétès было представлено так, что они жили в недоступных вулканическая страна, за исключением ног горных осуществлено. Греки, альпинисты сами, удавалось контролировать их и сделать рабов завоеванных Aietes заключенных, которые, чтобы вознаградить аргонавтов, попытался повернуть против них. Но Медея, сея раздор между ними на такой спорной территории сделало их безвредными. Ая прибыла в середине декабря, аргонавты должны были уехать в середине марта, когда они покидают они поставили ранее, они бы, наверное, не найдено реках Севера России и Северном Ледовитом океане свободные ото льда, и они не смогли провести, поскольку мы будем видеть, что они сделали. Обратите внимание, чтобы подтвердить правдивость рассказа об Орфее, как он говорит Apsyrtides острова расположены недалеко от устья Tschorok. Этимология объемов происходит от глагола Томе значение "разрезать на куски."

"Ночью звезды туники ездил половины гонки имеет место, когда хитрость и отвратительной темной для славного результата Apsyrte любви Медеи. Они убили его и бросили его в рот течения реки; Apsyrte, под сильным ветром, движимый вихри в волнах моря бесплодной, подошел к островам называется Apsyrtides но преступление не избежать Зевсу часы или все. судьбами. Когда они вошли в корабль и, что обе стороны будут освобождать от берега и под действием быстрых поездов, мы распались в спешке большая часть реки, мы не были выброшены, широкий рот морской рыбный фазе, но, по ошибке, мы проводили довольно задняя, ​​постоянно навигации спине, по невнимательности миньян, мы покинули города Colques, темные темноте мы . окутан Безрассудный мы побежали спешно на волнах в середине простые смертные живут вокруг, Gymnes Bouonomes, деревенский Arcyes, племени и Cercètes горд Sindes проживающих в разгаре Charandaies долин до мыса на Кавказе, через узкие Erythie ".

Комментарий: аргонавтов было поэтому оставил AIA покровом темноты. Таким образом, их стадии, что день был длиннее другого. Они также хотели быть вне Aietes достигнута. Как правило, они должны были бы вернуться в Грецию перемещаться на юго-запад вдоль побережья Колхиды, но счастливый, что следствие проводит временно сохранены Aietes их душевных расстройств носила назад в темноте говорит Орфей, то есть, для людей, которые двигались, глядя на юг, на север.

Они, однако, не по пути они взяли вокруг Кавказа, которые снизились безошибочно в руки своих врагов, но вскоре перейдя на западные конце цепочки, они отплыли на север через откровенную Азовское море, которое обязательно принес в середине земли вокруг этого почти полностью закрытым морем, поэтому Орфей сказал, что они бежали в середине равнины, потому что земля была низка для большинства. Crombette удалось определить местонахождение вокруг Азовского всех людей по имени моря. (См. карту ниже минусы)
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesPontEuxinNord.gif
«Но когда рассвете появились на Востоке, мы приземлились на острове, где травы цветы, то в отдельных несудоходных воды, а также обширные Sarange фазы во время тихого как Maiôtis, переполненные на земли, посылая большой шум в море, через болотистые луга ".

Комментарий: остров в вопрос должен был быть сформирован на Дону, и Manytsch Sarange. Как трава цветение, он должен быть весной. Стадия это подарок, который затем впадает в Скифский океан.
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesCrimee.gif
"Таким образом, гребля, мы перемещаемся ночь и день, и два-три дневные смены, мы приходим к Босфору в середине пруда, где когда-то Titan, конокрад, установленный на сильный бык, разделить водосброса болото. И после трудящегося целый день на поезде, мы на первом месте в стране Maiotes, с мягким пальто, Gelo в народ и племена огромными длинными волосками, геты, Gymnaies Cécryphes аримаспы старшим глазами, на земле, которую народы очень несчастным людям, живущим вокруг Maiotide болото. " (Карта ниже минусы)

Комментарий: Обманутые болота и мышления нет выхода на восток, аргонавты вернуться назад и обойти Азовское море на поезде возвращается к исходной точке.

71

Комментарий: Обманутые болота и мышления нет выхода на восток, аргонавты вернуться назад и обойти Азовское море на поезде возвращается к исходной точке.

"Но после того, что мы бессмертны, введенные этой несчастной скорби, мы пересекли конце глубоких водах. На низких берегах, ревущие волны поднимаются и рвота неминуемой смерти и огромные звуки леса, который простирается к концам север к океану. оторванный от пропасти, Арго через рот. " (Карты 11 и 12)
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesLeCoursDuDon.gif
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesOceanScythiqueOuest.gif
Комментарий: аргонавты следовать течению Дона и ведущий Karpowra к Скифский океан они бегут вдоль западного побережья до Казани не было тогда устье Волги. Этот океан показан в полном объеме на следующей карте.
http://ceshe.chez.com/images/OceanScythique.gif
"Девять ночей и девять дней, изо всех сил, мы оставляем здесь и там племен жестоких людей, раса и пактов Arctiers и горд Lelies, держатели скифские луки, верные слуги Ареса и едоков Телки мужчин, которые носят Mounichia жертвам, которые не улыбаются и кратер полна крови человека. над гипербореев, кочевники и народ Каспий »
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesRussie.gif
Комментарий: аргонавты назад Волге пересечения народов Crombette была расположена на карте ниже минусы.

"Но настал десятый сияния огней смертных, мы коснулись долины Rhipée а оттуда немедленно Арго толкнул вперед, работает в узкой кровати реки и упал в океан, что смертные называют Гиперборейцы моста Cronios или Мертвое море. Мы не ожидали, чтобы избежать смерти, если несчастны, когда корабль возникла полная Ancaeus силы не удалось сделать это пойти в право на забастовку, уверены в руле вежливым, и удерживается с помощью руки, прыгнул Арго Но преодолеть усталость рук гребли остаются больше на месте, страдает в их сердцах, они положили чело их на своих изогнутый локтями, пытаясь высушить пот.; их сердца были истощены голодом. "

 
Комментарий: Арго, оказавшихся на линии водораздела, в 100 километрах от Северного Ледовитого океана, когда он начинает работать в узком русле реки и спешат своею, попадает в Океан с головокружительной скоростью, так что моряки считали, обречен на верную смерть, судьба, как водитель избежать в случае невозможности ударить корабль. Что же произошло? Именно в этот самый момент Atlantis спустился в бездну, и приливная волна, вызванного распадом затем потянулся к югу от Белого моря и реки закачивается. Балтийское море находится гораздо ближе к Атлантиде как Красное море, явление было высказано мнение, на рассвете в то время как он должен был достичь дна Красного моря вечером того же дня. В связи с этим по 2 апреля 1226. Так что еще одно свидетельство о разрушении Атлантиды. Crombette уточняет гармонии хронология три события, которые являются предметом этой конференции, чтобы показать, что они идеально соответствуют друг другу. Мы не хотим останавливаться на достигнутом, как история путешествия. Но мы идем немного быстрее отныне не продлевать нашу конференцию тоже. Пусть текст Орфея:

"Ancaeus взволнован и прыгнул всех героев советуя им с мягкими словами и ими, с хорошо витой охватывающей доски, погрузил их лодыжки в небольшой стае море. Ancaeus Быстро Аргос, конце кормы, а витую привязали к длинной веревке и бросили их, которые они дали до конца. Быстро работает на берегу герой уволен в спешке, и корабль последующие расщепления жидкого дорожки вдоль Из-за острой галькой полированной ветер не поднимал этого моря на ветру ревущих:. лежала молча море, где вода является последним из Большой Медведицы и Тетис ... Но когда смертные рассвете пришли в шестой раз мы прибыли в богатый и богатой нации Macrobies живущих много лет ... Мы прошли их агломерации, после ходьбы берегу ... Тогда, ведущих подвижный корабль, мы приходим к киммерийцы, который один лишены солнечного света огня дрожали. Rhipheus установки в салоне автомобиля и шеи Colpios колхоз им. повышение чудовищной Phlégrée затенения ближнего и распространяет свет полудня. другие от Альп до длинными шипами Свернуть вечернем свете, чтобы эти смертоносные и тьмы все еще покрывает их. ».

Комментарий: аргонавты приветствовали их корабль прибыл на пляже. Тогда они оставляют в Арктике Северный Ледовитый океан и идти вокруг Скандинавии (см. карту ниже).
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesScandinavie.gif
"Из глубины корабля, дуб Tomaros ... говорил ..." из-за смерти Apsyrte ... я встречаюсь с несчастными и болезненные страдания, если я подхожу мстителей судов. Действительно, если отвлекая меня в священный мыс, вы не можете попасть внутрь в стерильном море находится на высоком Атлантического моря, я иду. " И сердце Minyens дернулся насквозь: они будут иметь печальный конец, потому что Джейсон любит ... они бросают в пищу рыбу, но Медея выдающегося сына Aeson вошел в их мысли? и сила молитвы обратили свой гнев ... они взяли весла, Ancaeus маневрирования бар с искусством; Арго прошли вдоль острова Ierne позади, темные буря яростно, дрожь, которая распухла парусами. . корабль сел на больших волнах: никто не ожидал, дышать из этого разочарования, потому что двенадцатый рассвете пришел.
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesAtlantiqueNord.gif
Никто в своем уме не мог сказать, где мы были так Lynceus концах океана мирное русло не признал сосновых лесов на острове и подавляющее дворец королевы Деметры, большое облако вокруг увенчались ... Вот когда я говорю не плыть рядом с островом или серфингом возле дома, где блистательный никто из смертных не был представлен с кораблем. Потому что там нет порта, который может содержать колебательное корабль, потому что все вокруг пришло далекой скалы. На острове в изобилии производит красивые подарки Деметры. "

Комментарий: Как показано на карте 16, аргонавты вокруг Ирландии с запада и находятся недалеко от острова Grasholm в конце Уэльса

 

"На третий день мы прибыли в дом Цирцеи, необработанной земли и дома Lyncée беременна от моря, поэтому мы приземлились на пляже, проблемных сердце и закрепили веревками к камням интересно, кто Джейсоном. из людей, живущих в этой огромной земли, послал корабль верным соратником знать город и домах людей. Вдруг собирается, они встретили Деву той же расы qu'Aiétès великодушным дочь . Цирцеей вс это имя, данное ему его мать и Hyperion Asterope мы видим далеко она быстро спустился на корабль;. она повернулась в ускорении и в средней части судна, было много ваз формы, полный еды и питья. Как мы поспешили, попутного ветра, а затем побежал после отделения острова причалов, пересекая волны, мы прибыли в устье Тартессе и приземлился Столпы Геркулеса. Кроме священных мысы короля Диониса мы останавливались ночь, потому что наши сердца необходимых продуктов питания. "

Комментарий: Это еще один большой шаг, «Дом Цирцеи" должны быть на Cisargas острова у Испании, Тартессе является Гвадалквивир, которые аргонавты дали Гибралтарский пролив вновь открыт под названием " Геркулесовы Столбы ", потому что они были первыми греками, чтобы пересечься. Наконец они обращаются к Abila на побережье Марокко. Они вернулись в Средиземноморье (см. карту ниже минусы)
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesAtlantiqueOuest.gif
"Когда свет, который приносит свет на востоке проснулся на рассвете, мы déchirâmes наши весла зеленоватые воды моря, мы прибыли в бездну Сардинии, заливы латинян и острова 'Ausonia;. Затем скалы Тирренском Когда мы были заставить звучать Лилибее проливе, когда мы вернулись на остров с тремя очками, пламя в сторону Энцелада Etnean наш пыл путем пропускания под лук волну, идущую от смертельной. фона и предельных глубинах свистнул Харибдой отек его волны, они достигли вершины мачты текущего держали судно в том же месте и не позволит ему перейти вперед или отступить к фатальной полые .. Арго бродил спиннинг в круг, и он был, пожалуй погружаться в бездну, если старшая дочь Старика моря охотно бы желали видеть мощных Пелея, ее муж. Спокойный, пока не возникает из бездну, она сохранила Арго и спасло ванну. " (См. карту ниже).
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesMediterranee.gif
Комментарий: Первое аргонавты вдоль берегов Алжира и Туниса, и они плывут в Тирренском море Орфей называется сардинского пропасть. Они уходят и Лацио Capri Показать Этна извержения. Они игнорируют открытие Мессинский пролив, которое только что произошло и сделать тура по Сицилии, остров с тремя очками. Они оказывают помощь в возведении вулканического массива Сциллой что также говорит Вергилий.
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesItalie.gif
"После того, что в своей расы, Арго избежал этой участи и достиг залива волнами и наполнен быстро ветры, которые столкнулись с веревками, он пришел к очень божественное Corcyra населяли феакийцы, гребле на байдарках и умелые мудрейшего из царей морских маршрутов. Алкиноя, команду и делает их права. После Связывание веревками, мы подготовили жертву Зевсу, который предсказал все, а Аполлон берегу моря
Это посредством гребли спешно носили на бесчисленных судов мощные Aeetes войск, Colques, Eranes, Charandaies и Solymi ищет Minyens принести Медея ему и его отцу Aeetes чтобы искупить убийство своего брата. Чтобы избежать Медея авторитет отца на защиту сессии Джейсон замуж. Когда Colques и Minyens были от присутствия совершенного короля, и все говорили, Джейсон добрался до Алкиноя взять Медею в жены. "(Карта ниже минусы)
http://ceshe.chez.com/images/ArgonautesGreceLybie.gif
Комментарий:. Остров Керкира, которые происходят все факты, которые были только что упомянули, Корфу. Таким образом, как показано на последнюю карту, они возвращаются в море reganer Iolcos. Сначала они повернули назад на ливийском побережье, а затем они останавливаются на острове Крит. Затем они возвращаются на родину после путешествия через Киклады. Они подходят Iolcos 7 октября в ночь, когда они являются предметом крупных фестивалях. Включены завершить два последних предложения стихотворения, которые показывают, в частности религиозного духа Орфея:

"Что касается меня, я пошел бить Taenarus ветры принести жертву самых прославленных царей, которые занимают заборы адской бездны. Партии, я бросился к заснеженным Фракии в стране Leibèthre, земля моей страны. "

В заключение, мы видим, что стихотворение Орфей соответствует реальной поездке, но география может быть понято только если предположить, что появление Земли претерпели глубокие изменения во время крушения Atlantis вызванные Бога, чтобы его избранный народ, чтобы пересечь Красное море и избежать фараона.

Мы не хотим, чтобы закончить эту конференцию без упоминания начале благодарственную песнь MOISE которая возвеличивает силу и благость Бога:

Пойте Господу, между гордым гордиться!

Лошадь и всадника его выливают в море!

Сила моя, и пение мое Господь

Он является моим спасением.

Он Бог мой, я воздадим Ему славу;

Бог отца моего, возвышенные!

Господь, сильный в брани

«Господь», как и его имя.

Колесницы фараона и его армии,

Он вылился в море!

Его повара утонул в Красном море.

72

http://mtdata.ru/u29/photo8654/20994901054-0/big.jpeg#20994901054
О том, как Екатерина вторая, подарила свою царскую саблю жителю Орши.
  О Екатерине второй, написано не мало исторических фактов, но, они далеко не в полной мере  отражают  жизнь этой выдающейся, когда-то,   царствующей особы.  У меня, появилась уникальная возможность,  рассказать Вам о небольшом эпизоде,  из жизни Екатерины второй.  Этот эпизод, воистину не простой, ибо мог в корне изменить не только судьбу рода Романовых, но, и саму историю, ибо царица могла погибнуть.     Этот эпизод, тесно связан с землёй белорусской и моими предками, которые не только принимали  самое непосредственное участие в этом эпизоде, но, и  через поколения,  донесли до меня это повествование, о котором я и хочу Вам  рассказать.
    Обо всём этом, мне рассказала моя бабушка  Суходольская (Мурашко) Таисия Карповна (1883 - 1972), родившаяся и прожившая в Орше не одно десятилетие. Естественно, что я, для связки рассказа моей бабушки о выше оговоренном эпизоде с исторической действительностью события, добавил в свой рассказ отдельные  исторические факты.

http://orshagorodmoy.info/publ/58-1-0-87
Моя бабушка Таисия Карповна, была высочайшей степени образованной и интеллигентной женщиной, до самой своей смерти.  Она была воспитана так, что просто не умела лгать, в чём я постоянно убеждался на протяжении многих лет, вплоть до окончания, в 1969 году, 10-го класса и убытия на учёбу.   На фотографии №1, сделанной в Орше в конце 19-го века, моя бабушка с родными сёстрами. Она, вторая слева.  (очень интересная вторая сторона снимка представлена на фотографии №2). У бабушки, помимо сестёр, было ещё  9-ять родных братьев. Вышла моя бабушка замуж, за столь же интеллигентного и образованного человека, как она и сама (моего деда по отцу), Суходольского Александра Диомидовича (1877 - 1949). На фотографии №3 мой дедушка, примерно в 1897 году. Свой жизненный самостоятельный путь, он начал в чине кадрового офицера царской армии.
http://mtdata.ru/u23/photo469B/20679430883-0/big.jpeg#20679430883
За время своего 34-летнего царствования, Екатерина вторая совершила семь путешествий (не считая поездок в Москву): в 1763, 1764, 1767, 1780, 1783, 1785 и 1787 годах.  Путешествие в Могилев было четвертым по счету и состоялось 9 мая 1780 года.   За  каретой Екатерины, как обычно,   тянулся огромнейший  кортеж, состоящий из всякого рода прислуги, вельмож, послов, охраны и.т.д.  Карету царицы, окружала конная охрана. Впереди кортежа,  ехали опытные проводники. Все поездки Екатерины напоминали триумфальные шествия, сопровождаемые пышными приемами, балами, маскарадами и фейерверками, в городах её пребывания.  Поэтому путешествия являлись, помимо всего прочего, средством укрепления престижа императрицы.
  Задолго до выезда кортежа, вперёд были высланы гонцы с задачей, предупредить всех, на пути следования царицы,  о скором её прибытии.  И вот, кортеж въехал на земли Могилёвского наместничества.  К тому времени, гонцы уже давно побывали   в Могилеве и  Орше. Все были готовы к встречи царицы.   Вот, и мой далёкий предок - Мурашко, прадед моей бабушки Таисии Карповны, исполнявший в ту пору обязанности старосты Орши, уже был тоже  готов к её встрече.   В его задачу  входило, организация переправы царицы с её кортежем через Днепр.  Для этого, было изготовлено множество  вёсельных   плотов, и самый добротный,  для кареты царицы.

http://mtdata.ru/u1/photoA57D/20348649430-0/big.jpeg#20348649430
И вот, настал час переправы.  Погрузкой кареты царицы  на плот, руководил лично мой предок - Мурашко.  Во время погрузки, царица оставалась в карете, периодически выглядывая из-за шторки.  Было заметно, что она волнуется. Да и как тут не волноваться, если лошади, особенно одна, головная в упряжке, никак не хотела "идти" на плот, пришвартованный к берегу Днепра.  Она брыкалась, пыталась встать на дыбы, и своим испугом  будоражила остальных лошадей упряжки. С трудом, но всё же  удалось, "загнать" упряжку  на плот. На него, въехало и несколько конных наездников, из охраны царицы. Там же, разместился и мой предок - Мурашко.  Мужики, по его команде,   дружно оттолкнули жердями плот от берега.
     Гребцы,  взялись за весла, и плот тронулся по Днепру, держа направление на противоположный берег.   И тут, головная лошадь в упряжке, та, что буйствовала при погрузке, видимо почувствовав непривычное для неё покачивание плота, начала ржать и вставать на дыбы.  Кучер, изо всех сил пытался удержать её, но, после очередного рывка обезумевшей лошади, не устоял на ногах и упал в реку. Остальных лошадей, тоже начал охватывать страх, и они начали рваться в упряжке. Плот начало сильно раскачивать, а вместе с ним и карету, которая в любую минуту могла перевернуться. Увидев это, мой предок - Мурашко, приказал мужикам-гребцам, просунуть  весла через колеса кареты, заведя концы вёсел в пазы между брёвнами плота и налечь своими телами на противоположные стороны вёсел.  Этим самым, предотвратив опрокидывание кареты в Днепр.   Тут  лошади и конной охраны начали ржать и вставая на дыбы, рвясь из-под седоков. Несколько из них, вместе с седоками, ринулись в воду. Одна из лошадей с всадником, встав на дыбы и не устояв на задних копытах, упала на плот.  И тут, мой предок - Мурашко, бросился к упавшему с лошадью всаднику, выхватил у него из ножен саблю, и начал яростно обрубать сбруи обезумевших от страха лошадей, освобождая их от   упряжки. И это, ему удалось. Первой от упряжки, он освободил головную лошадь, которая сразу-же бросилась  в реку.  Остальных, освобождённых от упряжки лошадей, мой предок - Мурашко,  заставил силой спрыгнуть с плота в воду, нанося им сильные удары плоскостью сабли. А замешкавшимся лошадям, нанося удары остриём сабли.   
    Всё это время, царица прибывала в карете, не подавая никаких признаков.   И вот,  всё  утихло. Плот спокойно несло по течению.

http://mtdata.ru/u1/photo3C28/20571722279-0/big.jpeg#20571722279
Когда плот пришвартовали к берегу и карету вытянули на берег,  бледная, но гордо, высоко поднявшая голову царица,  вышла из кареты. Тут же, она приказала созвать всех к себе.   Когда все собрались, она приказала  доставить и высечь хозяина перекладных лошадей,  и немедля свою охрану, следовавшую   с ней на плоту. После этого, она велела подойти к ней моего предка - Мурашко.  Расспросив у него, кто он такой, она приказала принести  её царскую саблю. Когда саблю принесли, царица сказала, обращаясь к моему предку - Мурашко: "Я, видела ныне воочию, как ты искусно  орудовать саблей, защищая от гибели царицу свою. Я, дарую тебе свою царскую саблю, ибо ты заслужил её делами своими ратными". Мой предок - Мурашко, встал перед царицей на колени и сказал ей: "Не заслужил я чести такой, помилуй меня и не гневись  за отказ принять этот царский подарок". Лицо царицы налилось кровью, и она гневно сказала ему: "Как ты смеешь не повиноваться царице своей!!!".  Вот так, и стал мой предок - Мурашко хозяином сабли царской. Которая бережно хранилась в роду Мурашко, передаваясь из поколения в поколение, и только, через старших сыновей.
Эту саблю, хорошо помнила моя бабушка Таисия Карповна. Она рассказывала мне, что ножны и рукоятка сабли, были усыпаны драгоценными камнями и обрамлены золотом.  Хранилась она в доме её отца, рядом с картиной великого художника (бабушка не помнила имя этого художника, помнила только одно, как все говорили, что он, был великим на весь мир).

http://mtdata.ru/u24/photo4C17/20794795128-0/big.jpeg#20794795128
    В 1897 году, когда моей бабушке было 14 лет, их дом сгорел, а, вместе с ним картина великого художника и сабля Екатерины второй.  После пожара, саблю нашли, но, от неё остался только помутневший клинок и покоробленные ножны.    Все драгоценные камни повыпадали, золото оплавилось.   О дальнейшей судьбе этой сабли, бабушка не знала…
      На фотографии №4, сделанной в конце 19 века, понтонный мост через Днепр.  В 1965 году, моя бабушка собственноручно, сделала надпись на этой фотографии. Указав место, где в  1965 году установили мемориал - памятник "Катюше". На противоположном берегу от "Катюши", и был дом родителей моей бабушки Таисии Карповны,  где она и родилась. Дом, в котором  "сгорела" в 1897 году сабля Екатерины второй.  В конце 19 века, в Орше было два моста через Днепр.  На фотографии №5, второй понтонный мост.
Суходольский Александр Диомидович    г. Владимир

http://mtdata.ru/u1/photo88AE/20910159373-0/big.jpeg#20910159373
2012-04-30 20:39:23
Тема "Давно"

73

http://www.dopotopa.com/images/ukok1.jpg
Основное же количество найденных в могильницах Синьцзяна мумий людей с европейской внешностью относится к 1800 - 1200 гг. до н.э. Эти мумии появились по воле Природы. Жители Северо-Западного Китая, в отличие от египтян, не препарировали своих покойных. Их тела уцелели только потому, что здешний климат - резко континентальный, с большими перепадами дневной и ночной температур. В таких условиях человеческие ткани быстро вымерзали и высыхали. Довершала дело местная соленая почва. Содержание в ней соли настолько высокое, что здесь не приживались бактерии, которые в обычных условиях быстро разлагали тела. Тела одних
усопших были прикрыты лишь легкой накидкой, а на других были красочные одежды - пестрые тканые клетчатые платья из козьей или овечьей шерсти, а также кожаные или матерчатые плащи. Их ноги были обуты в сапожки из войлока или ожи. Крой одежды, и технология ткачества подтверждают принадлежность представителей этих племен к индоевропейцам. Американские специалисты установили,что красочные ткани, использованные для облачения мумий, напоминают текстиль, который в ту же самую эпоху изготавливался в странах, находящихся на территории Скандинавии, Австрии, Германии.
2012-11-26 18:33:21

74

http://www.dopotopa.com/images/uk2.jpg
2012-11-26 18:33:21

75

http://www.dopotopa.com/images/uk3.jpg
2012-11-26 18:33:21

76

http://www.dopotopa.com/images/uk4.jpg
Среди погребальных даров археологи обнаружили в могильниках Синьцзяна в основном предметы повседневного обихода: гребни, иглы, небольшие ножи, керамическую утварь. В захоронениях почти отсутствовали оружие и предметы роскоши, то есть те предметы, которые свидетельствуют о значительных социальных различиях.
2012-11-26 18:33:21

77

http://www.dopotopa.com/images/uk6.jpg
2012-11-26 18:33:21

78

http://www.dopotopa.com/images/uk7.jpg
2012-11-26 18:33:21

79

http://www.dopotopa.com/images/uk8.jpg
Одной из самых интересных находок была мумия богато одетой женщины, которую археологи назвали Жрица из Субаши, датированная IV вв. до н.э. Ее захоронение было найдено в Турфанском оазисе.
На Жрице из Субаши хорошо сохранилась одежда. На ее плечи была накинута шуба из овчины мехом внутрь со свободно свисающими незашитыми рукавами. Ее юбка была сшита из разноцветных горизонтальных полос шерстяной ткани. Она была прихвачена цветным поясом из шерстяных ниток.
2012-11-26 18:33:21

80

http://www.dopotopa.com/images/uk9.jpg
2012-11-26 18:33:21

81

http://www.dopotopa.com/images/uk10.jpg
2012-11-26 18:33:21

82

http://www.dopotopa.com/images/uk11.jpg
В мифопоэтическом сознании многих народов нить наделялась способностью служить границей между своим и чужим мирами. Поэтому пояс, крученый из нитей, или просто нить использовались для создания вокруг человека изолирующей защитной зоны. Этот элемент являлся принадлежностью индоиранской культуры.
2012-11-26 18:33:21

83

http://www.dopotopa.com/images/uk5.jpg
2012-11-26 18:33:21

84

http://www.dopotopa.com/images/uk12.jpg
Наряд завершал островерхий колпак высотой 60 см, надетый на голову. При виде его сразу вспоминаются островерхие шапки, распространенные в Центральной Азии в I тысячелетии до н.э. Их носили знатные люди и жрецы. "Ведьмин колпак" был известен и в древней Европе. Жрица из Субаши жила позднее времени существования одной из древнейших цивилизаций в долине Инда (III-II тысячелетие до н.э.). Но еще тогда племена андроновской общности, индоиранцы, активно проникали на ее территорию.
Есть реальные подтверждения существования сухопутного караванного пути, соединяющего Южный
Туркменистан через Северный Белуджистан (Пакистан) и Афганистан с Харрапой (Индия).
При взгляде на печать из Мохенджо-Даро, где изображена сцена сакрального брака женского божества, сразу вспоминается фигура Жрицы из Субаши в ее "ведьмином колпаке", который подобен головным уборам участниц ритуала. Есть все основания предположить, что эта женщина могла быть хранительницей Земли предков, их знаний и традиций. Тем более, что ритуальная практика в глубокой древности была в женских руках.

Алтай - Священная Земля

Если из Синьцзяна подняться строго на север в район Горного Алтая, то мы окажемся на земле племен, родственным племенам из Западного Китая - пазырыкцам, которые, как и они, относились к юэджам.
Этот край был предназначен самой Природой для ведения скотоводческого хозяйства и всегда представлял неограниченные возможности для охоты и рыболовства, собирательства и примитивного земледелия, добычи золота, серебра, меди, железа, олова, киновари, ртути, глин. Превосходные зимние пастбища обеспечивали пропитание стадам мелкого рогатого скота, табунам знаменитых алтайских лошадей, верблюдам и якам.
2012-11-26 18:33:21

85

http://www.dopotopa.com/images/uk28.jpg
2012-11-26 18:33:21

86

http://www.dopotopa.com/images/uk29.jpg
Географическое положение Горного Алтая было чрезвычайно выгодным и удобным для людей, проживавших здесь в древности. Оно позволяло поддерживать необходимые для пазырыкцев связи с окружающим миром. Вместе с тем, Алтай всегда был своего рода убежищем, а не ареной постоянной борьбы, какой является степь.

К середине I тысячелетия до н.э. в великом поясе степных и горных пастбищ Евразийского континента уже сложились культуры кочевников-скотоводов - скифов. К этому времени кочевая "империя" скифов заняла территорию от Дуная на западе до Забайкалья и Ордоса (Южная Монголия) на востоке. Еще в 1925-28 годах Средне-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха удалось найти следы влияния скифского мира, который предшествовал добуддийской культуре, на кочевые племена северной и центральной областей Тибета. И тем самым южные границы кочевого мира сдвинулись к северным границам Транс-Гималаев.

Люди, принадлежавшие среде кочевников, жили напряженной жизнью. Человек должен был сам постоянно нападать и побеждать, чтобы не быть побежденным. Эта жизнь была яркой и насыщенной действием, и таким же было рожденное ею искусство. Идеал красоты, быть может не совсем осознанный, сочетался со стремлением создавать такие предметы, в которых все, что они символично выражали, обладало бы некой магической властью над таинственными силами Природы. Условия существования скотоводов-кочевников не располагали к фиксации этих символов в монументальной живописи и скульптуре. Ведь они постоянно передвигались, следовательно, произведения искусства могли служить только украшением их снаряжения или оружия. Это было не просто прикладное искусство.
"Звериный" стиль скифско-сибирского мира, распространившийся на среду обитания кочевников, отличался глубоким внутренним содержанием. В нем не было ничего случайного, лишнего: законченные, продуманные композиции, гармоничное соотношение линий. Все в нем было условно, и в то же время правдиво, подчинено особому напряженному ритму. И не форму, а вечное движение выражало это искусство. И, следовательно, должна была существовать Земля, где сакральные знания приобретали свойство Харизмы - божественной благодати, дарованной Небом правителю и его народу, и становились идеологией, которая управляла огромным миром скотоводов-кочевников с помощью "говорящих", легко переносимых и сопровождающих символов. Такой Землей стал Алтай.

"Стерегущие золото грифы" - хранители Священной Земли

Племена Горного Алтая были известны грекам под названием "стерегущие золото грифы", китайцы называли их юэджи. Основная масса юэджей обитала в Монгольском Алтае и южнее, вплоть до Бейшаня *, но часть жила в Саянах. О древней связи кочевого мира Внутренней Азии с миром Тибета неоднократно свидетельствовали исторические хроники Китая.
Общество юэджей представляло собой совокупность патриархальных семей, принадлежавших отдельным родам, которые входили в самостоятельные племена. Родовые старейшины и вожди племен относились к элите древнего военно-демократического общества алтае-саянского региона. Их останки найдены в больших курганах в вечной мерзлоте горных районов. В основном это были люди с европейской внешностью.Все захороненные (и мужчины, и женщины) в больших курганах, особенно в горноалтайских, отличались от погребенных в рядовых курганах высоким ростом и крепким телосложением. Китайские правители той эпохи предпочитали брать жен из среды этих красивых людей. Кстати, одним из канонов женской красоты у иранских народов всегда считался высокий рост.
2012-11-26 18:33:21

87

http://www.dopotopa.com/images/uk14.jpg
В V в до н.э. в этих краях дух скифов чувствовался буквально во всем - в форме оружия и орудий труда, конском убранстве, украшениях и погребениях, которые в непотревоженном виде донесла до нас мерзлота высокогорья.
В применении к алтайским курганам слово "скифский" означает не просто временную принадлежность, но еще и генетическое родство горно-алтайских и европейских скифов. Однако, в ряду культур скифского мира, распространенных в то время в Евразии, пазырыкская культура Алтая занимала уникальное место. Она отличалась от других культур особым стилем в вооружении, конской сбруе и искусстве - "звериным" стилем.
2012-11-26 18:33:21

88

http://www.dopotopa.com/images/uk15.jpg
Оригинальность различных изображений животного мира, найденных в мерзлоте курганов Алтая, позволяет говорить о чистоте культуры алтайского "звериного" стиля. Этот глубоко символичный, особо отточенный, декоративно утонченный и изящный стиль, наталкивает на мысль, что в те далекие времена на Алтае существовала провинция, где под наблюдением посвященных служителей культа искусными мастерами изготовлялись сакральные изделия, обереги и символы власти,
2012-11-26 18:33:21

89

http://www.dopotopa.com/images/uk16.jpg
2012-11-26 18:33:21

90

http://www.dopotopa.com/images/uk17.jpg
культовые предметы и т.п., несущие в себе неповторимое видение мира, пусть жестское и подчас фантастическое, но выраженное в подлинно прекрасных образах. Не подлежит сомнению: декоративный эффект этих изделий - одно из самых значительных достижений всего мирового искусства, но это одновременно и шедевры изобразительного искусства. Подчиняя образ зверя, птицы, рыбы общей декоративной идее ему в то же время сообщалась наивысшая выразительность и самодовлеющее мистическое значение.
Многие исследователи полагают, что отточенный алтайский "звериный" стиль вместе с другими регалиями и символами был призван выделить социальную элиту древнего Алтая, подчеркнув ее неограниченную власть над всем кочевым скифским миром.
2012-11-26 18:33:21


Вы здесь » Новейшая доктрина » ПРОЗА И ПОЭЗИЯ » Древнейшая история Славян и Славяно-Руссов