Новейшая Доктрина

Новейшая доктрина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новейшая доктрина » 22.12.19 » Наш бич – нехватка политической преемственности: меняем больно часто к


Наш бич – нехватка политической преемственности: меняем больно часто к

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s58.radikal.ru/i160/1210/0b/0a356ccf7be7.gif

2

Наш бич – нехватка политической преемственности: меняем больно часто курс
Одна из главных проблем нашего государства – отсутствие политической преемственности. Если взглянуть на историю России, то станет видно: раз в 20-30 лет, а то и чаще у нас кардинально менялись идеологические установки. Из-за этого мы регулярно делали «шаг вперед, два шага назад», и не могли построить ни «социализм» с человеческим лицом, ни «просвещенный абсолютизм», ни «либеральный капитализм».

В погоне за властью наши политические деятели мгновенно отрицают то, за что еще вчера выступали со всем верноподданническим жаром, низвергают прежних вождей и разворачивают идеологию на 180 градусов.

При этом каждое такое решение вызывает сильнейший стресс у граждан, что не только тормозит развитие, но и приводит к «хронической государственной депрессии». Люди теряют уверенность в завтрашнем дне – и не потому что с полок может исчезнуть колбаса. Как можно простроить свою жизнь, если завтра одним росчерком пера вся философская и идеологическая основа будет признана несостоятельной, а то и вредной?

Казалось бы, мысль о том, что без политической преемственности прогресс невозможен, лежит на поверхности. Но вот уже 300 с лишним лет правители России только и занимаются ее отрицанием – кто во что горазд.

Первым руководителем, отринувшим всю предыдущую линию развития, был Петр Великий. Вернувшийся из заграничной поездки, он начал первые в истории России реформы, которые за несколько лет изменили облик державы. Европейский опыт – не только в «администрировании», но и во внешних атрибутах государства – перенимался без оглядки на здравый смысл и национальные традиции.

Судя по историческим документам, все это проводилось под знаменем «либерализации». И как это обычно бывает с «либеральными» идеями, внедрялись они самыми что ни на есть авторитарными и даже абсолютистскими методами.

И следом весь XVIII век прошел в России в дворцовых переворотах, наполненных интригами. Императрицы сменяли друг друга и маложивучих потомков Петра. Замечу, что наибольшего прогресса и влияния в тот период наша страна достигла в годы правления максимально авторитарной Екатерины II.

Последней жертвой переворотов пал самодур Павел I. В современной терминологии его политический курс можно назвать диктатурой, которая была решительно отринута сменившим его Александром I. Победитель Наполеона и освободитель Европы был скорее либералом, хотя ближе к концу царствования и приостановил очередные «демократические реформы».

Тем не менее следующему царю и такой, умеренный либерализм показался неуместным. Жесткий и даже солдафонский Николай I стал проводить совсем другую политику. Александр II снова «ослабил гайки» и даже освободил крестьян, но ближе к концу жизни тоже притормозил свои же реформы. Затем был «крепкий хозяйственник» Александр III, любимый сторонниками самостийного пути России – его курс скорее можно назвать центристским, а либерализмом тогда и не пахло.

Ну, а в начале ХХ века достижения предыдущего монарха свел к нулю Николай II – вообще не приспособленный к управлению государством человек. Под давлением обстоятельств – аж двух революций – он также либерализовал строй, дав добро на создание Думы и многопартийной системы.

Временное правительство действовало в условиях столь сложных и непредсказуемых, что было вынуждено вовсе арестовать предшественника – Николая II поломать старый строй до основания. О какой-либо политической преемственности с царскими временами, речи, понятное дело, и быть не могло.

Пришедший к власти Владимир Ильич Ленин в стремлении создать принципиально новое общество фактически отказался от всего, что Россия представляла собой до 1917 года. Для его политического проекта это было вполне оправданной мерой – так как далее планировалось развивать только социалистические и коммунистические идеи.

Сталин успешно продолжил и «интерпретировал» идеи Ленина, но не отрицал их. Напротив, роль Владимира Ильича в построении нового общества всячески подчеркивалась, чтобы люди за «обожанием» нового вождя не забыли, кто, собственно, дал импульс революции.

И в целом до середины 1950-х годов политический курс в нашей стране не менялся, реализуя идеологическую модель, максимально отличную от того, что было в эпоху «царизма». Политическая преемственность по линии «Ленин – Сталин» и обеспечила грандиозные успехи СССР с середины 20-х и до середины 50-х.

Однако после смерти Сталина его «культ личности» был недальновидно разоблачен Хрущевым. Подлый удар в спину ушедшему вождю от его некогда ближайшего соратника, фактически – настоящее предательство в борьбе за власть. С этого по сути и начался закат СССР. В середине 50-х для целого поколения на самом официальном уровне «обнулили» предыдущие 30 лет жизни, и великий государственный деятель из «отца народов» резко стал «плохим».

Сам Хрущев, в годы правления которого тоже хватало различных достижений, был «развенчан» в середине 60-х. Его действия были объявлены волюнтаризмом, любимая либералами «оттепель» была поспешно свернута, и началось «стабильное» брежневское правление.

Эпоху Леонида Ильича у нас принято называть «застоем» – на мой взгляд, это скорее относится к политике, нежели к экономике. Курс на мещанство, отсутствие новых глобальных идей, стагнация в идеологии и в политическом классе… Всем стало понятно, что к 1980-му году коммунизм не построить, космос тоже не оправдал романтических надежд… Ну, хоть Олимпиаду провели, уже хорошо.

Вот только на государствообразующую идею это никак не тянуло, и у общества понемногу начали превалировать мелкие частные «задачки» типа покупки машины или каких-нибудь дефицитных западных вещей. Чем-то напоминает современный настрой, не так ли?

Андроповская попытка «навести порядок» пришла слишком поздно – новому генсеку просто не хватило времени и здоровья, чтобы встряхнуть сформировавшееся «болото». Деяния предыдущего руководителя страны он не отрицал, но линию на ужесточение внутренней политики проводил весьма четко. Не исключено – если бы Андропов сменил Брежнева на несколько лет раньше, во второй половине 70-х, мы бы сейчас жили совсем в другой стране… Но сложилось так, как сложилось.

Да и в инертном «застойном» обществе далеко не все встретили инициативы Андропова по «закручиванию гаек» положительно. К счастью для стагнатов передышка в виде недееспособного Черненко подошла довольно скоро, а уж приход либерального до мозга костей Горбачева и вовсе был встречен овациями.

Михаил Сергеевич пошел дальше всех своих предшественников и к 1991 году «развенчал» почти всю советскую историю нашей страны. «Гласность», стремление каяться по любому поводу, сдача одной важнейшей позиции за другой и раболепное преклонение перед Западом – вот чем навсегда запомнится этот руководитель…

Политический разгром государства завершили Ельцин и его команда, официально отказавшиеся не только от той идеологии, на которой почти весь ХХ век стояла наша страна, но и уничтожившие сам СССР. Фактически советские годы были признаны ошибкой, а РФ как бы продолжила линию Российской Империи…

Правда, при Путине антисоветская риторика несколько обмякла, а некоторые элементы самостоятельной и смелой советской политики стали возвращаться в современное идеологическое поле. Например были признаны Абхазия и Южная Осетия – отдельный плюс Медведеву, за Крым и Сирию – Путину…

Но, увы, прежний политический курс пока вернулся не в полной мере. И с Донбассом мы почему-то оробели, прогибаемся под западные условия, и с возвращением своих традиционных зон влияния как-то приостановились… Да и с ролью «антипода» США справляемся кое-как – ведь ничего кроме ухудшенной версии американского капитализма предложить пока миру не можем…

Надежд на то, что у нас будет выработана какая-то новая идеология или же мы открыто вернемся к прежнему, доперестроечному курсу, остается все меньше. Если уж после 20-и лет при Путине мы дошли только до того, что решили строить «сверхдержаву бюргеров», то чего ждать от Медведева или других «политических преемников»? Пока есть все предпосылки к тому, что у нас вновь произойдет «окололиберальный поворот», как бы ни кричала» оппозиция о жесткости режима…

И интересно, через сколько лет, месяцев или дней после ухода Путина у нас решатся разоблачить его правление и «культ личности»? И кто из его ближайших сторонников станет лидером этого разрушительного для государственности процесса?

Пока ясно одно: если новое «развенчание» все же произойдет, то прогресс в нашей стране в очередной раз отложится до новых «тоталитарных» времен.

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Новейшая доктрина » 22.12.19 » Наш бич – нехватка политической преемственности: меняем больно часто к