Новейшая Доктрина

Новейшая доктрина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новейшая доктрина » ПРОЗА И ПОЭЗИЯ » Древнейшая история Славян и Славяно-Руссов


Древнейшая история Славян и Славяно-Руссов

Сообщений 91 страница 120 из 202

91

http://www.dopotopa.com/images/uk19.jpg
2012-11-26 18:33:21

92

http://www.dopotopa.com/images/uk18.jpg
Характерной особенностью захоронений алтайских скифов является присутствие почти во всех могилах в большом количестве изображений ушастых грифонов. Это фантастическое существо изображено на одежде, оружии, конской упряжи, сосудах, украшениях… Создается впечатление, что ушастый грифон был своего рода символом древнего народа: "мы - это он, он - это мы".
У современных алтайцев почитается Кара-Тас - Черный Грифон; на гербе Республики Алтай изображен львиный грифон. У жителей этой республики до сих пор существует родовое название тас, что переводится грифон.
Таким образом, полумифическое племя "стерегущих золото грифов", о котором знали древние греки, существовало на самом деле. По всей вероятности, это было племя хранителей Священной Земли Алтая.
2012-11-26 18:33:21

93

http://www.dopotopa.com/images/uk21.jpg
2012-11-26 18:33:21

94

http://www.dopotopa.com/images/uk22.jpg
Принцесса Алтая - владычица скифов

Древнегреческий историк Геродот писал о том, что во главе "царских скифов" - элитарной части скифского общества - стояла некая загадочная Владычица Скифов. Из античных мифов можно сделать вывод о ее связи с упомянутым племенем "стерегущих золото грифов". Но миф - не историческое свидетельство.
Подтверждение этому древнему высказыванию Геродота появилось лишь в 1993 году, когда на Алтае, на плоскогорье Укок, на "втором слое небес", как называют коренные алтайцы укокские просторы, под холодным, неправдоподобной синевы небом археологами было вскрыто уникальное захоронение скифской эпохи, отстоящей от нас на два с половиной тысячелетия. В захоронении обнаружили мумию молодой, стройной, высокой женщины с европейской внешностью, что позднее подтвердили генетические исследования. Особенности строения ее челюсти говорили о том, что эта женщина владела искусством верховой езды по-скифски: скифы стреляли из лука на скаку, конем же управляли, зажав поводья в зубах. Археологи и журналисты стали называть ее Алтайской Принцессой.
2012-11-26 18:33:21

95

http://www.dopotopa.com/images/uk13.jpg
Укок - высокогорное безлесное плато на юге Алтая, расположенное на высоте 2,5 километра над уровнем моря, длиной до 150 километров и шириной до полусотни километров. Плато изрезано крутыми извивами реки Ак-Алаха (Белые воды); здесь много озер и огромных валунов: на севере возвышаются моренные холмы - следы исчезнувшего ледника. С борта вертолета плато поражает сюрреалистическими пейзажами в лилово-черных тонах безжизненного пространства покинутой планеты. Вряд ли есть на Алтае более фантастический и величественный пейзаж.
Местность эта даже сейчас трудно доступна. К плоскогорью примыкает крутой склон горного узла Табын-Богдо - Ула ("Пять священных гор"). Покрытые вечными снегами куполообразные вершины делают пейзаж ослепительно красивым; подобно Белухе - священной горе алтайцев - эти вершины могли быть почитаемы и древними обитателями Алтая.
2012-11-26 18:33:21

96

http://www.dopotopa.com/images/uk23.jpg
2012-11-26 18:33:21

97

http://www.dopotopa.com/images/uk24.jpg
Высокое социальное положение Алтайской Принцессы проявилось в том, что для нее соорудили просторную погребальную камеру, а мумию поместили в листвен-ничную колоду. У сибирских народов лиственница до сих пор считается светлым деревом. Ее связывали с небом и солнцем. Она была символом порождающего женского начала. Захоронения в выдолбленных лиственничных колодах должны были способствовать тому, чтобы вернуть умерших к истокам жизни и возродить их.
На левом плече и руках Великой Женщины была татуировка - алтайский грифон - символ принадлежности к элите пазырыкского общества. По своей композиции и манере изображения грифоны на обеих руках от ее плечей до кистей близки татуировке на мумии мужчины монголоидного типа, найденной еще в 1949 году в долине реки Усть-Улаган здесь же на Алтае. По всей вероятности, сходство татуировок на этих двух мумиях не случайное.
Там же, на Укоке, в 1995 году обнаружили еще одно хорошо сохранившееся погребение - молодого мужчины-воина со светлыми волосами. И на его правом плече - татуированное изображение изящного стилизованного оленя-грифона.
Скорее всего, изображение грифона является не украшением, а элементом некой знаковой системы, своеобразным сакральным текстом.
2012-11-26 18:33:21

98

http://www.dopotopa.com/images/uk25.jpg
Известно, что среди скифских племен татуировка была популярна. Но за все время археологических раскопок на территории Горного Алтая было найдено всего лишь несколько татуированных тел. Фиксируемое этнографами и археологами повторение элементов рисунка может быть истолковано как свидетельство бережного сохранения носителями культуры традиции татуировки. Судя по всему, здесь, на Алтае, на тело человека наносили не просто орнамент или рисунок, а знаковую систему, своеобразный текст.
Изображенные на телах пазырыкцев фантастические и реальные животные воспринимаются как образный язык алтайской культуры, ее письмо и, кроме того, тщательно охраняемый язык предков. Видимо, с помощью сакральных знаков была нанесена важная информация на тела избранных, скорее всего, мифологического содержания. Происходило переоформление натурального человеческого облика в носитель изобразительных символов племенных знаний. Характер и местоположение рисунков ставило этих людей в определенные отношения друг с другом. Возможно, что именно татуировка делала человека причастным к великим мистическим тайнам общества, его равноправным членом.

Предположительно, татуировка есть только на трех из восьми обнаруженных на Алтае мумий людей, принадлежавших к родовой аристократии. Значит, сам факт принадлежности их к элите пазырыкского общества еще не давал право наносить на тело священные знаки. Вероятно, таким несмываемыми изображениями отмечали лишь особую группу - это могло быть жречество.
Ярко индивидуальная манера исполнения изысканных, стильных рисунков говорит о том, что трое особо отмеченных жили в одно и то же время! Можно даже определить, когда это было. Время сооружения захоронения монголоидного мужчины и укокской Принцессы - это V в. до н.э. Значит, эти люди были современниками Геродота. И геродотовской Владычицей Скифов могла быть Принцесса Алтая!
Исключительность захоронения Принцессы подчеркнута тем, что вместе с ней в кургане погребена шестерка богато украшенных коней рыжей масти. Возможно, они имели отношение к культу коня-грифона, известному по китайской мифологии: он имел тело оленя и копыта коня, и называли его цилинь - слово, восходящее к юэджийскому (пазырыкскому) эпитету небесный.
Другой китайский волшебный конь-грифон ци-ци считался символом плодородия, а также физической силы и бессмертия и имел эпитет царственный. И у скифов конь-олень-птица был символ солнца и плодородия, который ассоциировался с Древом Жизни и с культом Богини-Матери, который был широко распространен во всех архаических культурах.
Все личные вещи Принцессы (посуда, одежда, украшения) типичны для пазырыкских женских захоронений. Однако их отличает высокое мастерство исполнения, а погребальный набор представлен максимально.
В захоронении Алтайской Принцессы был найден простой, но очень значимый сакральный предмет из священной лиственницы - палочка-мешалка для сбивания кумыса. В алтайской мифологии (как и в индийской) с помощью мешалки Боги создавали Вселенную и обеспечивали плодородие. Значит, статус женщины был столь высок, что в ее руки вложили орудие творения *.
На Алтайской Жрице была одежда, цвет и крой которой был выдержан в традициях индоевропейцев, а рубаха соткана из северного индийского дикого шелка (одежда из подобной ткани была найдена в этих краях впервые). Швы и окантовка рубахи были отделаны красной тесьмой - оберегом. Юбку из трех поперечных белых и красных полос держал пояс, сплетенный из красных шерстяных нитей, с пышными красными кистями.
В ритуальной практике поясу придавалось особое значение. У зороастрийцев, например, шнур, повязанный поверх белой рубахи, был знаком посвященного. Важен и цвет пояса: у многих индоевропейских народов красный цвет был цветом одежды вождей и воинов (например, алтайские амазонки и мужчины-воины захоронены в одежде из красной ткани), а белый - служителей культа и посвященных. По мнению некоторых исследователей, власть военная и власть жрецов, вначале разграниченная, позже была сосредоточена в одних и тех же руках.

Головной убор Великой Правительницы и единство цивилизаций Алтая и Индии

Избранность Алтайской Жрицы подтверждает и необычный головной убор, надетый по скифскому обычаю на стриженую голову. Острижение волос скифы связывали с понятием харизмы - божественной благодати, дарованной Небом правителю и его народу.
Головной убор Великой Правительницы в общих чертах повторяет форму женских головных уборов из рядовых захоронений в долинах Юстыда и Уландрыка, но отличается особой изысканностью и наличием рогов. Покрытые золотой фольгой накосники в виде рогов Луны свидетельствуют о царственном, богоподобном статусе их носительницы. На парике, как кокарда, крепилась позолоченная деревянная фигурка лежащего оленя с симметрично раздвоенным туловищем (подобные, но более простые кокарды украшают головные уборы предполагаемых служительниц из свиты Жрицы из районов, прилежащих к плато Укок). Над кокардой возвышался сплетенный из красной шерстяной нити чехол, надетый на вертикально укрепленную прядь волос, оставленную на голове. Это навершие было украшено бронзовой булавкой в виде фигурки оленя, стоящего на шаре.
Все эти сакральные украшения рельефно и ярко выделялись на фоне обтянутого черной тканью плоского лепестка, жестко закрепленного и возносящегося на высоту более 60 см. Край лепестка обрамляли пятнадцать объемных позолоченных фигурок орлов с распластанными крыльями. Высота головного убора у Владычицы Скифов была такой же, как у вышеупомянутой Жрицы из Субаши. Если вспомнить к тому же изображения головных уборов служительниц культа на печати из Мохенджо-Даро, то можно проследить аналогию формы головных уборов Принцессы Алтая, Жрицы из Субаши и служительниц культа из Мохенджо-Даро. На основании этого можно говорить о глубокой духовной связи культуры Алтая в те времена с традициями одной из древнейших цивилизаций в Индии.
2012-11-26 18:33:21

99

http://www.dopotopa.com/images/uk26.jpg
2012-11-26 18:33:21

100

http://www.dopotopa.com/images/uk27.jpg
Великие Богини-Матери - вавилонская Иштар, индийская Адити, египетская Исида, тюрко-монгольская Итуген - прежде всего, покровительствовали Природе с ее сменой сезонов, умножению растительного и животного мира. И не исключено, что их общим атрибутом был головной убор, украшенный двурогим лунным серпом - символом мудрости, власти и божественности. В таком уборе изображали Исиду; вавилонская Иштар, помимо звезды с восемью лучами, имела в качестве символа серп Луны; рогатая корова до сих пор является в Индии священным животным, посвященным богине Пришни - Небесной корове, вскормившей своим молоком верховного Бога ариев, пришедших в Индию с севера.
Алтай расположен именно к северу от Индии. И на Алтае изображения стилизованных коровьих голов известны во многих рядовых курганах хранителей священной Земли Алтая - "стерегущих золото грифов" в долинах Юстыда и Уландрыка.

"Стерегущие золото грифы" и "царские скифы"

В сакральной символике головной убор был также атрибутом харизмы человека. Поэтому мощь магической силы Женщины с Золотых Гор в первую очередь должна была отражаться знаково в усложненной и утонченной символике головного убора (или прически). Учитывая необычность головного убора (вкупе со всеми другими особенностями ее богатого захоронения) можно утверждать, что она обладала и духовной властью. А орел, олицетворяющий у скифов живительную силу Солнца, - это непременный символ верховной власти, отец и учитель избранника духа, вещая птица, помощник и защитник его. Поэтому фигурки орла образуют вертикальный, восходящий к небу ряд на головном уборе не только Великой Владычицы, но и женщин ее ближайшего окружения.
Носитель верховной власти считался символом единства подчиненного ему общества, и его харизма была харизмой всех, кем он управлял, исполняя одновременно жреческие функции. Принцесса Алтая была призвана сохранять сакральные знания и единство традиций на всем пространстве скифского мира, гарантировать его духовную стабильность. Весь миропорядок в скифско-сибирском мире определялся харизмой Великой Правительницы, стоявшей во главе "стерегущих золото грифов" - хранителей Священной алтайской Земли. И если "стерегущие" были жреческой элитой скифского общества, одним из трех его сословий (жрецы, воины, рядовые соплеменники), то кастой воинов, которые реально осуществляли соблюдение установленные высшей кастой миропорядка во всем скифско-сибирском мире, могли быть "царские скифы", как называли их греческие античные авторы.

***

Есть все основания утверждать, что таинственная Принцесса Алтая, чье тело спустя 2,5 тысяч лет вернула нам, ее далеким потомкам, Священная Земля Алтая является именно той великой современницей Геродота, которую он называл Владычицей Скифов. О ее истинной исторической роли хорошо знали древние. И не только скифы. По-видимому, отражением облика Великой Скифянки в китайской мифологии является образ Сиванму - Матери-Владычицы Запада - прекрасной Богини, хранительницы тайн бессмертия, живущей в священных горах Кунь Лунь.

© О. Ткаченко, 2009
..............................
Коммент на Однокласниках:
Галина Galina
...В основном это были люди с европейской внешностью.Все захороненные (и мужчины, и женщины) в больших курганах, особенно в горноалтайских, отличались от погребенных в рядовых курганах высоким ростом и крепким телосложением....   Это про наших предков...
2012-11-26 18:33:21

101

Около 4700 г. Самарская культура сменилась Хвалынской культурой, распространившейся в Самарской области и южнее до Каспия. В Хвалынском могильнике (4700-4600 гг.) на 158 захоронений людей археологи обнаружили останки 52 (или 70) коз и овец, 23 коров и 11 коней. Впервые в захоронениях были оставлены только конские черепа и задние конечности, что впоследствии стало общераспространённой традицией в степях. Хвалынский могильник содержал чрезвычайное богатство инвентаря, включая множество медных изделий (в основном местного производства, но и несколько импортов с Балкан), а также каменный скипетр, предположительно в виде конской головы.
2012-12-05 13:15:42

102

Каменный скипетр, топоры и украшения из Хвалынского могильника
Нахождение в хвалынских захоронениях останков коней вместе с останками таких очевидно одомашненных животных, как коровы, овцы и козы, свидетельствует о том, что конь к тому времени был уже приручён хвалынцами, либо же ещё раньше их предшественниками – самарцами. Исследования генетиков установили, что по митохондриальной ДНК современные лошади происходят по меньшей мере от 77 кобыл, в то время как по Y-хромосоме все они очень однородны, т.е., возможно, их прародителем является один-единственный некогда приручённый людьми жеребец. Теперь мы можем сказать, когда и где произошло это приручение, – около начала V тысячелетия до н.э. в областях по Средней и Нижней Волге. Как же и почему это случилось?

Ареал обитания непарнокопытных семейства лошадиных резко сузился около 14-10 тысяч лет назад, когда излюбленные ими степи ледникового периода на большей части северного полушария сменились густыми лесами. В Северной Америке они вымерли полностью, а в Евразии выжили только в центре континента и в небольших изолированных очагах в Европе, в Анатолии и на Кавказе. В Иране, Месопотамии и на землях Плодородного полумесяца лошади исчезли, оставив этот ареал онаграм и ослам. В Анатолии в VIII-VII тысячелетиях до н.э. следов охоты на лошадь почти нет, основными эквидами в пищевом рационе неолитических обитателей Чатал-Гуюка были Equus hydruntinus и Equus hemionus – похожие на ослов более мелкие представители семейства лошадиных. Мезолитические обитатели Северной и Западной Европы иногда охотились на лошадь, но в их мясном рационе она редко где составляла более 5%. В этот же период на мезолитических и ранненеолитических стоянках в южнорусских степях кости дикой лошади регулярно составляют более 40% всех костей животных. Близкое знакомство местных племён с лошадью сделало возможным её приручение.
2012-12-05 13:15:42

103

Количество костей дикой лошади на археологических памятниках около 5000 г. до н.э.
Как уже говорилось выше, примерно до 5200 г. до н.э. основным занятием населения юга Русской равнины была охота, в том числе на эквидов. Из них наибольшее распространение имела дикая лошадь (Equus ferus), представленная двумя подвидами – тарпаном и таки (лошадью Пржевальского). Также в степях к северу от Чёрного моря водилась более мелкая Equus hydruntinus, истреблённая между 4000 и 3000 гг. Далее к востоку, возле Каспийского моря, обитал онагр (Equus hemionus).
2012-12-05 13:15:42

104

Так выглядел Equus hydruntinus
Предком современной одомашненной лошади стал тарпан. Слово, которым называли его праиндоевропейцы (*ekwos), было произведено ими от корня со значением «быстрый». Первые следы приручения коня на памятниках Самарской и Хвалынской культур относятся к периоду между 5000 и 4700-4600 гг. К тому времени носители этих культур уже несколько столетий имели дело с домашними коровами, овцами и козами. Приручение лошади стало возможным благодаря применению к ней навыков обращения с уже одомашненным скотом. Первые коневоды на Средней и Нижней Волге видели в лошади отнюдь не средство передвижения, а источник дешёвого мяса на зиму. Прокормить в зимний период лошадь гораздо легче, чем крупный и мелкий рогатый скот, потому что она может сама откапывать из-под снега траву копытами, а также разбивать ими лёд, чтобы напиться. Естественно, наиболее актуально это было как раз для областей распространения Самарской и Хвалынской культур с их суровыми зимами.
2012-12-05 13:15:42

105

Так выглядели дикие лошади – тарпаны
Вслед за использованием коня в качестве источника еды последовало его использование для верховой езды. Когда именно это случилось, мы точно не знаем, но по косвенным данным можем предположить, что около 4500 г. Конные пастухи способны пасти в разы более крупные стада, чем пешие, поэтому начало верховой езды должно было привести к росту стад и потребности в новых пастбищах для них, которые было невозможно приобрести без захватнических войн. И именно в середине пятого столетия начинается бурная экспансия хвалынцев.

Около 4500 г. Днепро-Донецкая культура сменяется новой – Среднестоговской, которая обнаруживает явные черты сходства с Хвалынской. Это сходство проявляется в керамике, погребениях на спине с подогнутыми ногами головой на восток или северо-восток, зачастую окружённых кругом из камней с земляной или каменной насыпью (первые курганы), переходе от коллективных захоронениях к индивидуальным и т.д. По сравнению с днепро-донецкими, на среднестоговских поселениях в 2 раза больше конских костей (в среднем 54%). Отмечаются изменения и в антропологии – черепа среднестоговцев более грацильны, чем массивные днепро-донецкие, и сходны с хвалынскими. Таким образом, есть все основания говорить о вторжении на Днепр племён из волжско-донского региона, по всей видимости, верхом на лошадях.
2012-12-05 13:15:42

106

За Днепром их экспансия продолжилась на юго-запад вдоль черноморского побережья. В 4200-3900 гг. сгорели и были покинуты более 600 поселений земледельческих культур Гумельница, Караново VI и Варна в долине нижнего Дуная и Восточной Болгарии. Иногда причину этого видят в похолодании, имевшем место в Юго-Восточной Европе на рубеже пятого и четвёртого тысячелетий. Похолодание, безусловно, ослабило земледельческие экономики Старой Европы, однако оно не отменяет и разрушительного воздействия на них степных пришельцев.

Около 4200 г. в дельту Дуная с севера вторглись всадники, под напором которых земледельцы местной Болградской культуры покинули места своего обитания. Пришельцы создали археологический горизонт Суворово-Новоданиловка. Своих мёртвых они хоронили на спине с подогнутыми ногами и возводили над ними небольшие курганы, часто окружённые кольцом из камней или кромлехом. В наиболее богатых захоронениях присутствуют знаки власти – каменные палицы в виде конских голов по образцу тех, которые впервые появились в Самарской культуре около 5000 г.
2012-12-05 13:15:42

107

Каменные скипетры в виде конских голов культуры Суворово-Новоданиловка
После 4000 г. по всему нижнему Дунаю распространяются небольшие укреплённые поселения типа Чернаводэ. В этот же период в долине нижнего и среднего Дуная в составе стад впервые появляются кони. Среди керамики культуры Чернаводэ встречаются своеобразные кружки с двумя ручками, в которых видят первое свидетельство об употреблении опъяняющих напитков – по всей видимости, мёда.

Наиболее правдоподобно отождествление племён, создавших культуры Суворово-Новоданиловка и Чернаводэ, с носителями праанатолийского языка, первыми отделившимися от индоевропейской общности. В записанных много позднее хеттских молитвах солнечный бог Сиус (ПИЕ *Deiwos) описывался встающим из-за моря, что отражает эпоху, когда языковые предки хеттов жили на западном черноморском побережье.

Примерно к 3600 г. культура Чернаводэ I развилась в Чернаводэ III, родственную Баден-Болераз (3600-3200 гг.) – крупному и влиятельному культурному горизонту с центром в Венгрии, ответственному за распространение коневодства в Средней Европе. В 3500-3000 гг. кони стали появляться в больших количествах на поселениях за пределами южнорусских степей. Так, около 3000 г. кости лошади составляли до 10-20% на поселении Бернберг в Центральной Германии и более 20% на поселении Гальгенберг в Баварии. В Гальгенберге разводили мелкую местную породу коней наряду с более крупной – вероятно, импортированной из степи.

Первой культурой на восток от реки Урал, усвоившей от индоевропейцев навыки верховой езды, была Ботайская в Северном Казахстане (3700-3000 гг.). Основным занятием её носителей была загонная охота на диких лошадей верхом на лошадях одомашненных. На зубах коней с ботайских поселений были обнаружены древнейшие следы от удил, в связи с чем ботайцам зачастую отдаётся приоритет в приручении лошади в целом. Подобная точка зрения несостоятельна. До 3700 г. на этих землях была распространена Атбасарская культура мезолитических охотников и собирателей, не имевших никакого опыта обращения с одомашненными животными. К тому времени западные соседи ботайцев держали приручённых лошадей уже в течение примерно тысячелетия. Внезапное появление у племён Ботайской культуры верховой езды может быть объяснено только индоевропейским влиянием.

Именно около 3700 г. часть позднехвалынского населения из волжско-уральского региона мигрировала через степи Северного Казахстана на 2000 км на восток, создав на западе Горного Алтая Афанасьевскую культуру. Осуществить столь далёкую миграцию и впоследствии поддерживать регулярную связь с оставшимися на прародине соплеменниками они могли только при наличии у них одомашненных лошадей. В ходе этой миграции, во время нахождения будущих афанасьевцев в североказахстанских степях, обитавшие там ботайцы и научились у них верховой езде. На Алтай выходцы из волжско-уральского региона принесли позднехвалынскую материальную культуру, включая полностью развитый курганный похоронный обряд.

Афанасьевцы идеально подходят на роль предков тохар, очень архаичный изолированный индоевропейский язык которых (точнее, 2-3 родственных языка) засвидетельствован письменными памятниками V-VIII вв. н.э. из Синьцзяна. В качестве связующего звена между афанасьевцами и тохарами рассматривают население Таримского бассейна, оставившее известные мумии европеоидного типа со светлыми волосами (ок. 1900-200 гг. до н.э.). Судя по фресковым изображениям тохар, среди них тоже был распространён северноевропейский расовый тип. Свидетельства антропологии теперь подтверждаются и данными генетики. Проведённое в 2009 г. исследование древнейшего (ок. 2000 г. до н.э.) слоя одного из таримских кладбищ выявило, что все семь мужчин, останки которых удалось проанализировать, имели индоевропейскую мужскую гаплогруппу R1a1a.
2012-12-05 13:15:42

108

Таримский погребальный обряд был сходен с афанасьевским – в обоих случаях мёртвых хоронили на спине с поджатыми ногами в обложенных камнем ямах. Кроме того, солнечный знак, украшающий каменные стены позднеафанасьевских могил, был обнаружен на щеке одной из таримских мумий, относящейся примерно к 1200 г. до н.э.
2012-12-05 13:15:42

109

Таримская мумия с вытатуированным афанасьевским солнечным знаком
Представляется, что около 2500 г., по-видимому, под давлением племён Окунёвской культуры, афанасьевцы покинули Алтай и двинулись со своими стадами на юг. Около 2000 г. они пересекли Тяньшань и поселились в северных оазисах Таримского бассейна, где их далёкими потомками были люди, оставившие нам тохарские тексты.

Теперь вернёмся на некоторое время назад и рассмотрим второе из великих индоевропейских изобретений.

КОЛЕСО

Сначала обратимся к данным лингвистики. Для праиндоевропейского языка засвидетельствована богатая лексика, связанная с колёсным транспортом. Это, прежде всего, два корня со значением «колесо» (ПИЕ *kwekwlos и *rot-eh2-), а также корни со значениями «ось» (ПИЕ *aks-), «дышло» (ПИЕ *h2ihs-) и «везти» (ПИЕ *vegheti). Слово, прямым потомком которого является русское «колесо», произошло от праиндоевропейского корня *kwel- – «вертеться». Все остальные слова из этого набора тоже имеют достоверно праиндоевропейское происхождение. Почти все они принадлежат к основам на –о, которые появились на поздней стадии развития праиндоевропейского языка, только слово «ось» принадлежит к более старым основам на –n и происходит от корня с первоначальным значением «плечо». Таким образом, праиндоевропейцы были знакомы с колёсами и повозками и называли их словами своего собственного языка, а не заимствованными.
2012-12-05 13:15:42

110

Распределение в индоевропейских языках слов, связанных с колёсными повозками
Единственным исключением являются анатолийские языки, в которых засвидетельствовано только слово со значением «дышло» (*ei-/*oi-), однако и оно могло первоначально означать не дышло, а соху. Данные лингвистики полностью подтверждают раннее отделение праанатолийцев от остальных индоевропейцев – в конце V тысячелетия, когда колёс и повозок, а следовательно, и обозначавших их слов ещё не существовало.

Теперь рассмотрим данные археологии, которые свидетельствуют о появлении и распространении колёсного транспорта на пространствах Восточной и Центральной Европы примерно с 3500 г. до н.э.

Самое древнее изображение колёсной повозки в мире было обнаружено на поселении культуры Воронковидных кубков в Броночице (Южная Польша), относящемся к 3500-3350 гг. до н.э. Четырёхколёсная повозка с дышлом и хомутом была изображена на глиняном горшке, найденном в выгребной яме. Найденная там же коровья кость дала среднюю радиокарбонную дату 3500 г. до н.э. Ещё одно изображение повозки – с колесом, ярмом и упряжным животным – было обнаружено на металлическом котле из кургана у посёлка Эвдик близ устья Волги. Курган принадлежал Новосвободненской культуре 3500-3100 гг.
Древнейшие изображения повозок
(а) Бронзовый котёл из кургана у посёлка Эвдик
2012-12-05 13:15:42

111

(b) Глиняный горшок из Броночице
Древнейшие в мире модели колёсных повозок, сделанные из глины, были найдены в двух погребениях поздней Баденской культуры в Будакалаше и Сигетсентмартоне (Восточная Венгрия), которые датируют 3300-3100 гг. Кроме того, в нескольких позднебаденских захоронениях имеются принесённые в жертву пары волов – по всей видимости, упряжки повозок. В 3200-2700 гг. археологи отмечают распространение колёсного транспорта из области Баденской культуры в область культуры Шаровидных амфор в южной и средней Польше.
2012-12-05 13:15:42

112

Глиняная модель колёсной повозки из Будакалаша
Самые ранние целые колёсные повозки были найдены в южнорусских курганных захоронениях. Всего в курганах южнорусских степей были обнаружены остатки примерно 250 повозок, датируемых концом IV – III тыс. Повозки были около 1 м в ширину и 2 м в длину, колёса имели 50-80 см в диаметре, некоторые из них были цельными, большинство же делались из двух-трёх скреплённых частей. В захоронения повозки обычно укладывались в разобранном виде, колёса ставились по углам могилы. Самые ранние радиокарбонные даты степных захоронений с повозками – 3300-2800 гг.
2012-12-05 13:15:42

113

На поселении Хоргенской культуры в Прессехаусе (Швейцария) было найдено колесо, которое по дендрохронологическим данным датируется временем около 3200 г. Примечательно, что в Швейцарии и Германии отверстия в колёсах для крепления оси были квадратными, ось вращалась вместе с колёсами, а в степном регионе (а также в Нидерландах и Дании) отверстия были круглыми, ось крепилась к корпусу повозки. Это свидетельствует о том, что различные европейские традиции изготовления повозок возникли уже до 3200 г.

Обратимся теперь к Ближнему Востоку. Самые ранние данные о колёсном транспорте в этом регионе происходят из города Урука. В нём на участке храма Эанны на уровне IVa (конец позднего Урука) археологи обнаружили 3900 табличек с древнейшими в истории текстами. На них имеются 38 пиктограмм бесколёсной волокуши и 3 пиктограммы колёсной повозки. Согласно радиокарбонной датировке, дерево для крыши храма умерло около 3500-3300 гг. до н.э. Сам храм мог сгореть на 1-2 столетия позже, т.е. около 3300-3100 гг. Таким образом, в этот период колёсные повозки в Шумере были большой редкостью, абсолютно преобладали пока запряжённые волами волокуши. В Восточной Европе колесо в это время было уже распространено повсеместно.
2012-12-05 13:15:42

114

Древнейшие письменные символы, обозначающие повозку, на глиняных табличках из шумерского города Урука
Данные археологии подтверждаются данными лингвистики. Колесо в шумерском языке называлось словом gigir. Очень похожими словами называлось колесо в семитском (*galgal) и картвельском (*grgar). Все эти слова являются заимствованиями из праиндоевропейского *kwekwlos, которое, как мы помним, было создано на основе собственного индоевропейского корня. Таким образом, все данные свидетельствуют о том, что колесо было изобретено праиндоевропейцами и потом заимствовано ближневосточными народами вместе с обозначающим его словом. Путь заимствования мог пролегать как через Балканы и Анатолию (археологи отмечают сходство керамики Баденской культуры с керамикой Северо-Западной Анатолии), так и через Кавказ.

Появление в южнорусских степях около 3500 г. колёсных повозок вызвало существенные изменения в экономике их населения. Повозки, на которых можно было перевозить в больших количествах продукты питания и воду, сделали доступными для хозяйственного освоения области, лежавшие вдалеке от речных долин. Существенно увеличилась площадь пастбищ, что вызвало многократный рост стад, за которым последовал рост благосостояния и демографический взрыв.

Новое пастушеское хозяйство на основе колёсного транспорта привело к возникновению около 3300 г. из поздней Хвалынской культуры Ямной культуры бронзового века (3300-2500 гг.), с которой лингвисты связывают поздний период классического праиндоевропейского языка. Возникнув на Нижней Волге, Ямная культура быстро распространилась на огромных пространствах от Днепра до Урала. Как и их предшественники, ямники хоронили своих мёртвых на спине с поджатыми коленями, посыпанными охрой, головой на восток или северо-восток. В погребениях помещались повозки и части туш коней, коров и овец. Над захоронениями племенных вождей возводились курганы и воздвигались антропоморфные каменные стелы. У ямников была высокоразвитая металлургия – производились изделия из бронзы (топоры, кинжалы и пр.), а также из железа (задолго до того, как обработка железа началась на Ближнем Востоке).

Определяющей чертой Ямной культуры была её подвижность. В этот период в области от Дона до Урала исчезают как долгосрочные поселения, так и отпечатки зёрен на посуде, что свидетельствует об отказе восточных ямников от земледелия и их почти полном переходе к кочевому скотоводству. В более западных областях, хоть и в меньшем объёме, но продолжают встречаться долгосрочные поселения и следы земледелия. Показательно, что в индо-иранских языках отсутствуют многие индоевропейские корни, касающиеся занятий земледелием. Отличие восточных ямников в образе жизни от своих более западных соплеменников отражает начавшееся выделение индо-иранской ветви.

Рост населения вызвал экспансию ямников, облегчённую преимуществами, которые им обеспечивал над оседлыми земледельцами их подвижный военизированный образ жизни.

Около 3300-3200 гг. ямники, вступившие у устья Днестра во взаимодействие с трипольцами, создали Усатовскую культуру. В отличие от более западных земледельческих культур, Триполье сумело пережить кризис рубежа пятого-четвёртого тысячелетий и даже распространиться на восток к долине Днепра. В 3700-3400 гг. Трипольская культура пережила пик своего расцвета. В это время на её территории находились самые большие поселения в мире – некоторые из них превышали 400 гектаров, что было в два раза больше одновременных им крупнейших месопотамских поселений. Однако, в отличие от месопотамских, они так никогда и не развились в настоящие города – в них не обнаружено никаких следов административных зданий, храмов или укреплений.

Как и все другие ямники, усатовцы хоронили своих мёртвых в курганах в сопровождении бронзовых топоров и кинжалов. Основу экономики составляло скотоводство, в стадах преобладал крупный и мелкий рогатый скот и лошади. Почти вся керамика Усатовской культуры имеет трипольское происхождение – по всей видимости, именно ею усатовцы собирали дань с покорённых трипольских селян. Под влиянием последних к усатовцам проникло культивирование пшеницы, овса и проса, что является первым свидетельством о выращивании зерновых в днестровских степях. Племена усатовской культуры постепенно распространялись к устьям Прута и Дуная, а также вверх по долине Днестра, достигнув Южной Польши, где под их влиянием культура Воронковидных кубков эволюционировала в культуру Шнуровой керамики.
2012-12-05 13:15:42

115

Раскрашенные охрой черепа из могильников Усатовской культуры
Помимо усатовцев, другие группы ямников также активно мигрировали на запад, северо-запад и юго-запад. Один из миграционных потоков вёл в долину нижнего Дуная и Карпатский бассейн, где пришельцы ассимилировали земледельческую культуру Коцофени. Судя по их курганным захоронениям, большинство завоевателей осело в Восточной Венгрии, Северо-Западной Болгарии и Юго-Западной Румынии. Примечательно, что в одном из ямных погребений в Гурбанешти (Румыния) был найден глиняный сосуд со сгоревшими семенами конопли, что является самым ранним свидетельством использования этого наркотического средства, засвидетельствованного впоследствии у обитателей южнорусских степей.

В ямниках, осевших в Венгрии, предположительно видят языковых предков италиков и кельтов, позднее создавших в Центральной Европе культуру Полей погребальных урн (1300-750 гг.), из которой впоследствии выделились протоиталийская культура Вилланова (1100-700 гг.) и протокельтская культура Гальштат (900-400 гг.).

Около 2500 г. на месте Ямной культуры возник горизонт из нескольких родственных культур, западную часть которого занимала Катакомбная культура. Наиболее правдоподобно отождествление её носителей с языковыми предками греков, армян, фригийцев и палеобалканских индоевропейцев. Ранняя форма греческого засвидетельствована в Греции примерно с 1650 г., когда в Микенах появляются роскошные царские захоронения. Микенская культура имеет явные черты сходства с Катакомбной в вооружении, конской сбруе и пр. Кроме того, погребальные маски микенских царей имеют свои прототипы в ингульском варианте Катакомбной культуры (2500-2000 гг.).

Как уже упоминалось, проникновение ямников на северо-запад привело к появлению к востоку от Карпат культурного горизонта Шнуровой керамики/Боевых топоров, в населении которого видят предков германцев, балтов и славян. Культуры Шнуровой керамики начали распространяться в Центральной и Восточной Европе около 2900-2700 гг. Их носители вели подвижный пастушеский образ жизни, основанный на использовании коней и повозок. Постоянных поселений почти не было. Их каменные топоры и посуда с оттисками шнура для хмельных напитков имели свои прототипы в польском варианте культуры Воронковидных кубков. В целом материальная культура шнуровиков многое наследовала от доямных племён Центральной Европы, в то время как их образ жизни был почти целиком заимствован у ямников.

Шнуровая Среднеднепровская культура (2800-1800 гг.) стала первой животноводческой пастушеской культурой, проникшей в леса к северу от степей. Основу стад среднеднепровцев составлял крупный рогатый скот, овцы и свиньи. Расселяясь со стороны Карпат и Польши, носители Среднеднепровской культуры около 2600 г. положили конец существованию позднетрипольской культуры, после чего продвинулись вверх по Днепру и Десне в Беларусь. Среднеднепровцы практиковали как ингумации, так и кремации, как курганные, так и бескурганные захоронения, однако в их керамике, оружии и других предметах материальной культуры было заметно ямное влияние.

Западной соседкой Среднеднепровской была шнуровая Фатьяновская культура, сменившая в Центральной России Волосовскую культуру охотников и собирателей. Хозяйство фатьяновцев было таким же пастушеским, как и среднеднепровцев. Археологи обнаружили очень мало фатьяновских поселений, но более 300 крупных могильников с бескурганными захоронениями на холмах над реками. Распространяясь вниз по Волге, фатьяновцы открыли в западных предгорьях Урала месторождения медных руд и создали долгосрочные поселения на нижней Каме, которая стала металлургическим центром всей фатьяновской области, зачастую выделяемым в отдельную Балановскую культуру.
2012-12-05 13:15:42

116

Южной соседкой Фатьяновской и Балановской культур была Абашевская культура, входившая в состав протоиндоиранской общности, в рамках которой было сделано третье из великих индоевропейских изобретений.
2012-12-05 13:15:42

117

От своих предшественниц Синташтинская культура отличалась высокой милитаризацией общества. Большинство синташтинских захоронений мужчин (54%) сопровождаются оружием, в то время как в Катакомбной, Абашевской и Полтавкинской культурах оружие присутствует лишь в 10% мужских захоронений. Появляются новые виды вооружений, такие как дротики. В этот момент в уральско-тобольских степях и происходит изобретение новой грозной машины войны – колесницы.
2012-12-05 13:26:56

118

В 9 могильниках Синташтинской и родственной ей Петровской культур (существовавшей в Северном Казахстане около 1900-1750 гг.) археологи обнаружили не менее 16 погребений с колесницами, самые ранние из которых датируются временем не позднее 2000 г. до н.э. Подчеркнём, что это первые в истории настоящие колесницы, т.е. лёгкие повозки с двумя спицевыми колёсами, запрягавшиеся конями, которыми управляли при помощи кольцевых удил, и предназначавшиеся для быстрой езды.

В качестве «опровержения» колесничного первенства Синташты иногда указывают на более ранние боевые повозки, использовавшиеся на Ближнем Востоке в 2900-2000 гг. (периоды Раннединастический, Аккадский и III династии Ура). Однако это были тяжёлые повозки со сплошными колёсами, запрягавшиеся ослами, онаграми или их гибридами, которыми управляли при помощи колец, вдетых в нос или губы. Древнейшее ближневосточное изображение повозки с двумя спицевыми колёсами обнаружено на печатях из Канеша II – ассирийской торговой колонии в Анатолии (около 1900 г.), а самые ранние изображения настоящих колесниц на Ближнем Востоке появляются лишь около 1800 г. на сирийских печатях.
2012-12-05 13:26:56

119

Доколесничные повозки Ближнего Востока
(а) Медная модель повозки со сплошными колёсами, запряжённой ослами или онаграми. Тель-Аграб, 2700-2500 гг.
(b) и (с) Выгравированные на печатях изображения повозок на колёсах с четырьмя спицами, запряжённых эквидами, управляемыми при помощи продетых в носы или губы колец. Канеш II, 1900 г.
Что касается коней, то их первые изображения на Ближнем Востоке встречаются в Аккадскую эпоху (XXIV-XXII вв.), но они ещё воспринимаются как редкие и экзотические животные. В период III династии Ура (XXI в.), когда шумеры вели ожесточённые войны с эламитами, на Иранском плато впервые появляются кости коней со следами удил на зубах. К этому же времени относятся и первые лошадиные кости, обнаруженные в городах Месопотамии. Тогда же в шумерских письменных памятниках появляются слова для обозначения коня, иногда – ANSHE.ZI.ZI, буквально «быстрый осёл», чаще – ANSHE.KUR, буквально «горный осёл», из чего можно заключить, что в Месопотамию первые кони попали со стороны гор западного Ирана и/или восточной Анатолии. В повозки лошади там пока не запрягались – цари III династии Ура, уничтоженной эламитами около 2000 г., в качестве экзотического развлечения скармливали их львам.
2012-12-05 13:26:56

120

Ранние ближневосточные и среднеазиатские изображения людей верхом на эквидах
Вверху: Отпечаток аккадской печати из Киша, 2350-2200 гг.
В середине: Отпечаток бактрийско-маргианской печати из Афганистана, 2100-1800 гг.

Внизу: Отпечаток шумерской печати периода III династии Ура. Печать Аббакаллы, поставщика животных для нужд царя Шу-Суэна, 2050-2040 гг.
(Посадка на крестце характерна для езды верхом на осле)
Чтобы проследить, каким же именно образом колесницы попали на Ближний Восток, вернёмся временно в более северные области. Как уже говорилось, около 1900 г. в степях Северного Казахстана возникла культура Петровка – восточный вариант Синташтинской. Её носители поддерживали связи с Окунёвской культурой, наследовавшей Афанасьевской на Западном Алтае. В отличие от синташтинской мышьяковой бронзы, бронза Петровки была оловянистой, олово для её производство доставлялось с востока – с гор Алтая и с юга – из долины Зеравшана. В XVII в. петровская традиция обработки металлов легла в основу металлургического производства Сейминско-Турбинской культуры, центр которой находился в таёжных массивах по верхнему и среднему Иртышу и верхней Оби к западу от Алтая. «Сейминско-Турбинский феномен» просуществовал всего около двух столетий, но успел оказать влияние на металлургию огромных пространств от Греции до Китая, о чём будет сказано ниже.

На Средней и Нижней Волге Потаповская и Абашевская культуры развились в Срубную культуру (1800-1200 гг.), быстро распространившуюся от Урала до Днепра. Её носители основали множество мелких поселений, занимавшихся производством и обработкой бронзы. Одновременно в более восточных областях на основе Синташтинской культуры возникла Андроновская культура (1800-1200 гг.), вскоре занявшая пространство от Урала на западе до Алтая и Тяньшаня на востоке и от границы тайги на севере до Аму-Дарьи на юге.

Ранний этап Андроновской культуры – Алакульский – напрямую продолжает традиции Синташты и Петровки – небольшие семейные курганные кладбища, поселения по 10-40 домов, кинжалы, наконечники копий, украшения, декоративные мотивы керамики. Алакульцы возводили простые курганы с ингумациями. На более позднем – Фёдоровском – этапе курганы становятся крупнее, в них появляются более сложные каменные сооружениями, ингумация уступает место кремации. Андроновцы жили постоянными поселениями по 50-250 человек. Основу их экономики составляло разведение крупного и мелкого рогатого скота, а также металлургия – главным образом, производство оловянистой бронзы.

Основным рынком сбыта синташтинских, а потом андроновских меди и бронзы была Месопотамия, связи с которой поддерживались через города Бактрийско-Маргианского археологического комплекса, располагавшиеся на территории нынешних Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана. Поиск новых месторождений был одной из причин движения обитателей степей на юг. Уже около 1900 г. выходцы из области Петровской культуры начали добычу меди в Тугае в долине Зеравшана. Вскоре за ними в больших количествах последовали андроновцы, следы деятельности которых обнаружены в Карнабе и Мушистоне близ нынешнего Самарканда.

После 1800 г. лагеря андроновских рудокопов, курганные могильники и пастушьи поселения распространяются повсеместно в долине среднего и верхнего Зеравшана. Другие группы андроновцев следовали на нижний Зеравшан и в дельту Аму-Дарьи, где они стали оседлыми ирригационными земледельцами и создали Тазабагьябскую культуру. Начиная с 1800 г. города Бактрийско-Маргианского археологического комплекса резко уменьшаются в размерах, на его территории широко распространяется андроновско-тазабагьябская керамика. Следы андроновского присутствия появляются внутри бактрийско-маргианских укреплений. К 1600 г. все старые крепости БМАК оказываются покинутыми. По всему югу Средней Азии и далее в Иран распространяется пастушеская экономика.
2012-12-05 13:26:56


Вы здесь » Новейшая доктрина » ПРОЗА И ПОЭЗИЯ » Древнейшая история Славян и Славяно-Руссов